СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Жюль Верн
«Таинственный остров (L'lle mysterieuse). 9 часть.»

"Таинственный остров (L'lle mysterieuse). 9 часть."

7 сентября Сайрус Смит, посмотрев на вершину горы Франклина, заметил, что над ней вьётся лёгкий дымок...

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Пробуждение вулкана. - Весна. - Возобновление работ. - Вечер 15 октября. - Телеграмма. - Вопрос. - Ответ. - Скорее в кораль! - Записка. - Добавочный провод. - Базальтовый берег. - Прилив. - Отлив. - Пещера. - Ослепительный свет.

Колонисты, которым инженер сообщил эту новость, бросили работу и пошли смотреть на вершину горы Франклина.

Вулкан проснулся, и первые струи дыма пробились через отложения на дне его кратера. Но вызовет ли подземный огонь извержение? На этот вопрос никто не мог ответить.

Извержение вулкана не грозило опасностью всему острову. Потоки лавы уже однажды заливали его - об этом свидетельствовали склоны горы Франклина, - но это не помешало бурному расцвету флоры в южных частях острова. Самая форма кратера, с выемкой на северном склоне, казалось, предохраняла от извержения южные, плодородные части острова.

Но, разумеется, не было твёрдой уверенности, что при новом извержении лава потечёт теми же путями. Часто бывает, что при возобновлении деятельности вулканов старые кратеры остаются бездействующими и вместо них открываются новые. Такие случаи бывали и в Старом, и в Новом Свете при извержении вулканов Этна, Попокатепетль, Орисаба. Достаточно было произойти землетрясению - явлению, часто сопутствующему вулканическим извержениям, - чтобы внутреннее строение горы изменилось и лава потекла новыми путями.

Сайрус Смит поделился своими мыслями с товарищами, ничего не утаивая от них.

В конце концов, предотвратить событие было невозможно. Гранитный дворец, если только землетрясение не разрушит его, казался вне опасности. Но зато коралю угрожала гибель, если новый кратер откроется на южном склоне горы Франклина.

С этого дня вершина горы всё больше окутывалась дымом. Столбы дыма росли в вышину и ширину, но пока что они не окрашивались ещё отблесками пламени. Подземный огонь ещё был сосредоточен внутри горы и не вырывался на поверхность.

С наступлением весны работа закипела. Колонисты спешили с постройкой корабля. Чтобы ускорить распилку, Сайрус Смит поставил гидравлическую пилу, освободившую колонистов от медленной и утомительной работы. Устройство этого приспособления было скопировано с кустарных гидравлических лесопильных установок Норвегии: при помощи колёса, двух цилиндров и блоков, приводимых в движение силой падающей воды, брёвнам сообщалось движение по горизонтали, а пиле - по вертикали. Несмотря на простоту устройства, машина работала великолепно.

В конце сентября на стапелях верфи высился уже весь остов судна, которому предполагалось придать оснастку шхуны. Узкая в своей передней части и широкая в кормовой, шхуна обещала быть устойчивым судном, способным при нужде выдержать долгий морской переход.

Обшивка бортов, настилка палубы и вся отделка судна должны были отнять ещё много времени. К счастью, колонистам удалось спасти почти все железные части с погибшего пиратского брига, и кузнецам не пришлось изготовлять гвоздей и болтов. Зато плотникам дела было хоть отбавляй.

Во время жатвы пришлось на неделю приостановить постройку. Убрав хлеб и овощи и сложив новые запасы в кладовые Гранитного дворца, колонисты вернулись на верфь и всё своё время отдали постройке шхуны.

К вечеру колонисты буквально выбивались из сил. Чтобы не терять понапрасну времени, они изменили часы своих трапез: обедали в полдень, а ужинать садились только тогда, когда исчезали последние лучи солнца. После ужина они спешили улечься спать.

Только изредка, если разговор, начавшийся за ужином, касался какой-нибудь особо интересной темы, колонисты укладывались спать несколько позже обычного часа. Любимой темой таких разговоров стали мечты о том скором времени, когда шхуна будет готова и на ней можно будет совершить поездку в цивилизованные страны. Однако никому не хотелось расстаться навсегда с этой колонией, достигшей процветания ценой стольких трудов. Все считали, что связь с Америкой даст мощный толчок дальнейшему развитию колонии.

Пенкроф и Наб в особенности мечтали жить и умереть на острове Линкольна.

- Герберт, - спрашивал моряк, - ты не изменишь нашему острову?

- Никогда, Пенкроф, если ты останешься на нём!

- Во мне-то можешь не сомневаться! Ты останешься на родине, женишься там, а потом приедешь на остров с женой и маленькими детьми. Я буду ждать тебя и обещаю тебе вырастить из твоих детей храбрых моряков!

- Согласен, - рассмеялся покрасневший Герберт.

- А вы, мистер Смит, - продолжал восторженный моряк, - вы станете губернатором острова! Сколько жителей он может прокормить? Тысяч десять, не меньше!

Пенкроф заражал других колонистов своими мечтами, и в конце концов и журналист договорился до того, какой чудесной газетой будет его "Линкольнский вестник"!

Молчаливый Айртон также хранил мечту о встрече с Гленарваном: бывший преступник хотел доказать, что он искупил свою вину.

Кто знает, может быть, и Топ и Юп также строили втихомолку планы на будущее?..

15 октября вечером дружеская беседа затянулась дольше обычного. Было уже девять часов вечера. С трудом подавляемые зевки указывали на то, что час сна уже наступил. Пенкроф первым встал из-за стола и направился в спальню, как вдруг электрический звонок в большом зале резко зазвенел.

Все колонисты были на месте: Сайрус Смит, Гедеон Спилет, Герберт, Айртон, Наб, Пенкроф. Следовательно, в корале никого не могло быть.

Сайрус Смит вскочил. Его примеру последовали остальные. Никто не верил своим ушам.

- Что это значит? - воскликнул Наб. - Не иначе, как сам чёрт позвонил нам!..

Никто не ответил ему.

- Небо было вечером предгрозовым, - сказал Герберт. - Атмосфера насыщена электричеством. Может быть, это...

Герберт не окончил фразы, так как инженер отрицательно покачал головой.

- Подождём, - сказал Гедеон Спилет. - Если это был сигнал, то тот, кто его давал, повторит его.

- Но кто же это может быть? - воскликнул Наб.

- Ясно, кто, - ответил Пенкроф. - Тот, кто...

Слова моряка были прерваны новым резким звонком. Сайрус Смит подошёл к аппарату и послал в кораль следующую телеграмму:

"Что вам угодно?"

Через несколько секунд приёмник отстукал ответ:

"Немедленно приходите в кораль".

- Наконец-то! - воскликнул Сайрус Смит.

Да, наконец-то тайна должна была раскрыться! Нервы колонистов были так взвинчены, что от усталости не осталось и следа, сна как не бывало. Без слов они мгновенно собрались в дорогу и через несколько секунд уже очутились у подножия Гранитного дворца. Только Топ и Юп остались дома. Они не были теперь нужны колонистам.

Ночь была непроглядно тёмной. Молодой месяц закатился вместе с солнцем. Как правильно отметил Герберт, небо было предгрозовым - тяжёлые тучи низко нависли над землёй, не оставляя ни единого просвета. Изредка на горизонте мелькали зарницы. Видимо, на остров надвигалась гроза.

Но никакая темнота, никакая гроза не могли остановить колонистов. Они хорошо знали дорогу в кораль. Перейдя по мосткам на правый берег реки Благодарности, они углубились в лес.

Охваченные сильным волнением, путники быстрыми шагами продвигались вперёд. Все были в полной уверенности, что наконец теперь узнают разгадку этой тайны, так долго мучившей их, узнают имя своего благодетеля и покровителя, столько раз приходившего к ним на помощь, такого великодушного и такого могущественного! Узнают, каким образом он всегда был в курсе всех их планов и решений, каким образом он всегда вовремя оказывался в нужном месте!..

Погружённые каждый в свои мысли, колонисты, сами того не замечая, все ускоряли шаг. Под сводом деревьев темень стояла такая, что даже дороги не было видно. Ни один звук не нарушал мёртвой тишины. Четвероногие и пернатые обитатели леса, чувствуя приближение грозы, притаились в своих логовищах и гнёздах. Ни один листок не шевелился на деревьях в душном безветрии. Только шум шагов колонистов глухо отдавался в лесу.

За первые четверть часа ходьбы молчание было нарушено только замечанием Пенкрофа:

- Следовало бы захватить фонарь.

И ответом инженера:

- Возьмём фонарь в корале.

Сайрус Смит и его товарищи вышли из Гранитного дворца в двенадцать минут десятого. В сорок пять минут десятого они прошли три из пяти миль, отделяющих Гранитный дворец от кораля.

Зарницы сверкали на тёмном небе всё чаще и чаще. Где-то в отдалении глухо зарокотал гром. Гроза, очевидно, приближалась и скоро должна была разразиться. Атмосфера стала удушливой.

Колонисты, словно подталкиваемые непреодолимой силой, скорее бежали, чем шли.

В четверть одиннадцатого при яркой вспышке молнии совсем близко зачернела ограда кораля. Не успели колонисты войти в ворота, как над самой их головой раздался страшный раскат грома.

Колонисты бегом пересекли двор и остановились у дверей домика.

Вполне возможно было, что неизвестный ждал их там, так как он телеграфировал из кораля. Однако в окнах домика не было света.

Инженер постучал в дверь.

Ответа не было.

Сайрус Смит открыл дверь, и колонисты вошли в комнату.

Там царил глубокий мрак.

Пенкроф высек огонь, и через секунду фонарь осветил все углы комнаты.

В ней никого не было. Все вещи стояли на своих местах, в том же порядке, в каком их оставили в последний приезд колонисты.

- Неужели мы стали жертвой галлюцинации? - пробормотал Сайрус Смит.

Нет, это было невозможно! Телеграф ясно передал:

"Немедленно приходите в кораль".

Инженер подошёл к столику, на котором стояли приёмный и передающий аппараты. Здесь также всё было в полном порядке.

- Кто последним приезжал в кораль? - спросил инженер.

- Я, мистер Смит! - ответил Айртон.

- Когда вы здесь были?

- Четыре дня тому назад.

- Глядите, на столе записка! - воскликнул Герберт.

В записке было написано по-английски:

"Идите вдоль нового провода".

- В дорогу! - воскликнул Сайрус Смит, поняв, что телеграмма была отправлена не из кораля, а из конечного пункта новой линии, присоединённой к старой и связавшей таинственное убежище непосредственно с Гранитным дворцом.

Наб взял зажжённый фонарь, и все вышли из домика.

Гроза бушевала с ужасающей силой. Интервалы между вспышкой молнии и раскатами грома становились всё короче. Вскоре гром загремел не утихая. При вспышках молнии видна была верхушка горы Франклина, окутанная густым облаком дыма.

Во дворе кораля новой проводки колонисты не нашли, но, выйдя за ворота, инженер увидел при свете молнии, что от изолятора первого же телеграфного столба к земле спускается провод.

- Вот он! - воскликнул инженер.

Провод тянулся по земле, но благодаря изолирующей оболочке передача тока осуществлялась беспрепятственно. Извиваясь между деревьями, провод вёл на запад.

- Вперёд! - сказал Сайрус Смит.

То освещая дорогу фонарём, то вглядываясь в неё при блеске молнии, колонисты быстро зашагали вдоль провода.

Гром грохотал теперь с такой силой и так часто, что немыслимо было разговаривать. Впрочем, колонистам было не до разговоров. Все их помыслы были устремлены к тому, что их ждало в конце пути.

Колонисты взобрались на холм, отделяющий долину кораля от долины реки Водопада, спустились по его склону и перешли вброд эту реку в самой узкой её части. Провод шёл то по земле, то по нижним ветвям деревьев и всё время указывал им путь.

Инженеру почему-то казалось, что таинственное убежище находится в глубине долины реки Водопада, но его предположение оказалось ошибочным.

Пришлось снова взбираться на склон юго-западного отрога горы Франклина и спуститься на бесплодную равнину, оканчивающуюся базальтовыми скалами.

Время от времени то один, то другой колонист нагибался и рукой нащупывал провод. Но сомнений не было - телеграфная линия вела прямо к морю. Очевидно, там, внутри какой-нибудь скалы, таилось это загадочное жилище, которое до сих пор так безуспешно разыскивали колонисты.

Небо было всё в огне. Молния сверкала за молнией. Несколько раз они ударяли в вершину кратера и исчезали в густом облаке дыма. В такие минуты казалось, что гора мечет пламя.

