СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Пантелеймон Сергеевич Романов
«СТЕНА»

"СТЕНА"

Председатель правления одного из советских учреждений сидел у себя в кабинете, потом встал и стал зачем-то мерять комнату шагами вдоль и поперек.

Вымерив, остановился, погладил затылок и посмотрел вопросительно на стену, обведя ее всю взглядом.

Потом вышел из кабинета и, заглянув в соседнюю комнату, где сидели машинистки, тоже провел глазами по стене.

Потом позвал управдела.

- Иван Сергеевич, а не находите ли вы, что из этих двух комнат можно одну сделать? Тогда бы тут заседания правления можно было устраивать. А машинисток наверх перевести.

Управдел тоже посмотрел вопросительно на стену, постучал по ней пальцем и сказал:

- Можно. Стену эту высадить - пара пустяков. И обойдется не дороже сотни, много - полторы, с отделкой.

- Ну, вот и прекрасно.

Через неделю председатель ходил по комнате, соединенной из двух в одну, мерял ее шагами и говорил:

- Вот это комната, так комната! Только что-то она уж очень велика вышла?

- Это так кажется с непривычки,- сказал управдел.- Только вот машинистки недовольны, говорят, что их в собачью конуру законопатили.

- Потерпят, что ж делать-то!

А еще через неделю председателя перевели в другое учреждение.

Заступивший его место новый председатель пошел обходить учреждение для знакомства со служащими. Наверху к нему подошли машинистки и сказали:

- Нам здесь очень тесно, нельзя ли нас устроить там, где мы прежде были?

- А где вы прежде были? - спросил новый председатель.

- Внизу, где ваш кабинет.

Председатель спустился вниз и стал мерять шагами свой кабинет. Потом позвал управдела. Когда тот пришел, он сказал:

- Иван Сергеевич, а не находите ли вы, что из этой одной комнаты две можно сделать? А то машинистки жмутся наверху в этой клетушке.

Управдел обвел комнату взглядом и сказал:

- Пара пустяков. Ведь тут прежде стена была, возобновить ее ничего не стоит.

- Ну, вот и прекрасно. Теперь очень смотрят за тем, чтобы учреждения поэкономнее расходовали средства, а тут под кабинет председателя целый зал отведен. Это нам не по карману. А дорого это будет стоить?

Управдел почесал висок и сказал:

- Жалко, что мы не предусмотрели: у нас для этого материал был, пожгли его весь. Теперь придется покупать. Да я думаю все-таки, что не больше трехсот рублей обойдется.

- Тогда валите, лучше один раз истратиться, да потом сэкономить, а главное, машинисток жалко.

- Ладно,- сказал управдел.

А председатель стал вымеривать комнату шагами.

- Это кто же ухитрился тут стену-то сломать? - спросил он, кончив мерять.

- Прежний председатель,- отвечал управдел.

- Это значит, чего моя нога хочет?

- Вроде этого.

- Что ж, у нас как на это дело смотрят: деньги казенные, значит - вали! Небось кабы его собственное предприятие было, он не стал бы кабинеты по десяти сажен разгонять.

- Да, ведь, конечно, как говорится, казна не обеднеет.

- Добро бы для людей делал, а то для собственного комфорта.

Через две недели председателя сменили.

Поступивший на его место новый призвал к себе всех служащих и спросил, не желают ли они высказать каких-нибудь пожеланий, так как он человек новый и не знает местных условий.

Служащие сказали, что особенно жаловаться ни на что не могут. Только вот по вечерам собираться негде, читальни нет.

И все увидели, как председатель поднял голову и стал водить глазами по стенам кабинета.

- В соседней комнате что? - спросил он.

- Комната для машинисток.

- Так. Ну, идите, а я подумаю.

- Что тут будешь делать! - говорил управдел, когда они все вышли из кабинета,- прямо невидимая сила какая-то тянет их к этой стене.

- Оно, конечно, каждому на первых порах хочется деятельность проявить и служащих ублаготворить,- сказал регистратор,- вот у нас, где я прежде служил, один председатель составил себе план работ, бараки деревянные для рабочих строить, а после, который на его место пришел, посмотрел на эти деревянные бараки да и говорит: "Это к чертовой матери! Тут нужно каменный корпус строить, а деревянные бараки - один перевод денег". Ну, и сломали.

- Это верно, сколько я ни замечал, если один что-нибудь начал, а на его место другой пришел, то ни за какие коврижки по прежнему плану делать не будет,- заметил управдел,- самолюбие в этом отношении агромадное. Каждый рассуждает так: ежели я по чужому плану делать буду, то подумают, что я своего не могу придумать. И не дай бог часто начальство менять, вот какой расход от этого - хуже нет.

- Это верно,- сказал регистратор,- ежели какое учреждение мало-мальски слабовато в финансовом смысле, то больше двух председателей в год не выдержит. Прогорит, как пить дать.

- Ежели уж только какого дурака найти, который будет смирно сидеть, то ничего. А ежели чуть мало-мало человек деятельный, он, первое дело, глядит, за что бы ему зацепиться. Вот у нас уж на что дело маленькое. А как новый поступил, так его и тянет, так и пошел по комнатам ходить, нюхать, нельзя ли чего ковырнуть. У нас, кроме этой стены, и тронуть нечего. Так они прямо, как мухи на мед, на эту стену.

- Они одной стеной по миру пустят. Их человек пять за год сменят,- вот тебе и готово дело! Оно, конечно, можно бы сказать,- продолжал управдел,- а потом, как рассудишь,- какое мне дело, еще потом в обиде на тебя будут, что вмешиваешься в распоряжения начальства,- ну и молчишь.

- И черт их знает, прямо, как домовой над ними подшутил,- воткнулись все в эту стену.

- Во что ж больше у нас воткнешься-то, не наружные же стены ломать,- сказал регистратор, обтирая перо о подкладку куртки, потом об волосы.

- Иван Сергеевич, вас председатель кличет,- сказал курьер, просунувши голову в дверь.

- Что-то, кажись, клюнуло,- сказал управдел и пошел к председателю.

Новый председатель стоял у стены и постукивал по ней суставом указательного пальца.

- Что эта стена, толстая или нет? - спросил он управдела.

- Нет, не очень, вершка на два, я думаю.

- Вот служащие жаловались, что собираться негде. Может быть, ее того... Тогда получится хорошая большая комната.

- Это идея,- сказал управдел.- Высадить ее - пара пустяков.

- Ну, вот и прекрасно.

- Готов! - сказал управдел, вернувшись в канцелярию.- Прямо, как муха на липкую бумагу попал! Ах, сукины дети, разорят вдребезги. Да и дом уж очень обезобразили: сарай какой-то посередке.

Через неделю в отчете, поданном председателю, стояло:

"За слом стены - 150 руб.

За восстановление стены - 300 руб.

За слом стены - 170 руб.".

- Теперь не миновать четвертого ждать,- сказал регистратор,- еще триста за восстановление заплатим, дом и в порядке опять будет!

Пантелеймон Сергеевич Романов - СТЕНА, читать текст

См. также Романов Пантелеймон Сергеевич - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

СУД НАД ПИОНЕРОМ
I Один из пионерских отрядов захолустного городка был взволнован непри...

Терпеливый народ
По борьбе с грязью была объявлена неделя чистоты, и около советских ба...