СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Крашевский Иосиф Игнатий
«С престола в монастырь (Любони). 3 часть.»

"С престола в монастырь (Любони). 3 часть."

Она подошла к отцу и поцеловала его руку; старик молча обнял ее за голову и грустно вздохнул.

- Иди, дитя мое, - оказал, - пусть Бог благословит тебя в новой жизни... Иди... И мне пора к гостю...

Еще раз поцеловав руку отца, Дубравка поскорее выскочила из комнаты.

Старый князь позвал слуг.

Теперь он пошел во двор посмотреть на состязания, где Мешко мог пощеголять своей удивительной ловкостью и необыкновенной силой.

Молодежь стреляла из лука, бросала в цель копья, бегала и показывала удивительное искусство в верховой езде.

Усталые и весело болтая, все отправились в горницу, где уже ранний обед был приготовлен. И опять, как и накануне, оба князя заняли места за одним столом, интимно беседуя.

Болько считал уже Полянского князя почти своим сыном.

Дубравка явилась к обеду одетая еще наряднее, еще красивее, чем накануне, лицо ее сияло радостью.

Мешко посмотрел на нее и вдруг, будучи не в состоянии больше сдерживаться, обратился к старому Болеславу:

- Милостивейший князь, если я на самом деле поклонюсь вам в ноги, умоляя вас отдать мне вашу дочь, что вы мне на это ответили бы?..

Старик нагнулся к нему.

- Возьмите ее себе... и пусть Бог благословит вас... Только вы должны принять крещение.

- Когда сумею... Верьте и не сомневайтесь, что сделаюсь христианином, - ответил Мешко.

- Все же переговорите с дочерью моей сами, - прибавил князь.

Как только начали вставать от столов, Полянский князь, не сдерживая себя больше, подошел прямо к Дубравке.

Все, кто были в горнице, видели, как Мешко взял слегка за руку Дубравку и подвел ее к окну; глаза всех с любопытством устремились на молодую пару. Дубровка шла смело, без девичьей жеманности, которая, по ее понятию, совсем не подобала княгине.

- Прекрасная княгиня, - обратился к ней Мешко, - мы, язычники, верим в судьбу и предзнаменование. Я знаю, что со вчерашнего утра моя судьба послала мне вас и назначила вам быть моей супругой... Кланялся вашему отцу и спрашивал, примет ли меня за сына... отослал к вашей милости. Что же мне сказать вам... Хотите за меня замуж?..

Дубравка посмотрела в глаза князю и улыбнулась.

- Да если бы и не захотела, то должна вас принять, раз вы мне надели на палец перстень, а у нас это обозначает венчание... Что же мне, несчастной, делать с вами? Я опозорила бы себя, не дав вам за кольцо моего веночка?.. Только... ради Бога, подождите и пока не благодарите меня, - с испугом проговорила Дубравка, видя, что Мешко собирается обнимать ее в присутствии всего двора. - Подождите и слушайте. Говорила ли я вам вчера, что служба у меня тяжелая. Думаете разве, что я поеду туда, где столько других женщин, что седьмой или десятой по очереди я сяду с ними за стол? Я ведь дочь Болеслава и христианка, а у нас обычай велит мужу иметь одну жену и жене одного мужа...

- Никого, кроме вас, милостивейшая княгиня, и слуг ваших, не будет в замке.

- Раньше крещение... после свадьба... - прибавила Дубравка. Мешко нахмурился.

- Возьмите меня язычником, - сказал он, - и обратите в вашу веру. Не отрекаюсь от христианства и даю обет креститься, но раньше должен подготовить свиту и старшин, а затем и народ прибрать в руки, чтобы ни вам, ни мне не поплатиться за это жизнью... Если мне верите, идите со мною...

Князь посмотрел ей в глаза, в которых промелькнула грусть, но, положив свою руку на руку князя, Дубравка ответила:

- Верю вам... и последую за вами...

Услыхав такой ответ, пылкий Мешко обнял ее и поцеловал в лоб.

При виде такой небывалой дерзости все присутствующие рассмеялись и начали аплодировать, а сконфуженная Дубравка, вырвавшаяся из объятий князя, выбежала из комнаты.

Мешко подошел к старому князю и с благоговением поцеловал его в плечо, расцеловался и с братом своей невесты. Всем стало весело, и даже грустный князь Болеслав, забывая прошлое, оживился, и глаза у него загорелись. Тотчас же стало известным во всем замке, что княжну Дубравку обещали Полянскому князю Мешку. Песни, угощения, радостные крики эхом расходились по всему Градчину, а вскоре эта весть дошла и до города.

Посреди веселья никто не обратил внимания и не заметил впечатления, произведенного обручением Мешка с христианкой на его приближенных. Сгруппировавшись, стояли они в углу грустные, растерявшиеся, как бы пристыженные и даже перепуганные. Один Стогнев, самый ловкий между ними, лучше сумел скрыть свои чувства, но кровь старого язычника в нем кипела, и, чтобы немного прийти в себя, он вышел из горницы. За ним незаметно выскользнул и Воислав, княжеский конюший, единомышленник и друг Стогнева. Оба они, незамеченные никем, отправились во двор замка и, ничего не говоря, пожали друг другу руки.

- Я этого ожидал, - с горечью сказал Стогнев, уводя Воислава в отдаленный угол. - Я ехал сюда, зная, что нас здесь ждет... но... я тоже знаю, что ждет его, князя, - прибавил он, сжимая кулаки и сверкая глазами. - Когда все эти Доброславы и Власты стали болтаться по замку, я чувствовал, что вместе с ними несчастье проникло к нам... немецкая неволя... немецкий Бог их...

Стогнев расхохотался.

- Не дождаться им этого! - сказал он. - А теперь давай вернемся... пусть не подозревают... уговоримся в дороге, что нам делать... - Воислав и Стогнев метались по двору, и гневные мысли не отступали от них. Вдруг какое-то немое соглашение произошло между ними, и они вторично подали друг другу руки. Стогнев, стараясь принять любезное выражение лица, вместе со своим приятелем вернулся в горницу, где Мешко уже искал их глазами.

Как только он заметил их, подозвал к себе Стогнева и шепнул ему, что наступил момент поднести привезенные подарки. Было приготовлено их много и для князя Болеслава и для Дубравки. Послушный Стогнев немедленно позвал слуг и ушел исполнять приказание князя.

Не прошло получаса, как в дверях сделалось движение, это слуги Мешка во главе со Стогневом двумя рядами входили в горницу, каждый из них нес какой-нибудь драгоценный предмет: кто роскошную сбрую, кто редкостную вазу, кто разноцветные, не виданные никем камни.

Увидев их, Мешко выступил вперед и, низко кланяясь Болеславу, просил милостиво принять его дары. После короткой речи, произнесенной князем, каждый слуга по очереди, с коленопреклонением, складывал то, что нес, у ног старого князя.

Вокруг стояли придворные, на лицах их было написано изумление. Никто не предполагал, что в заброшенной языческой стране могли находиться подобные сокровища, которым место на богатом западе.

На самом же деле, купцы с востока привозили полянам изделия, которых в то время совсем не знали на западе Европы. Некоторые из этих изделий были необыкновенной художественной работы, вызывая восторг, к другим присматривались как к диковинкам, доселе никогда не виданным. Были там роскошной работы ковры, опоны, серебряные украшения, бронзовые орудия, восточная эмаль... и все это образовало какую-то гору у ног князя Болеслава. Каждый из присутствующих по очереди брал в руки сложенные у ног старого князя вещи и разглядывал их с любопытством.

Затем Мешко попросил позволения отдать привезенные подарки для Дубравки, за которыми Стогнев опять отправился со слугами. Брат Дубравки, Болько пошел за молодой девушкой, которая на этот раз заняла место возле отца.

И началась та же самая церемония, с той разницей, что для княжны были принесены разные принадлежности дамского туалета: дорогие меха, тончайшие ткани и разные украшения - все прекрасной художественной работы.

После этого произошло в костеле обручение, в присутствии всего двора, но без церемоний, так как Мешко был некрещен.

Вечером был устроен пир; танцы и песни затянулись до поздней ночи. На этот раз Дубравка присутствовала, свободно болтая со своим женихом.

Беседа велась веселая, шутки сыпались, как из рога изобилия, часто неблагопристойные, по нашим понятиям, но вполне в духе того отдаленного времени. Такой тон был обязателен при обращении к женщине.

Мешко, занятый собою и своей невестой, радостный и счастливый, что наконец исполнилась его заветная мечта, не забыл все-таки Доброслава, которому он был обязан многим и, увидев его, подозвал к себе и, положив руку на его плечо, объявил, что дает ему за его верную службу земли и леса, которые должны были перейти и к его потомкам.

Пользуясь тем, что в нем не нуждаются, Власт этот день совершенно не показывался в замке. Будучи священником, он еще накануне вечером отправился к духовникам при костеле святого Вита, прося их принять его. Изумленные и радостные духовники приняли его и старого отца Гавриила, который, утомленный с дороги, тотчас лег отдохнуть.

Власт, вернее, отец Матвей, как его здесь звали, с нетерпением ждал следующего утра, когда ему можно будет после долгого и вынужденного отделения от церкви служить и принести бескровную жертву.

Весь вечер он провел в молитве, не принимая никакой пищи, наконец лег спать, исполненный радости, и, раньше, чем начались игры в замковом дворе, Власт стоял уже перед алтарем, дрожащий и заплаканный. При другом алтаре служил обедню отец Гавриил, вознося к Богу благодарственные молитвы за чудесное спасение. Поодаль, стоя на коленях, молился Доброслав.

Так долгожданную обедню Власт отслужил за спасение своей семьи и народа. Но раздумывая о том, скольких жертв потребует обращение их в христианство, он заплакал. Вспомнил разговоры, подслушанные им ночью, когда возвращался из Красногоры, и отношение отца и бабушки к христианам.

После заката солнца к Власту, остававшемуся все время в жилище духовников при костеле святого Вита, явился отец Прокопий с радостною вестью о помолвке Дубравки с князем. Это был первый шаг его страны к обращению в новую веру. Отец Матвей бросился на колени и, горячо вознося молитвы, плакал.

Теперь он вспомнил, что в лесу произносилось имя Стогнева. Чувствовал, что это грозит особой опасностью для князя и считал своим долгом наблюдать за любимцем Мешка и, если ему покажется его поведение подозрительным, потребовать от него открытых объяснений, а в случае отказа настаивать на отставке его от должности управляющего двором Мешко. Зная вспыльчивость Мешка, Власт предвидел уже все трудности, какие придется преодолевать князю; знал также, чего он может ожидать от своей собственной семьи. Но был готов пойти навстречу всяким страданиям и сделаться даже мучеником ради спасения их.

Доброслав не отчаивался, он был убежден, что Мешко сумеет повести дело так, чтобы избежать всякой опасности. Но напрасно он успокаивал Власта, который ходил все время угрюмый и с каким-то страхом смотрел на общее веселье, как будто предчувствие говорило ему, что скоро придет очередь горю, слезам и кровопролитию.

Стогнев всем любезно улыбался, но иногда у него появлялось на лице какое-то страшное выражение, и глаза блестели, как у рыси. Власт догадывался или, вернее, предчувствовал, что делается у него в душе. Все больший ужас овладевал им. Отведя Доброслава в сторону, он указал ему на этих людей.

Здесь, не замеченные никем, они могли шепотом поговорить между собою, и Власт повторил Доброславу все, что слышал ночью в лесу, едучи из Красногоры в Познань, об угрозах князю, и о том, что имя Стогнева там часто повторялось. Обдумавши хорошенько все, Власт и Доброслав пришли к заключению, что, пока нет более веского доказательства измены Стогнева, надо молчать, так как последний легко мог теперь оправдаться перед князем и повести дело осторожнее прежнего, что было бы гораздо хуже.

Как раньше, так и теперь, Стогнев, Войслав и все придворные относились с презрением к двум христианам. С ними разговаривали только в случае крайней необходимости, от них отворачивались и оставляли одних. Напрасно Доброслав делал всякие уступки, лишь бы сблизиться со Стогневом, тот явно избегал его.

В этот вечер, как и в предыдущий, был устроен веселый пир с плясками и пением, и весь двор искренно веселился, а Мешко то подсаживался к старому князю и занимал его, то весело болтал с невестой, и только свита Полянского князя находилась в удрученном настроении и чуждалась чехов. Поздно вечером князь объявил, что с самого утра он должен ехать обратно в свой край, и в полночь, выпив еще раз за здоровье Мешка и Дубравки, все разошлись.

Наследный князь Болько проводил своего будущего брата до его покоев и, расцеловавшись с ним, ушел.

Мешко остался со Стогневом и несколькими слугами.

Посмотрев в лицо своего любимца, он заметил вместо радости какое-то угрюмое выражение, но Стогнев не смел ничего говорить.