Около одиннадцати часов колонисты подошли к обрывистому берегу. Поднялся сильный ветер. Пятьюстами футами ниже ревел океан, с грохотом налетая на острые скалы.

Сайрус Смит высчитал, что маленький отряд находится примерно в полутора милях от кораля. В том месте, где они остановились, провод уходил вниз по крутому скату скалы.

Колонисты стали спускаться, рискуя каждую минуту быть раздавленными или увлечёнными в море обвалом камней. Этот спуск, особенно в темноте, был чрезвычайно опасным. Но они не думали об опасности. Они не владели больше собой. Тайна влекла их к себе с такой же силой, с какой магнит притягивает железо.

Не замечая опасности, они спускались по скату, который и днём был головоломным. Камни осыпались под их ногами, обрушивались им вслед. Сайрус Смит шёл впереди, Айртон замыкал шествие. Двигались то гуськом, то ползли, порой приходилось скользить по гладкому скату, судорожно цепляясь за малейшую неровность. Потом все снова поднимались на ноги и продолжали следовать за проводом.

Наконец провод круто повернул в утёсы, врезавшиеся в океан и, очевидно, заливаемые водой во время больших приливов. Колонисты дошли до самого подножия базальтовой стены.

Провод тянулся здесь вдоль узкого уступа, едва возвышающегося над морем. Колонисты вступили на этот уступ, но не прошли они и сотни шагов по его некрутому склону, как провод ушёл в воду.

Колонисты, недоумевая, остановились как вкопанные.

Крик разочарования, почти отчаяния вырвался из их грудей. Неужели нужно будет нырнуть в воду и искать там подводную пещеру? В том состоянии величайшего возбуждения, в каком они находились сейчас, они способны были и на это.

Но инженер остановил их.

Повернув обратно, он повёл их к более широкому уступу и там сел на обломок скалы.

- Подождём здесь, - сказал он. - Когда начнётся отлив, путь будет снова открыт.

- Почему вы так думаете? - спросил Пенкроф.

- Он не стал бы звать нас, если бы жилище его было недосягаемо.

В голосе Сайруса Смита звучала такая уверенность, что никто не решился возражать. Впрочем, рассуждение инженера было вполне логичным. Очевидно, действительно в скале существовало отверстие, выходящее на поверхность воды при отливе и скрытое волнами при приливе.

Ждать нужно было несколько часов. Колонисты провели их в полном молчании. Начавшийся дождь заставил их искать убежища под навесом скалы. Дождь всё усиливался, пока не превратился в сплошной ливень. Эхо повторяло раскаты грома.

Волнение колонистов достигло предела. Тысячи странных предположений, фантастических надежд теснились в их умах при мысли о скорой встрече с загадочным гением-покровителем острова.

В полночь Сайрус Смит взял фонарь и спустился по уступу к месту, где провод исчезал в волнах. Отлив начался уже часа полтора тому назад.

Инженер не ошибся в своих расчётах. Убывающая вода уже обнажила верхний свод широкого отверстия в скале. Провод под прямым углом уходил в него.

Сайрус Смит вернулся к своим спутникам и просто сказал:

- Через час можно будет войти в отверстие.

- Значит, оно существует? - спросил Пенкроф.

- А вы сомневались в этом? - с упрёком ответил инженер.

- Но дно пещеры, вероятно, всё-таки останется покрытым водой, - сказал Герберт.

- Либо пещера совершенно освободится от воды, - ответил инженер, - и мы сможем пройти посуху, либо нам будет предоставлено какое-нибудь средство передвижения по воде.

Прошёл ещё час. Колонисты вышли из-под скалы и под проливным дождём спустились к морю. За три часа, истёкших с начала отлива, уровень воды понизился футов на пятнадцать. Свод пещеры возвышался над водой по меньшей мере на восемь с половиной футов. Он походил теперь на арку моста, под которой, шумя и пенясь, протекает быстрая река.

Заглянув под свод, инженер заметил какой-то тёмный предмет, плавающий на поверхности воды.

Он притянул его к себе.

Предмет этот оказался лодкой, привязанной верёвкой к какому-то причалу внутри пещеры.

Лодка была сделана из тонкого листового железа. Под скамьями в ней лежали два весла.

- Садитесь! - сказал инженер.

Через секунду колонисты расселись в лодке. Наб и Айртон сели за вёсла, Пенкроф - за руль. Сайрус Смит стал на носу с фонарём в руке и освещал дорогу.

Низко нависший у входа в пещеру свод вдруг ушёл ввысь. В пещере господствовал абсолютный мрак. Слабый свет фонаря был недостаточен даже для того, чтобы определить её размеры. Здесь царила мёртвая, внушающая благоговение тишина. Ни рёв волн, ни раскаты грома не могли проникнуть сквозь толщу стен пещеры.

В ряде пунктов земного шара существуют такие громадные пещеры, естественные склепы, созданные природой на удивление людям. Некоторые из них погружены под воду. Другие выступают над водой, но заключают в себе целые озёра. Таков грот Фингала на одном из Гебридских островов, таков грот Морга в Бретани, грот Бонифация на Корсике, исполинская Мамонтова пещера в Кентукки высотой в пятьсот футов и длиной почти в двадцать миль.

Что касается пещеры, в которой сейчас находились колонисты, то размеры её пока что невозможно было определить.

В продолжение четверти часа лодка плыла по ней, следуя за проводом, тянувшимся вдоль стены пещеры.

Время от времени инженер командовал:

- Стоп!

Лодка мгновенно останавливалась. Убедившись, что провод никуда не исчез, инженер снова командовал:

- Вперёд!

И вёсла вновь погружались в воду, толкая лодку вперёд.

Так прошло ещё четверть часа. Лодка отъехала от входа в пещеру примерно уже на полмили, когда снова раздалась команда инженера:

- Стоп!

Лодка замерла. Колонисты увидели в отдалении какой-то яркий свет, освещавший эту огромную пещеру, спрятанную природой глубоко в недрах острова.

При этом свете можно было наконец составить себе представление о размерах пещеры.

В сотне футов над водой высился свод, поддерживаемый множеством базальтовых колонн, отлитых словно но одной мерке; эти столбы природа создала в период, когда земной шар только начал остывать. Несмотря на то, что снаружи бушевала буря, поверхность воды в пещере была гладкой как зеркало. Яркий свет из неведомого источника, причудливо отражаясь в каждом зубце, каждом выступе базальта, проходя сквозь призматические вершины сталактитов и сталагмитов, фантастически расцвечивал внутренность этой части пещеры. Зеркальная поверхность воды отражала прихотливую игру света, и лодка, казалось, плыла между двумя светоносными стенами.

Нельзя было сомневаться в характере источника этого света. Его прямые лучи отбрасывали резкие тени, подчёркивая капризные изломы стен и свода пещеры.

Белизна и яркость лучей говорили о том, что это было электричество.

По знаку Сайруса Смита вёсла снова погрузились в воду, поднимая тысячи брызг, переливающихся всеми цветами радуги, и лодка поплыла прямо к источнику света, лежавшему в полукабельтове расстояния на поверхности воды.

В этом месте ширина пещеры достигала примерно трёхсот пятидесяти футов. Противоположная базальтовая стена уходила вверх, в непроглядную темноту, которую не мог пронизать даже электрический свет.

В центре пещеры на поверхности воды виднелся какой-то длинный веретенообразный предмет, неподвижный и немой. Свет выходил из него двумя прямыми пучками, направленными в противоположные стороны. По внешности этот предмет был похож на гигантского кита, длина его достигала не менее двухсот пятидесяти футов. Он выступал в своей средней части на десять-двенадцать футов над поверхностью воды.

Лодка медленно приближалась к странному предмету. Сайрус Смит встал на носу её. Он всматривался вперёд с огромным волнением. Вдруг он обернулся и, с силой сжав руку журналиста, воскликнул:

- Это он! Это может быть только он! Он!..

С этими словами он опустился на скамью, шёпотом произнеся какое-то имя, которое расслышал только один журналист.

Видимо, это имя было знакомо Гедеону Спилету, потому что и он сразу взволновался.

- Не может быть!.. - сказал он глухим голосом. - Человек, объявленный вне закона?!

- Да, это он! - настаивал Сайрус Смит.

Лодка подошла вплотную к странному плавучему сооружению и причалила к его левому борту возле толстого стекла, сквозь которое вырывался ослепительный световой луч.

Сайрус Смит первым взошёл на выступающий из воды мостик. Его спутники последовали за ним. Перед ними зияло отверстие люка. Все устремились в него.

У подножия трапа виднелся узкий внутренний проход, ярко освещённый электричеством. В конце его находилась дверь. Сайрус Смит открыл её.

Роскошно обставленный зал, через который поспешно прошли колонисты, примыкал к библиотеке, залитой потоками света.

Двустворчатая дверь в глубине библиотеки вела в следующую комнату. Инженер отворил её, и колонисты очутились в просторном салоне, напоминавшем музей благодаря большому количеству находившихся в нём предметов роскоши и произведений искусства.

Потрясённым колонистам на минуту показалось, что они попали в страну грёз.

На роскошном диване неподвижно лежал человек, казалось, не заметивший их появления.

Сайрус Смит подошёл к дивану и, к великому удивлению колонистов, сказал:

- Капитан Немо, вы звали нас? Мы пришли.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Капитан Немо. - Его первые слова. - История борца за независимость. - Ненависть к угнетателям. - Его товарищи. - Жизнь под водой. - Одиночество. - Последнее пристанище "Наутилуса". - Покровитель острова.

При этих словах лежавший приподнялся, и колонисты увидели его великолепной посадки голову, высокий лоб, гордый взгляд, белую бороду и густые отброшенные назад волосы.

Облокотившись на валик дивана, он спокойно смотрел на колонистов. Видно было, что тяжёлая болезнь подточила его здоровье. Но голос его был твёрдым, когда он тоном величайшего удивления сказал по-английски:

- У меня нет имени, сударь!

- Я знаю, кто вы, - ответил инженер.

Капитан Немо устремил на инженера пламенный взгляд, словно желая испепелить дерзкого.

Но тут же упал обратно на подушки дивана и пробормотал:

- Теперь это всё равно... Я скоро умру.

Сайрус Смит и Гедеон Спилет приблизились к дивану. Журналист взял руку капитана Немо. Она горела. Айртон, Наб, Пенкроф и Герберт скромно остались стоять в уголке роскошного салона.

Капитан Немо тотчас же отдёрнул руку и жестом пригласил инженера и журналиста сесть.

Все смотрели на него с глубоким волнением. Наконец-то они видели перед собой того, кто столько раз выручал их из беды, своего таинственного и могущественного покровителя...

Тот, кто, по мнению Пенкрофа и Наба, должен был быть полубогом, оказался человеком, и человек этот готовился умереть...

Но как случилось, что Сайрус Смит знал капитана Немо? Почему тот так живо приподнялся с своего ложа, услышав, что инженер зовёт его этим именем?

Капитан Немо устремил долгий и проницательный взор на инженера.

- Вам известно имя, которое я носил? - спросил он.

- Да, я знаю его и знаю название этой удивительной подводной лодки...

- "Наутилус"? - улыбнулся капитан.

- Да, "Наутилус", - ответил инженер.

- Знаете ли вы... знаете ли вы, кто я такой?

- Знаю.

- Но вот уже тридцать лет, как я не общаюсь со светом, тридцать лет, как я живу под водой, в единственном месте, где никто не может посягнуть на мою независимость! Кто же выдал мою тайну?

- Человек, не давший никаких обязательств хранить вашу тайну и потому свободный от упрёков в измене.

- Неужели тот француз, которого случай забросил ко мне на борт шестнадцать лет тому назад?

- Он самый.

- Значит, ни он, ни двое его товарищей не погибли в Мальстриме?

- Нет, они не погибли. Этот француз выпустил в свет книгу под названием "Двадцать тысяч лье под водой", в которой рассказал вашу историю.

- Историю только нескольких месяцев моей жизни! - живо перебил капитан Сайруса Смита.

- Вы правы. Но и описания нескольких месяцев этой удивительной жизни достаточно, чтобы узнать вас... - возразил Сайрус Смит.

- И чтобы признать меня великим преступником? - сказал капитан Немо, и на губах его мелькнула высокомерная улыбка. - Отщепенцем, который должен быть как прокажённый изгнан из общества? Так?

Инженер промолчал.

- Что же вы не отвечаете, сударь?

