СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Пантелеймон Сергеевич Романов
«РЫБОЛОВЫ»

"РЫБОЛОВЫ"

- Получен приказ вернуть все взятое из экономии и передать в советское хозяйство,- сказал член волостного комитета Николай-сапожник, придя на собрание,- утаившие будут преданы суду.

Все стояли ошеломленные, не произнося ни слова. Только Сенька-плотник не удержался и сказал:

- Вот тебе и красные бантики...

- Велено проверить по описи, кто что брал из живого и мертвого инвентаря.

- Да для чего ж это?

- Рассуждать не наше дело. А раз сказано, значит должон исполнить.

- А ведь говорили, что все народное?

- Мало что говорили. Было народное, а теперь хотят сделать государственное. Ну, языки-то чесать нечего. Надо проверять.

- А что без описи взято, тоже отбирать будут?- спросил кузнец.

Все затаили дыхание.

- Постой, дай хоть по описи-то проверить,- сказал Николай, отмахнувшись от кузнеца, как от докучливой мухи.

Стали проверять.

- Двадцать дойных коров с молочной фермы роздано беднейшим и неимущим... налицо только пять. Куда ж остальные делись?

- Куда... ко двору не пришлись,- недовольно сказал кто-то сзади.

- Что значит ко двору не пришлись? Ты куда свою корову дела? - строго спросил Николай у Котихи.

- Издохла, куда ж я ее дела,- сердито огрызнулась Котиха, стоявшая в рваной паневе, с расстегнутой тощей грудью.- Навязали какого-то ирода, до морды рукой не достанешь, нешто ее прокормишь.

- Вот черти-то,- сказал Николай,- заплатишь, больше ничего.

- Накося...

У других коровы тоже исчезли. Кто продал прасолу на мясо, у кого околела.

- Готового не могли сберечь,- сказал Николай.- Ну, а мертвый инвентарь? Поделено десять телег, десять саней, плуги и прочее... все доставить.

- Да откуда ж их взять-то? - крикнул печник.- Мне, к примеру, и пришлось-то от этих телег два задних колеса, а передние еще у кого-то гуляют. Черт их сейчас найдет!

- Вот ежели кажный принесет, все колеса и сойдутся.

- Ни черта не сойдется...

- Да куда же вы все девали-то? - крикнул в нетерпении Николай.

- А кто ее знает,- сказали все.- Промеж народа разошлось...

- Да ведь народ-то весь здесь?

На это никто ничего не ответил.

- А что без описи... тоже отбирать будут? - спросил кузнец.

- Будут. Обыскивать надо,- отвечал Николай, просматривая какие-то бумаги.

Все опять насторожились, а несколько человек юркнули на задворки...

- То разбирай, то опять собирай, прямо задергали совсем, нет на них погибели.

- Не дай бог, в голове помутится от такой жизни.

- Главное дело, врасплох захватили. Куда теперь все это денешь? Деревянное что,- пожечь еще, скажем, можно, а железо,- куда его?

- Закапывать. Слободские все закапывают. - Или в пруде топить,- сказал кто-то.

- Что утопишь, а над чем и помучаешься,- проворчал кузнец.

- А у тебя что?

- Мало ли что... ведра есть, жбаны молочные, болты от машины, половинка этого... сепаратора, что ли, чума его знает. Потом нож от жнейки.

- Это утопишь.

- А когда доставлять-то? - спросил кто-то.

- Нынче надо,- отвечал Николай, просматривая бумаги и думая о чем-то.

- Ну, где уж тут успеть?

- Небось записывать будете...

- Что записывать?

Никто не отозвался. Еще несколько человек отделилось от толпы и тоже юркнули на задворки. Остальные беспокойно посмотрели им вслед и переглянулись.

- Куда это они?

- Умные люди, знают куда,- сказал кузнец и, что-то вспомнив, сам заторопился.- Ах, черт, надо мерину корму дать,- сказал он.

Николай все о чем-то думал. Когда он оглянулся, около него стояли только человека три.

- Где ж народ-то? - спросил он.

- А черт их знает. Ну, что ж, надо по дворам идти?

- Да, надо,- сказал Николай. Но вдруг, что-то вспомнив, торопливо сказал: - Подождите маленько, у меня корова не поена,- и быстро юркнул в избу.

* * *

Минут через пять у пруда неожиданно столкнулись Николай и кузнец. Кузнец - с большими молочными жбанами из белой жести, Николай - с нанизанными на веревку гайками, петлями, подсвечниками. Кузнец присел было за куст со своими жбанами. Николай сделал такое же движение, но потом махнул рукой и сказал:

- Ну, черт ее... все равно. Только не болтай никому.

И, закинув в пруд на веревке свои гайки и подсвечники с прикрепленным к ним поплавком, стал прятать у берега конец веревки.