- Будете иметь княгиню, - обратился князь Мешко к Стогневу, - старинного рода и знатную даму! С Болеславом мы подали друг другу руки для того, чтобы обоим стать более сильными...

Стогнев опустил голову на грудь и ничего не ответил.

- Что же? Это вас не радует? - спросил князь.

Не получив ответа, князь больше с ним не разговаривал. Сделав нужные распоряжения, он приказал им оставить его одного. После их ухода князь позвал к себе Доброслава, которому еще раз выразил свое одобрение.

- Милостивейший князь, - отвечал ему христианин. - Я счастлив, что мог услужить моему господину, но вашим придворным помолвка с чешской княжной не нравится, и они волнуются.

Доброслав ни на кого не указывал, а князь его не допрашивал.

Но его глаза под сдвинутыми бровями блеснули злым огнем; помолчав некоторое время, он подошел к Доброславу и, положив ему руку на плечо, сказал:

- Ты и Власт, и сколько вас в пределах моей страны найдется христиан, приготовьте мне путь. Велик их Бог... но нелегко отстать от своих и одеть новую шкуру, когда та, в которой человек пришел на свет Божий, приросла... Тех, кто будет бунтовать, я усмирю; но мне нужны верные люди, которые будут и помогать мне, и действовать заодно со мною... Скажи правду, - прибавил он, - много ли христиан насчитывают в нашем крае?.. Знаю, что их было много и при отце и деде моем... только скрывались...

- Немного осталось, милостивейший князь, - ответил Доброслав. - Страх преследования не одного человека отвел от Христа... Священников надо, которые бы, как Власт, шли в народ проповедовать, научать... и зоркий глаз нужен, который бы наблюдал за старшинами, жрецами и гуслярами, чтобы народ не подстрекали. Отчего бы нам не сделать того же, что сумел сделать Болько?..

Князь, отпустив Доброслава, задумался о том, что хорошо было бы некоторых обращенных в христианство чехов пригласить в свою страну.

На следующий день, рано утром, во дворе стояли лошади, готовые к дороге; в горнице закусывали. И Дубравка вышла к князю, чтобы проститься и сказать ему на дорогу доброе слово; вся свита Болеслава была в сборе, и десять из них, верхом, провожали потом князя до лужицкой границы. Пришел момент расстаться, и весь двор Болеслава вышел провожать Мешка, который в короткое время сумел снискать себе их дружбу, уважение и любовь. Кортеж двинулся из ворот замка при громких возгласах всех присутствующих.

Ни Доброслав, ни Власт не смели больше напоминать князю ни об опасности, которая ему грозит, ни о том, что не следует ему особенно доверяться даже самым близким его слугам. Впрочем, опасности не было, пока с ними находились люди, посланные Болеславом провожать Мешко до самой границы его владений.

Наконец, Полянский князь, щедро наградив чехов, отправил их обратно с поклоном в Прагу, и, оставшись один со своей свитой, велел остановиться для отдыха, и сам, утомленный дорогою и зноем, прилег под деревом и крепко заснул.

Власт, подыскивая себе тенистый уголок, отошел далеко от обоза и лег в густом кустарнике, откуда, не замеченный никем, он мог прекрасно видеть, что делалось около князя. Жара не давала ему возможности заснуть, и он лежал, раздумывая над событиями последних дней. Вдруг совсем близко послышался ему какой-то шорох, и сквозь ветви Власт увидел недалеко от куста, под которым он укрывался, Стогнева и Войслава, шепотом переговаривавшихся о чем-то между собою. В первый момент Власту не удалось ничего разобрать, но, насторожив слух и придвинувшись осторожно к двум приятелям, он услышал несколько отрывочных фраз Стогнева.

- Сегодня ночью... чего нам ждать больше? Ясно, что он нас предал немцам...

- Успеем дома, - уговаривал Войслав. - Уговорим Сыдбора...

- Для того чтобы обо всем рассказал Мешку? Никого не нужно, - настаивал Стогнев. - Я сам предателю воткну в грудь копье, и не станет его ранее, чем успеет проснуться. Мы вдвоем с тобою сладим со всей этой троицей. Это Доброслав повел его к чехам... А сын Любоня - явный христианин, разве я не видел его входящим в христианскую кумирню и братавшимся с черными жрецами?..

Так сговаривались между собою некоторое время два заговорщика, пока Стогнев не убедил Войслава в необходимости покончить с князем до возвращения их в Познань. Решили не ложиться ночью и ждать, пока все заснут, и привести в исполнение свой ужасный план. Стогнев рассчитывал на помощь нескольких ему преданных людей, слуг князя.

Когда заговорщики ушли, Власт, объятый ужасом, вышел из-под куста и поспешил отыскать Доброслава, чтобы известить его о грозящей опасности. Он должен был избегать глаз обоза и исполнить это так, чтобы не возбудить подозрения ни в ком. Надо было и князя предупредить о том, что ему готовилось, и по возможности обдумать защиту.

Власту посчастливилось, он скоро нашел Доброслава в совершенно пустынном месте, чистящим своего коня. Там они, без страха быть подслушанными, могли свободно поговорить. Власт передал каким-то чудом услышанный им разговор Стогнева с Войславом.

Мешко между тем спокойно спал под дубом, подложив под себя красную попону; Доброслав не решался будить его. Он терпеливо ждал пробуждения князя, чтобы тотчас же подойти и нему.

Власт стал наблюдать за тем, что делается в обозе, чтобы в случае надобности задержать того, кто хотел бы подойти к князю раньше Доброслава.

Устав с дороги, князь спал крепким сном почти до вечера; к счастью, ржание лошадей разбудило его, а когда он начал протирать глаза, Доброслав, не теряя минуты, подошел и, понижая голос до шепота, сказал:

- Милостивейший князь, Власт подслушал разговор: Стогнев с Войславом решили убить вас ночью...

Мешко не тронулся с места, остался спокойным и равнодушным. Он велел передать себе все, что Власт слышал, и, встав со своего места, отпустил преданных ему юношей, не проронив больше ни слова.

Немедленно велел седлать лошадей. Стогнев подошел к князю за приказами. Мешко не подавал виду, что подозревает его. Заговорил с ним обыкновенным тоном, приказав поскорее собраться в путь, и со спокойным выражением лица сел на лошадь.

Доброслав был изумлен и решил, что князь не поверил рассказам Власта, а так как больше не оказалось случая поговорить с князем, то он держался вблизи, чтобы в случае надобности защищать его.

Дорога все время шла дремучим лесом, через который с трудом приходилось пробираться; кто пожелал бы наблюдать Мешко, не мог бы уловить на лице его даже тени беспокойства. Уже поздно вечером он отдал приказ расположиться в лесу между скалами, образовавшими как бы стену, перед которой протекала река Лаба. Противоположный берег был тоже страшно крутой. Сквозь поредевший в этом месте лес виднелась даль реки, которая несла свои воды то между лугами и непроходимыми лесами, то между разбросанными в хаотическом беспорядке гигантскими серыми каменными глыбами.

Приказано было развести костры и жарить дичь, убитую по дороге, а лошадей пустить на луга. Князь выбрал место для ночлега под старой сосной и велел приготовить себе там постель, заявив Стогневу, что утомлен, и приказав всем лечь спать пораньше, так как он решил на заре тронуться в дальнейший путь.

Доброслав с возрастающим беспокойством присматривался к князю, в котором не замечал ни малейшей перемены в настроении. Стогнев, наоборот, нервничал и ходил нахмуренный.

После ужина все поспешно начали укладываться спать, оставив только стражу в некотором расстоянии от обоза; костры мало-помалу начали потухать, и черная молчаливая ночь спустилась над табором. Доброслав и Власт подползли поближе к князю, чтобы в случае опасности прийти к нему на помощь. Кругом царила абсолютная тишина. Немного спустя, из-под старой сосны раздалось ровное и сильное дыхание спящего Мешко.

Прошло еще несколько минут, и двум христианам, спрятавшимся в кустах, послышался шорох: это Стогнев и Войслав подкрадывались к князю, который все сильнее похрапывал. Ночь была темная, и можно было различить только силуэты двух убийц.

Они остановились возле Мешка, и вдруг раздался придушенный крик.

Доброслав кинулся к князю и увидел, как тот, вскочив, схватил Стогнева за горло и, бросив его на землю, задушил. Войслав, который в первый момент онемел от ужаса и неожиданности, бросился наутек.

Когда Власт и Доброслав приблизились, Стогнев был уже мертв.

Князь крикнул, чтобы немедленно зажигали костры. Он спокойно продолжал стоять над трупом, ища глазами сообщника Стогнева.

Когда вспыхнул огонь, глазам слуг представилась страшная картина; встревоженные, они стояли, не зная, что делать дальше.

Мешко сделал знак, чтобы оттащили труп Стогнева и сбросили со скалы в Лабу. Никто не смел противоречить, и приказ был немедленно исполнен. Затем была послана погоня за Войславом, но напасть на его след не удалось. Бегство Войслава было доказательством его измены.

Тело Стогнева с шумом скатилось со скалы. Мешко приказал подбросить сухих поленьев в костры и, не разговаривая ни с кем, прилег на прежнее место и, опершись головою на руку, задремал. Слуги, оледеневшие от ужаса, вернулись на свои места.

Начальство над людьми князь поручил Доброславу; на рассвете в обычном порядке обоз тронулся в дальнейший путь; удрученные, все ехали молча.

Никто не смел вспомнить Стогнева, и при въезде в замок над Цыбиной на вопросы о том, куда девался Стогнев, свита отвечала молчанием.

X

Еще во время путешествия Доброслав передал Власту, что князь разрешает ему поехать в Красногору с тем условием, чтобы он немедленно являлся на каждый зов Мешка. Приехав в замок над Цыбиной, Власт тотчас хотел отправиться к отцу, но старая Сро-киха, узнав о возвращении своего любимого дитяти, прибежала к нему немедленно.

Не прошло даже часа, как князь вернулся со своей свитою в замок; казалось, что никто еще не проговорил ни слова, но уже откуда-то всем стало известно, зачем и куда ездил Мешко и с чем он вернулся.

Весть о смерти Стогнева пала на мирных обитателей замка, как гром с ясного неба. На лицах всех видна была грусть, смешанная с ужасом. Никто не смел явно расспрашивать подробностей этого страшного происшествия, но, прячась по углам и пустынным закоулкам замкового двора, вернувшиеся только что из памятного для них путешествия шептались, рассказывая обо всем непосвященным.

Из половины дома, где жили женщины, доносился плач и как бы горевание; везде царило замешательство. Княжна Горка ждала брата, еле сдерживая свое нетерпение.

Мешко между тем, возвратясь домой, немедленно выслал гонца к Сыдбору, находившемуся как раз в Гнезне, приказывая передать, чтобы, не теряя ни минуты, приехал в замок.

Верховому предстояло сделать, таким образом, шесть миль, чтобы Сыдбору осталось достаточно времени явиться на Цыбину до наступления ночи.

Доброславу князь поручил начальство над всем своим двором...

Старая Срокиха, целуя и лаская своего любимого Власта, на которого она смотрела как на родного сына, стала расспрашивать и настойчиво допытываться обо всем случившемся. Юноша напрасно старался отделаться неведением. Везде уже ходили страшные слухи.

Все были перепуганы. Власт, которому было приказано молчать, не мог ничего ответить на вопросы, задаваемые его старой нянькой. Сказал только, что ездили в Прагу, но это не было ни для кого тайной. Срокиха все время печально кивала головою.

- Голубчик мой! - плача, говорила она. - Страшные наступили для нас дни. Недаром вы ездили к чехам, в Прагу. Гроза на нас надвигается и неволя, все пропадем... Старцы наши предсказывают кровавое будущее...

Напрасно Власт старался уйти от нее, старушка, плача, обнимала и ласкала его, как будто предчувствовала недоброе и боялась его потерять. Хотелось ей опять пойти с ним к своей госпоже, княжне Горке, но Власт упросил отпустить его к отцу. Приласкав и расцеловав, добрая старушка отпустила его, беспокоясь о нем еще более от того, что ничего от него не могла узнать.

Избегая всяких вопросов, Власт пошел седлать коня, думая тотчас же отправиться в Красногору, чтобы прибыть туда до сумерек. Большим утешением для него было то, что он вез из Праги для служения полученные там вино и облатки, которых ему не удалось бы испечь дома.

Вино в то время было большой редкостью и почти нельзя его было достать, а хлеб для служения духовенство желало иметь приготовленным с необычайной заботливостью. Святой Вацлав сам срезывал колосья пшеницы, сам выбирал и выжимал сок из винограда, из которых вино и хлеб приготовлялись для святой жертвы (евхаристии, мессы). С таким же благоговением готовились к службе и другие священники.

