СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Крашевский Иосиф Игнатий
«Король холопов. 8 часть.»

"Король холопов. 8 часть."

- Мало того что нужно ехать, - говорил он брату, - но в том беда, что я должен склонить перед королем голову, а самое скверное то, что я должен лгать и давиться фальшью! Иначе я себя не выгорожу. Я должен до поры до времени остаться с королем в хороших отношениях; я хочу, чтобы он меня пригласил на эту свадьбу, на которой еще неизвестно, кто из нас займет первое место... Пока я не вырвусь из этой неволи, мне не мешает быть под крылышком госпожи... Ведь силу-то она будет иметь, и я вместе с ней сумею многое сделать, лишь бы она была умна.

Брат Ян так верил в опытность и проницательность Мацека, что никогда не возражал ему.

В сопровождении нескольких велькополян, подписавших соглашение, Боркович отправился в Краков.

Сендзивой Наленча, Скура, кастелян Пжецлав и судья Николай ехали вместе с ним.

За старостой на возах кованные сундуки, покрытые сукном и мехами и наполненные деньгами, потому что, будучи сам жадным, он придавал им большое значение и полагал, что повсюду с помощью денег можно всего достигнуть. До сих пор самые дерзкие намерения обыкновенно ему удавались, и его смелость и дерзость были так хорошо вознаграждены, что его самоуверенность возрастала, и чем он выше себя ценил, тем ниже он ценил других.

Ни дядя его, воевода Веньямин, ни Вержбента не казались ему страшными: он чувствовал в себе огромную силу.

По мере приближения к Кракову смелость его начала уменьшаться, и какое-то беспокойство им овладело, но он вскоре стряхнул его с себя и въехал в столицу с самыми радушными надеждами, нашептывая брату:

- Глупы они, и все попадут мне на удочку!

В то время, как был уже назначен день свадьбы, в густом, красивом королевском лесу в Лобзове, под Краковом, по распоряжению короля на большом участке вырубили деревья и начали строить обширный дом.

Никто не знал, для кого он предназначен и с какой целью его строят; для работы взяли из замка самых лучших работников; деньги, необходимые для постройки, Казимир велел Левко выдать из арендных денег за величские копи, и дом ежедневно рос с неимоверной быстротой.

Вацлав из Тенчина, который руководил работами и должен был давать указания рабочим, спросил короля, с какой целью этот дом строится.

- Постройте его так, - ответил Казимир, - чтобы в нем, в случае необходимости, могла поселиться семья, состоящая из нескольких человек, вместе с нужными ей слугами... И чтобы помещения были со всеми удобствами. Более подробных указаний король не дал, однако дом построили вместительный и не пожалели денег, чтобы его сделать красивым и комфортабельным. Казимир интересовался этой постройкой и часто ездил осматривать, как идут работы. Он пожелал, чтобы при доме был сад, окруженный каменной стеной, конюшни для лошадей, сараи для экипажей...

Эту начатую постройку называли королевским домом и предполагали, что король будет там отдыхать, когда пожелает скрыться из Вавеля после тяжелой, томительной работы. Не жалели самого лучшего камня для фундамента, на потолках была художественная резьба, на всех окнах стекла и в комнатах полы из лучшего дерева.

Однажды мастер спросил короля, не нужно ли вырезать гербы на дверях, но Казимир ответил, что никаких особенных знаков не нужно. Окружающие короля ломали себе голову, стараясь догадаться, зачем этот дом строится, да еще с такой быстротой, как будто он необходим был к следующему дню. Казимир торопил, чтобы новый дом был готов еще до свадьбы. Кохан единственный проник в эту тайну, но не столько благодаря своей догадливости, сколько благодаря умению подслушивать.

Однажды, когда король в печальном расположении духа пришел к Эсфири, жалуясь на то, что его торопят со свадьбой, и что она скоро должна состояться, красивая еврейка, взяв на руки болезненного, слабого, маленького сына Пелку, подошла к Казимиру и, нежно склонившись к нему, спросила:

- Нужно ли мне остаться в Кракове? Я не хотела бы удалиться отсюда, но остаться здесь, чтобы злые люди указывали пальцами на меня и ребенка -это крайне неприятно. Тесно нам тут в городе, душно в этих стенах, да и тебе, властелин мой, не будет хорошо, если мы останемся здесь... Жене твоей расскажут и кто знает? Могут подстрекнуть против меня и начать меня преследовать. Я не смогу ни подойти к окну, ни переступить порог дома.

- Тебе незачем бежать отсюда и оставить меня. Я женюсь, чтобы исполнить их желание, а для себя лично другой жены, кроме тебя, мне не нужно. Куда же ты бы хотела уехать?

Эсфирь, взглянув на заснувшего на ее руках ребенка, тихо сказала:

- Не хнаю, хотела бы куда-нибудь недалеко от города, вблизи тебя... Куда укажешь, господин мой, пойду, куда меня пошлешь, только не здесь... Король задумался.

