СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Пантелеймон Сергеевич Романов
«ЗАГАДКА»

"ЗАГАДКА"

В пригородной слободе был праздник, и народ толпился на улице.

Вдруг кто-то закричал:

- Глядите, что делается-то!

Все бросились к крайнему сараю и увидели, что на лугу, около лесочка, с остервенением возятся два человека. Они то падали, то вскакивали на ноги и били друг друга, причем один кричал, а другой бил молча. Видимо, один нападал на другого.

- Что за притча? - сказал кто-то,- кто бы это мог быть?

- Один, кажись, наш, Андрон Евстигнеев как будто.

- Да, похоже. Он, он, так и есть. Его шапка. Вон сшиб и шапку,- крикнула молодка в розовой кофте.

- Подрались, знать, за что-то.

- Пойтить разнять, что ли?

- Сами справятся, что ж лезть-то, может, он его за дело учит.

- Ежели это Андрон, то должно за дело, он чтой-то вчерась свеклу продавал, да, кажись, гнилой навалил.

- Вот народ-то пошел,- сказала старушка в беленьком платочке, тоже смотревшая на дерущихся,- из-за свеклы грех на душу берет да еще по горбу попало, а там, глядишь, морду раскровянит.

- Морду-то ничего, а вот как двух ребер недосчитаешься, это дело хуже. Погляди, пожалуйста, как лупит! - отозвался пожилой мужичок, присаживаясь на бревно и закуривая папироску.

- У нас в прошлом годе так-то подрались двое на кулачки, так у одного все передние зубы и вылетели, у другого почки отбиты. Так до сих пор согнувшись ходит. Семена Стрежнего сын.

- Знаем, рыженький такой.

- А то иной раз без глаза остаются, тоже хорошего мало.

- Ребятишки уж полетели.

- Это им первое удовольствие.

- Ведь убьет мужика, посмотри, пожалуйста, к березе его прижал!

- А что ж, и убьет. Нешто долго до греха? Человек же, когда озвереет, так себя не помнит,- сказал пожилой мужик, сидевший на бревне,- в прошедшем году как-то у нас двое в Семеновке подрались; ну, их розняли, когда уж увидели, что у одного глаз выбит. Так он с выбитым глазом еще догонять бросился того, да в обиде потом на всех, что розняли их. Он бы, видишь ли, ему показал, как глаз выбивать. А сам же кричал, народ созвал, вот не хуже этого... Вишь орет... словно поросенка режут.

- Кажись, это Андрон. Ну, значит, за дело учит.

Побежавшие на место происшествия ребятишки пробежали уже половину расстояния; один из них споткнулся на кочку и растянулся во весь рост, потом вскочил и опять побежал.

- Вот кто любит на драку-то смотреть, морду кровь себе разобьет, и уж добежит посмотреть!

- Сам, небось, сидишь, смотришь. А если б ноги были молодые, еще, глядишь, тоже побежал бы.

- Мне и отседова хорошо видно.

- Теперь чтой-то стало выводиться, а прежде, бывало, как масленица, так все идут на бой. Бывало, как зареченские с нашими сойдутся стенка на стенку, так сколько морд раскровянят - ужасти! Ноги ломали. Иной звереет, кол из горожи выдернет и пойдет крошить.

- Любили.

- Зато судов этих не знали! Посчитают друг другу ребра - и ладно. А теперь как чуть что - суд, милиционер...

- Да, теперь выводиться стало.

- Народ стал очень образованный; вишь, как праздник, так молодые все в город уехали - мячики там гоняют.

- Матушки, матушки, погляди, что делается!..

Вдруг все замерли: один из дравшихся упал на траву, а другой - что-то пошарив по его одежде и оглянувшись на подбегавших ребятишек, бросился в лес.

- Кажись, камнем по голове хватил...

Мальчишки, через минуту добежавшие до упавшего, окружили его и стали что-то кричать и махать руками; часть глядевших на драку бросили грызть подсолнухи и со всех ног кинулись на место происшествия, остальные же - тревожно переглянувшись, тоже пошли поспешным шагом.

- Долго ли до греха... хорошо, если без памяти лежит, а как, если вовсе мертвый? - говорили разные голоса шедших торопливым шагом людей.

- Убили! Человека убили! - кричали ребятишки испуганными голосами.

Убитый лежал, раскинув широко руки, с проломленной головой.

