СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Викентий Вересаев
«К спеху»

"К спеху"

Однажды вечером я сидел на крылечке избы моего приятеля Гаврилы и беседовал с его старухой матерью Дарьей. Шел покос, народ был на лугах. Из соседнего проулка выехал на деревенскую улицу незнакомый лохматый мужик. Он огляделся, завидев нас, повернул лошадь к крылечку и торопливо спрыгнул с телеги.

Мужик был бос, порты болтались на его ногах; из расстегнутого ворота грязной холщовой рубахи глядела коричневая грудь, густые волосы на голове были спутаны и пересыпаны сенной трухой.

- Эй, тетка! Где тут у вас самая рябая девка живет? - с тою же торопливостью обратился он к Дарье. Вообще во всех его движениях было что-то торопливое и как будто очумелое.

- Чтой-то, господи помилуй! - медленно произнесла Дарья и широко раскрыла глаза. - На что тебе?

- Самая что ни на есть рябая! Сказывали, есть у вас такие...

В смеющихся глазах Дарьи промелькнуло что-то: она поняла. Но я не понимал и удивленно смотрел на мужика, припоминая в то же время, что я где-то видел его раньше.

Дарья протяжно ответила:

- Есть, милый, есть рябенькие!.. А ты сам откудова?

- Из Малахова сам я... Сорок ден, как жена померла, дома трое ребят, а пора, знаешь, горячая. Никак не управиться одному!

- Ты вот что: иди ты к Мотьке десятсковой. Вот она, десятская изба, рядом.

- А как, скажешь, пойдет она за меня?

- Ты сам ее и спроси... Да вон она от колодца с ведрами идет. Как подойдет, ты и спроси.

- Илья! Или не признал? - обратился я к мужику.

Он быстро уставился на меня своими бегающими глазами.

- А-а, Викентьич! - радостно проговорил он, и в углах его глаз запрыгали морщинки. - Будь здоров, с приездом!

Он протянул мне корявую руку.

- Татьяна твоя померла? - спросил я, пораженный.

- Померла, померла! - пробормотал он. - Вчера сороковины справил. Заложило бок, - в неделю свернулась, царствие ей небесное!.. Померла, померла Татьяна!

В прошлом году, позднею осенью, я ночевал в Малахове у Ильи, и мне хорошо помнилась его жена Татьяна. Рядом с очумело-суетливым Ильею странно было видеть ее, неторопливую и спокойную, с ясными, ласковыми глазами; видно было по всему, что она стояла поверх мужа и что он признавал ее опеку, уверенную и любовную... И вот она умерла. То-то он теперь такой грязный и лохматый!

К соседнему двору подошла коренастая, приземистая Мотька с двумя ведрами на коромысле. Илья поспешно бросил вожжи в кузов телеги и рысцою, в болтающихся портах, подбежал к Мотьке.

- Девочка, а девочка! Ты самая рябая на деревне?

Мотька поставила ведра на землю, удивленно оглядела Илью, вдруг густо покраснела и потупилась.

Илья деловито заговорил:

- Слушай, девочка! Холостой тебя не возьмет, - на что ты ему такая? А я вдовый, трое ребят у меня, хозяйство, как следует быть, - лошадь, корова, ну и все такое... Пойдешь замуж за меня?

Мотька стояла, потупившись, и молчала.

- Что ж ты, девонька, молчишь? Ай, обиделась? - недоумевающе спросил Илья.

Дарья слушала и покатывалась со смеху.

- Ступай к бате! - тихо ответила Мотька.

- Ну его, батю! Ты-то пойдешь ли?

- А вот батя тебе и скажет.

Илья ударил себя по бедрам.

- Заладила одно: батя да батя... Я тебя спрашиваю.

- А ну те к черту, паралик лохматый! - вдруг сердито крикнула Мотька, схватила ведра и стремительно ушла в ворота.

Илья поднял брови, поглядел ей вслед и, почесывая в спутанных волосах, побрел к нам.

- "Батя" да "батя", больше ничего! - разочарованно произнес он. - Сама ряба так, что лучше и не надо, а тоже - "батя"! А того не понимает, что бате ее бутылку водки поставь, да еще приезжай, да еще... а времени где же возьмешь! Пора горячая, мне бы поскорее!