- Мне не пристало судить капитана Немо, - ответил инженер, - в особенности его прежнюю жизнь. Как и весь свет, я не знаю причин, побудивших вас избрать этот странный образ жизни, и не берусь поэтому судить о следствиях. Но зато я хорошо знаю, что дружеская рука опекала нас с первого дня нашего появления на острове Линкольна, что все мы обязаны жизнью великодушному, могущественному и доброму существу - вам, капитан Немо!

- Да, я помогал вам, - просто ответил капитан.

Инженер и журналист встали с кресел. Остальные колонисты тоже подошли к капитану Немо, и переполнявшая их сердца благодарность готова была излиться в словах и жестах.

Капитан Немо остановил их движением руки и голосом, выдававшим глубокое волнение, сказал:

- Сначала выслушайте меня.

И капитан Немо в немногих словах поведал им историю своей жизни.

Повесть его была краткой, но всё же ему пришлось собрать все силы, чтобы досказать её до конца. Было очевидно, что он борется с отчаянной слабостью. Несколько раз Сайрус Смит предлагал ему прервать рассказ и передохнуть, но он всякий раз отрицательно качал головой, как человек, который не располагает своим завтрашним днём. Когда журналист предложил оказать ему медицинскую помощь, он кратко ответил:

- Мне ничто не может помочь. Мои часы сочтены.

Капитан Немо был индусом по происхождению. Его звали принцем Даккаром, и он был сыном раджи, властелина независимого княжества Бундельханда, и племянником известного индийского героя Типпо-саиба. Когда ему минуло десять лет, отец отправил мальчика в Европу, чтобы он получил там законченное европейское образование, в надежде, что это поможет сыну, как равному противнику, сражаться с теми, кого раджа считал угнетателями и захватчиками своей родины.

От десяти до тридцати лет принц Даккар, наделённый от природы недюжинным умом и сильной волей, учился у лучших преподавателей и учёных Европы.

За это же время он объездил всю Европу. Его знатность и богатство раскрывали перед ним все двери, но светские соблазны не привлекали его.

Вся жизнь его, все его жадные поиски знания служили одной цели: отмщению!

Он ненавидел одну европейскую страну, на землю которой он ни разу не ступил ногой, несмотря на неоднократные приглашения. Он ненавидел Англию с такой же страстностью, с какой во многих отношениях преклонялся перед ней.

В этом индусе, казалось, была сосредоточена вся ненависть порабощённой нации к захватчикам. Угнетатели не должны были ждать пощады от угнетённых. Сын властелина княжества, лишь номинально подчинившегося Соединённому королевству, близкий родственник Типпо-саиба, впитавший жажду мести с молоком матери, безгранично любящий свою несчастную, скованную английскими цепями родину, принц Даккар никогда не ступал ногой на трижды проклятую им землю Англии, которая закабалила и унизила его отчизну.

Закончив своё образование, принц Даккар стал тонким ценителем искусств, с мнением которого считались лучшие художники, поэты, артисты. Он стал учёным, перед объёмом знаний которого преклонялись академики. Он стал государственным деятелем, внушавшим глубокое уважение министрам и дипломатам.

Поверхностному наблюдателю он показался бы одним из скучающих космополитов, странствующим по белу свету из любопытства, но неспособным на какие бы то ни было решительные действия, - гражданином всего мира, не имеющим или не желающим знать своей родины.

Но это была только видимость. Этот художник, этот учёный оставался индусом по уму, индусом по сердцу, индусом по жажде мести, индусом по поддерживавшей его силы надежде - в один прекрасный день изгнать англичан из своей страны и вернуть ей былую независимость.

Закончив образование, принц Даккар вернулся в Бундельханд. Он женился на индуске, так же, как и он сам, скорбевшей о несчастиях Индии.

У них родилось двое детей, к которым принц бесконечно был привязан. Но семейное счастье не заслоняло от него несчастий родины. Он выжидал только случая, чтобы начать действовать. Наконец этот случай представился.

Иго английского владычества стало нестерпимым для индийского народа. Принц Даккар сделался рупором недовольных. Он зажёг в их душах тот же огонь ненависти к угнетателям, который пылал в его груди. Он объехал всю Индию, побывал и в независимых округах, и в тех, которые вынуждены были признать власть насильников. Повсюду он будил воспоминания о героических днях восстания, поднятого Типпо-саибом против угнетателей, о трагической его гибели в бою под Серингапатамом.

В 1857 году вспыхнуло известное восстание сипаев. Принц Даккар был организатором и вдохновителем этого восстания. Он отдал ему всё своё богатство, весь свой талант, всего себя без остатка. Он не щадил себя. Он дрался в первых рядах борющихся, много раз рискуя своей жизнью, как тысячи других безымянных героев, поднявшихся ради освобождения своего отечества. Он был десять раз ранен, но не нашёл смерти в боях даже тогда, когда последние борцы за независимость пали под английскими пулями.

Никогда ещё британскому владычеству в Индии не грозила такая серьёзная опасность. Если бы сипаи встретили поддержку извне, как они надеялись, быть может, Англии пришлось бы распрощаться со своими азиатскими владениями.

Имя принца Даккара сразу стало известным всему миру. Он не скрывал своего участия в восстании и дрался совершенно открыто против Британии. За его голову была обещана крупная награда, но не нашлось во всей Индии человека, который осмелился бы предать его. Зато его отец, мать, жена и дети заплатили за него своей жизнью, прежде чем он узнал о грозящей им опасности.

Право и на этот раз должно было уступить силе.

Восстание сипаев было подавлено, и Индия попала в ещё большее рабство, чем до него.

Принц Даккар, не сумевший умереть в бою, вернулся в горы Бундельханда. Охваченный беспредельным отвращением ко всему человечеству, особенно ненавидя и презирая так называемое "цивилизованное" общество, он решил навсегда уйти от людей. С этой целью он собрал человек двадцать безгранично преданных оставшихся в живых соратников и вместе с ними в один прекрасный день скрылся.

Где же принц Даккар нашёл ту независимость, которой он не мог добиться на обитаемой земле? Под водой, в глубине океана, куда никто не мог за ним последовать!

Учёный взял верх над воином. На одном из пустынных островов Тихого океана он построил свою верфь и начал сооружение подводной лодки собственной конструкции. Огромная механическая сила электрической энергии, черпаемая из неистощимого источника способом, о котором он ничего не пожелал сообщить, обеспечивала всё на этом подводном корабле - и движение, и отопление, и освещение. Море с его бесчисленными сокровищами полностью удовлетворяло все нужды индийского принца и его экипажа. Они смогли таким образом осуществить своё заветное желание - порвать всякую связь с землёй!

Принц Даккар назвал свой подводный корабль "Наутилусом", себя - капитаном Немо и навсегда скрылся под водой.

В течение долгих лет подводного плавания он посетил все океаны, от полюса до полюса. Изгнанник обитаемого мира, он был властелином необитаемого. Он собрал в этом мире неоценимые сокровища. Миллионы золотых монет, затонувших в 1708 году вместе с испанскими галионами в бухте Виго, послужили ему фондом для оказания безымённой помощи народам, борющимся за свою свободу.

Много лет плавал он под водой, не встречаясь с людьми, живущими на поверхности земли, когда неожиданно в ночь на 6 ноября 1856 года (Читатель заметил, вероятно, противоречия в датах. Автор сам отмечает их в примечании к французскому изданию) три человека попали к нему на борт. Это были француз-профессор, его слуга и канадский рыбак. Все они упали в воду при столкновении "Наутилуса" с американским фрегатом "Авраамом Линкольном".

Француз-профессор сообщил капитану Немо, что "Наутилус", который одни принимали за гигантского кита, а другие за подводный корабль с пиратским экипажем, разыскивают во всех морях флоты всех стран.

Капитан Немо мог выбросить обратно в океан этих трёх людей, которые случайно проникли в тайну его жизни. Но он не сделал этого. И в течение семи месяцев они, ставшие его пленниками, могли восхищаться чудесами подводного плавания, во время которого было пройдено 20 000 лье.

Однажды - это случилось 22 июня следующего, 1857 года - пленники, ничего не знавшие о прошлом капитана Немо, сумели завладеть корабельной шлюпкой и бежать с "Наутилуса". Так как в это время водоворот Мальстрима увлекал подводную лодку к берегам Норвегии, капитан Немо был убеждён, что беглецы погибли в пучине. Он не подозревал, что они счастливо были выброшены на берег, подобраны лофотенскими рыбаками и благополучно вернулись на родину, где профессор вскоре опубликовал правдивый рассказ о семи месяцах своего плавания под водой на "Наутилусе" (См. роман Жюля Верна "Двадцать тысяч лье под водой").

Много лет ещё капитан Немо продолжал свои подводные странствования. Но постепенно, один за другим, его спутники и товарищи находили последнее успокоение на коралловом кладбище на дне Тихого океана. "Наутилус" пустел. Наконец настал день, когда капитан Немо остался на нём один.

Ему было тогда шестьдесят лет. Оставшись в одиночестве, он направил свой корабль в одну из тех подводных гаваней, в которых раньше "Наутилус" останавливался для всякого рода мелкого ремонта.

Как раз такой гаванью и являлся подземный грот на острове Линкольна. В продолжение шести лет капитан Немо оставался здесь безвыходно, ожидая смерти.

Случайно он стал очевидцем гибели воздушного шара. Одетый в скафандр, он прогуливался под водой в нескольких кабельтовых от берега, когда инженер упал в воду. Великодушный порыв увлёк капитана, и он спас Сайруса Смита.

Однако, как только на острове появились люди, он решил бежать от них. Но обнаружилось, что за шесть лет стоянки в гроте базальтовая скала у моря поднялась и загородила выход. Воды было достаточно для прохода лёгкой лодки, но огромный "Наутилус" оказался в плену.

Капитану Немо пришлось остаться на острове. Из любопытства он стал присматриваться к жизни пяти колонистов, но тщательно избегал показываться им. Мало-помалу он ближе узнал этих людей - увидел, что они энергичны, честны, братски любят друг друга. Он не мог не привязаться к ним. Почти против воли он был в курсе всех событий их жизни.

Надев скафандр, он забирался внутрь колодца и там, поднявшись по ступенькам в его стенках до верхнего отверстия, незримо присутствовал при их беседах, воспоминаниях о прошлом, обсуждениях планов на будущее. Да, эти люди примирили капитана Немо с человечеством - так достойно они представляли его на острове!

Капитан Немо спас Сайруса Смита. Он же отвёл Топа в Камин, убил ламантина и спас верную собаку из воды, подбросил ящик на песок у мыса Находки, спустил челнок по течению реки Благодарности, выкинул лестницу из двери Гранитного дворца после нашествия обезьян, пустил в море бутылку с сообщением об Айртоне, взорвал пиратский бриг торпедой, спас Герберта, принеся коробочку с хинином, и, наконец, убил каторжников электрическими пулями - собственным изобретением, которое он применял для подводных охот. Так объяснилось множество происшествий, казавшихся следствием вмешательства каких-то сверхъестественных сил, но говоривших только о великодушии и могуществе капитана Немо.

Этот великий человеконенавистник жаждал творить добро. Ему хотелось ещё раз помочь людям, для которых он столько сделал, перед смертью дать им несколько важных советов. Чувствуя, что его сердце недолго будет биться, он соединил телеграфную линию Гранитный дворец - кораль с "Наутилусом" и, когда ему стало совсем плохо, вызвал к себе колонистов... Быть может, он не сделал бы этого, если бы ему было известно, что Сайрус Смит знает часть его истории...

Капитан Немо закончил свой рассказ.

Сайрус Смит взял тогда слово. Перечислив все события, когда вмешательство капитана выручало колонию из тяжёлых положений, он горячо поблагодарил великодушного покровителя от имени всех своих товарищей и своего собственного.

Но капитану Немо не нужна была благодарность за оказанные колонии услуги. Его тревожила одна мысль. И, прежде чем пожать протянутую ему инженером руку, он сказал:

- Теперь вы знаете историю моей жизни. Будьте мне судьёй!

Очевидно, капитан намекал на событие, свидетелями которого были трое чужестранцев, заброшенных к нему на борт. Об этом событии не мог умолчать в своей книге француз-профессор, и оно должно было вызвать целую бурю негодования во всём мире.

Действительно, за несколько дней до бегства француза и его спутников "Наутилус", преследуемый в Атлантическом океане каким-то фрегатом, погрузился в воду и, протаранив своего преследователя, пустил его ко дну.

Сайрус Смит понял, о чём спрашивает капитан, и промолчал.