Власт, который был долго лишен этого духовного священнического утешения, готовился, хотя и тайно, отслужить мессу где-нибудь в лесу, в пустынном месте, надеясь в богослужении почерпнуть силу и найти утешение. Готовился он к этому с необыкновенным усердием, как человек сильно проголодавшийся, а когда вспоминал свою семью, то плакал горькими слезами отчаяния, не будучи уверенным в том, что ему удастся обратить их в христианство. Он сам не знал, как взяться за это великое дело, но чувствовал, что это его священная обязанность. Изо всех душ, которые он хотел спасти, судьба его близких родных больше всего его беспокоила.

Весь погруженный в подобные размышления, Власт подъехал совсем близко к Красногоре, уже виден был родительский дом, и сердце забилось в его груди беспокойно. Вдруг Ярмеж, возвращавшийся верхом с поля, остановил его, радостно приветствуя.

- Вот как обрадуется вам наш господин! - сказал Ярмеж. - Если б вы знали, с каким нетерпением он вас ждет!..

- И я спешил домой, но ослушаться приказания князя я не смел. Все ли здоровы? - осведомился Власт.

- Доброгневе что-то нездоровится, еле держится на ногах. Лю-бонь для вас засватал Младу, придется вам, не отдыхая, ехать с отцом к невесте и к свадьбе готовиться, - сообщил Ярмеж.

Власт задрожал и побледнел и, ничего не отвечая, ехал дальше. Ни одной минуты он не колебался, как поступить. Если отец захочет заставить его жениться, юноша решил пасть к его ногам, что бы ни случилось, открыть ему, что он христианин и священник, давший обет безбрачия.

Разговаривая, они подъехали к дому, где у ворот уже их ждали слуги, они, услыхав конский топот, вышли навстречу, а увидев Власта, поспешили известить об этом хозяина дома.

Первая выбежала встречать Власта его сестра Гожа, вслед за ней появился несколько нахмуренный старый Любонь. Когда Власт обнял отца за колени, старик, похлопав его рукой по плечу, заворчал:

- Наконец-то смиловался князь надо мною. Где вы были? Ездил я справляться о тебе в замке, там мне сказали, что князь взял тебя куда-то с собою. Охотились на волков, что ли?

- В Чехию ездили, - ответил Власт.

- В Чехию? - нахмурившись, спросил старик. - Зачем туда? Добычу привезли?

- Думается мне, что лучше этого: мир! - пояснил юноша.

Любонь нервно передернул плечом, но ничего не ответил. Вскоре и бабушка показалась на пороге дома и, как всегда, недовольными и подозрительными глазами смерила Власта.

Не расспрашивая больше ни о чем, старый Любонь заявил ему, что на следующий день он куда-то едет и что берет сына с собою.

Власт, предупрежденный через Ярмежа, знал, куда собирается его отец, но спрашивать не посмел и ждал, чтобы отец сам ему сказал.

Одна Гожа оживляла весь дом своей жизнерадостностью, она все время пела и, хлопоча около ужина, весело смеялась. Старая Доброгнева, сидя за прялкой, только недовольно ворчала. Старый Любонь, любивший песни, в этот вечер велел позвать девушек, которые пели до поздней ночи, и вечер при лучинах прошел тихо и приятно. Доброгнева дремала над своей прялкой, веретено выпало у нее из рук, но спать она не уходила.

Поздно уже было, когда Любонь, встав со скамьи, подошел к сыну и сказал:

- Ярмеж приготовит тебе новую одежду, приоденься получше, завтра поедем свататься. Я тебе сам выбрал молодую, прекрасную и богатую жену; пора тебе в жизнь вступить да и к хозяйству привыкать.

Власт вздохнул, подошел к отцу и, поцеловав его руку, тихим, но твердым голосом, проговорил:

- Отец и милостивый господин мой! Я не могу жениться... Пришло время сказать тебе всю правду: я принял новую веру и дал обет христианскому Богу не знать никогда женщин.

Это признание, сделанное среди общей тишины, было прервано криком старой Доброгневы, которая, опрокинув на пол свою прялку, подбежала к внуку со сжатыми кулаками.

Дерзость сына как будто отняла у Любоня способность говорить, и он стоял некоторое время, как остолбенелый. Вдруг из груди его вырвался какой-то рев, он замахнулся и изо всей силы ударил сына, который упал на землю.

Власт ударился виском о твердую ногу стола, и кровь брызнула из его головы. От боли, ужаса и утомления он упал в обморок.

Гожа, которая прибежала на крик отца, видя лежащего окровавленного брата, бросилась на колени и, обхватив руками голову брата, громко заплакала.

Любоня нисколько не тронула эта сцена.

Власт начал приходить в себя; он медленно открыл глаза, и сестра, вытиравшая его окровавленный висок, помогла ему подняться. Юноша оперся на стол.

- Собака ты неверная! - вскрикнул старый Любонь. - Думаешь, что я позволю тебе делать, что тебе вздумается и против моей воли? Я волен делать с моим сыном, что захочу, у меня есть право жизни и смерти, ты должен слушаться меня и исполнять мои приказания...

Доброгнева и жестами рук, и взглядом подтверждала слова Любоня; Власт молчал.

- Покайся немедленно и будь мне послушным. Не быть тебе христианином! Лучше щенка усыновлю вместо тебя!

- Отец и господин, - опять проговорил Власт. - Я всегда буду исполнять все твои приказания, но от моей веры не отрекусь и сделаю то, что мне велит мой Бог, даже тогда, если мне придется поплатиться за это жизнью.

Любонь дал беспощадную пощечину сыну в его окровавленное лицо... и в этот момент он почувствовал на своей руке кровь собственного дитяти и вздрогнул. Гожа, обнимая брата, плакала... Старик дрожал от гнева и бегал по избе, старая ведьма Доброгнева, подскакивая с кулаками к лицу внука, повторяла:

- Собака!

Власт стоял, молча, покачиваясь и опустив голову на грудь.

- Будешь послушным! - кричал Любонь. - Или пропадешь, неверная собака!

- Делайте со мною, что хотите, - ответил он. - Я в вашей власти...

В первый момент Любонь ослепленный гневом хотел позвать дворовых и велеть сечь сына и уже, заикаясь, начал давать приказания, но Гожа бросилась ему в ноги и, хотя он в первый момент ее оттолкнул, она сильно уцепилась за него белыми руками. Крик и плач раздавались по всему дому, разбуженные слуги прибежали под окна господского дома и смотрели, не понимая, в чем дело. Женщины плакали и заламывали руки. Ярмеж грустный стоял на пороге.

Это немного отрезвило старого Любоня.

- Связать его! - крикнул он. - На чердак, в хлев посадить и не выпускать... Черствый хлеб и воду дать ему... пусть умирает от голода.

Ярмеж, желая спасти Власта, сказал старику, что чердак занят.

- В яму его, в яму! - вскричал Любонь. - Принесите веревки... связать его... Продам, как раба, убью, как собаку!..

Напрасно их умоляла Гожа, обращаясь то к отцу, то к Власту, чтобы уступил старику. Но Власт молчал, а старик загорался все большим и большим гневом. Боясь, чтобы старик опять не бросился на сына, Ярмеж предпочел исполнить его приказание и принес веревки.

- В яму его! - еще раз повторил Любонь.

Эта яма, выкопанная во дворе, служила зимой для хранения овощей, а летом тюрьмой. Туда спускали провинившихся, а вход закрывали дверью, на которую клали тяжелые камни.

Власт, послушный приказанию, направился к выходу. Гожа, закрыв глаза руками, упала на пол. Все присутствующие в избе молчали, только слышно было громкое дыхание, вырывавшееся из груди Любоня и ворчание старой Доброгневы.

- Будешь слушаться? - видя уходившего сына уже на пороге, еще раз спросил старик.

- Отец!.. Я не могу... я должен быть послушным Богу...

И, обращаясь к Ярмежу, спокойно сказал ему:

- Веди меня.

Это мужество и постоянство слабого на вид человека, над которым так надругались, произвело на всех странное впечатление. Старая Доброгнева бесилась, Гожа плакала, Любонь дрожал от гнева, Ярмеж стоял остолбенелый.

- Веди его в яму! - крикнул еще раз Любонь.

Власт послушно двинулся вперед, не проронив ни слова; прошли сени и очутились на дворе.

- Поддайтесь отцу... вы не выдержите долго в яме... - шепотом проговорил Ярмеж. - Что вы делаете?.. Уступите!

- Веди меня, - еще раз повторил Власт, - пусть свершится его воля, я смерти не боюсь...

На пороге показался старик и разъяренным голосом крикнул Ярмежу:

- В яму!

Не было уже спасения. В конце двора находился высохший колодезь. Подойдя к нему, Ярмеж отвалил двери, но сердце у него болезненно сжалось, он выпустил из рук веревку.

- Беги! - шепнул он юноше.

- Куда? - удивленно сказал Власт. - Делай, что тебе приказано... Я бежать не могу и не хочу...

Итак, надо было исполнить приказание строгого отца. Ярмеж указал яму и помог Власту спуститься в нее. Сам сел на краю и, опершись на руку, остался на страже, не зная, что делать дальше.

Любонь разгонял пока дворовых, собравшихся вокруг дома, приказывая убираться вон, в свои берлоги... В ужасе разбежались все и моментально исчезли...

Шум и крик в доме сменились глубоким молчанием. В светлице осталась только старуха со сложенными на груди руками, гревшаяся перед очагом, и Гожа, которая все время плакала, лежа на полу.

Поздняя ночь уже наступила, и первые петухи начали петь. Старик отец вместо того чтобы лечь у себя на постели, присел на пороге перед домом, опершись головою на руку, и остался так до утра, все еще не приходя в себя от гнева.

Рассвет застал его на пороге. Ярмеж лег на земле над ямой и там только под утро, утомленный, заснул. В доме было тихо и темно. У потухшего очага дремала старая Доброгнева, бормоча что-то сквозь сон. Гожа прикорнула в углу на скамье, опираясь головой о стол, и так уснула.

Рабочий день начался, и парубки повели лошадей на водопой, когда Любонь встал со своего места и пошел к яме; увидев над ней спящего Ярмежа, топнув на него ногою, приказал разбуженному сотнику закрыть отверстие дверью и затем ушел прочь.

Когда Ярмеж нагнулся над ямой, чтобы сказать несчастному слово утешения, то увидел его на дне ее, стоящим на коленях и спокойно молящимся. Сотник медленно закрыл отверстие дверью и, задумавшись, ушел.

Наступивший день прошел без перемены; Власту спустили в его яму только хлеб и воду; Ярмежу, пожелавшему заговорить с узником, стоявшая вдали Доброгнева погрозила своим веретеном. Любонь не поехал ни на охоту, ни в поле, а просидел почти весь день без движения у себя дома, а когда ему подали обедать, оттолкнул от себя миску. Пил только одну воду.

Под вечер явился на пороге дома старец с гуслями за спиною.

Известный всему околотку своими предсказаниями, песнями и умением лечить людей, он все время ходил от одного двора к другому, зная, что его там и накормят, и напоят, а за гостеприимство ему придется платить только песнями и предсказаниями. Звали его Варгой. Частым гостем он был и у Любоня.

Старый Варга, с седой растрепанной бородою, с распустившимися по ветру длинными волосами, в серой сермяге, с белым посохом в руке и с мешком за спиною входил в дом, как хозяин, занимая за столом первое место и приказывая подавать себе лучшие блюда, причем он не стеснялся указывать на недостатки хозяев и ругал самых могущественных, которые покорно выслушивали его и даже побаивались. Считали его сильным чародеем. Говорили, что будто даже остальные старцы-кудесники преклонялись перед ним, как перед главою. С ним считались.

Когда надо было подбодрить воинов, отправлявшихся на войну, никого не вызывали, кроме Варги, умевшего лучше других предсказывать посредством земли, огня и деревяшек, и хотя он был уже стар, однако ходил и днем, и ночью один, не боясь ни человека, ни зверя.

Как это было у него в обычае, Варга, заглянув во двор, сам открыл себе ворота и, не видя никого кругом, к кому бы мог обратиться с вопросом, смело направился к дому. Здесь он увидел сидящего на скамье и как бы застывшего Любоня.

- Старик, что с тобою? - позвал он. - Болен, что ли?

Хозяин поднял голову, посмотрел помутневшими глазами на кудесника и, ничего не отвечая, подперся на руку и так застыл. Варга оставил у дверей свою палку и мешки и, приблизившись к хозяину, взял его за руку.

- Говори же, старик, что с тобою?

- Тяжело говорить! - прошептал Любонь.

Гусляр впился в воина своими проницательными глазами, потряс головой и сел напротив хозяина на скамью.

- Скажешь ли ты мне наконец, что с тобою? - проворчал он.