Он высморкался пальцами, задумчиво отер руку о подол и вдруг встрепенулся.

- Нет ли у вас здесь еще кого? Нету?... Ну, коли нету, то, значит, до Тайдакова надо доехать; там тоже, сказывают, рябенькие есть... Оставайтесь здоровы!

Илья взвалился на телегу, захватил в руки вожжи и повернул на дорогу в Тайдаково. Я с недобрым чувством смотрел ему вслед, и мне вспомнились ласковые, ясные глаза Татьяны, умершей всего шесть недель назад.

Мотька появилась в воротах. С злым, нахмуренным лицом она стояла и глядела на золотистое облако пыли, в котором дребезжала телега удалявшегося Ильи.

- Ты что же это, девка, жениху-то отказала? - невинно спросила Дарья.

- "Отказала"! Сам страшный какой, а меня с первого же слова срамить зачал: ты, говорит... самая рябая на всей деревне!..

Голос Мотьки задрожал, - от обиды или от сожаления?... Она повернулась и снова ушла во двор.

В середине июля я возвращался домой на беговых дрожках из Тулы. Был самый разгар страды. Солнце садилось, вся даль к западу была затянута нежно-золотистою пылью, как туманом; пахло спелою рожью. По безбрежной шири полей всюду виднелись рассеянные в одиночку рубахи косцов и согнутые спины жниц; пыльные, облитые потом, все работали молча и сосредоточенно. Что-то тягучее и туповластное стояло в знойном воздухе, и копошившиеся среди ржи молчаливые люди казались пригнетенными рабами какой-то огромной, беспощадной силы.

Солнце село, на востоке появилась серо-лиловая полоса с слабо-пурпуровым краем - первая тень надвигающейся ночи. Золотистый запад бледнел, полоса на востоке темнела и росла; а вместе с этим вокруг становилось все тише и людей на полях попадалось все меньше. Дойдя до четверти неба, надвигавшаяся с востока тень слилась с вдруг потемневшим небом, и на нем замигали звезды.

Дрожки быстро катились по накатанной дороге в серой мгле вечера. С низин потянуло влажной прохладою. Во встречных деревнях гасли огни. Истомленное зноем и трудом, все вокруг сладко засыпало.

Была поздняя ночь, когда я проезжал через Малахово. Деревня спала мертвым сном. Вдруг у крайней избы, около плетня, я заметил черную фигуру. Она медленно ходила под лозинами взад и вперед, медленно и однообразно раскачивалась... Неужели это Илья? Изба была его, а неделю назад, поздно вечером проезжая через Малахово, я видел Илью, сидевшего на завалинке и баюкавшего ребенка. Я остановил лошадь.

- Илья, это ты? - окликнул я человека.

- Я, - коротко ответил он из темноты.

Я слез с дрожек и подошел к Илье. На руках, под накинутым на плечи зипуном, он держал закутанного в свивальник ребенка. Я спросил:

- Что, или и до сих пор не нашел ты себе невесты?

- Невесты-то?... Нет, слава богу, тогда же дело сладил в Тайдакове. Есть теперь баба; хорошая баба, лихая на работу, - дай бог всякому.

- Что же это ты сам с ребенком носишься?

- Не привык он к ней, - неохотно ответил Илья.

Я вгляделся в ребенка.

- Да он же спит! - воскликнул я.

- Пущай спит! - пробормотал Илья.

- Вот чудак! Пошел бы и сам спать, - устал ведь с работы! Да и для ребенка лучше, если положишь его.

Илья помолчал.

- А может, я это не для него делаю, а для себя?

Я удивленно оглядел его. Лицо Ильи было грустно и необычно сосредоточенно. И вдруг я понял...

Страдные дни властно отбирали себе у Ильи все его помыслы и всю душу. И вот короткие ночи он вместо отдыха одиноко ходил с ребенком под лозинами, отдаваясь на свободе воспоминаниям и тоске.

Викентий Вересаев - К спеху, читать текст

См. также Вересаев Викентий - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Лизар
Рассказ Солнце садилось за бор. Тележка, звякая бубенчиками, медленно ...

Мать
Из записной книжки Сегодня утром я шел по улицам Старого Дрездена. На ...