- Это был английский фрегат, сударь! - воскликнул капитан Немо, становясь на минуту снова принцем Даккаром. - Английский фрегат, слышите ли? Он напал на меня! Я находился в узкой и неглубокой бухте... Я должен был пройти, и я прошёл!..

И более спокойным голосом он добавил:

- И право, и справедливость были на моей стороне. Всюду, где только можно было, я творил добро и наказывал зло. Не всегда правосудие заключается в прощении!

Молчание послужило ответом на эту фразу.

- Что же вы думаете обо мне, господа? - повторил свой вопрос капитан Немо.

Сайрус Смит протянул руку капитану и тихо ответил:

- Правы ли вы или виноваты, но вам нечего бояться суда истории. Честные люди, стоящие перед вами, не будут вас судить, но будут вечно оплакивать вас.

Герберт приблизился к дивану, опустился на колени и, поднеся к губам руку капитана, поцеловал её. Слеза скатилась из глаз умирающего.

- Будь счастлив, мой мальчик! - прошептал он.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Последние часы капитана Немо. - Последняя воля умирающего. - Подарок друзьям, которые знали его лишь один день. - Гроб капитана Немо. - Несколько советов колонистам. - Последние минуты. - На дне океана.

Наступило утро. Ни один луч дневного света не проникал во мрак пещеры. Но электрический свет, излучаемый "Наутилусом", с той же яркостью освещал всё окружающее плавучий корабль.

Бесконечная усталость овладела капитаном Немо. Он откинулся на подушки дивана. Не приходилось и думать о том, чтобы перенести его в Гранитный дворец, - он не желал покинуть "Наутилус".

Капитан Немо долго лежал без движения, может быть, даже без сознания. Гедеон Спилет и Сайрус Смит внимательно наблюдали за его состоянием. Было совершенно очевидно, что жизнь капитана Немо угасала. Силы совершенно покинули это некогда мощное тело, и жизнь вся сосредоточилась в сохранившем полную ясность мыслей мозгу и слабо бьющемся сердце.

Инженер и журналист тихо совещались. Можно ли было чем-нибудь облегчить состояние умирающего? Можно ли было если не спасти ему жизнь, то хоть продлить её на несколько дней?

Сам капитан Немо утверждал, что никакого лекарства от его болезни не существует, и без страха ждал смерти.

- Мы ничем не можем помочь ему, - сказал Гедеон Спилет.

- Но от чего он умирает? - спросил Пенкроф.

- От недостатка жизненных сил, - ответил журналист.

- Но, может быть, они появятся, если перенести его на свежий воздух, на солнышко? - настаивал моряк.

- Нет, Пенкроф, - ответил инженер. - Этим не поможешь. Впрочем, и сам капитан Немо ни за что не согласится расстаться со своим судном. Он тридцать лет живёт на "Наутилусе" и на "Наутилусе" же хочет умереть.

Очевидно, капитан Немо услышал ответ инженера, так как он чуть приподнялся на диване и слабым, но внятным голосом сказал:

- Вы правы. Я должен и хочу умереть здесь. И у меня есть просьба к вам...

Сайрус Смит и остальные колонисты снова приблизились к дивану. Они поправили подушки, чтобы умирающему было удобней лежать.

Его взгляд остановился на чудесах, собранных в этом салоне, освещённом скрытыми в потолке электрическими лампами. Он поочерёдно посмотрел на все картины, висевшие на великолепной ткани, которой были обиты стены салона, на эти сокровища искусства, принадлежащие кисти великих мастеров - итальянцев, фламандцев, французов и испанцев, на мраморные и бронзовые статуи, высившиеся на великолепных пьедесталах, на огромный орган, занимавший целую стену, на витрины, заключавшие образцы самых ценных даров моря - морских растений, зоофитов, нити жемчугов невиданной красоты, - и наконец глаза его остановились на девизе "Наутилуса", начертанном над дверью этого своеобразного музея:

MOBILIS IN MOBILI(*)

(*) - Mobilis in mobili (лат.) - подвижный в подвижном.

Казалось, капитан Немо хотел в последний раз приласкать взглядом все эти сокровища искусства и природы, окружавшие его в продолжение тридцати лет.

Сайрус Смит почтительно ждал, пока умирающий заговорит снова.

Прошло несколько минут, в течение которых перед капитаном Немо, вероятно, промелькнула вся его долгая жизнь. Наконец он обернулся лицом к колонистам и сказал:

- Вы, кажется, считаете себя обязанными мне?

- Капитан, - ответили колонисты, - мы с радостью отдали бы свою жизнь, чтобы продлить вашу.

- Хорошо, - сказал капитан Немо, - хорошо!.. Обещайте мне выполнить мою последнюю волю, и я буду вознаграждён за всё, что для вас сделал.

- Клянёмся! - ответил за всех Сайрус Смит.

- Завтра я умру... - начал капитан.

Герберт хотел запротестовать, но капитан Немо знаком остановил его.

- Завтра я умру, - продолжал он, - и я не хочу другого гроба, кроме "Наутилуса". Все мои друзья покоятся на дне моря, и я хочу разделить их участь.

Слова капитана Немо были встречены глубоким молчанием.

- Слушайте меня внимательно, - продолжал умирающий. - "Наутилус" заперт в этой пещере базальтовой скалой, поднявшейся со дна морского. Но если он не может преодолеть барьер, то он может погрузиться на дно бездны, прикрытой сводом этой пещеры, и хранить там мой прах.

Колонисты благоговейно слушали умирающего.

- Завтра, мистер Смит, вы и ваши товарищи покинете "Наутилус". Все богатства, собранные в нём, должны исчезнуть навеки вместе со мной. На память о принце Даккаре, историю которого вы теперь знаете, вам останется только одна вещь - вот этот ларчик... В нём хранятся алмазы и жемчуг, собранные мною и моими товарищами на дне морском. Я уверен, что в ваших руках это сокровище будет служить делу добра, а не зла!

После нескольких минут молчания капитан Немо снова собрался с силами и продолжал:

- Завтра вы возьмёте этот ларчик и, выйдя из салона, притворите за собой двери. Поднявшись на мостик "Наутилуса", вы закроете крышку люка и наглухо завинтите её болтами.

- Мы это сделаем, капитан! - ответил Сайрус Смит.

- Хорошо. Затем вы сядете в ту же лодку, на которой вы сюда приплыли. Только, прежде чем отчалить от "Наутилуса", подплывите к корме и откройте краны, находящиеся под ватерлинией. Вода хлынет в резервуары, и "Наутилус" постепенно погрузится в воду, чтобы найти вечный покой на самом дне моря.

На протестующий жест Сайруса Смита капитан Немо ответил:

- Не бойтесь! Вы похороните мертвеца!

Никто из колонистов не возражал капитану Немо. Это была последняя воля умирающего, и ей надо было беспрекословно подчиниться.

- Обещаете ли вы мне всё исполнить в точности? - спросил капитан Немо.

- Обещаем! - ответил за всех инженер.

Умирающий поблагодарил кивком головы и попросил оставить его одного на несколько часов. Гедеон Спилет предложил остаться с ним, на случай, если ему вдруг станет дурно, но капитан наотрез отказался.

- Я проживу до завтра, - сказал он.

Все вышли из салона, прошли через библиотеку и столовую и попали в машинный зал в носовой части лодки.

"Наутилус" был настоящим чудом техники, и инженер, осматривая его, не переставал восхищаться.

Колонисты поднялись затем на палубу, возвышавшуюся на десять-двенадцать футов над поверхностью воды, и сели на перилах подле электрического прожектора, установленного в рулевой рубке.

Вначале Сайрус Смит и его товарищи, под свежим впечатлением только что пережитых волнений, сосредоточенно молчали.

Сердца их сжимались от боли, когда они вспоминали, что их покровитель, столько раз протягивавший им руку помощи, должен умереть... А они познакомились с ним едва несколько часов тому назад!...

- Вот это человек! - тихо сказал Пенкроф. - Можно ли поверить, что большую часть своей жизни он провёл в глубинах океана! Прямо досадно становится, когда подумаешь, что и там он не нашёл покоя.

- "Наутилус", - сказал Айртон, - мог бы доставить нас к какой-нибудь обитаемой земле...

- Ну, уж во всяком случае не я возьмусь управлять этим судном! Плавать по воде - сколько угодно! Но под водой - слуга покорный! - возразил Пенкроф.

- А я думаю, - заметил журналист, - что управление такой подводной лодкой, как "Наутилус", должно быть чрезвычайно простым, Пенкроф, и вы быстро освоились бы с ним. На "Наутилусе" можно не бояться никаких бурь: опустишься на несколько футов под воду - и там так же спокойно, как в тихом озере!

- Возможно, - возразил моряк. - Но я предпочитаю встретить свежий ветер на борту хорошо оснащённого судна. Корабли созданы для того, чтобы плавать по воде, а не под водой.

- Друзья мои, - вмешался инженер, - не стоит спорить о преимуществах над - и подводных кораблей, по крайней мере в связи с "Наутилусом". "Наутилус" не принадлежит нам, и мы не вправе располагать им. Не говоря уже о том, что корабль не может выбраться из этой пещеры, капитан Немо желает, чтобы его останки покоились здесь, а воля капитана Немо для нас закон!

Колонисты спустились в столовую, немного перекусили и затем вернулись в салон.

Капитан Немо очнулся от забытья, и глаза его снова приобрели прежний блеск, на губах играла слабая улыбка.

Колонисты приблизились к нему.

- Друзья мои, - сказал умирающий, - все вы мужественные, честные и добрые люди. Вы все беззаветно преданы общему делу. Я часто наблюдал за вами и успел полюбить вас. И сейчас я люблю вас! Вашу руку, мистер Смит!

Сайрус Смит протянул руку капитану, и тот дружески пожал её.

- Как хорошо! - прошептал капитан Немо.

Затем он продолжал:

- Но не стоит говорить обо мне! Я хочу потолковать с вами о вас самих и об острове Линкольна, приютившем вас... Думаете ли вы покинуть его?

- Только с тем, чтобы снова вернуться! - ответил Пенкроф.

- Чтобы вернуться сюда?.. Да, я и забыл, Пенкроф, - улыбнулся капитан, - что вы влюблены в этот остров... Вы преобразили его облик, и он действительно принадлежит вам!

- Мы предполагаем, - сказал Сайрус Смит, - организовать здесь настоящую колонию Соединённых Штатов.

- Вы не забываете о своей родине, - с горечью сказал умирающий, - а у меня нет родины, и я умираю вдали от всего, что я любил...

- Быть может, вам нужно передать кому-нибудь вашу последнюю волю? - спросил инженер. - Или привет друзьям, живущим в горах Индии?

- Нет, мистер Смит, у меня не осталось друзей! Я последний в своём роду. И я давно умер для всех тех, кто меня знал... Но возвратимся к вопросу о вас. Одиночество, оторванность от света - это грустное состояние. Не каждый в силах вынести его... Вы должны всё сделать для того, чтобы вырваться с острова Линкольна и вернуться в человеческое общество! Я знаю, что эти негодяи уничтожили построенное вами судно...

- Мы строим новое, большее, - сказал Гедеон Спилет, - на котором можно будет достигнуть обитаемых земель. Но рано или поздно мы вернёмся сюда. Слишком много мы здесь пережили, чтобы забыть остров Линкольна!

- Здесь мы узнали капитана Немо, - сказал Сайрус Смит.

- Здесь мы будем постоянно вспоминать всё добро, сделанное вами, - добавил Герберт.

- И здесь я буду покоиться вечным сном... - промолвил капитан Немо.

Он не договорил фразы, умолк и после некоторого промедления добавил:

- Мистер Смит, я хотел бы поговорить с вами... наедине.

Колонисты поспешили выполнить волю умирающего и вышли из комнаты.

В продолжение нескольких минут Сайрус Смит беседовал с глазу на глаз с капитаном Немо. Потом он вновь пригласил в салон своих товарищей, но ни словом не обмолвился о тайнах, которые ему сообщил умирающий.

Гедеон Спилет осмотрел больного. Было совершенно очевидно, что жизнь в нём держится только напряжением воли, но и ту скоро должно было сломить физическое истощение.

День прошёл без перемен. Колонисты не покидали "Наутилуса". Незаметно настала ночь. Капитан Немо не страдал от боли, но жизнь явно покидала его. Его благороднее лицо, побледневшее от приближения смерти, было совершенно спокойно; конечности его уже начали холодеть.

Незадолго до полуночи капитан Немо с усилием скрестил руки на груди, как будто желая умереть в этой позе.

К часу ночи все проявления жизни у него сосредоточились только в глазах.

Последний раз сверкнул огнём его взор, когда-то горевший пламенем.

