СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Пантелеймон Сергеевич Романов
«НЕРАСПОРЯДИТЕЛЬНЫЙ НАРОД»

"НЕРАСПОРЯДИТЕЛЬНЫЙ НАРОД"

Какой-то человек в картузе и с плетеной сумкой, с которыми ходят на базар за провизией, подошел к запертому магазину. Загородившись ладонями, чтобы не отсвечивало, он постучал в грязное запыленное окно, пробитое пулей и заделанное деревянной нашлепкой.

Из двери выглянул другой человек в кожаной куртке и сказал:

- Подожди немножко, пианино кончу чистить, тогда вместе пойдем.

Дверь опять закрылась, человек с сумкой остался ждать и, поставив сумочку на порог, стал свертывать папироску.

Шедшая по другой стороне улицы старушка с веревочной сеткой, в которой у нее болталось несколько морковок, увидев стоявшего перед магазином человека, вдруг остановилась, посмотрела на вывеску, потом по сторонам на другие вывески и торопливо, точно боясь, как бы ее не опередили, перебежала через улицу. Присмотревшись из-под руки на человека, стоявшего у магазина, она пристроилась стоять сзади него с своей морковью.

- Давно стоишь, батюшка?

- Нет, сейчас только пришел,- ответил неохотно и недовольно мужчина.

Старушка хотела еще что-то спросить, но только посмотрела и не решилась.

- О, господи, батюшка, вот до чего довели, ничего-то нигде нету. Бегаешь, бегаешь от одной очереди к другой. Вчера шла так-то мимо одной, не стала, а там, говорят, мыло выдавали. Сейчас уж бегом бежала.

- Теперь становись, не зевай,- сказал какой-то старичок с трубкой, подошедший вслед за старушкой.

- Вот то-то и дело-то... Вишь, двух минут не простояли, а уж трое набежали. Вот и четвертый.

- Теперь пойдут.

- Что выдавать-то будут?

- Сами еще не знаем.

- Что-нибудь выдадут. Зря не стали бы народ собирать.

Прибежала какая-то растрепанная женщина с мешком из дома напротив. Она хотела было занять пятое место, но проходившие мимо двое мужчин опередили ее.

- Набирается народ-то...

- Наберутся... вчерась около нашей лавки до самого бульвару протянулись. Последним даже товару не хватило.

- Вот из-за этого-то больше всего и боишься.

- На что очередь? - спросила запыхавшись, полная дама в шляпе.

На нее недоброжелательно посмотрели. Никто ничего не ответил.

- А ты, матушка, становись лучше, а то покуда будешь расспрашивать, другие заместо тебя станут, а под конец попадешь, и не достанется ничего.

- Спрашивает, ровно начальство какое...- проворчала про себя растрепанная женщина,- люди раньше пришли - молчат, а этой сейчас объявляй.

- Вот видишь, я и правду говорил,- заметил старичок, когда вслед за дамой встали еще три человека.

Пришедший раньше всех мужчина с сумкой оглянулся на выстроившихся сзади него и спросил:

- На что стоите-то? Что выдавать-то будут?

- Бог ее знает,- ответил старичок,- там объявят.

Мужчина с сумкой посмотрел на старичка, ничего не сказал и, повернувшись, приложился к замочной щелке и посмотрел внутрь магазина.

- Вот это так - "сейчас",- сказал он сам с собой, посмотрев на часы,- уж двадцать минут прошло.

- Теперь, батюшка, везде так-то долго.

- Что вы весь тротуар-то загородили,- через вас, что ли, ходить,- кричали прохожие, набежав на очередь, и озадаченно останавливались.

- А куда ж нам деваться?

- Куда... по стенке становись, а то, вишь, всю улицу заняли.

- О, господи, батюшка, и откуда ж это столько народу берется?

- Прямо как чутье какое.

- Один узнал, а за ним и все идут,- сказал старичок.

- Какие это умники выдумали. Бывало, пошел купил, что надо, и никаких. А теперь стоим, а зачем стоим, неизвестно. Когда отопрут, тоже никто не знает.

- Ай спросить пойтить.

- От этого скорей не будет.

- Нет, ежели надоедать начнут, все, может, поскорей повернутся.

- Раз в какой час положено, в такой и отпирать будут.

- А в какой положено-то?

- Я почем знаю, что ты ко мне пристал?

- Эй, ты, дядя передний, спроси-ка, когда отпускать нас начнут, у самой двери ведь стоишь.

- Мне-то какое дело,- сказал тот угрюмо,- вам нужно, вы и спрашивайте.

- Вот черти-то, для себя не могут постараться. Будет стоять два часа, а пойтить спросить толком - силком не прогонишь. А ведь раньше всех приперся.

- Что ж, ему бы только пораньше местечко захватить.

- И чего, окаянные, в самом деле измываются над народом, соберут с утра, а выдавать к обеду начинают.

- Не напирайте там, что вы очередь-то спутали, теперь и неизвестно, где кто стоял.

- Нарочно путают. Ведь теперь задние наперед пролезут.

- Списки бы надо делать или еще как. А то, вишь, народа набилось сколько, разве уследишь, кто где стоял. Раз знают, что народа в этом месте много, значит надо списки какие-нибудь или еще как.