Он оказался ограбленным, так как у него был выворочен карман и сорваны часы, от цепочки которых осталось в петле пиджака только колечко.

И кстати тут увидели, что это совсем не Андрон, а неизвестный мужчина, очевидно, шедший к перевозу на реку. Убийство было, несомненно, совершено с целью грабежа.

Около убитого уже толпился сбежавшийся со всех концов народ. От слободы бежали еще и еще, как бегут при звуке набата на пожар.

- Ясное дело, что бандит,- говорили в толпе,- подкараулил в лесу и наскочил.

- Когда ж он убил-то? - спрашивали вновь подбегавшие со стороны другой деревни.

- Да вот сейчас только, при нас,- сказала молодка в розовой кофте.- Мы вон там на горочке все сидели.

- И мужики были?

- А как же, и мужики все были. Долго справиться не мог, мужик-то здоровый, должно, был. Уж потом, знать, камнем пригадал ему голову разворотить.

- Что ж на помощь-то не побегли? - спросила старушка, запыхавшаяся от бега.

- Да ведь кто ж его знал-то... Мы думали, что драка какая, или за дело учит. Нешто угадаешь! А мы долго смотрели, мужик-то здоровый был, долго не сдавался.

- Ах, ты господи, ну, как тут жить, когда людей прямо на глазах убивают.

- Ни закона не боятся,- ничего.

- Небось, дети остались...

- А главное дело - не боялся, на глазах у всех бил,- сказала опять молодка в розовой кофте: - мы всей деревней почесть стояли, он и внимания не обратил.

- Да... это уж последнее дело,- сказал, покачав головой, мужичок в поддевке.- Ну я понимаю - ночью, уж если, скажем, такой отъявленный человек, что ему ничего не стоит душу загубить, а то ведь днем, на виду у всех не побоялся!

- Вон милиционер идет.

- Когда совершено убийство? - спросил милиционер, оглядывая собравшуюся вокруг трупа толпу.

- Да вот сейчас только,- сказало несколько голосов.

- А кто-нибудь видел?

- Да все видели,- отозвалось опять несколько голосов,- при нас же и дело было.

- А почему не воспрепятствовали?

- А кто ж его знал, что он убить хочет. Мы думали, он просто бьет его. Может, за дело учит.

- Мы думали это насчет свеклы,- сказал чей-то голос.

- А он просил помощи?

- Как же, кричал здорово.

- Ну, и что же вы?

- А какая драка без крику бывает?

Милиционер некоторое время о чем-то думал.

- А вы где же были-то? - спросил он наконец.

- Да вон на горочке все сидели,- сказала молодка в розовой кофте.

- Упокой, господи, душу его,- сказала старушка, перекрестившись.

Милиционер вынул книгу и карандаш, потом присел на корточки и стал писать протокол.

- Убийство с целью грабежа? - спросил он, не поднимая головы.

- С целью,- сказало несколько голосов.

- При свидетелях?

- При свидетелях.

- Кто именно? - спрашивал милиционер, глядя вниз и держа карандаш наготове.

- Почесть вся деревня была,- отозвалось несколько голосов.

- Убийца скрылся?

- Скрылся.

- Тоже на глазах у всех?

- На глазах. Вот сюда, в лесок побежал.

Милиционер перевел взгляд в сторону леса и опять стал писать.

- Да это уж каким головорезом надо быть, чтобы на глазах всей деревни человека зарезать,- сказал кто-то.

- Теперь не найдешь!

- Где ж теперь найтить. Лови ветра в чистом поле.

- Что же, он долго его бил? - спросил милиционер, кончив писать.

- Долго. С четверть часа возился. Мужик очень здоровый был.

- Ну, ладно, двое останутся при мертвом теле, а остальные расходитесь.

Все стали расходиться, оглядываясь на труп. Шедшая сзади всех старушка покачала головой и сказала:

- Вот грех-то... Ну, ежели бы ночью или в безлюдном месте, а то прямо на глазах у всей деревни. Как же он не боялся-то?

- Вот то-то и загадка-то,- отозвался кто-то.

Пантелеймон Сергеевич Романов - ЗАГАДКА, читать текст

См. также Романов Пантелеймон Сергеевич - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ
Писатель, прославившийся своим юмором, принес редактору рассказ о том,...

ЗА ЭТИМ ДЕЛО НЕ СТАНЕТ
В Институт скорой помощи в сопровождении целой толпы принесли на носил...