В этот момент из светлицы вышла со своей прялкой Доброгнева.

- Что это у вас такое? Неладное что-либо случилось дома? - спросил он.

Доброгнева свирепо закачала толовой.

- Да, у него был сын, а у меня внук... потеряли мы его... Вернулся из немецкой неволи... собакой, немцем, предателем... Вчера пришлось бросить его в яму, как бешеную собаку.

Варга ударил кулаком по столу и сказал:

- Двенадцать лет его не было! Вы оплакали его... забыли... Чем же сегодня хуже?

- Лучше бы умер!.. - воскликнул Любонь.

- Умори его голодом... - спокойно проговорил Варга. - Не получить тебе утешения от сына-христианина... напрасно... Умеют они, эти чародеи, переделать человека на свой лад так, что откажется от родной матери и отца... Попробовал он их хлеба - нашего есть больше не захочет...

Варга стал говорить шепотом:

- Да, что твой один сын!.. Скоро они нам всем глотки перережут... Князь уже побратался с христианами и вскоре рука об руку пойдет с немцами и нас возьмет в ярмо. Им что!.. Ездили к чехам... там князь жену себе засватал... Горе нам!.. Горе нам!..

Любонь поднял голову и посмотрел на кудесника.

- Князь за то, что Стогнев посмел ему противоречить, задушил его! Передушит и нас всех, если о себе не позаботимся... передушит...

Варга вздохнул; его сильный голос становился каким-то плаксивым.

- А вы, старые бабы... это потерпите?! - вдруг, выходя из себя, вскричала Доброгнева.

- К прялке, старуха, - гневно проворчал гусляр, - к прялке!.. Вам нечего вмешиваться в наши дела...

Доброгнева, опустив голову, послушная, не смея проронить слова, подвинулась к углу, к прялке и начала вытягивать длинную нить. Варга, облокотившись на стол и глядя в глаза Любоню, грустно тряс своей старческой головой.

- Правда ли это, что ездили в Чехию за княгиней? - спросил Любонь. - Неужели Мешко продаст нас за одну девку?..

- За девку не продаст, - ответил Варга. - Но за то, чтобы нас угнетать... обратить в рабство, как сделал немец со своим народом... Отнимут у нас свободу и наших богов отнимут...

- Да, если мы это ему позволим, - заворчал Любонь.

Варга придвинулся к нему, посмотрел на сидящую поодаль

Доброгневу и стал ему что-то нашептывать. По лицу и глазам его видно было, что то, о чем он говорил, сильно его трогало. Глаза Варги то горели, то прятались под сдвинутыми бровями, он сжимал кулаки, дергал за плечо Любоня, то поднимал кверху руки, то бил ими об стол, ерзал на своей скамье, хохотал, и все лицо у него передергивалось; наконец он умолк. Любонь встал и, казалось, что будто кудесник влил в его жилы новую струю жизни.

Наступило время ужина; принесли миски с мясом, хлеб, всякую еду и пиво, на которые набросился проголодавшийся Варга. Любонь только пил и все время шептался со стариком.

Уже наступила ночь, как вдруг послышался конский топот и голоса у ворот, и вскоре в избу вошел покрытый плащом мужчина. Остановился на пороге и стал разглядывать присутствующих. Только убедившись в том, что в светлице, кроме Любоня и Варги, никого не было, открыв лицо, вошел.

Это был Войслав, конюший князя, бежавший в лес после неудачного покушения на Мешка.

Войслав, старинный знакомый и дальний родственник, пришел просить у Любоня приюта.

Хозяин, который почти ничего не знал о происшедшем и даже о судьбе Стогнева, принял его, как княжеского посланца и старого друга.

- С чем приходите? - спросил он. - Верно, вас князь прислал? Только бы не за сыном...

Войслав как-то странно замахал руками и, ничего не отвечая, присел молча на скамью; посмотрел на Варгу. Старый бродяга угадывал как будто его мысли.

- Что вы смотрите мне в глаза, как будто в первый раз видите Варгу? Говорите при мне смело, что сердце на язык положит.

Любонь с любопытством смотрел на побледневшего и осунувшегося родственника.

- Что-то ты не в духе? - спросил он.

- Разве ничего не знаешь? - охрипшим голосом ответил Вой-слав.

- А что мне знать, лежу дома...

- А сын твой где? - справился Войслав.

Старый Любонь недовольно поморщился, но решил никому правды не говорить: слишком большим срамом считал он для себя непослушание собственного дитяти и то, что его сына отняли у него христиане, поэтому он тихо ответил:

- Я отправил сына со сватами... Женю его...

- На самом деле? - спросил ошеломленный Войслав. - Что же, значит, заставил его?.. Ведь я сам видел его в Праге с христианскими жрецами, как он исполнял в их кумирне какие-то обряды... а тем, кто к ним принадлежит, нельзя жениться...

- Да, пришлось заставить его, - ответил вспыльчиво Любонь, - выбить ему из головы эту немецкую веру... Эк испугался моих угроз... и исполнил мое приказание.

- Ничего он вам не говорил о нашем путешествии? - продолжал спрашивать Войслав.

- Я не очень этим интересовался, - солгал старик, по-видимому, не желая распространяться на эту тему. - Да и какие у меня могут быть разговоры с молокососом?

Он махнул рукой.

- Не будет вам большой радости от сына... - начал Войслав, - нет... Хорошо, что я спасся, а то благодаря ему мог бы поплатиться жизнью, как Стогнев. Слуги видели вашего сына, лежащим в кустах и подслушивающим мой со Стогневом разговор, а затем он нас и предал князю...

- О чем же вы говорили? - спросил удивленный Любонь.

Войслав вскочил со скамьи, сильно взволнованный.

- Что мне скрывать? Мешко хочет продать нас немцам. Поехал в Прагу, чтобы проторговать нашу шкуру. Это ясно. За это даст ему Болько младшую девку с богатым приданым... свою дружбу и царскую милость... Мы все это со Стогневом знали... Так что же ждать было, что ли, пока Мешко полезет всем на голову?!

Об остальном уж можно было догадаться. Войслав считал лишним давать пояснения и после нескольких минут молчания, продолжал:

- И когда мы ночью пришли к князю, он нас ждал уже, предупрежденный вашим сыном... Задушил Стогнева, как букашку!.. Я спасся бегством... а теперь скитаюсь.

Наступило долгое молчание. Войслав ходил по избе взад и вперед... Варга наблюдал за ним; а Любонь углубился в грустные размышления.

- Дадите мне приют? - спросил Войслав.

- Хорошее место выбрал!.. - вознегодовал Варга. - Чудак ты!.. Под самым боком князя, где каждую минуту могут зайти княжеские люди, которые тебя знают!.. Пойдешь со мною!.. Я тебе дам убежище, где будешь в безопасности... Спрячу тебя в кумирне, куда нет доступа обыкновенному человеку. Нам такие люди, как ты, нужны...

Войслав внимательно слушал старика.

- Пойдешь со мною! - повторил Варга.

- А я могу дать тебе хату в лесу на пасеке, - вставил Любонь.

- Только бы мне не встретить твоего сына, собачью веру! - сказал Войслав. - Хотя и заставил ты его жениться, но я ему не верю... Продаст он и жену, и вас, и меня, если ему это удастся... а от этой веры, которая прилипает к человеку, как смола, не откажется...

Задумавшись, со взором, устремленным в землю, Любонь тихо повторял:

- Задушил Стогнева!..

- Собственными руками, - пояснил Войслав, жадно попивая из кубка, который стоял на столе. - Ждал его... схватил его за горло... и даже несчастный не успел крикнуть... Тело его Мешко велел после этого со скалы в Лабу бросить, а сам опять лег спать, как будто ногою мышь раздавил... Не произнес ни слова... Когда вернулись на Цыбину, то князь передал начальство над двором Доброславу и немедленно призвал к себе Сыдбора, а теперь, должно быть, готовится уже к свадьбе... Таков он... Как поступил с одним, сделает с остальными, даже не поморщив бровей... Мы рассчитывали на Сыдбора, у него большая сила в руках... но это тоже собака, привыкшая вилять хвостом и лизать брату ноги... с ним и разговаривать не стоит.

- Будто, кроме него, никого нет? - подхватил старый Варга. - Князей разве мало?

- Не князей, а людей!.. - волнуясь, вскричал Войслав. - Прежнюю храбрость убили Пясты... сделали из нас рабов... мужества нет... все пугливы... пойдут, куда велят, на кого повелят, на родных отцов даже.

- Неправда! - воскликнул Варга, вскочив со своего места. - Плохо наш народ знаешь! Еще не все обузданы, как тебе кажется... в лесах живет прежняя свобода и старые обычаи... как раньше, собираются на вечах и не позволят гнать себя, как стадо...

Начали разговаривать о судьбе полян и о грозящей им опасности; Любонь меньше всех вмешивался. Наступила ночь, когда, наконец, Варга встал от стола.

- Темная ночь, но я дороги хорошо знаю... вам и мне лучше ходить ночью, чем днем. Пойдем... найдем ночлег.

Когда Войслав и Варга стояли уже на пороге, Любонь, вдруг загородив им выход, сказал:

- Знаете старого Любоня! Я пойду с вами! Не обращайте внимания на то, что Мешко захочет перетащить меня на свою сторону и что я ему кланяюсь... Если будут вам нужны люди, возьмите меня и моих воинов...

И крепко пожал руку Войслава.

- За сыном наблюдай! - напомнил Войслав.

- Не бойся, я о нем не беспокоюсь.

Любонь проводил обоих до ворот. Варга пошел вперед, а Войслав за ним верхом на лошади, и вскоре оба исчезли в ночной темноте.

XI

Когда кончалась жатва, и с полей был убран весь хлеб, обыкновенно начинались осенние празднества, приносились жертвы богам и воссылались благодарственные молитвы. Дня для них обозначено не было, и в каждом селе и деревне и в больших дворах выбирали для такого праздника день по собственному усмотрению, и устраивались они по мере сил и возможности то очень пышно, то поскромнее. Заготовлялись в большом количестве пиво и мед, а молодежь, пользуясь случаем, выбирала себе девушек, так как свадьбы по большей части устраивались осенью и зимою, когда земля была вспахана, посевы были сделаны и все полевые работы закончены.

Обычай празднования уборки хлеба с полей сохранился и при княжеских дворах, и там устраивались пиршества для рабочих и всей молодежи, а кудесники в кумирне предсказывали и приносили жертвы.

Так и в этом году Мешко раньше, чем обыкновенно, пригласил в замок всех старшин и богатых землевладельцев, и хотя вся уже страна была полна слухами о его женитьбе на христианке, он держал себя по-старому и не подавал вида, что вскоре все должно измениться.

Хотя не принято было приглашать старшин на осенние, как бы народные, праздники, но Мешко объяснил свой приказ явиться в замок желанием посоветоваться в виду того, что собирается пойти походом на немцев и сделать набег на маркграфа Герона.

День назначили накануне полнолуния и разослали гонцов к крупным и мелким землевладельцам с извещением о предстоящих в замке празднествах.

Были приглашены семьи Яксов, Леливов, Пораев, Гржималов, Годзембов, Каниовов и других старинных родов.

В замке со дня приезда Мешка из Праги ничего не изменилось. Своих жен не отправил обратно к их родителям, а даже взял себе для виду седьмую, и капризная Лилия должна была уступить место прелестной Любаше, дочери богатого землевладельца, едва вышедшей из детства и бывшей, точно распустившийся бутон розы. Место Стогнева занимал теперь Доброслав - и много каких-то неизвестных никому людей вертелось по замку, но свита, стража и войско были те же. Для воинов князь стал еще щедрее, и ясно было, что он старался расположить тех в свою пользу. Несколько раз он заходил в кумирню, разговаривал с бывшими на чреде жрецами. Жертвы для кумирни по старому обычаю посылались из замка, и те, кто ими пользовался, не позволяли ни говорить, ни даже подозревать Мешка в измене старым богам.

Но все-таки были другие признаки каких-то тайных приготовлений. Несколько невоенных людей, прибывших из Чехии, поселились в замке. И князь часто с ними беседовал.

Еще до начала праздника жатвы Мешко, или по собственному наитию, или же по просьбе Доброслава, послал гонца в Красногору за Властом.

Но Власта все еще держали в яме, и об этом никому нельзя было вспоминать; чужим старый Любонь рассказывал, что сына с женою поселил на земле, которой владел где-то в лесах за десятки верст от Красногоры. Когда пришел слуга Мешка с требованием, чтобы Власт отправился на Цыбину, старый Любонь ответил, что не так-то легко ему послать теперь за сыном, который живет в десятках миль от отцовского дома. Но, подумав немного, старик оделся и вместе с княжеским слугой отправился в Познань в замок князя.

