СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Пантелеймон Сергеевич Романов
«ЗА ЭТИМ ДЕЛО НЕ СТАНЕТ»

"ЗА ЭТИМ ДЕЛО НЕ СТАНЕТ"

В Институт скорой помощи в сопровождении целой толпы принесли на носилках комсомольца, попавшего под трамвай.

Остаток правой руки вместе с отжеванным колесами рукавом куртки был туго стянут чьим-то поясным ремнем, и оттуда, как из завязанного конца кровяной колбасы, по коридору падали густые капли клейкой крови.

Бледное лицо юноши с выступившими на лбу крупными каплями пота и прилипшими на висках волосами было закинуто назад на носилках. На животе лежала раздавленная колесами окровавленная кепка.

- Вот тут на площади и раздавило,- сказал один из принесших, когда раненого, бывшего без сознания, положили на клеенчатую кушетку.

- Прыгнул на ходу, а навстречу ему другой хотел соскочить, ну, и столкнул под прицепной вагон.

Через минуту раненый пришел в себя. Он, не изменяя положения и только открыв глаза, точно после глубокого сна, некоторое время смотрел в потолок, потом сделал усилие перевести взгляд ниже, на стоявших вокруг него людей.

Врач в пенсне и белом халате подошел к нему.

- Ну-с, молодой человек, адресок ваших родителей, а затем поддерживайте честь вашего звания, будьте героем.

- За этим дело не станет,- сказал недовольно комсомолец, без улыбки рассматривая доктора, точно он ему чем-то не нравился.- Телефон два семьдесят три сорок - Александровой... А в чем дело?

- Руку оторвало, дело простое.

- А, черт!.. Какую?

- Как видите, правую,- сказал врач и мигнул своим помощникам, чтобы готовили к операции.

- Вот чертовщина-то... Что ж я без нее буду делать?..

- А вам что, собственно, нужно?

- Как это "что нужно"? Писать, в лагере работать, на строительстве, наконец - футбол. У меня команда.

- Ну что ж, писать в два счета выучитесь левой рукой, в футбол, как вы сами знаете, руками не играют, а на строительстве за все будете отдуваться головой. Только всего.

- Это правда,- сказал юноша, подумав. Но сейчас же прибавил: - И все-таки досадно! Особенно досадно потому, что ведь полчаса тому назад могло ничего не быть. Это все Сашка, черт... Дай, говорит, честное слово, что к шести часам приедешь доклад вместе со мной провернуть. Вот и провернул... Хотел, как всегда, поразить быстротой и точностью. О-о-й...

- Что, болит?

- Нет, кисть онемела и очень тянет,- сказал юноша, силясь взглянуть на руку выше локтя.

- Однако вы, я вижу, малый твердый... В родителей, что ли?

- Большевики всегда твердые, а родители тут ни при чем,- сказал юноша недовольно.- Матери боюсь на глаза показаться... и дело не в том, что боюсь, а в том, что она все-таки женщина, а я терпеть не могу женских слез.

- Вы сами-то не расчувствуйтесь.

- Еще чего!.. А потом глупо вышло, и она на этот раз будет права, а мне крыть нечем. Я всегда все на ура брал, и из-за этого мы постоянно сражались, и всегда все вывозило, а тут на такой ерунде напоролся. Идиот, форменный идиот. Полчаса назад могло ничего не быть.

Через час, когда операция была сделана, в коридор Института поспешно вошла красивая, лет сорока женщина в сером картузике, с туго набитым портфелем.

С нею был огромного роста военный в длинной, почти до пола шинели, с длинным разрезом назади и мелкими пуговичками на нем.

У женщины был встревоженный вид, который она, видимо, скрывала решительными, как бы раздраженными жестами.

- Где комсомолец, попавший под трамвай? - резко спросила она у сиделки, которая несла по коридору стопку выглаженных наволочек с мотавшимися тесемками.

- Обратитесь к дежурному.

Женщина остановила проходившего по коридору врача в пенсне и сказала:

- Мне нужно видеть моего сына, попавшего под трамвай. Он жив?

- Все в порядке,- сказал доктор,- но мы не пускаем родных, потому что всяческие причитания и слезы только портят дело, а облегчения не приносят.

- Какие причитания? Какие слезы? Да пойдите вы к черту,- сказала женщина,- мне нужно видеть сына, чтобы сказать ему несколько слов.

Доктор пожал плечами, как бы отмечая слишком решительный характер посетительницы, и сказал:

- Хорошо, наденьте халат, пройдите, только помните: слез никаких! Ему, наоборот, нужно что-нибудь энергичное, подбадривающее.

- За этим дело не станет,- сказала женщина и, надев халат, бодрым шагом, каким командиры выходят к выстроившимся частям, пошла в палату.

Военный тоже надел халат и удивленно в нем осмотрелся, так как он был ему выше колен, как крестильная рубашка.

Женщина вошла в палату, окинула быстрым взглядом комнату и остановилась глазами на сыне.

Тот, повернув голову на стук знакомых крепких шагов, смотрел на мать и сделал попытку сконфуженно и приветственно улыбнуться. Но улыбка его осталась без ответа.

- Идиот, дурак! - сказала мать. - Я так и знала, что ты этим кончишь.

Комсомолец смотрел на мать, и на лице его боролось несколько выражений. Наконец он сказал:

- На этот раз тебе посчастливилось сказать истинную правду. Я уже высказывал здесь аналогичное мнение. Хуже всего то, что я оказался перед тобой мальчишкой.

- А ты думал, кто же ты?.. Ну, ладно, руки нет - черт с ней, живут люди и без рук. Я спокойна, отец тоже будет спокоен. Важно, что сам остался жив.

- Зато это уж в последний раз со мной такой камуфлет,- сказал сын.- Ну, ладно, писать выучусь, как говорит доктор, левой рукой, на строительстве за все буду отдуваться головой, а в футбол с одними ногами еще лучше играть - меньше штрафных будет. Дядя Саша, правда?

- Обойдется,- сказал военный добродушно,- важно, что голова осталась цела. Без нее было бы несравненно хуже.

- Отцу что передать? - спросила мать, не разделив шутливого настроения брата.

- Что ж ему передать? Скажи, что дурак кланяется.

- Сестре?

- Сестре - что идиот кланяется.

- Завтра зайду узнать, прощай.

Женщина вышла из палаты, но в коридоре пошатнулась и, схватившись за голову, остановилась у стены коридора. У нее целым ручьем хлынули прорвавшиеся вдруг слезы.

- Ну, поправляйся,- сказал военный, поощрительно подмигнув племяннику и не заметив состояния сестры,- чтобы через месяц быть молодцом и хоть с одной рукой, но геройски защищать СССР на всех фронтах.

- За этим дело не станет,- сказал племянник угрюмо и прибавил: - Что же она ни одной слезинки-то не проронила? Неужто уж я для нее...

И вдруг с блеснувшими на глазах слезами замолчал, до боли закусив губы.

Пантелеймон Сергеевич Романов - ЗА ЭТИМ ДЕЛО НЕ СТАНЕТ, читать текст

См. также Романов Пантелеймон Сергеевич - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

ЗВЕЗДЫ
I Грязная осенняя дорога от станции шла по опушке. На оголенных ветвях...

ЗВЕРИ
На маленькой станции вторые сутки толпы людей ждали поезда и не могли ...