В это время, запыхавшись, с колесом от жнейки и какой-то мелочью, прибежал печник и, наткнувшись на кузнеца, словно обжегшись, присел было, но, увидев с другой стороны Николая, махнул рукой и, сказавши: "Не болтайте никому!" - вышел на плотину.

Еще минут через пять стал прибывать новый народ,

- Полезли!.. И все к одному месту, как черт их догадал...

Кузнец закинул свои жбаны, но они повернулись вверх горлами и никак не хотели тонуть, сколько он ни водил по пруду за веревку.

- Вот черти-то окаянные! Говорил, не утопишь. Вишь, вишь, задирают морду вверх, да шабаш. Тьфу!

Пришел Сенька с экономическими ведрами. Афоня с какой-то машинкой, которой даже все заинтересовались и, оставив на время работу, стали рассматривать ее.

- Яблоки, что ли, чистить, не разберешь,- сказал Фома, посмотрев сначала на машинку, потом на ее владельца.

Тот и сам рассматривал машинку, вертя ее в руках, как будто в первый раз увидел ее.

- А кто ее знает,- сказал он наконец,- я взял, думал ручка на веялку годится, а она и туда не подошла.

- Ну буде языки-то чесать,- сказал строго Николай,- кончай дело, да - к месту!

Все, как поденщики после сурового окрика хозяина, принялись за дело, работа вокруг пруда закипела, только слышалось:

- Куда ты накрест-то через мою веревку кидаешь, чертова голова! - кричал один.

- А ты отведи свои поплавки. Один уже весь пруд занять хочешь...

- Куда ж я их отведу, когда тут мостики, есть у тебя соображение об деле?

А жбаны кузнеца все плавали горлами вверх.

- Вот дьяволы-то навязались. Хоть сам лезь в воду и топи их, оглашенных. Вишь, носятся!

- Куда ты, черт, со своими кубышками тут! Что за наказание такое! - кричал Афоня, торопливо дергая свою веревку.- За мои зацепил!

- Ну, не дай бог, что в середке пустое,- говорили в толпе.- Это вот сейчас еще хоть время есть, а как наспех придется, так совсем замотаешься.

- Я свой граммофончик закинул, и - без хлопот,- сказал Андрюшка, потирая руки, как купец после удачной торговой операции.

- Граммофон-то хорошо, - там нутро тяжелое. А вот эти кубышки...

- Я был в слободе, когда туда обыскивать пришли,- сказал Федор,- так что там было!.. У них у всех, почесть, эти жбаны. Сыроварня там работала. Как расплылись по всему пруду,- ну, беда чистая, измучились.

- Измучаешься,- сказал Захар, переводивший свои поплавки, и крикнул на кузнеца: - Да куда тебя черти несут, ты уж и сюда припутался!

- Что ж я сделаю, когда ветром гонит. Давеча туда гнало, теперь назад, пропади они пропадом.

А с деревни, увидев народ у пруда, бежали ребятишки с кувшинами и ведрами.

- Вы куда еще, чумовые, разлетелись! - крикнули на них мужики.

- Рыбки...

- Рыбки!.. Только одни бирюльки на уме.

Ребята озадаченно остановились.

Когда кто-нибудь, размахавши на руках и сказавши "Господи, благослови", бросал далеко от берега свой груз, мальчишки с кувшинами бросались туда и останавливались в недоумении; глядя озадаченно то на воду, то на бросившего.

- Что вы суетесь под ноги! - кричали на них со всех сторон.

- Только начни какое-нибудь дело, так эта саранча и заявится.

- Утопил!..- закричали с плотины.

Мальчишки бросились туда. Это кузнец ухитрился наконец шестом пригнуть к воде горла жбанов, и они, побулькав, пошли ко дну.

- Уморился? - спросил Федор, глядя с состраданием на него.

- Уморишься...- ответил кузнец, утирая обеими руками фартуком пот с лица, как он утирался в кузнице, когда, кончив ковать раскаленное железо, совал его опять в горн и отходил к двери.

- Ну, буде, буде! Кончай,- сказал Николай.

Когда все, мокрые, усталые, возвращались вереницей от пруда, встречные останавливались и, посмотрев на мокрых мужиков и ребятишек с кувшинами, спрашивали:

- Много поймали?

- Много...- угрюмо отвечал кузнец,- чтоб тебе так-то пришлось!

Пантелеймон Сергеевич Романов - РЫБОЛОВЫ, читать текст

См. также Романов Пантелеймон Сергеевич - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

САМОЗАЩИТА
Стало ясно, что если так пойдет дело дальше, то все поплывет к богатым...

СВЯТАЯ ЖЕНЩИНА
Беднейшие с начала переворота испытали три совершенно различных превра...