Мешко тотчас его принял, и, когда старик покорно и низко кланялся ему в ноги, князь спросил:

- А где же ваш Власт?

Доброслав присутствовал при свидании.

- Милостивейший князь, - проговорил Любонь, стараясь показаться веселым. - Да мой Власт уже женился и занимается хозяйством, а то ведь я уже стар и мне нужна помощь.

Мешко остолбенел и посмотрел на Доброслава, который ему так много говорил о миссионерском призвании Власта и об его священническом сане. Хотя в эти времена священникам не возбранялось жениться, но Власт был монахом, о чем Доброславу было хорошо известно, а принадлежащие к монашеским орденам давали обет безбрачия.

Изумление отняло у присутствующих способность говорить. Любонь почувствовал, что ему не верят.

- Милостивейший князь, - проговорил он, - не идет мне вам лгать и правду скрывать. Мой сын вернулся от немцев не нашим, обратили они его в свою веру - не хотел он ни жены, ни хозяйства. Пришлось заставить его, и должен был слушаться, а я ему выбрал прелестную девушку, возле которой он обо всем забудет.

- И вы его женили? - спросил изумленный и даже испуганный Доброслав. - Или он женился по доброй воле?

- Немного сопротивлялся, - ответил ему Любонь. - Но ведь я его отец и имею власть над сыном; впрочем, жена с ним ладит.

Старик как-то странно рассмеялся; Доброслав молчал, и князь тоже ничего не говорил, но как-то угрюмо смотрел на старика.

- И давно это случилось? - спросил князь.

- После вашего приезда, когда вы, милостивейший князь, изволили отпустить его ко мне. Я ему не дал много времени на размышления.

Князь, очень милостивый для старика Любоня, на этот раз не оказывал ему обыкновенного расположения и, поговорив еще немного, отпустил его.

Что князь думал об этом, никому не было известно, так как князь не имел обыкновения доверяться третьему лицу; но Доброслав, который глубоко был убежден, что Власт не отречется от своей веры, был не только изумлен, но и глубоко страдал за него. Он не понимал, как этот набожный юноша, который готов был за веру пойти на костер, так скоро поддался искушению. Доброслав страстно желал увидеть Власта, но знал, что это невозможно.

Мешко, намеревавшийся пригласить и старого Любоня в числе прочих стариков на празднества, поговорив с Доброславом, не сделал этого. Любонь это страшно почувствовал, но, не давая знать этого, уехал обратно в Красногору.

Наступил назначенный день для съезда. Накануне уже прибыл Сыдбор со своими людьми, и собралось много войска. Делались приготовления для приема важнейших поселян, владетелей и землевладельцев. Мешко любил и умел принимать по-королевски и показывать свою мощь.

С утра уже замковый двор, городок, поле у крепостных стен - все было усеяно воинами Сыдбора и других владетелей. Насчитывалось несколько тысяч людей, как будто перед большим походом. Для них здесь жарились целые туши быков и стояли большие ведра с пивом.

В замке шли приготовления для самых важных гостей. Горница внизу, где обыкновенно собирались для важных заседаний, теперь была убрана с необычайной роскошью, все скамьи покрыты пурпурным сукном, на столах стояли серебряные кувшины, на стенах было развешано драгоценное оружие и щиты. По всему дому чувствовался запах душистой смолы. Во дворе жарилась дичь и целые бараны, женщины варили всякие каши с медом и молоком; тут же стояли приготовленными бочки с разными напитками, из которых они черпались кувшинами. Сам князь с утра уже одет был в роскошное платье, опоясан золотым мечом, а на голову он надел шапку из черной лоснящейся шкуры какого-то северного зверя, взамен которого был дан раб. Милостивая улыбка не сходила с уст князя, но на лице показались какие-то морщинки.

Еще с утра начали съезжаться вельможные паны со своими свитами, роскошно разодетыми, так как каждый желал выступить перед князем во всем своем блеске. Итак: Яксы, Каниовы, Гржималы, Ролиты, Годзембы, каждый из них приехал со своим двором на десятке, а то и на нескольких десятках лошадей; богатые кивера, роскошные кафтаны, кованые мечи, на некоторых немецкого покроя платье... Придворные и слуги, встречавшие гостей на пороге замка, вводили их во внутренние покои.

Князь сидел на возвышенном месте и милостиво всех встречал, стараясь весело улыбаться. Мешко умел быть не только строгим, но и добрым паном; приветствуя не только владык, но и поселян, он знал, кого о чем спросить, чем кому доставить удовольствие и этим расположить к себе. В этой же горнице были накрыты столы, на которых дымились разные блюда, а чарочники и стольник разливали в кубки мед и другие напитки. Князь сидел за столом и весело разговаривал.

Когда к полудню съехались все приглашенные, в огромной горнице почти уже не было больше мест, веселье царило неподдельное, старый мед развязал языки.

И Доброслав, и брат князя, Сыдбор, и старшины, и придворные наполняли кубки гостей и наблюдали за тем, чтобы гости пили и ели: этого требовало гостеприимство славян. Тех, кто воздерживался от еды, считая неприличным наедаться, заставляли.

И когда в горнице стало очень весело, князь, как подобало ласковому хозяину, вошел в толпу своих гостей. Вышло это нарочно или случайно, но князь, собрав вокруг себя более важных старшин, разговаривая с ними о войне, незаметно перешел с ними в соседнюю комнату, выходящую окнами во двор.

Здесь были поставлены кругом стен скамьи, а для князя трон; присутствовали два брата Якса, Черный и Белый, Ролита с отрубленной рукой, которую он потерял в одной стычке с немцами, один Каниовчик, прозванный Лещицем, Гржимала Лясконогий и Годземба, которого прозвали Криворожий, хотя под усами у него все было в порядке. Это были самые влиятельные Полянские поселяне.

- Нет конца войне, - говорил им князь, - немцы становятся все сильнее, заключили союз с чехами, угров прогнали в их логовище, а теперь собирают силы, чтобы свалиться нам на голову.

- Слышали мы, милостивейший князь, - заговорил Якса Черный, - что вы ездили в Чехию. Неужели и они нас не оставят в покое?

После этого вопроса присутствующие вдруг притихли.

- Был бы союз и мир, - понизив голос, сказал Мешко. - Но что делать? Они христиане и нас язычников знать не хотят.

Все были угрюмы, все продолжали молчать.

- Не сегодня-завтра, и у нас появится новая вера. Последователей ее есть уже много, и трудно будет нам противостоять ей. Лишь бы принесла нам мир.

- Простите, милостивый князь, - заговорил Криворожий, сидевший в дальнем углу светлицы. - Простите! Новая вера освободила бы нас от набегов маркграфов только в том случае, если бы мы им позволили топтать себя ногами, но дома нам все равно не было бы покоя. Наши сердца преданы нашим богам и нашим обычаям, и простой народ, и владыки в одно верят и одно соблюдают. Если бы старшины пошли в одну сторону, а народ в другую, - то мы имели бы войну не только у себя дома, но и в избе, и на скамье, и в постели нашей.

Сдержанное одобрение послышалось со всех сторон.

- А разве не так же было и в Чехии, когда, желая спасти родину, начали переходить в христианство? - возразил Мешко. - Сегодня там уже все спокойно, и незаметно, чтобы кто-нибудь бунтовал и упорствовал в старом. Народ, живущий в лесах, надо оставить пока в покое, но пусть старшины, которые везде имеют почет и уважение, начинают подавать пример народу. В Чехии так началось, и вера пустила глубокие корни в стране...

Мешко посмотрел на старшин и заметил на их лицах только грусть и неудовольствие.

- Никому, - прибавил князь, меняя тон, - невесело вылезать из своей кожи, расставаться с тем, что было дорого и отцам, и дедам. Но над нашими головами висит меч. Немцы все глубже проникают к нам и завоевывают наши земли. Между Лабой и Одром ведь все принадлежало раньше нам, каждый день отрывают у нас участки, как бы куски живого тела; неужели мы им дадим отнять у себя лучшие земли и допустим мучить наш народ?.. И лютыки, и ободрыты, и вильки, и поморцы не хотели перейти в христианство по доброй воле, и что же? Сожгли их кумирни, вырубили священные рощи и взяли их в рабство.

- Воевать надо, воевать с ними! - вмешался Лясконогий. - Бить их день и ночь, делать набеги, мстить немцам!

- Они сильнее нас в сто раз, не покорить нам их никогда, - вставил Мешко, - а тут свои с ними заодно. Что нам делать?

Долго не было ответа на этот вопрос. Якса Белый, который до того момента сидел молча, встал, поднимая руку над головой.

- Я сижу на сербской границе, - проговорил он, - смотрю я на работу немцев. Я не был предателем и им не буду; но знаю, что немца мы не победим силою, а только хитростью. Преследует нас потому, что мы язычники, так прикинемся же, что мы желаем быть христианами, тогда мы отдохнем и, может быть, сумеем стать им равными по силе. Другого исхода нет, надо нам следовать примеру хитрых чехов. Тогда эти ненасытные волки, алчущие нашей крови, Герои и Вигман и все эти злые духи должны будут оставить нас в покое; тогда мы заключим мир для того, чтобы их лучше опутать.

Смело и ясно высказавшись, Якса Белый опустил голову и умолк... Мешко ударил себя ладонями по коленам...

- Якса мой! - воскликнул он. - Золотые твои слова! Уму надо учиться у людей и выводить заключения из опытов других... Не все может сделать железо и сила... хитрый побеждает... а пьяные обры пропадают от Краснопанков...

Присутствующие что-то бормотали, но, по-видимому, не очень возмущались.

- Одно вам скажу, - прибавил Мешко, - в нескольких словах заключу мою мысль, что бы я ни сделал, куда бы ни пошел, пусть у вас сердце не болит - поступлю так или иначе не ради зла, а для выгоды страны и народа... Много земли у нас отняли... И кто же? Чехи? Чехи взяли у нас Хробаты. Чехи заняли Шленск (Силезию)... далеко захватили земли по берегам Вислы и по ту сторону ее; это наша земля, наши берега моря до Лабы... Одра... все наше... все возьмем обратно, раньше воюя умом и хитростью, а затем мечом, не жалея крови... Цесарь на западе... на востоке мы должны царствовать. Не я - сын - может быть, только внук... но это должно быть! Это будет!

Говоря это, он встал; казалось, что слова сами рвались из его уст; вдруг, как бы опомнившись, что слишком много сказал, он умолк.

Первый встал со своего места Якса Белый, а за ним последовали и остальные, поднимая руки вверх, как бы невольно повторяя за князем:

- Так будет! Так будет! Якса прибавил:

- Милостивейший князь, ты нас не спрашивай, а действуй - ты наш властелин, ты наш князь, у тебя мощь, у тебя сильная воля - пусть чернь ворчит! Ты иди вперед и действуй...

- Идите за мной и со мною! Князь ударил себя в грудь.

- Пойдем! - вдруг воскликнули все.

В дверях избы показалось несколько пирующих из горницы, не зная, о чем здесь говорили, почему здесь кричали и чего хотели, они также начали вторить совещавшимся; воодушевление с порога перешло в горницу... Все поселяне, повскакав со своих мест, начали кричать:

- Жив Мешко и пусть здоров будет на долгие годы! Долгие годы!

Черные глаза князя вспыхнули; он стоял, дрожа от какого-то внутреннего восторга, осеняемый надеждой и отвагой. Это продолжалось один момент. Он поклонился, сделал рукой жест и сел.

Короткое, но важное совещание кончилось, и начался пир...

Опять чарочники и стольник разливали мед, и несмотря на присутствие князя в горнице поднялся шум и хохот.

Такое веселье царило и на дворе, и во всем городе. Молодежь бегала с копьями, гонялись друг за другом на конях... стреляли из луков и метали камни. Развеселившиеся воины, придворная свита и слуги показывали свое молодечество на глазах старшин, которые не думали мешать общему веселью.

Только у священной рощи, куда никто не смел заглядывать, царили тишина и спокойствие. На краю леса стояли несколько старцев, которые молча, с любопытством присматривались к тому, что делалось в замке. Обычная стража ходила вокруг кумирни. На пороге ее сидел знакомый нам Варга и, опершись на руку, с развеянными по ветру волосами, прислушивался к залетавшему из замка шуму и размышлял. Несколько подобных ему дедов с белыми палками медленно гуляли по роще.

Варга кого-то поджидал. Часто смотрел в сторону замка и поглядывал в кусты, но никого не было видно...

Под вечер гости медленно начали разъезжаться.

Утомленная прислуга легла на гумнах, в городе постепенно стихало; кое-где еще веселились, и оттуда долетал веселый крик и хохот... Сумерки сгущались, и вблизи священной рощи показался плохо одетый человек, робко к ней приближавшийся. По платью можно было подозревать в нем какого-нибудь батрака, которые так одевались... Осторожно выскользнул он из-за деревьев, посмотрел кругом и подбежал к кумирне... При виде его Варга встал с порога, подошел к нему и, увлекши его в противоположную сторону, остановился с ним у старого дуба.