Капитан Немо умер.

Герберт и Пенкроф рыдали. Айртон утёр набежавшую слезу. Наб опустился на колени рядом с неподвижным, как статуя, журналистом.

Сайрус Смит, подняв руку кверху, сказал:

- Мы навеки сохраним о тебе благодарную память!..

Через несколько часов колонисты выполнили последнюю волю капитана Немо.

Сайрус Смит и его товарищи покинули "Наутилус", захватив с собой последний подарок своего покровителя - ларчик с драгоценностями.

Они тщательно заперли двери изумительного салона, залитого ярким светом, и наглухо завинтили крышку люка, чтобы ни одна капля воды не могла просочиться в "Наутилус".

После этого они сели в лодку, привязанную к борту подводного корабля, и подъехали к корме. Там нашли два крана, сообщающихся с резервуарами, при заполнении которых водой лодка опускалась под воду.

Сайрус Смит открыл краны.

Вода хлынула внутрь резервуаров, и "Наутилус" медленно стал погружаться.

Колонисты долго ещё провожали его глазами: яркие лучи его прожекторов освещали прозрачную толщу воды. Потом постепенно свет их стал меркнуть, пока не исчез совсем.

"Наутилус", ставший гробом капитана Немо, опустился на дно морской бездны.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Размышления колонистов. - Возобновление работ по постройке корабля. - 1 января 1869 года. - Дым над вершиной вулкана. - Предвестники извержения. - Айртон и Сайрус Смит в короле. - Исследование пещеры Даккара. - Что сказал капитан Немо инженеру.

На рассвете, храня глубокое молчание, колонисты подплыли к выходу из пещеры, названной ими "пещерой Даккара" - в память о капитане Немо. Был час отлива, и они смогли беспрепятственно причалить к выступу базальтовой скалы.

Железную лодку они оставили на старом месте, защищённом от волн.

Гроза прошла вместе с ночью. Последние раскаты грома замирали на западе. Дождь прекратился, но небо продолжало оставаться затянутым тучами.

Сентябрь - первый весенний месяц в Южном полушарии - начинался плохо: ветер беспрерывно менял направление, и на постоянство погоды нельзя было рассчитывать.

Покинув пещеру Даккара, колонисты направились в кораль. Попутно Наб и Герберт сматывали в клубок телеграфный провод, соединявший пещеру с коралем, в расчёте на то, что он пригодится в дальнейшем.

Колонисты почти не разговаривали дорогой. События этой ночи произвели на всех глубокое впечатление. Таинственного покровителя, так часто спасавшего их, человека, наделённого в их представлении почти сверхъестественным могуществом, - капитана Немо - больше не было в живых... Каждый чувствовал себя осиротевшим. Колонисты привыкли в тайниках души надеяться на властное вмешательство силы, которой, увы, уже не стало, и даже Гедеон Спилет и Сайрус Смит поддались общему настроению.

Около девяти часов утра колонисты вернулись в Гранитный дворец.

В тот же день решили всемерно ускорить постройку шхуны. Сайрус Смит обещал отдать этому делу всё своё время. Нельзя было предугадать, что готовит будущее, и поэтому необходимо было поскорее получить в своё распоряжение корабль, способный совершить длинный морской переход. Даже в том случае, если колонисты не решатся отправиться на этой шхуне к берегам Новой Зеландии или к Полинезийскому архипелагу, всё-таки необходимо было спешить с окончанием постройки, чтобы доставить записку на остров Табор, прежде чем ветры осеннего равноденствия не сделают и эту поездку невозможной.

Плотники поэтому работали не покладая рук. К счастью, им не пришлось заново изготовлять обшивку бортов, так как на это пошли материалы, спасённые с "Быстрого". Весь конец 1868 года был посвящён исключительно этой работе. Контуры шхуны настолько определились, что можно уже было судить о достоинствах будущего судна. Моряки - Пенкроф и Айртон - были от него в восторге.

Пенкроф работал, не отрываясь, и всегда ворчал, когда другие колонисты сменяли топор на винтовку, чтобы пойти в лес на охоту. Однако было совершенно необходимо сделать запасы провизии на будущую зиму. Моряк это отлично понимал, и тем не менее становился мрачным в такие минуты и... начинал работать за шестерых.

Погода всё время была отвратительная. В течение нескольких дней стояла удручающая жара. Воздух был до предела насыщен электричеством. Редко проходил день, чтобы над островом не гремел гром.

День 1 января 1869 года ознаменовался особенно сильной грозой. Молнии несколько раз ударяли в остров. Много деревьев было повалено бурей.

Была ли какая-нибудь связь между этими атмосферными явлениями и процессами, происходившими под землёй?

Сайрус Смит склонён был считать, что такая связь была и грозы обусловливались именно возобновлением вулканических процессов.

3 января утром Герберт, поднявшийся с зарёй на плоскогорье Дальнего вида, чтобы оседлать онагра, увидел огромный столб дыма над макушкой горы Франклина.

Герберт тотчас же сообщил об этом колонистам. Все вышли посмотреть на дым.

- Э! - воскликнул Пенкроф. - Это уже не пары, а настоящий дым. Вулкан перестал дышать - теперь он курит!

Образное сравнение моряка в точности передавало характер изменений, происшедших в вулкане за ночь. В течение трёх месяцев над кратером вулкана постоянно стояли облака пара: минералы только начинали плавиться в подземном котле. Но теперь в небо поднимался густой столб серого дыма шириной в триста футов у основания и высотой в семьсот-восемьсот футов.

- Печка разгорелась, - заметил Гедеон Спилет.

- И мы не можем её погасить, - в тон ему ответил Герберт.

Сайрус Смит насторожился, точно ожидая услышать отдалённый грохот. Он не отрывал глаз от столба дыма. Обернувшись затем к товарищам, он сказал:

- Не надо скрывать от себя, друзья мои, что за сегодняшнюю ночь в состоянии вулкана произошли значительные изменения. Недра земли, ещё вчера плавившиеся и вскипавшие, сегодня уже загорелись. Вне всякого сомнения, нам грозит извержение...

- Что ж, мистер Смит, - воскликнул Пенкроф, - извержение так извержение! Мы будем аплодировать ему, если зрелище будет эффектным! Беспокоиться-то нам ведь нечего?

- Конечно, Пенкроф, - ответил Сайрус Смит, - старый сток лавы по-прежнему открыт, и можно надеяться, что, как и в прошлые извержения, лава потечёт на север. Однако...

- Однако, раз мы не можем извлечь никакой пользы из извержения, лучше, чтобы его вовсе не было, - сказал журналист.

- Как знать? - возразил моряк. - А может быть, вулкан извергнет какой-нибудь драгоценный металл, который нам останется только подобрать?

Сайрус Смит с сомнением покачал головой. Видимо, он не ждал никакого добра от этого природного явления. Даже в том случае, если лава потечёт по старому стоку, на север, в бесплодные части острова, и не заденет возделанных земель и лесов, можно было предвидеть бедствия другого рода.

Действительно, нередки случаи, когда извержениям вулканов сопутствуют землетрясения. Остров же Линкольна при сильном землетрясении мог просто-напросто распасться на части, так как составляющие его минералы - граниты, базальты, лавы - были непрочно связаны между собой.

- Мне кажется, - сказал Айртон, опустившийся на колени и приложивший ухо к земле, - что я слышу какой-то глухой рокот, словно шум гружённой железом телеги, катящейся по мостовой.

Все колонисты внимательно прислушались и убедились, что Айртон не ошибся. Порой к отдалённому рокоту примешивался нарастающий гул, словно завывания подземного ветра. Дойдя до высокой ноты, этот звук спадал и замирал. Однако подземных ударов не было слышно; очевидно, продукты горения недр - газы, дым и пар - находили свободный выход через центральную трубу - кратер вулкана, - и, пока этот выход был достаточно широк, не приходилось опасаться взрыва.

- Друзья мои! - сказал вдруг Пенкроф. - Что же это мы сегодня не работаем? Пусть гора Франклина плюётся, курится, ворчит, воет - это не основание для того, чтобы бездельничать! Айртон, Наб, Герберт, мистер Смит, мистер Спилет! Пора взяться за дело! Нам сегодня нужно ставить переборки, тут всякая рука на счёту! Я хочу, чтобы через два месяца наш новый "Благополучный" - ведь мы сохраним за кораблём это название? - был спущен на воду! Тут нельзя терять ни минуты!

Колонисты вняли словам Пенкрофа и отправились на верфь. Они прилежно работали весь этот день, 3 января, не думая больше о вулкане. Но густая тень, заслонявшая несколько раз солнце, совершавшее свой дневной обход безоблачного неба, напоминала о столбе дыма, который стоял над вершиной вулкана. Ветер, дувший с востока, относил этот дым на запад, и он проходил, как облако, между солнечным диском и поверхностью острова.

Сайрус Смит и Гедеон Спилет заметили эти недолгие моменты потускнения солнца и тихо обменялись мнениями о быстром течении вулканического процесса.

Теперь скорейшее окончание постройки корабля приобретало особое значение. Шхуна была тем единственным средством, которое страховало колонистов от всяческих случайностей. Кто знает, может быть, наступит день, когда она станет последним их убежищем!

Вечером, после ужина, Сайрус Смит, Гедеон Спилет и Герберт снова поднялись на плоскогорье Дальнего вида.

- Кратер в огне! - воскликнул Герберт, первым взобравшийся на плоскогорье.

Гора Франклина, отстоявшая милях в шести от плоскогорья, представилась взорам колонистов гигантским пылающим факелом, разбрасывающим во все стороны снопы искр. Однако густые облака дыма, окружавшие огонь, умеряли его блеск, и остров был освещён каким-то красноватым полусветом, при котором с трудом можно было различить даже ближайшие к плоскогорью леса. Огромные клубы дыма застилали небо. Сквозь них только изредка видны были мерцающие звёзды.

- Однако вулкан основательно поработал! - сказал инженер.

- Ничего удивительного, - ответил журналист. - Вспомните, Сайрус, ведь вулкан проснулся уже давно. Ещё когда мы искали убежище капитана Немо, над его вершиной закурились первые струйки пара.

- Да, это было месяца два с половиной тому назад! - подтвердил Герберт.

- Подземный огонь разгорался больше десяти недель, - продолжал Гедеон Спилет. - Что ж удивительного в том, что он бушует теперь с такой силой?

- Чувствуете, как дрожит земля? - прервал его инженер.

- В самом деле... Но от дрожания до землетрясения ещё далеко...

- Я и не говорю, что нам угрожает землетрясение, - быстро ответил инженер. - Это дрожание вызвано кипением расплавленных масс металлов и минералов внутри центрального очага. Земная кора уподобляется в данном случае стенкам котла. А вы должны знать, что когда в паровом котле вода кипит под давлением, то стенки его вибрируют, как камертон. Вот как раз это явление мы сейчас и наблюдаем.

- Как красивы эти вспышки огня! - воскликнул Герберт.

В эту минуту из кратера вырвался поток раскалённых газов и высоко взлетел, словно фейерверк, рассыпавшись миллионами огненных брызг. Это явление сопровождалось сильным треском, напоминавшим частую ружейную пальбу.

Пробыв почти час на плоскогорье, Сайрус Смит, Гедеон Спилет и Герберт спустились обратно в Гранитный дворец. Инженер был явно чем-то озабочен. Вид у него был настолько грустный, что Гедеон Спилет не удержался и спросил его, предвидит ли он какую-нибудь опасность, прямо или косвенно связанную с ожидающимся извержением вулкана.

- И да и нет, - ответил Сайрус Смит.

- Мне кажется, что, кроме землетрясения, нам нечего опасаться, - сказал журналист. - А землетрясение, по-видимому, не угрожает нам, так как газы, лава и камни находят свободный выход через отверстие кратера.

- Но я и не опасаюсь обычного землетрясения, вызванного тем, что газы и лава не находят себе выхода на поверхность земли, - ответил инженер. - Другие причины могут породить страшную катастрофу...

- Какие, Сайрус?

- Пока я и сам хорошо не знаю... Нужно посмотреть... Я должен побывать в пещере Даккара... Через несколько дней я смогу ответить вам на этот вопрос.

Гедеон Спилет не настаивал, видя, что инженер не хочет говорить на эту тему. Вскоре, несмотря на то что вулкан грохотал всё громче, обитатели Гранитного дворца заснули глубоким сном.