Подбежала какая-то запыхавшаяся женщина, вся исписанная меловыми цифрами: на спине стояла большая цифра пять, а на-груди и на рукавах другие цифры.

На нее все молча посмотрели. Только барыня посторонилась и, отряхнув рукав, сказала: "Пожалуйста, не прислоняйтесь".

- Не начинали еще выдавать? - спросила женщина.

- Нет...

- А вы что ж немеченные стоите?

- Нет.

- Новый магазин значит. Мы сначала тоже путались, до драк доходило. А теперь заведующий прямо выходит и подряд на всех проставляет. В одной очереди пометили, в другую идешь.

- Сейчас устроим,- сказал какой-то здоровенный малый, вынув из кармана штанов кусок мелу.- Без заведующего управимся.

- Спасибо, умный человек нашелся. Покрупней, батюшка, ставь.

- В лучшем виде будет; получай,- сказал малый, выводя у старухи во всю спину цифру 20.

- Сразу дело веселей пошло.

- Как же можно, порядок.

- Что ж это тебе размалевали-то так? - спросил старичок у женщины с цифрами.

- Это у меня на сахар, пятнадцатым номером иду, это на керосин десятый вышел, это на мануфактуру...- говорила женщина, глядя себе на грудь и водя по цифрам пальцем.- Господи, как бы по этому номеру не пропустить.

- Ну, где ж тебе написать, когда на тебе живого места нету,- сказал малый, подходя с мелом к женщине.

- А на спине, батюшка, местечка не осталось?

- Спина - свободная.

- Ну пиши, родимый, там.

- Если бы заведующие-то были с головами,- сказала дама в шляпе,- распределили бы как-нибудь по алфавиту, каждый бы свое время и знал, не метили бы, как арестантов, мелом и не стояли бы целыми часами.

- Опять не понравилось,- сказала растрепанная женщина, подставляя свою спину малому и недоброжелательно из-под низу выглядывая на даму в шляпе.

- Ждать не привыкли,- сказал из толпы насмешливый голос.

- Тут в одной кофтенке стоишь, жмешься, и то ничего не говоришь, а она целый магазин на себя напялила и то уж ножки простудила.

- Куда вы, черт вас... Дугой на середку улицы выперли... Отвечай за вас! - крикнул солдат с ружьем.- Так вот прикладом и поддам. На что стоите-то? - спросил он, посмотрев на вывеску магазина.

Все только молча испуганно оглянулись на него. Никто ничего не ответил.

- Языки проглотили. По стенке становись.

- О, господи, батюшка!

- Кабы народ-то был распорядительный, сейчас пошли бы, расспросили толком, когда отопрут, что выдавать будут, и не стояли бы зря целый час.

- Да, порядка нету. И за что, черти, мотают, мотают народ, нынче в одном месте выдают, завтра в другом. Я что-то никогда и не видал, чтобы тут выдавали. Там музыка какая-то стоит.

- Они этим не стесняются.

- Что за черт, провалился, что ли, в самом деле,- сказал передний мужчина с сумкой и постучал в дверь.

- Сейчас, сейчас,- послышался голос из магазина.

- Осенило, наконец,- сказали сзади из толпы,- целый час простоял, прежде чем постучать догадался.

- Это еще милость, мы вчера шесть часов так-то стояли,- сказал старичок с трубкой.

- Отпирают. Номера гляди. Женщина, куда полезла!

- Черт ее разберет, она вся размалевана.

- Да куда ж вы прете-то. Цифры эти по пол-аршину накрасили, обрадовались, как прислонится, так и отпечатается. Наказание.

Дверь открылась и все, забыв про номера, сплошной лавиной двинулись к дверям. А передние, оттолкнув мужчину с сумкой, ворвались в магазин, где человек в кожаной куртке чистил пианино.

- Чтой-то?.. Куда вы, ай очумели!..

- Проходи, проходи в середку, там скорей до дела доберешься.

Но человек в кожаной куртке уперся коленом в живот дамы в шляпе и вытеснил всех назад.

- Чумовой какой-то народ стал,- сказал он, выйдя из магазина к роптавшей толпе. Он запер на замок магазин и пошел по улице с дожидавшимся его человеком.

- Куда это они?..

- Эй, куда пошли-то? Что вы, смеетесь, что ли?

- А вы чего тут выстроились? Обалдели.

- Вот мучают, проклятые, народ, да, на пойди,- сказала растрепанная женщина.- Час целый постояли, все номера проставили, а они вышли и, как ни в чем не бывало, пошли себе.

- Народ нераспорядительный. Тут бы с самого начала пойтить и толком расспросить, почему держат народ, когда отпускать начнут.

- А то час целый простояли, вымазались все, как оглашенные, а они вильнули хвостом и до свиданья.

- Это еще милость, час-то,- сказал старичок,- мы вчерась в одном месте целых шесть простояли.

Пантелеймон Сергеевич Романов - НЕРАСПОРЯДИТЕЛЬНЫЙ НАРОД, читать текст

См. также Романов Пантелеймон Сергеевич - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

ОБЕТОВАННАЯ ЗЕМЛЯ
Солнце еще не поднималось, а в лощине под деревней было пасмурно и сыр...

ОГОНЬКИ
I Около кассы вокзала стоял полный господин в шубе с котиковым воротни...