- Слышал что-нибудь? Говори, - приказал кудесник.

- Все поселяне с князем заодно держат, - проговорил слуга, тяжело дыша. - Князь, что захочет, то и сделает...

- Кто там был? Считай! - велел Варга, нагибаясь к маленькому человеку, чтобы лучше услышать.

Слуга начал перечислять имена бывших в замке, припоминая, путаясь и считая по пальцам.

Варга спрашивал его, помогая ему вспоминать... получал ответы: то подтверждающие, то противоречащие; но когда старик потребовал, чтобы слуга рассказал ему, о чем там говорили и по какому вопросу совещались... слуга не умел дать отчета. Одно знал наверное, что все присутствующие обещали князю слепое послушание. Варга опустил голову на грудь, оперся на палку и молчал... Рукой дал знать батраку, что может уйти, но тотчас же позвал обратно.

- Любонь был? - спросил он.

- Нет, его не было... Несколько дней тому назад его потребовали в замок. Когда старик явился, князь имел с ним короткий разговор и отпустил его обратно.

Лишь только доносчик ушел, Варга, вернувшись в кумирню, поднял тяжелую попону и выскользнул куда-то в темный угол...

На скамье у самого входа сидели два старца, которые как будто дремали. При появлении Варги они встали.

- Теперь идите, - сказал им Варга, - знаете куда, и в какие дворы... не забудьте про Любоня... послезавтра у Лелева урочища... на рассвете...

- Послезавтра у Лелева камня, на рассвете... - машинально повторили два старца, а Варга еще раз повторил им то же самое:

- Послезавтра у Лелева урочища на рассвете...

Опять осторожно приподнялась попона кумирни, Варга вышел, оглядываясь кругом, за ним следовали два его посла... все они разошлись по разным направлениям.

Л ел ев холм находился среди лесов, на полдороге к Гнезну. Вековой дуб, полусгнивший, высохший уже, занимал середину лужайки, находившейся на самой верхушке холма и покрытой зеленой травой. Вокруг старого дуба, на некотором расстоянии друг от друга, образуя как бы венок, лежали серые каменные глыбы. Некоторые из них совсем уже опустились в землю, другие еще торчали на ее поверхности.

Пространство между камнями и дубом почти сплошь было покрыто целой массой маленьких глиняных чашечек, разбросанных в беспорядке, покрытых ветвями, листьями и зеленью. Среди них попадались кувшины и разбитые маленькие близнецы-горшочки.

Около дуба с одной стороны виден был пепел, остававшийся от зажигаемых здесь во время беседы костров. На ветвях дуба висела парусина, вымытая дождем и почерневшая от сырости. Она служила как бы навесом и покрывала часть ствола и ветвей. Другие куски парусины были сброшены ветром и тут же валялись на земле. Самый дуб имел как бы свою физиономию, отличавшую его от других. Необыкновенной толщины, у основания покрытый горбами и щербинами, странно изборожденный зигзагами часто попадавшей в него молнии и стекавшими по нем во время ливней струями воды, он возносился вверх, извиваясь, как бы в мучениях, и разделившись на несколько уродливо толстых ветвей... Они тоже росли не просто и естественно, но как-то странно изгибались: то тянулись ввысь, то падали к земле, то опять гордо подымались, как будто в борьбе с какой-то невидимой силою. Все это дерево, казалось, росло в течение целых веков в медленных, невыразимых и тайных мучениях... Оно производило впечатление вековой мощи, сотворенной для победы, но носящей на себе видимые следы пережитых бурных битв и страданий... Величественно поднимались над старым лесом его ветви: одни зеленые и густо покрытые листьями, другие нагие, обмершие, съеденные червями, покрытые мхом и истлевшие.

При взгляде на этого молчаливого, неподвижного великана с глубоко запущенными в землю, точно когти, корнями невольно охватывало чувство уважения и какого-то ужаса. Он был свидетелем, может быть, тысячелетних событий, бурь, моментов тишины и разных перемен на земле... Старый дуб носил на себе целый мир: его соками питались мхи, на их трупах росли травы, в углублениях его ютились лесные цветки, прячась там от холода и сырости. Грибы и плесень сосали его подножие, одну из его ветвей обвил хмель с какой-то отчаянной жадностью. Выше, между ветвями, устраивали свои гнезда птицы, вечно воюя между собою. Все дерево служило как бы убежищем для разных лесных зверьков...

Дуб, как и само урочище, звали Лелевым. Место это было священное, тайное, чудесное: сюда приходили больные вешать на ветвях деревьев платки, в которые закутывались, а затем снимали с себя, чтобы вместе с ними снять и болезни; женщины, умолявшие Леля о потомстве и жаждавшие знать будущее, перемены в жизни и искавшие утешения...

На третий день на рассвете, когда дуб еще был весь покрыт осенней росою, блестевшей от легкого мороза, из глубины леса показался Варга, еле волоча усталые ноги. Посмотрел кругом, прислушался, и, присев на одном из камней, задремал. В лесу слышны были постукивания о дерево дятла и карканье ворон, летавших над лесом.

Их неприятный голос разбудил старца, сделавшего недовольную гримасу. Он поднял голову; там высоко летала целая стая черных воронов, опускаясь все ниже и ниже, как бы намереваясь сесть на ветвях старого дуба; но вдруг они завертелись и с пронзительным криком полетели дальше.

Выходя из кустов, показался Любонь, одетый в простой зипун, лицо его было угрюмо. Поприветствовали друг друга кивком головы. Не успели перекинуться словом с Варгой, как вдруг со всех сторон, как из-под земли, начали выходить из леса старики, так же просто одетые, как Любонь.

Шли, опираясь на свои палки, и молча останавливались вокруг камней у старого дуба. Любонь насчитал их больше десятка. Те, которые постарше, присели на земле, некоторые из них вынули из-за пазухи какие-то мешки и положили их перед собою. Молчание было торжественное. На всех уже отцветших лицах виден был отпечаток грусти и гнева.

В то время как старцы занимали места около Варги, другие, более гордые, хотя одетые в сермяги, как и Любонь, придвинулись к последнему. Заметно было, что на этом собрании будут бороться какие-то две стихии.

Утро было туманное, но уже солнце выглянуло из-за туч, лучи его загорелись на верхушке дуба. Ветерок пролетал, и дерево, как бы проснувшись от глубокого сна, важно зашумело. Но ни одна ветвь его не дрогнула, только листья дрожали и колыхались. Несколько птичек, прогнанных ветром, улетели из гнездышек.

Вдруг старцы, сидевшие под дубом, начали тихо напевать какую-то песню. Слова ее не доносились до стоящих впереди, напев был заунывный, жалобный, а голоса выходили как бы из разбитой груди - угрюмые и придушенные. После каждой строфы один из них голосом говорил что-то Лелю и призывал богов на помощь.

Варга не пел, а слушал только, задумавшись и наморщив лоб. Пение длилось недолго и оборвалось с последней строфой. Слышны были грустные вздохи. Около Любоня сгруппировались землевладельцы, а дальше сидели жрецы, гусляры и прислуга кумирен и храмов. Все смотрели друг на друга, как будто спрашивая: что делать?

Вдруг из чащи леса вышел Войслав, посмотрел на собравшихся и выступил вперед.

- Что думаете делать? - спросил он, понизив голос. - Нашей старой религии пришел с верхов конец... истребят ее... Не останется ни одной кумирни, ни одного священного камня... не дадут нам больше исполнять наших старых обрядов... ни одному гусляру нельзя будет петь, ни жрецам предсказывать, погонят нас, как скот, в ярмо... Что делать? Что делать?..

Варга смотрел на него.

- Каким это образом один человек сумеет заставить весь народ поступать по своей воле? - спросил он. - Если подставим спину, то ярмо, конечно, наденут...

- Не один, - ответил Войслав, - их есть много... владеют они силою и оружием... Пойти против них? Пропадем, а с нами и вера наша.

- Дурак только преждевременно порывается вперед, не рассчитав своих сил, - опять отозвался Варга. - Надо молчать, выжидать и слушать... Подойдет момент, когда князья перегрызутся между собою или неприятель придушит их. Надо ждать!

- А пока разрушат кумирни? - сказал Войслав.

- Дерева не хватит построить другие? - с иронией спросил старый Варга. - Пусть лучше пропадают стены, чем люди. Придет время, когда мы станем сильнее... а пока будем ходить на урочища и справлять ночью праздники и приносить жертвы... Дремучие леса нас не предадут... а пока надо ждать...

- Еще недавно, иначе вы говорили... - вмешался Любонь.

- Потому, что не знал, что делается... У князя много вооруженного войска... Чехи придут к нему на помощь, да и немцы тоже... На что проливать кровь, когда можно, хотя и тайно, сохранить веру!

Войслав замахнулся рукой в воздухе.

- Так рассуждают трусы! - сказал он. - Подадимся сегодня, завтра поздно будет вернуться... Через год, через два в каждой хате будет уже христианин... Довольно их и так... Но сегодня они от нас скрываются, а завтра нам придется скрываться от них... Гибель и горе!..

Варга поднялся со своего места с загоревшимися злобой глазами.

- Вы меня трусом назвали, а вас я называю пустым крикуном... - сказал он. - Слова дешево стоят... а вот сильные руки нелегко найти...

- А разве вы не можете ходить по поселкам, хатам и дворам вербовать нужных людей? - крикнул Войслав. - Разве не собрать таким образом целые тысячи, которые с вами пойдут на замок и смело скажут: не хотим новой веры, не изменим нашим отцам и дедам и старым обычаям!..

- А вы с нами пойдете? - ехидно спросил Варга.

- Одного человека не спрашивают, - прервал его Войслав, - когда наберутся тысячи, и я примкну...

Жрецы посматривали друг па друга. Кто-то сказал:

- Не те уж времена, когда наши отцы собирались на веча и произносили там огненные речи! Смотрите на кумирни - редко заглядывают туда и спрашивают предсказаний. Новая вера проникла повсюду, а мы с нашей старой... уходим в пустыню да дремучие леса...

- Княжеские воины ни во что не веруют, - сказал другой жрец. - На обряды являются, чтобы пива и меду попить да на молодых девушек поглядеть, и ни один из них даже не знает старой песни...

- Нет, нет, - перебил его кто-то, - нет, Дрогота, нет! Вы все вертитесь около городов и около границы, куда один мусор и грязь стекает... Идите в леса, в глубь, далеко за Варту, к берегам Вислы... там наши боги стоят высоко, и народ благоговейно им поклоняется, приносит жертвы, поет песни и исполняет священные обряды... А если придется постоять за веру, тогда все пойдут...

Дрогота расхохотался, а Варга недоверчиво пожал плечами. Жрецы разделились на два мнения: одни держались стороны Варги и Дроготы, другие - Черного Бурана. Войслав опять заговорил.

- Пусть князь заметит, что народ действительно стоит за старых богов, пусть услышит недовольных и тогда он не посмеет идти напролом.

- Отчего не посмеет? - вмешался Варга. - Сильнее вас он и хитрее... Мой совет другой... промолчать и смириться... верно стоять на своем и выжидать момента... Разве теперь имеет смысл бунтовать?.. Придет время...

- А когда придет время? - улыбаясь, спросил Войслав.

- Когда? Мы вам скажем! - ответил Варга. - Что вы знаете, придворные, и вам, Войслав, что известно? Воспитывались вы при дворе, а народа, не знаете. Силен он, когда долго страдает, когда сердце у него болит. Пока мы страданий не видали... напрасно звать... Соберется куча пьяных, загалдит - ее рассеют и нагонят на всех страх на веки вечные... Этого князю и хочется, чтобы стать сильнее, - но мы не позволим этого сделать!..

Дрогота повторил:

- Не позволим!..

Остальные жрецы не противоречили и умолкли. Варга их, видно, убедил и преодолел их упорство.

- Разрушат капища? Довольно найдется места в лесах для новых! Прикажут кланяться новому Богу? Поклонимся!.. Было их у нас много... будет больше!.. Этим мы не изменим старым богам... Наша судьба таиться, страдать и ждать... придет время... убьют на войне старшин, дворы опустеют...

Варга не кончил. Любонь переглядывался со своими единомышленниками, ничего не говоря.

- Так чего же вы нас сюда звали? - с гневом спросил Войслав. - Нового мы здесь ничего не узнали... Что нам страдать надо, это и без вас было нам известно...

Варга улыбнулся.

- Пока мы боимся только угрозы, страха, который еще не приходил... не надо заранее беспокоиться, посмотрим, когда он явится... посмотрим. А собраться для совета необходимо, будем знать, что гроза приближается, приготовим и теплые шубы от мороза... Для этого мы сюда и собрались!