Прошло ещё три дня - 4, 5 и 6 января. Колонисты продолжали трудиться на верфи. Не объясняя почему, инженер заставлял всех работать усиленным темпом. Гора Франклина была теперь окутана тёмным, зловещего вида облаком. Вместе с пламенем из кратера вылетали целые раскалённые скалы. Некоторые из них падали тотчас же обратно в кратер. Пенкрофу, любившему во всём находить смешное, это казалось только забавным.

- Глядите, - кричал он, - вулкан сам с собой играет в бильбоке! Вулкан в роли циркового жонглёра!

Действительно, извергаемые вулканом вещества всего чаще падали обратно в жерло его кратера. Из этого можно было заключить, что вытесняемая подземным давлением лава не дошла ещё до верхнего отверстия кратера. Вторым подтверждением этого предположения служило то, что лава не потекла ещё по старому, восточному, стоку.

Однако, как ни спешили колонисты окончить постройку шхуны, другими отраслями хозяйства колонии они не могли пренебрегать. Прежде всего необходимо было съездить в кораль, чтобы возобновить запасы фуража для содержащихся в нём стад муфлонов и коз.

Решено было, что на следующий день, 7 января, Айртон с утра поедет туда.

Так как обычно со всей работой в корале управлялся один человек, Пенкроф и другие колонисты немало удивились, услышав, как инженер сказал Айртону:

- Я поеду завтра с вами в кораль, Айртон.

- Что вы, мистер Смит! - воскликнул Пенкроф. - Если и вы уедете, завтра мы лишимся четырёх рабочих рук вместо двух!

- Мы вернёмся послезавтра утром, - ответил инженер. - Мне нужно поехать в кораль. Я хочу знать, скоро ли произойдёт извержение.

- Извержение! Извержение... - проворчал Пенкроф. - Подумаешь, эка важность - извержение!

Но инженер, не обращая внимания на ворчание моряка, всё-таки решил уехать назавтра. Герберт охотно сопровождал бы инженера, но, боясь огорчить Пенкрофа, и не заикнулся о своём желании.

7 января на рассвете Сайрус Смит и Айртон сели в повозку, запряжённую парой онагров, и во весь опор помчались к коралю.

Над лесом непрерывно тянулись облака дыма, вырывающиеся из вулкана. Эти низко нависшие над землёй облака состояли не только из одного дыма, но также из мельчайшей вулканической пыли и пепла. Вулканический пепел настолько лёгок, что иногда держится в атмосфере целыми месяцами, не оседая на землю. Так, в Исландии после извержения вулкана в 1783 году в течение почти целого года в атмосфере держалась вулканическая пыль, сквозь которую едва пробивались солнечные лучи.

Однако чаще эти пепельные облака быстро оседают на землю. Так оно было и в данном случае. Не успели Сайрус Смит и Айртон подъехать к коралю, как землю внезапно застлала сероватая пелена. Деревья, трава - всё покрылось толстым ровным слоем серой пыли. К счастью, поднявшийся в это время северо-восточный ветер отнёс облака её в море.

- Какое странное явление, мистер Смит! - сказал Айртон.

- Плохое предзнаменование, - ответил инженер. - Эта минеральная пыль свидетельствует, что вулканический процесс в горе Франклина носит не поверхностный характер и что очаг огня находится глубоко под землёй.

- Но ведь тут ничего не поделаешь, не правда ли?

- Да. Нам остаётся только следить за ходом событий. Айртон, займитесь работой в корале, а я поднимусь к истокам Красного ручья, посмотрю, что делается на южном склоне горы. Потом...

- Что потом, мистер Смит?

- Потом... мы вместе отправимся в пещеру Даккара... Мне нужно посмотреть... Я приду за вами через два часа. Постарайтесь освободиться к этому времени.

Айртон вернулся во двор кораля и занялся кормлением муфлонов и коз, проявлявших какое-то непонятное беспокойство.

Тем временем Сайрус Смит быстро взбирался по склону горы. Вскоре он добрался до того места, где во время первой экспедиции колонисты обнаружили сернистый источник.

Как всё переменилось с тех пор вокруг! Вместо одной струйки дыма, выходящей из-под почвы, он насчитал теперь тринадцать, вырывающихся с такой силой, словно их нагнетали мощным насосом. Не представляло сомнений, что в этом месте земная кора испытывала сильнейшее давление изнутри. Воздух был насыщен парами серы и углекислоты.

Сайрус Смит чувствовал, как дрожит под его ногами почва.

Подняв глаза на южный склон горы Франклина, он убедился в том, что нового извержения ещё не было. Клубы дыма и языки огня, вырывались из кратера. Дождь раскалённых камней падал на землю. Но на стоке не было заметно никаких следов свежей лавы. Это доказывало, что уровень лавы в кратере ещё не достиг верхнего, выходного отверстия.

"Я предпочёл бы, чтобы извержение уже началось, - подумал инженер. - По крайней мере, я бы уверился, что лава довольствуется прежним путём... А так, кто знает, может быть, извержение начнётся в совсем неожиданном месте?.. Впрочем, не в этом главная опасность... Капитан Немо правильно определил это! Нет, не здесь главная опасность!"

Сайрус Смит повернул обратно. Дорогой он прислушивался к подземному рокоту, не затихавшему ни на одну минуту. Временами под землёй слышался сильный гул, точно от взрыва.

В девять часов утра инженер вернулся в кораль.

Айртон уже ждал его.

- Я накормил животных, мистер Смит, - сказал он.

- Отлично, Айртон.

- Они чем-то встревожены.

- Да, в них говорит инстинкт. А инстинкт не обманывает... Теперь возьмите фонарь, Айртон, и пойдёмте!

- Есть!

Распряжённые онагры щипали траву во дворе кораля. Тщательно закрыв снаружи ворота, Сайрус Смит и Айртон пошли на запад по узкой тропинке, ведущей к берегу моря. Вся почва была устлана покровом из пепла, который упал с неба. В лесу колонисты не встретили ни одного животного. Птиц также не было видно.

Порой ветер поднимал в воздух тучи пепла, и тогда люди переставали видеть не только дорогу, но и друг друга. Им приходилось закрывать глаза и дышать через платок, чтоб не ослепнуть и не задохнуться.

В этих условиях трудно было идти быстро. К тому же воздух был такой тяжёлый, словно весь его кислород сгорел и остался только негодный для дыхания азот. Каждые сто шагов колонистам приходилось останавливаться, чтобы передохнуть. Поэтому только около десяти часов утра они добрались до базальтовых скал, образующих северо-западное побережье острова.

Айртон и Сайрус Смит стали спускаться по крутому склону скалы, следуя по той же дороге, которая недавно грозовой ночью привела их в пещеру Даккара. Правда, днём этот спуск был менее опасен, чем ночью.

Достигнув поверхности воды - в это время был отлив, - они без труда нашли вход в грот.

- Здесь должна находиться лодка, - сказал инженер.

- Вот она, - ответил Айртон, притягивая к себе судёнышко, стоявшее на привязи за аркой у входа в пещеру.

- Садитесь, Айртон!

Айртон сел на вёсла, укрепив предварительно фонарь на носу, Сайрус Смит взял в руки руль, и лёгкая лодка поплыла по тёмной пещере.

"Наутилуса", освещавшего своими мощными прожекторами внутренность пещеры, увы, больше не было. Возможно, что в глубине вод мощные машины его ещё продолжали питать энергией прожектора, но ни один луч света не пробивался сквозь толщу воды из бездны, где покоился капитан Немо.

Как ни слаб был свет фонаря, но всё же он позволял инженеру направлять лодку вдоль стены пещеры. Гробовая тишина царила в первой её части. Но по мере продвижения вглубь всё явственней и явственней стал доноситься глухой рокот огня, клокотавшего внутри вулкана.

- Слышите, как шумит вулкан? - сказал инженер Айртону.

Вскоре, кроме шума, работа вулкана дала себя знать густыми серными испарениями, мешавшими дышать инженеру и его спутнику.

- Вот этого-то и боялся капитан Немо! - пробормотал побледневший инженер. И громко добавил, обращаясь к Айртону: - Придётся всё-таки дойти до конца!

- Есть! - ответил Айртон и налёг на вёсла.

Через двадцать минут лодка упёрлась в стену пещеры и остановилась.

Сайрус Смит, встав на скамейку, с фонарём в руке осмотрел эту стену, отделявшую подземное озеро от центрального очага вулкана. Какова её толщина? Инженер не мог определить, было ли в ней сто футов или только десять, но, судя по отчётливости шумов, доносившихся через стену, вряд ли она была очень толстой.

Осмотрев стену на уровне своих глаз, инженер привязал фонарь к веслу и стал осматривать верхнюю часть. Оттуда, сквозь еле заметные трещины, просачивались серные пары, отравлявшие воздух в пещере. Можно было проследить, как эти трещины бороздили стены: некоторые из них спускались почти до самой поверхности воды.

Сайрус Смит опустил фонарь и погрузился в глубокое раздумье.

Потом он прошептал:

- Да, капитан Немо был прав! Главная опасность здесь... Страшная опасность...

Айртон промолчал.

По знаку инженера он снова взялся за вёсла, и через полчаса лодка подошла к выходу из пещеры Даккара.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Отчёт Сайруса Смита. - Колонисты спешат закончить постройку шхуны. - Последнее посещение кораля. - Борьба воды и огня. - Что осталось на острове. - Колонисты, решают спустить корабль на воду. - Ночь с 8 на 9 марта.

На следующий день, 8 января, переночевав в корале и выполнив там все неотложные работы, Сайрус Смит и Айртон вернулись в Гранитный дворец.

Тотчас же по возвращении инженер собрал колонистов и сообщил им, что острову Линкольна угрожает огромная опасность, отвратить которую человеческие силы не могут.

- Друзья мои! - сказал он, и голос его выдавал глубокое волнение. - Остров Линкольна не принадлежит к числу тех уголков земли, которые будут существовать столько же, сколько вся наша планета. Он обречён на разрушение, и причина его гибели заключена в нём самом... Ничто не может устранить её...

Колонисты переглянулись между собой и потом посмотрели на инженера. Они ничего не поняли из его слов.

- Объясните проще, Сайрус! - попросил журналист.

- Хорошо, я объясню вам... Вернее, я в точности передам вам то, что сказал мне капитан Немо в те несколько минут, которые я провёл наедине с ним...

- Капитан Немо?! - воскликнули поражённые колонисты.

- Да. Перед смертью он пожелал оказать нам ещё одну услугу.

- Не последнюю! - вскричал Пенкроф. - Вы увидите, хоть он и умер, он ещё не раз окажет нам услуги!

- Что же вам сказал капитан Немо? - спросил журналист.

- Теперь я могу рассказать это вам, - ответил инженер. - Остров Линкольна находится в отличных от других тихоокеанских островов условиях... Вследствие одной его природной особенности, на которую мне указал капитан Немо, рано или поздно его подводная часть должна распасться...

- Остров Линкольна распадётся?! - Несмотря на всё своё уважение к инженеру, Пенкроф пожал плечами. - Что за чепуха!

- Выслушайте меня, Пенкроф, - продолжал инженер. - Вот что подметил капитан Немо и в чем я вчера удостоверился собственными глазами во время посещения пещеры Даккара. Эта пещера тянется под землёй до самого центра вулкана и отделена от него только стеной. Оказывается, вся эта стена испещрена многочисленными трещинами, сквозь которые в пещеру проникают сернистые газы...

- Ну и что же? - спросил Пенкроф, нахмурившись.

- Я установил, - продолжал инженер, не обращая внимания на недовольство моряка, - что эти трещины увеличиваются под влиянием сильного давления, что базальтовая стена понемногу подаётся и что в непродолжительном времени она рухнет, открыв дорогу в вулкан водам подземного озера.

- Вот и отлично, - не сдавался Пенкроф. - Море погасит вулкан, и конец всем беспокойствам!

- Да, это будет конец! - ответил серьёзно инженер. - День, когда море разрушит базальтовую стену и хлынет в центральный очаг вулкана, где кипит расплавленная масса, - этот день, Пенкроф, будет последним днём острова Линкольна! Он взлетит на воздух, как взлетела бы Сицилия, если бы Средиземное море затопило вдруг Этну!

Колонисты молчали. Они поняли теперь, какая страшная опасность угрожала острову Линкольна.

Надо сказать, что Сайрус Смит ни в коей мере не преувеличивал размеров этой опасности. Многие и по сей день думают, что можно потушить вулканы, которые почти все расположены на берегах морей или озёр, если открыть их водам доступ в недра вулкана. Но эти люди не знают, что при этом часть земного шара взорвалась бы и взлетела на воздух, как взрывается раскалённый паровой котёл, в который сразу впускают много холодной воды.

