СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Пантелеймон Сергеевич Романов
«НАХЛЕБНИКИ»

"НАХЛЕБНИКИ"

Дворник сидел на табуретке среди набросанных на полу обрезков кожи и чинил сапоги. На другой табуретке сидел его приятель, истопник из соседнего дома, в старом пальто и с черными от сажи руками.

- К тебе из 30 номера приходила жена музыканта этого,- сказала, войдя в комнату, жена дворника, маленькая старушка в теплом большом платке, завязанном под плечи на спине узлом. Христом богом просил помогнуть дровец ей расколоть.

Дворник ничего не ответил, с сомнением посмотрел на кусок кожи, который он взял из ящика, и, бросив его обратно, стал рыться, ища более подходящего.

- Ну, прямо смотреть на них жалко,- сказала старушка, уже обращаясь к истопнику: - дров наколоть у ней силы нет, а мужу - музыка, говорит, не позволяет. Белье стирать не умеет, хлебы ставить тоже. Уж намедни сама пришла ей поставила.

- Вот нахлебники-то еще, наказал господь,- сказал дворник.

- Да, уж кто с мальства к настоящему делу не приучен, тому теперь беда,- сказал истопник, покачав головой.

- Прямо несчастье с ними,- продолжала старушка, размотав с головы платок и бросив его на стол.- Это у нас знаменитость, говорят.

- Теперь знаменитостью этой никого не удивишь,- сказал дворник.

- Не очень, стало быть, нуждаются?..

- Да, теперь дело подавай. А то коли дров колоть не умеешь, знаменитостью своей не согреешься.

- Господи батюшка, в квартире у них холод, грязь... живут в одной комнате, так чего только у них в ней нет: и корзины, и сундуки, и посуда; прямо, как морское крушение потерпели.

- А что ж музыкой-то - не зарабатывает?

- Теперь зарабатывает тот, кто работает. А у них всю жизнь только финтифлюшки да тра-ля-ля.

- Отчего ж не позабавиться,- сказал истопник мягко,- господь с ними. Вреда ведь никакого от них...

- Играй себе, пожалуйста, против этого никто не говорит, да для всего надо время знать. А то вот теперь сурьезное время подошло, а они...

Истопник хотел что-то возразить, но дворник перебил его:

- Намедни еще горе: труба у них в железной печке развалилась. Опять прибежала. Подмазывай им трубу. Вот то-то, говорю, кабы муж работать умел, тогда бы лучше было, а то и себе плохо и людям вы в тягость. Так что ж ты думаешь,- разобиделась. Он, говорит, всю жизнь работает, его вся Европа знает. Затряслась вся, да и в слезы.

- А сама, сердешная, все на мясо смотрит, обедали мы, муж из деревни свинины привез. Я говорю: - что это вы смотрите? Она покраснела вся, завернулась и ушла.

- Уж очень их трогает, что прежде на них чуть не молились, а теперь дрова заставляют колоть,- заметил дворник.- Кто работает, тот и сейчас сыт и тепел. Возьми хоть прачку, какие деньги зарабатывает.

- Потому дело нужное.

- Вот то-то и оно-то...

- Вот у нас тоже в нашем доме актриса...- сказал истопник, улыбнувшись и покачав головой,- забыл, как ее... Тоже, говорят, в свое время на всю Европу была. Так бывало, господи... Иностранцы к ней приезжают, цветов одних сколько... В газетах печатали, как пошла, как села...

- Теперь, брат, цветы отменили...

- Под категорию не подходят?

- Вот, вот...

- Они осенью добивались в одну категорию с рабочими попасть. Чтобы хлеба больше выдавали.

- Работа трудная?..

- Это-то они знают...- сказал дворник,- нет, ты сначала пойди поработай, а то все в нахлебники норовят.

- Господи, да ведь есть-то хочется,- сказала старушка.

- Ежели теперь без работы всех кормить, так и дельные которые все с голоду подохнут.

- Вон, опять сюда идет,- сказала старушка, посмотрев в окно.

- Э, черт, полезут теперь. Не пускай, скажи, что дома нету.

Жена дворника, растерявшись, вышла в переднюю.

Из передней послышался женский голос, взволнованно говоривший: - ради бога, хоть немного, а то мужу нельзя колоть, у него сегодня вечером концерт. Замерзаем положительно.

- По музыкам бы не ездили, вот бы не замерзали,- проворчал дворник.

- Да ведь для вас же, дикари, звери, о боже мой,- крикнул из передней женский голос, и наружная дверь хлопнула.

Старушка, расстроенная до слез, вошла в комнату.

- Говорил, не пускай,- крикнул сердито дворник.

- Да она только в переднюю и вошла-то...

- И в переднюю пускать не надо. "Для вас же"...- сами навязываются, а потом попрекают.

- Вон, вон, сам вышел с топором. Все подошли к окну и стали смотреть.

Из подъезда вышел с топором седой господин с длинными волосами, в шляпе. В руках у него был топор и толстое березовое полено.

- Ну-ка, господи благослови, в первый раз за дело взяться,- сказал дворник.

Седой господин поставил полено около порога и, зачем-то посмотрев на свои руки, стал колоть. Дворничиха вздохнула и сказала:

- Ну, беда тому чистая, кто с малых лет к настоящему делу не приучен.

Пантелеймон Сергеевич Романов - НАХЛЕБНИКИ, читать текст

См. также Романов Пантелеймон Сергеевич - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

НЕНАЧАТАЯ СТРАНИЦА
I На широкой перинной постели сидел толстый человек с жиденькими свяще...

НЕПОДХОДЯЩИЙ ЧЕЛОВЕК
Около волостного совета никогда еще не было столько народа, сколько со...