Кончив, старый Варга опять сел на свой камень, остальные что-то бормотали, давая ему понять, что согласны с ним. Вдруг поднял руку Черный Буран.

- Я одно еще прибавлю... Кто исповедует христианство, хотя бы и тайно, да будет убит... Это будет угрозой для остальных. Пусть лучше погибнет один, чем все мы...

- Поджигать их дворы! - прибавил другой. - Прежде всего Доброслава.

- А Лигонь? И этот не лучше!..

- А Зребе?..

Начали перечислять имена всех христиан; Варга не противоречил и молчал.

- Делайте с этим, как хотите! - равнодушно сказал он. Некоторые жрецы улыбались, как будто этот род мести им

больше всего нравился. Любонь побледнел, вспомнив сына, но молчал.

Поднялся неимоверный шум, и теперь каждый начал высказывать свои мысли, но вдруг как-то странно зашумели кусты, и послышался треск сухих сучьев и конский топот. Все умолкли, прислушиваясь, хотя думали, что это кто-нибудь из запоздавших на совещание поселян. Войслав стоял сзади Любоня, вглядываясь в ту сторону, откуда доносился голос, нагнулся к земле, чтобы лучше видеть и вдруг, перепуганный, весь согнувшись, бросился в кусты. Это бегство испугало и остальных, но уйти было поздно, так как позади дуба показался конь и его всадник.

Любонь, стоявший, на самом видном месте, первый увидел и узнал Мешка.

Князь ехал один, гордый и спокойный, одет был, как для охоты, с рожком, перевешенным через плечо, с луком и пращой в руке.

Увидев собравшихся жрецов и поселян, он не выказал никакого удивления, остановил коня и смотрел.

Кудесники и гусляры как будто остолбенели от неожиданности и ужаса. Некоторые из поселян начали прятаться в кусты и уходили поскорее в глубь леса, остальные от испуга не были в состоянии двинуться с места. Жрецы, привыкшие к повиновению и поклонению князю, начали вставать.

Мешко смерил всех взглядом, заметил стоявшего вдали Любоня, узнавал по очереди всех кудесников, которых приходилось ему видеть когда-либо в городе. После минутного раздумья князь сошел с коня и, взяв его под уздцы, подошел к одному из камней и сел, посматривая своими ясными глазами на онемевших от ужаса людей. Те, к которым он теперь обращался, забыв недавние угрозы, сгибались перед ним и били земные поклоны.

- Что это у вас за вече такое, гусляры? - спросил князь. - И чего это вы спрятались в такую глушь? Разве у нас нет священных рощ около кумирен?

- Милостивейший князь, - ответил, низко кланяясь, более хитрый, чем другие, Варга, - это у нас старый обычай приносить в лесах благодарственные молитвы богам за хороший урожай и гадать здесь, что нам даст этот хлеб и что принесет нам надвигающаяся зима. На этом урочище мы собираемся с незапамятных времен.

- В таком случае предсказывайте и пойте... и я вас послушаю, и посмотрю, и пользу какую-нибудь извлеку для себя от вашей мудрости... - сказал Мешко, спокойно глядя на старцев.

Сказав, посмотрел, где бы поудобнее поместиться. Немного в стороне он увидел пень, покрытый мхом, и сел. Молчание никем не прерывалось. Варга, который раньше других пришел в себя, шепнул Дроготе на ухо:

- Предсказывайте...

- Ну что же обещает принести зима? - сказал князь.

Дрогота должен был начать по известным правилам свои предсказания; он подозвал Варгу и Черного Бурана, они сели на земле и, молча, концами своих белых палок начали отбрасывать мох и копать землю и искать признаки, по которым можно было делать разные заключения.

Лесная земля, сырая, ничего в себе не содержала, кроме гнилых листьев. Дрогота копал все глубже и наткнулся на кость какого-то животного.

Варга, он и все остальные жрецы, начали неодобрительно качать головою.

- Кость... - сказал Дрогота, - кость значит смерть и гибель.

- Кому? - спросил князь.

Молчали, посматривая друг на друга. Дрогота начал опять копать; нашли кусок угля.

- Черный уголь, костер и пепелище - смерть!

- Смерть, - повторил Варга.

- Кому? - повторил князь.

Не смели говорить, переглядывались между собою.

- Смерть нашим врагам! Немцам!.. - воскликнул Мешко.

Варга, недоверчиво качая головою, начал копать еще глубже... увидели в земле черного червяка, который медленно пополз в расщелину и исчез.

- Предсказывайте смело, - сказал Мешко, - если вам известно будущее.

- Смерть и гибель злая, - начал Варга.

- Врагу! - шепотом произнес Мешко.

- И тому, кто будет брататься с врагом, - глухим голосом произнес Буран. - Ползущий червяк означает подкрадывающегося врага... Исчез в яме, это скверный признак!

Варга, со своей стороны, палкой раскопал землю.

- Предсказывайте, - опять проговорил Мешко, прерывая общее молчание. - Вскоре нам придется идти на Вигмана и против Герона... хорошо бы знать, что нас ожидает.

- Бросим жребий! - сказал Дрогота.

- Бросьте! - подтвердил, вставая и приближаясь, Мешко. Дрогота вынул из своего мешка семь кусков дерева, расколотых

пополам, таким образом, что поверхность их была покрыта черной корой, а внутренняя их часть была белая; он взял все прутики в руку и, что-то бормоча про себя, бросил их на землю.

Все кинулись с любопытством, чтобы посмотреть на палочки, из которых шесть упали на землю черной стороной и только одна белой.

Старцы молчали.

- Предсказывает нам черное будущее, - проговорил Варга.

- Бросим во второй раз, - воскликнул Дрогота, собирая все прутики и, подняв их высоко, с какими-то заклинаниями опять бросил на землю.

Молча все смотрели на падающие деревяшки, которые на этот раз лежали черной стороной...

Жрецы переглянулись, но ничего не сказали, Дрогота решил бросить жребий в третий раз.

Брошенные прутики в последний раз пали, как в первый, за исключением одного белого.

- Черные дни нас ждут, черные, милостивейший князь... - со вздохом сказал Дрогота.

- Черные... - вторил ему Варга.

- Черные!.. - хором произнесли все. - Надо принести жертву богам, чтобы умилостивить их гнев и угрозы... Боги требуют крови...

- Пойдем, выточим ее у немцев! - громко сказал князь. - Та им более понравится, чем козлиная... Пусть только идут за мною все, куда им прикажу, пусть сражаются ловко и храбро, а ваши предсказания повернутся к врагам...

Сказав это, посмотрел на стоявших молча жрецов и прибавил:

- Пусть каждый исполняет свои обязанности: я буду сражаться, вы пойте песни и приносите жертвы богам... А научайте молодых, чтобы беспрекословно следовали за своим вождем... Немцы тем сильны, что умеют слушаться! Мы слабы потому, что ни согласия, ни повиновения нет... Но я их этому научу.

Сказав это, Мешко, медленно стянув уздцы, вскочил на коня, посмотрев на перепуганных жрецов, взял в руку рог, висевший у него на груди, протрубил три раза, повернул лошадь и исчез в лесной чаще.

Любонь и все присутствующие долго стояли молча и неподвижно и только тогда вздохнули свободно, когда князь совсем скрылся из виду.

ЧАСТЬ II

I

Уже шел второй месяц, как Власт томился на дне сырой ямы и только в молитвах находил утешение.

Ярмеж и сестра, несмотря на строжайший приказ отца и бдительное око неумолимой бабушки, втайне приносили ему пищу и вступали с ним в разговоры. Их просьбы и мольбы покориться отцу оставались тщетными; Власт каждый раз отвечал им, что это невозможно. Чем дольше Власт находился в этом положении, вместо того чтобы пасть духом, он удивительным образом все больше вдохновлялся и становился сильнее духом.

Терять ему больше нечего было; часами он простаивал на коленях и тихим голосом напевал церковные песни, которые ему приходили на ум, и слезы струились из его глаз. В темной своей яме Власт смастерил себе из двух найденных деревянных обрубков крест и, перевязавши его лыком, прикрепил его к стене. Перед этим крестсм Власт проводил большую часть дня в молитвах и размышлениях.

Гожа и Ярмехс не раз с любопытством заглядывали в яму; охваченные тревогой и пораженные его выносливостью и мужеством, онл подолгу всматривались в него.

Несколько раз приходил и сам старый Любонь, приказывал открыть яму, бранил сына и заставлял его покориться своей воле. С большой покорностью Власт устремлял к нему свои очи, протягивая руки, но оставался неизменным в своем решении. С проклятием на устах отходил старый Любонь, и долго слышен был его страшный гневный голос; в эти минуты никто не смел к нему приблизиться и заговорить.

Привыкший видеть вокруг себя только одно послушание, старик не хотел уступать; но воспоминания об утраченном и оплаканном ребенке, так чудесно отыскавшемся, а теперь приговоренном, подобно невольнику, к жестокому наказанию, терзали его сердце. Ночами старый Любонь заливался слезами, но гнев осушал эти слезы. Быть может, старик наконец и уступил бы, отогнав совсем от себя сына, но он боялся выдать его Мешку, да и старуха Доброгнева подзадоривала его все время, уверяя, что, измучившись, Власт подастся.

Проходили дни и недели. Власт все еще сидел в своей темнице, творил молитвы и в одиночестве мало-помалу привык к жизни отшельника, покорившись воле Божьей. Его испачканная, пропитанная сыростью одежда отваливалась кусками и мало уже защищала от холода; ворох соломы, брошенный ему из жалости сестрою, искрошился и погнил от воды, сочившейся из стены. Власт не жаловался, а когда приходил Ярмеж и скорбел над ним, смиренно отвечал, что ему приятно приносить свои страдания как жертву Богу, которого познал, и что этот Бог посылает его сердцу утешение.

Слыша все это, Ярмеж со страхом думал и не понимал, откуда берется такая неисчерпаемая никакими страданиями сила.

Гожа неоднократно кидалась в ноги отцу, напрасно умоляя его пощадить брата; подозрительная и повсюду шпионившая за ней старуха всегда появлялась вовремя, чтобы оторвать ее от ног отцовских и зажечь его новым гневом.

Этот домашний узник, к которому никому нельзя было приближаться и даже вспоминать которого строго запрещалось, все-таки отравлял спокойствие и счастье целой семьи. Гожа всегда ходила заплаканная, Ярмеж понурый, а старая Доброгнева никому не давала покоя.

Когда приезжал кто-либо из чужих, приходилось прибегать ко лжи, прикидываться веселыми и быть в вечном страхе, как бы не выдать свой страшный позор, так унизивший старика.

Ярмеж все время размышлял о том, как бы прийти на помощь Власту и как-нибудь его освободить, но ничего не мог придумать. Измена тотчас же обнаружилась бы, а старый Любонь никогда бы ему этого не простил; а между тем, он все поглядывал на Гожу и лелеял мечту, что когда-нибудь ему ее отдадут.

Сложилось, однако, все иначе, чем рассчитывал Ярмеж. Всегда скрывавшийся где-то Войслав часто навещал Любоня и все о чем-то с ним совещался. Малый был он красивый, да к тому еще воспитанный на княжеском дворе. При встречах с Гожей он любовно с ней переглядывался, но никто не замечал, чтобы они между собою разговаривали или уславливались о чем-либо; неизвестно также, надоел ли ей родной дом со старой Доброгневой, хотя и любившей ее, но вечно на все ворчавшей, боялась ли она отцовского крутого нрава... Кто мог бы отгадать? Но в одно прекрасное утро Гожи не стало.

В доме поднялась целая буря, во все концы была разослана погоня, и все, что удалось узнать, заключалось в том, что ее похитил Войслав, скрывшись с нею в лесах. Ярмеж поклялся жестоко ему отомстить.

Еще пустыннее стало во дворе в Красногоре. Доброгнева занемогла и заявила, что жизнь ей опостылела. Гневная, отказавшись добровольно от пищи, в бреду и горячке, окруженная бабами, напрасно силившимися ее спасти, Доброгнева через несколько дней скончалась...

Любонь остался один. Издали поглядывал он на яму, в которую засадил сына, и не желал даже к ней приблизиться. Свою возраставшую злобу Любонь вымещал на батраках и прислуге.

Ярмеж, потерявший надежду и не имея более что терять, с каждым днем чувствовал все большую жалость к Власту. Однажды ночью пришел он к яме, приоткрыл ее, разбудил Власта и начал уговаривать его бежать.

- Возьми пару коней... убежим в лес... Меня здесь ничто не удерживает.

Власт его благодарил, но отверг это предложение.

- Ярмеж, друг мой, - обратился он к сотнику, - не следует мне уходить от мученичества, которому меня подверг мой Господь... Наша заслуга в страдании, и если я убегу, я ее потеряю...