Вода, хлынувшая в нагретую до нескольких тысяч градусов закрытую среду, мгновенно обратится в пар. А так как пар занимает больший объём, чем вода, то никакие стенки не выдержат его давления.

Не приходилось сомневаться, что острову Линкольна угрожала страшная катастрофа и что он просуществует ровно столько, сколько будет сопротивляться натиску газов стена пещеры Даккара. Возможно, что это был вопрос не месяцев и недель, а дней и даже часов!

Первым чувством колонистов была глубокая скорбь. Они подумали не об угрожающей им опасности, а о том, что этот остров, приютивший их, ставший их второй родиной, обречён на гибель... Сколько забот, сколько трудов потрачено даром!

Крупные слёзы текли по щекам Пенкрофа, и он даже не пытался скрыть, что плачет.

Но колонисты не принадлежали к числу людей, способных только вздыхать. Беседа продолжалась ещё некоторое время, и они пришли к заключению, что их единственным шансом на спасение является скорейшее окончание постройки корабля.

Все горячо принялись за работу. К чему было теперь возделывать землю, собирать урожаи, охотиться, приумножать запасы Гранитного дворца? Содержимого его кладовых хватило бы за глаза на снаряжение судна в самое далёкое путешествие. Важно только, чтобы это судно было готово до наступления катастрофы.

Колонисты работали с лихорадочной быстротой. 23 января обшивка корпуса была уже наполовину закончена. До этого дня внешний вид вулкана не менялся. По-прежнему над вершиной горы Франклина стоял столб густого дыма, по-прежнему из кратера вырывались раскалённые камни и поднимались длинные языки огня. Но в ночь с 23 на 24 января под давлением лавы, медленно наполнявшей жерло кратера, верхняя часть конуса раскололась. Раздался страшный грохот. Колонисты подумали сначала, что остров взорвался. Они выбежали из Гранитного дворца.

Было около двух часов пополуночи.

Небо было в огне. Верхняя часть конуса, громадная глыба высотой в тысячу футов, весящая миллионы тонн, обрушилась на остров, потрясая его до основания. К счастью, конус имел наклон на север и упал на песчаную долину, простирающуюся от подножия горы до берега моря. Широко раскрывшийся кратер излучал такой яркий свет, что всё небо казалось объятым пожаром. В то же время поток лавы, переливаясь через края нового кратера, как вода из переполненной чаши, тысячами огненных змей пополз вниз по склону горы.

- Кораль, кораль! - в ужасе вскричал Айртон.

Действительно, потоки лавы текли из нового кратера в направлении к коралю, угрожая таким образом самым плодородным частям острова; истокам Красного ручья и лесу Якамары опасность угрожала в первую очередь.

При возгласе Айртона колонисты побежали к конюшне онагров. Мигом повозка была запряжена. Все думали только об одном - вовремя поспеть в кораль, чтобы выпустить на свободу заключённых в нём животных.

Около трёх часов утра они приехали в кораль. Отчаянное мычание и блеяние, слышное уже за милю, говорило о том, насколько животные перепуганы. Мириады искр сыпались на поле, воспламеняя сухую траву. Лава уже подбиралась к ограде.

Айртон сразу распахнул обе створки ворот, и обезумевшие от ужаса животные стремглав выбежали из кораля и бросились во все стороны.

Через час кипящая лава залила кораль, выпарила до дна ручеёк, протекавший по его двору, зажгла домик Айртона, вспыхнувший, как сухая солома, и до последнего брёвнышка уничтожила ограду.

Кораль больше не существовал!

Колонисты и не пытались бороться с этим бедствием - человек безоружен и беспомощен перед лицом таких катастроф.

Настал день 24 января. Прежде чем вернуться в Гранитный дворец, Сайрус Смит и его товарищи пожелали точно выяснить, в каком направлении течёт лава. К востоку от горы Франклина почва имела небольшой уклон, и можно было опасаться, что, несмотря на препятствие - лес Якамары, - поток лавы доберётся до плоскогорья Дальнего вида.

- Озеро защитит нас, - сказал Гедеон Спилет.

- Надеюсь, - коротко ответил инженер.

Колонистам хотелось осмотреть долину, на которую упал конус вулкана, но лава преграждала им путь. Она текла двумя потоками: первый - по руслу Красного ручья, второй - по руслу реки Водопада. Конечно, вода в них мгновенно испарилась при соприкосновении с лавой.

Вулкан, потеряв увенчивавший его конус, стал неузнаваемым. Из двух выемок в новой верхушке кратера беспрерывно вытекала лава, образуя два раздельных потока. Над кратером стоял огромный столб пламени и дыма, упиравшийся в тучи, затянувшие всё небо.

Раскаты грома перекликались с подземным грохотом, и в воздухе стоял несмолкаемый гул. Из жерла кратера вылетали целые глыбы, раскалённые добела, и, взлетев на тысячу футов, взрывались со страшным треском и рассыпались мириадами осколков. Небо беспрерывно полосовали молнии.

К семи часам утра колонисты, стоявшие на опушке леса Якамары, должны были поспешно отступить: вокруг них начали сыпаться с неба раскалённые камни, да и поток лавы, вышедший из берегов Красного ручья, грозил отрезать им путь к отступлению.

На опушке леса Якамары затлели первые деревья. Древесный сок, мгновенно превращаясь в пар, взрывал стволы деревьев, как динамит. Старые, высохшие деревья вспыхивали, как спички.

Колонисты медленно шли по дороге в Гранитный дворец, часто оборачиваясь назад. Вследствие наклона почвы лава здесь быстро текла к восточному берегу; едва нижние пласты её застывали, на них накатывались новые кипящие волны.

Между тем главный поток, стремившийся по долине Красного ручья, с каждым часом становился всё более грозным. Вся прилегающая к Красному ручью часть леса была охвачена огнём. Огромные клубы дыма стлались в воздухе, низко нависая над верхушками деревьев.

Колонисты остановились в полумиле от устья Красного ручья, возле берега озера. Сейчас должен был разрешиться для них вопрос жизни и смерти.

Сайрус Смит, привыкший смотреть опасности в глаза, зная, что и его товарищи не трусливого десятка, сказал:

- Либо озеро остановит поток лавы и часть острова будет спасена от полного опустошения, либо лава потечёт к лесу Дальнего Запада и на поверхности острова не уцелеет ни деревце, ни травинка. В этом случае нам останется только ожидать смерти на голой скале!.. Впрочем, надо полагать, что взрыв острова сделает это ожидание не слишком долгим.

- Следовательно, - воскликнул Пенкроф, скрестив руки на груди, - не стоит даже продолжать постройку корабля?

- Нет, Пенкроф, - ответил инженер, - мы будем бороться до конца!

В этот момент поток лавы дошёл почти до опушки леса Дальнего Запада. Но здесь почва несколько возвышалась, и если бы этот подъём был хоть немного больше, он мог бы задержать лаву или хотя бы заставить её изменить направление.

- За работу! - крикнул Сайрус Смит.

Мысль инженера сразу поняли: нужно было построить плотину, чтобы отвести поток лавы в озеро.

Колонисты побежали на верфь за лопатами, кирками и топорами. Из земли и поваленных деревьев они воздвигли плотину высотой в три фута и длиной в несколько сот шагов. Работа отняла несколько часов, но когда они кончили её, им показалось, что они не проработали и четверти часа.

Плотина была закончена как раз вовремя: огненный поток уже подбирался к началу подъёма. Лава вздулась, как река во время наводнения, и угрожала смести единственное препятствие на пути к лесам Дальнего Запада. Но плотина с честью выдержала испытание, и поток лавы вдруг свернул к озеру, куда и стал низвергаться с высоты в двадцать футов.

Колонисты, затаив дыхание, смотрели на борьбу двух стихий.

Какое изумительное зрелище представляла эта борьба воды с огнём! Вода шипела, испаряясь при соприкосновении с кипящей лавой. Столбы пара взлетали в небо на огромную высоту, словно вырываясь из внезапно открытых клапанов парового котла. Но как ни значителен был запас воды в озере, сразу стало видно, что оно будет побеждено в этой борьбе, потому что приток воды к нему прекратился, тогда как лава непрерывно извергалась из кратера вулкана.

Головной поток лавы, попав в озеро, мгновенно застыл, превратившись в каменный пласт. Но по этому пласту текли другие потоки, забиравшиеся дальше в глубь озера и там застывавшие. Озеро постепенно заполнялось лавой, но не выходило из берегов, так как огромная масса воды испарялась в воздух. Там, где раньше тихо колыхалась гладкая поверхность воды, теперь выступал хаос дымящихся скал...

Вода была побеждена огнём.

Однако то, что колонистам удалось отвести поток лавы в озеро Гранта, давало им передышку на несколько дней: плоскогорье Дальнего вида, Гранитный дворец и верфь на некоторое время были ограждены от наступления лавы. Эти дни надо было использовать для того, чтобы закончить обшивку бортов шхуны и законопатить их. После этого можно было спустить корабль на воду и тут уже заканчивать его отделку. Это было во много раз безопаснее, чем пребывание на твёрдой земле, угрожающей каждую минуту взорваться.

В продолжение шести следующих дней - с 25 по 30 января - колонисты работали на верфи, каждый за четверых. Они спали по два-три часа в сутки и всё остальное время работали, пользуясь тем, что пылающее заревом небо делало ночи такими же светлыми, как дни. Извержение вулкана продолжалось, но уже ослабленное. Это было счастьем для колонистов, потому что озеро Гранта уже почти всё было заполнено лавой, и новые потоки её, безусловно, достигли бы верфи, где строился корабль, и плоскогорья Дальнего вида.

Но если эта часть острова ещё уцелела, то на западном побережье дело обстояло совсем плохо.

Действительно, второй поток лавы, спускавшийся по долине реки Водопада, не встречая препятствий на равнинной почве, широко разлился и дошёл до западной опушки лесов Дальнего Запада. Иссушенные жарким летом деревья мгновенно вспыхнули, и пожар охватил огромный участок леса.

Насмерть перепуганные животные, населявшие леса, - кабаны, ягуары, агути, пернатая и четвероногая дичь - устремились к реке Благодарности и к болоту Казарки, по ту сторону дороги в порт Шара. Но колонисты слишком были заняты своим делом, чтобы обращать внимание даже на опаснейших из хищников. Они покинули теперь Гранитный дворец и не заходили даже в Камин: чтобы не терять времени на ходьбу, они спали и ели тут же, подле верфи, в палатке.

Ежедневно Гедеон Спилет и Сайрус Смит поднимались на плоскогорье Дальнего вида. Изредка их сопровождал Герберт, но никогда Пенкроф, который не мог равнодушно смотреть на гибель своего любимого острова.

А зрелище, представлявшееся глазам наблюдателей с высоты плоскогорья, было действительно не из утешительных... Из всех лесов острова уцелела только небольшая роща на оконечности Змеиного полуострова. Повсюду виднелись чёрные, обгорелые пни. Недавно ещё блестевшие свежей зеленью участки были теперь бесплодней песчаных равнин северного берега. Лава покрывала три четверти всей площади острова. Реки Водопада и Благодарности пересохли. Колонисты умерли бы от жажды, если бы в озере Гранта не осталось ещё немного воды. К счастью, южная часть озера не пострадала от лавы: превратившись теперь в небольшой пруд, она заключала в себе все запасы пресной воды острова Линкольна.

Трудно передать, какое удручающее зрелище представлял этот ещё недавно плодоносный остров, обильно орошаемый реками, поросший лесами, зеленеющий возделанными полями... Теперь это была голая безводная скала, и если бы не запасы Гранитного дворца, колонисты скоро умерли бы от голода.

- Сердце разрывается от боли при виде этого, - сказал однажды Гедеон Спилет.

- Да, Спилет, - ответил инженер. - Только бы мы успели закончить постройку корабля! Это наша единственная надежда на спасение!

- Не кажется ли вам, Сайрус, что вулкан как будто затихает? Лава продолжает ещё вытекать из его кратера, но значительно менее обильно, чем прежде.

- Это не имеет значения, - ответил инженер. - Подземный огонь не угас, и море каждую минуту может залить его... Мы в положении пассажиров горящего судна, знающих, что не сегодня завтра огонь доберётся до порохового погреба! Идёмте, Спилет, на верфь. Нельзя терять ни одного часа.

В продолжение следующих восьми дней, то есть до 7 февраля, лава продолжала вытекать из кратера, но не распространялась за пределы уже занятой ею площади. Сайрус Смит больше всего боялся, чтобы огненные потоки не залили берега, где стояла верфь, ибо тогда была бы уничтожена последняя надежда на спасение. В это же время колонистов стали беспокоить частые подземные толчки.