Ярмеж не мог этого понять. Минутами ему казалось, что бедный Власт сошел с ума. На следующую ночь и в последующие он все настаивал, подговаривая его к бегству.

Между тем Власт, все еще сильный духом, начал все больше терять свои телесные силы. От сырости и холода у него сделалась лихорадка, и через день он лежал, дрожа веем телом, а потом впадал в беспамятство и горячку, и в бреду то пел, то плакал.

В таком положении Ярмеж на плечах вынес его наконец из ямы, исхудалого, ослабевшего, уложил его в гумно, накрыл, напоил теплым медом, и когда сон его подкрепил, он заставил его наконец бежать, предупредив, что иначе отец станет ему мстить.

Власт был, однако, так слаб, что хотя Ярмеж и поддерживал его, он не мог долго усидеть на коне, и после часа езды, когда уже совершенно рассвело, они вынуждены были остановиться в зарослях. Бедного узника снова нужно было уложить. Едва только Власт прилег, как тотчас же уснул.

Не зная, что ему предпринять с ним дальше, Ярмежу пришло в голову, что, быть может, на княжеском дворе найдется какая-нибудь помощь.

Не видя в этом никакой опасности и полагаясь на судьбу, он оставил спящего больного, а сам поскакал лесом в город, лежавший над Цыбиной.

Сторожем при Власте остался старый пес, который бежал за Ярмежом. Кличка ему была Кудла. Сотник приказал ему остаться при коне и больном, пес его понял, остался и примостился у ног Власта.

Ярмеж, уже не обращая внимания на то, что мог быть схваченным, направился к городу. На пути ему первая попалась старуха Срокиха. Она была уверена, что Власт с молодой женой справляет уже свое новоселье, но когда Ярмеж рассказал ей обо всем, что случилось, и о том, что он оставил Власта в лесу, старушка заломила руки и опустилась на землю...

Часто она встречала голубка своего с Доброславом, посоветовала к нему и обратиться, а сама отправилась вперед.

Доброслав сразу ничего не мог сообразить, одно лишь уяснив себе, что Любонь склонял Власта к отступничеству. Старуха позвала Ярмежа, и тогда все открылось. Доброслав побежал к князю, и вскоре вслед за тем он сел на коня и ускакал в лес.

Власта он застал спящим, до такой степени и так ослабевшим, что он потерял способность говорить; пес лежал у его ног; в лесу царила тишина. Доброслав наклонился к нему, обнял его и привел в чувство; в город он мог доставить его лишь на покрывалах, прикрепленных между двумя лошадьми.

И только после всего этого закончились долгие страдания, которые вытерпел несчастный. Еще искра жизни тлела в нем, на бледном лице играла улыбка, но силы его исчерпались.

В то время когда Любонь в Красногоре, приказав высечь всю челядь свою, заподозрив ее в соучастии, сам бросился в погоню в сторону совершенно противоположную, Доброслав и Ярмеж благополучно доехали к замку. Больного уложили в избушке, находившейся у ворот дворца княгини Горки. Срокиха приняла на себя заботу ухаживать за больным и лечить его. Ярмеж также остался при нем.

Старуха знала толк в целительных травах и приготовила ему целебный напиток из жимолости.

Когда Доброслав пришел к Мешку, чтобы рассказать ему обо всем случившемся, князь, как обыкновенно, выслушал его, не подав никакого виду, что его это удивляет или волнует. Он приказал взять Власта в город, а вечером надумал послать слугу за Любонем. Слуга не застал Любоня дома; он носился по всей окрестности в поисках каких-нибудь следов Власта, никому ничего не рассказывая, а упоминая только о побеге Ярмежа.

Только на третий день вернулся старик разбитый и в отчаянии. На пороге его встретил приказ немедленно явиться к князю. Сил у него осталось мало, но волей-неволей должен был ехать.

Мешку дали знать о прибытии Любоня; князь вышел к нему со спокойным выражением на лице и ласково приветствовал его.

- Что, ездили полюбоваться счастьем вашего сына? Ну а как он там живет?

Старик в замешательстве что-то забормотал.

- Милостивый князь, - заговорил старик охрипшим голосом, - много несчастий на меня обрушилось... Умерла мать, дочь мою похитили, а слуга, пес неверный, обокрал меня, скрывшись у немцев.

- Пора бы тебе сына с невесткой из новоселья домой взять, - ответил Мешко.

Любонь молчал, его душил гнев.

- Я вашего Власта полюбил. Хотя он к военному делу и не способен, но человек он разумный и молчать умеет... С женой он уж вдоволь натешился. Пошли-ка за ним... Он мне нужен... Думаю его к чехам отправить.

Любонь растерялся, наклонил голову, руки его в бессилии опустились. В мыслях он искал способа, как бы выйти из этой лжи. Мешко стоял со своей обыкновенной гордой усмешкой.

- Что, разве вам это не по сердцу? - спросил он.

- Милостивый князь, к чему мне дальше лгать. Случилось несчастье, у меня нет сына.

Старик прикрыл лицо руками, но, быстро отстранив их, прибавил:

- А если бы даже и был у меня, все равно, что для меня потерян... Немцы окрестили его в свою веру... Я его знать не хочу...

- Значит, вы от него отказываетесь? - спросил Мешко.

- Если он жив, пусть идет к тем, которых больше слушает, чем отца. Пусть он сгинет.

Князь внимательно посмотрел на старика.

- Любонь, - промолвил князь, - со своим детищем вы имеете право поступать, как хотите. А что у нас с каждым днем размножаются христиане... ничего не поделаешь, приходится терпеть... Видно, Бог у них силен, если у наших против Него нет защиты...

После этих слов князь кивнул головою и вышел...

Любонь, не предполагавший здесь дольше оставаться, незаметно покинул двор и, не замечая как, уселся на коня, поехал к Красногоре.

В очень неприятном положении находилась старая, простая и честная Срокиха; ни одной женщины, привязанной к ребенку, не приходилось того испытывать, что ей, - ведь она крепко держалась своей веры.

Ярмеж, смотревший на мученичество, терпение и стойкость Власта, сам уже наполовину поддался его примеру. Он начинал чувствовать, что Тот Бог, Который давал такую силу, был могуществен. Перед старой няней он не скрыл причин, почему Власт подвергся таким преследованиям.

Срокиха была этим поражена, но все-таки жалела своего голубка. Как и отец, она думала, что его непременно следует вернуть к старым богам... В народе ходили страшные слухи об этой новой вере, полной строгостей, воздержания и повергавшей человека в неволю. Срокиха горько плакала над своим питомцем, но все время находилась возле него...

Пища, воздух, а может быть, главным образом ее лечение производили свое действие. Власт уже третий день как мог молиться; первым движением его была глубокая благодарность Богу в проникновенной молитве.

Ярмеж и старая мамка, увидевшие его, погруженного в молитвенный восторг, от которого не могли его никак оторвать, были поражены.

Срокиха была уверена, что немцы его околдовали и что необходимо снять с него это колдовство. Она решила обратиться к самой умелой знахарке, которая могла бы отогнать от него эти чары и отвести дурной глаз, так как себе самой она в этом деле не доверяла.

Когда Власт стал немного поправляться, то он, будучи вместе с Ярмежом, стал все время обращать на то, чтобы его научить и обратить в христианство.

Любонь, вернувшись домой гневный и страдающий, занемог и слег.

Тотчас же обратились к помощи знахарок; но старик отказывался что-либо принимать, жизнь ему надоела, к себе он никого не подпускал, и лежал, забывшись сном, или бредил.

В доме в эго время творилось то, что всегда происходит среди слуг, почуявших свободу после строгих тисков; ничем не стесняясь, они совершенно распустились...

Слух о болезни старика разнесся по соседям, но никому не хотелось вмешиваться не в свое дело. Старик догорал, окруженный знахарками, которых никак нельзя было отогнать. Они кадили вокруг него, заговаривали болезнь, но все напрасно... Наконец, кто-то из соседей дал знать в город, что батраки в Красногоре без хозяина расхищают все имение и чуть ли не разнесли весь двор.

С этою вестью пришла Срокиха к Власту, который уже начал вставать...

Не расхищаемое добро волновало Власта, в нем заговорила сыновняя обязанность. Он чувствовал себя немало повинным в несчастья, приключившемся с его отцом, и немедленно решил к нему вернуться. Напрасно Доброслав и Ярмеж умоляли его и удерживали; вырвавшись, он даже хотел идти пешком; ему дали коня. Ярмеж сразу не посмел его сопровождать, но потом, устыженный мужеством Власта, сказал ему, что его не оставит. Севши на коней, они поспешили в Красногору.

Уже издали, не доезжая ко двору, можно было себе представить, что должно было там твориться. Старик медленно догорал, а слуги в это время с девушками в роще, вблизи двора, занимались танцами, и их смех и пьяные песни далеко разносились по околице. Ворота всюду были пораскрыты, кругом следы опустошения, в дверях видна была целая куча старых баб, шумевших над кадкой пива и мисками, наполненными кашей и клецками... Вновь прибывшие застали всех пьяными, чуть ли не валявшимися на земле.

Ярмеж остался на дворе, чтобы тотчас же навести хоть какой-нибудь порядок, а Власт вошел в избу.

На низком ложе лежал старик, исхудалый, с воспаленными глазами, с обнаженной грудью и тяжело дышал. Уже издали доносилось его тяжелое и хриплое дыхание. Когда вошел Власт, казалось, что старик уже ничего не видит и не узнает его, он лежал неподвижно и стонал. Сын опустился на колени и, слегка коснувшись его руки, поцеловал ее... Любонь вздрогнул, неподвижно устремленные глаза замигали, уста приоткрылись, - взглянул и первым сознательным движением было усилие вырвать руку...

Слабым голосом попросил он пить. Власт нашел кубок и с детской заботливостью наклонил его к запекшимся устам больного, который жадно начал пить.

Это его на минуту оживило, он обвел глазами стены и надолго остановил их на сыне. Казалось, о чем-то думал. Закрыв веки, снова их открыл и еще раз прижмурился...

- Власт! - произнес он тихо. - Упырь!..

- Сын твой, отец.

Любонь ничего не ответил, он закрыл глаза и стал засыпать.

Так просидел Власт целую ночь у ложа, прислуживал отцу, который требовал воды и больше ничего не произносил... Старик засыпал, пробуждался, и снова сон его морил...

Днем у него немного прибавилось сил, он увидел сидевшего у ног его сына и пробормотал:

- Власт?!

- Я, отец мой!..

Старик еще раз недоверчиво повторил свой вопрос и, услышав тот же ответ, начал в него всматриваться.

- Где ты был? - спросил Любонь.

- Я был болен.

- И вернулся сюда?.. Власт упал на колени.

- Чтобы просить тебя о прощении за непослушание, отец мой, я должен был быть послушным Богу...

- Богу, Богу, - забормотал Любонь, как бы собираясь с мыслями, а потом произнес ослабевшим голосом:

- Всемогущий Бог, великий Бог!

- Отец мой, Бог этот и добр, и справедлив...

Старик задумался; видно было, что покорность и кротость сына наконец уломали его. Из глаз его заструились слезы и высохли на воспаленных щеках его.

Снова воцарилось долгое молчание; Власт, хотя и слабый еще, служил отцу с бесконечною заботливостью.

Гордость язычника не позволяла сказать своему собственному ребенку, что он чувствует себя виноватым и что прощает его, но он больше не проявлял своего гнева, когда Власт, тихо обращаясь к нему, старался вдохнуть и укрепить в нем надежду; он слушал его с жадным любопытством. Слова любви производили свое действие.

Власт как христианин, сближаясь с больным отцом, не мог не думать о том, чтобы и его обратить в христианство. Это казалось невероятным, но Любонь об этом, еще недавно ненавистном ему Боге христиан, теперь слушал с терпением своего покорного и смиренного сына.

Тем временем жизнь оставляла тело этого надломленного старика... Мысль стала яснее, он пришел в себя, но силы уходили. Воды уже не мог принимать, дыхание становилось тяжелее, уста онемели, и только глаза еще свидетельствовали о том, что дух пока не оставил тела. В эти последние часы Власт начал рассказывать ему о своем Бог, рисуя живыми образами его могущество и кротость, и чудеса им творимые, и вечную жизнь, которую он дарит...

Крашевский Иосиф Игнатий - С престола в монастырь (Любони). 3 часть., читать текст

См. также Иосиф Игнатий Крашевский (Jozef Ignacy Kraszewski) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

С престола в монастырь (Любони). 4 часть.
Старик не спускал с него очей, и когда Власт, набравшись духу, спросил...

С престола в монастырь (Любони). 5 часть.
- Посмотрите на меня, - начал опять, возвышая голос Вигман, - посмотри...