Наступило 20 февраля. Требовался по меньшей мере ещё месяц работы, чтобы спустить судно на воду. Но продержится ли остров столько времени?

Пенкроф и Сайрус Смит хотели спустить шхуну на воду, как только её корпус будет вчерне закончен. Палубу, оснастку и всё прочее можно будет сделать уже на воде. Поэтому все усилия колонистов были направлены на окончание обшивки бортов.

В этой работе прошло время до 3 марта. Теперь Пенкроф считал, что не позже как через десять дней можно будет спустить шхуну.

Надежда понемногу воскресала в сердцах колонистов, на долю которых в этот четвёртый год пребывания на острове выпало столько испытаний. Даже Пенкроф, всё время ходивший мрачным при виде гибели своего любимого острова, даже Пенкроф как будто повеселел. Правда, это объяснялось тем, что он думал теперь исключительно о шхуне.

- Мы успеем кончить постройку, - говорил он инженеру. - Успеем, вы увидите! И это будет как раз вовремя! Ведь уже надвигается осень - через несколько дней наступит осеннее равноденствие! Если понадобится, мы сможем перезимовать на острове Табор. На Таборе после Линкольна!.. Ах, я несчастный! Кто бы мог подумать, что случится такое горе!

- Надо спешить! - неизменно отвечал в таких случаях инженер.

И колонисты работали, работали, не теряя ни секунды времени.

- Мистер Смит, - обратился как-то Наб к инженеру, - как вы думаете, случилось ли бы всё это, если бы капитан Немо был жив?

- Да, Наб, - ответил инженер.

- Не верю, - шепнул Пенкроф на ухо Набу.

- И я тоже, - ответил тот также шёпотом.

В течение первой недели марта внешний вид горы Франклина стал угрожающим. Тысячи тонких струек лавы, похожих на стеклянные нити, как дождь, текли по её склону. Кратер беспрерывно извергал всё новые и новые потоки лавы, которые, растекаясь по уже отвердевшим старым слоям, довершали опустошение острова. Один из потоков лавы, следуя вдоль юго-западного берега озера Гранта, залил плоскогорье Дальнего вида.

Этот последний удар стихий был самым тягостным для колонистов: от мельницы, конюшни, птичьего двора не осталось и следа. Перепуганные обитатели последнего разлетелись кто куда. Топ и Юп проявляли признаки величайшего беспокойства. Инстинкт предупреждал их о надвигающейся катастрофе.

Большинство животных острова погибло при первом извержении; оставшиеся в живых частью нашли приют в болоте Казарки, частью на плоскогорье Дальнего вида. Но скоро огненная река перелилась через гранитный барьер и наводнила и это плоскогорье. Мрачная красота этого зрелища не поддавалась описанию. Ночью казалось, что на плоскогорье обрушилась огненная Ниагара.

Последнему прибежищу колонистов угрожала беда. Хотя верхние швы корпуса шхуны не были проконопачены, инженер решил спустить её на воду.

Пенкроф и Айртон стали готовить катки для спуска, назначенного на следующее утро, 9 марта.

Но в ночь с 8 на 9 марта огромный столб пара вырвался из кратера и среди неслыханного и неописуемого грохота взлетел на высоту трёх тысяч футов. Очевидно, стена пещеры Даккара рухнула под напором газов, и морская вода, хлынувшая в жерло вулкана, сразу обратилась в пар...

Взрыв чудовищной силы, который должен был быть слышен в сотне миль от острова, потряс воздух.

Обломки горы взлетели к небу, и в несколько минут океан залил место, где раньше находился остров Линкольна.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Уединённая скала в Тихом океане. - Последнее прибежище колонистов острова Линкольна. - Неминуемая смерть в перспективе. - Последнее благодеяние. - Остров на континенте. - Памятник капитану Немо.

Одинокая скала длиною в тридцать футов, шириною в пятнадцать, выступающая едва на десять футов над поверхностью океана, - вот всё, что осталось от острова Линкольна...

На этой скале нашли последнее прибежище шестеро колонистов и их верный пёс Топ.

Все птицы острова, все животные, населявшие его, включая и бедного Юпа, погибли, раздавленные обвалом горы, погребённые трещиной в расколовшейся почве или поглощённые хлынувшей на остров океанской волной.

Сайрус Смит, Гедеон Спилет, Герберт, Пенкроф, Наб и Айртон уцелели только благодаря тому, что в момент катастрофы они были на берегу и их подхватила волна, в то время, когда с неба дождём падали обломки взорванного острова.

Они вынырнули на поверхность океана в полукабельтове от этой скалы и, подплыв к ней с величайшим трудом, вылезли из воды.

На этой голой скале они жили уже десять дней! Ничтожные запасы пищи, случайно находившиеся при них во время катастрофы, немного дождевой воды в углублении скалы - вот всё, чем располагали несчастные.

Их последняя надежда - корабль - погибла. У них не было никакой возможности покинуть эту скалу. Не было ни огня, ни топлива для того, чтобы его развести...

В этот день, 18 марта, запасов пищи у них осталось только на сорок восемь часов, несмотря на то что они разделили её на микроскопические порции. Ни знания, ни изобретательность, ни энергия, ни трудолюбие не могли помочь им в этом положении.

Сайрус Смит был спокоен, Гедеон Спилет нервничал, а Пенкроф, весь во власти скрытого гнева, мерил скалу шагами, взад-вперёд, взад-вперёд. Герберт не отходил от инженера и глядел на него так, словно ждал от него помощи, которую тот не мог оказать. Наб и Айртон безропотно покорились судьбе.

- Вот беда! - часто повторял Пенкроф. - Если бы у нас была хоть какая-нибудь скорлупа, мы добрались бы до острова Табор! Но у нас нет ничего! Ничего!..

- Капитан Немо вовремя умер, - заметил как-то Наб.

В продолжение следующих пяти дней несчастные поддерживали свою жизнь скудными остатками пищи, съедая ровно столько, сколько нужно было, чтобы не умереть с городу.

Герберт и Наб несколько раз начинали бредить. Все страшно ослабли.

Могла ли у этих людей теплиться хоть тень надежды? Нет! На что они могли рассчитывать? Что мимо скалы пройдёт корабль? Но они по опыту знали, что корабли не посещают этот глухой уголок океана. Могли ли они надеяться, что по счастливейшему из счастливых стечений обстоятельств яхта Гленарвана именно сейчас придёт за Айртоном на остров Табор? Это было маловероятно. Но даже если бы это и случилось, то, не зная о том, что произошло с Айртоном, капитан яхты, обыскав остров, повернёт обратно и поведёт судно к более низким широтам... Нет, эти люди не имели никакой надежды избежать ужасной смерти от голода и жажды на голой скале!

Они лежали уже неподвижные, не сознавая того, что происходит вокруг. Один Айртон ещё время от времени с огромным усилием поднимал голову и с отчаянием смотрел на пустынное море.

Но вот 24 марта утром рука Айртона вытянулась в направлении какой-то точки на горизонте; он приподнялся, стал сначала на колени, потом во весь рост. Он замахал руками, как будто подавая сигнал.

Корабль был в виду. Он держал курс прямо на уединённую скалу в океане, идя к ней на всех парах. Несчастные могли бы уже давно заметить его, если бы у них хватило сил смотреть на горизонт.

- "Дункан"! - прошептал Айртон и упал без чувств.

Когда Сайрус Смит и его товарищи вновь пришли в сознание, они увидели себя в каюте корабля, не понимая, каким образом они спаслись от смерти.

Но одно слово Айртона сразу объяснило им всё.

- Это "Дункан", - прошептал он.

- "Дункан"! - повторил Сайрус Смит.

Это был действительно "Дункан", яхта Гленарвана, под командой капитана Роберта Гранта отправившаяся на остров Табор, чтобы забрать Айртона, наказанного двенадцатью годами изгнания за свои прошлые преступления.

Колонисты были спасены и возвращались теперь на родину.

- Капитан Роберт, - сказал Сайрус Смит, - что вас натолкнуло на мысль искать Айртона в сотне миль на северо-востоке, когда вы не нашли его на острове Табор?

- Но ведь я приехал сюда не только за Айртоном, но и за всеми вами, - ответил молодой капитан.

- Как за всеми нами?

- Конечно! На остров Линкольна.

- На остров Линкольна?.. - хором воскликнули беспредельно удивлённые колонисты.

- Но откуда вы узнали про существование острова Линкольна, который не отмечен ни на одной карте и название которого мы сами придумали? - спросил инженер.

- Я узнал об этом из записки, оставленной вами в хижине Айртона на острове Табор, - ответил капитан Роберт.

- Из нашей записки?! - вскричал Гедеон Спилет.

- Конечно. Вот она, - ответил Роберт Грант, протягивая записку, в которой указывались координаты "острова Линкольна, приютившего Айртона и пятерых потерпевших крушение американцев".

- Капитан Немо! - сказал Сайрус Смит, узнавший в почерке, которым была написана записка, руку покровителя колонии.

- Ах! - воскликнул Пенкроф. - Значит, это он брал наш "Благополучный" и один отправился на нём к острову Табор!..

- Чтобы оставить эту записку! - подхватил Герберт.

- Значит, я был прав, когда говорил вам, что и после смерти капитан Немо будет оказывать нам помощь! - вскричал моряк.

Колонисты обнажили головы. Это последнее благодеяние их умершего покровителя взволновало их до глубины души. Даже у хладнокровного Сайруса Смита выступили слёзы на глазах.

В эту минуту Айртон, подойдя к инженеру, просто спросил:

- Куда поставить этот ларчик?

И он протянул Сайрусу Смиту ларчик с драгоценностями, подарок капитана Немо, который он спас, рискуя жизнью.

- Айртон! - только и мог выговорить растроганный Сайрус Смит. И, обращаясь к Роберту Гранту, он сказал: - Капитан, вы оставили на острове преступника, а находите по возвращении человека, пожать руку которого я считаю для себя честью.

Роберту Гранту рассказали странную историю капитана Немо и колонистов острова Линкольна.

Отметив на карте местонахождение уцелевшей после гибели острова скалы, молодой капитан отдал приказание трогаться в обратный путь.

Через пятнадцать дней колонисты высадились в Америке, где давно уже наступил мир после ужасной войны, кончившейся победой противников рабства.

Богатства, хранившиеся в подаренном колонистам ларчике, были затрачены на покупку огромного участка земли в штате Айова.

Там, на этом участке, колонисты поселили всех тех, кого они собирались пригласить на остров Линкольна; собрав обездоленных и несчастных, они организовали большую колонию, которой дали имя острова, исчезнувшего в глубинах Тихого океана.

Река, которая протекала по участку, была названа рекой Благодарности, гора - горой Франклина, маленькое озеро - озером Гранта, лес - лесом Дальнего Запада. Короче говоря, это был тот же остров Линкольна, но не среди океана, а среди Американского материка.

Под умелым руководством инженера и его товарищей колония процветала. Колонисты острова Линкольна не разлучились - они поклялись друг другу всегда жить вместе. Наб и Айртон по-прежнему готовы были в любую минуту принести себя в жертву ради друзей. Пенкроф стал таким же завзятым земледельцем, каким был раньше моряком, Герберт закончил своё образование под руководством Сайруса Смита. Гедеон Спилет стал издавать газету "Линкольнский вестник" - самую осведомлённую во всём свете.

Бывших колонистов не раз навещали Эдуард и Элен Гленарван, капитан Джон Манглс и его жена - сестра Роберта Гранта, и сам Роберт Грант, майор Мак-Наббс и другие люди, которых судьба связала с двумя капитанами - капитаном Грантом и капитаном Немо.

Колонисты жили теперь в довольстве и покое, так же дружно, как и на острове Линкольна. Но они никогда не забывали этот остров, кормивший и поивший их в течение четырёх лет, остров, от которого теперь осталась только одна гранитная скала, высящаяся над океаном как памятник тому, кто называл себя капитаном Немо.

Жюль Верн - Таинственный остров (L'lle mysterieuse). 9 часть., читать текст

См. также Жюль Верн (Jules Verne) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Удивительные приключения дядюшки Антифера. 1 часть.
Пер. с фр. - Э.Леонидова. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ГЛАВА ПЕРВАЯ, в которой неизвес...

Удивительные приключения дядюшки Антифера. 2 часть.
Бен-Омар даже подскочил от неожиданности. А дядюшка Антифер, открыв ро...