- В Лобзове, - произнес он, - много зелени и большой лес, но там нет помещений для тебя... Из Кракова мне легко будет часто туда ездить, и среди густых деревьев тебя там никто не увидит. Будешь там, как в гнезде...

Эсфирь радостно улыбнулась.

- Устройте меня там! - воскликнула она. - Я никогда ни о чем вас не просила... Но теперь я умоляю вас... В Лобзове мне будет лучше...

Казимир горячо принял к сердцу ее просьбу; не следующий же день с утра поехал в Лобзов и, выбрав подходящее место, переговорил с Вацлавом из Тенчина и велел ему торопиться с постройкой дома и, в случае недостатка в рабочих, прекратить работы в замке. К такой крайности не пришлось прибегнуть, и на новую постройку послали из Вавеля только часть рабочих. Погода благоприятствовала, стены быстро высохли, и архитектор полагал, что дом будет готов до свадьбы, но не советовал переезжать, пока все окончательно не высохнет. Король не только построил дом на свой счет, но когда он был готов, велел меблировать его для того, чтобы Эсфири не пришлось перевозить туда своей мебели. Из сокровищницы туда перенесли дорогие ковры, покрывала и разную дорогую утварь. Хотя все еще сохранялось в тайне, для кого этот дом предназначается, однако, многие догадывались о том, что это для Эсфири и видели в этом доказательство того, что Казимир вовсе и не думает разорвать с еврейкой.

Окружающие короля ее не любили, потому что она не принимала никаких подарков, не поддавалась лести, отказывалась быть посредницей между ними и королем и никогда никому не помогала достигнуть чего-нибудь у него.

Один и тот же ответ она давала своим единоверцам евреям и христианам, говоря, что она не желает вмешиваться в дела короля. Там, где дело шло о всем народе, она горячо вступалась, унижалась, просила, но для отдельных лиц она ничего не делала.

Казимиру это именно и приятно было, что, приходя к ней, он мог быть спокоен и уверен, что девушка не нарушит его покоя какой-нибудь щекотливой просьбой. Он отдыхал у нее, развлекался, слушая ее рассказы, и забывал о своих государственных заботах. Зная ее необыкновенный ум, он иногда с ней советовался; в таких случаях она скромно, рассудительно, в нескольких словах высказывала свое мнение, которое почти всегда совпадало с его собственным взглядом, и Казимир каждый раз все больше и больше убеждался в ее уме. Если б она только пожелала, то могла бы стать могущественной и иметь на него сильное влияние, но она к этому не стремилась, а заботилась лишь о сохранении его любви... Лишь об одном она не упускала случая ему сообщить, не дожидаясь пока он спросит, это - известия из разных местностей страны, касавшиеся королевской особы, его личной безопастности или его имений. С этими делами она смело выступала и, сообщив ему то, что считала важным, вскоре возвращалась к прежним обыденным разговорам.

Она первая рассказала королю о подозрительных действиях Борковича и, король привык к тому, что все ею сказанное всегда оказывалось правдой, он на сей раз нашел нужным вызвать его в Краков для объяснений. Ему казалось, что вследствие излишнего усердия и заботливости о короле старосту заподозрили незаслуженно.

Боркович, приехав в Краков, где у него были большие связи и знакомства, узнал, неизвестно из какого источника, что первое обвинение против него было высказано Эсфирью. Явившись к королю, он смело выступил перед ним, как человек, которого оклеветали, бил себя в грудь, возмущался, клялся и, казалось, говорил с такой откровенностью, что король, не любивший подозрительно относиться к людям, поверил его невинности.

При дворе его всегда хорошо принимали, а так как он денег не жалел, хорошо угощал, раздавал на все стороны подарки, то у него было много доброжелателей, которые охотно доставляли ему нужные сведения. Узнав, что Эсфирь первая рассказала королю о его преступных замыслах, Боркович решил отправиться к ней и расположить ее в свою пользу. Он ее не знал и не хотел верить тому, что рассказывали о ней; он себе представлял ее женщиной пустой, корыстолюбивой, гордой, но вместе с тем доступной для каждого. Когда ему изображали ее в другом виде, он недоверчиво пожимал плечами, и никакие уговоры не могли заставить его отказаться от намерения ее посетить.

Под влиянием тех женщин, которых он до сих пор видел и с которыми имел дело, не исключая ребячески веселой княжны Ядвиги, у него составилось вообще совершенно другое мнение о женщинах. Он смеялся над теми, которые старались его отговорить и, когда ему отказали в содействии, он решил, хотя бы даже насильно пробраться к красивой жидовке, как он ее называл. Смелый Мацек, привыкший всегда, не взирая ни на какие преграды, исполнить все задуманное им, в одно прекрасное утро велел слуге проводить себя к дому Эсфири, куда отправился, взяв с собой прекрасное ожерелье, предназначенное ей в подарок. Вход в дом красивой еврейки не особенно охраняли от посетителей, так как никто уже больше не старался проникнуть к ней, заранее уверенный в том, что напрасно будет кланяться и просить. Боркович в сопровождении слуги, войдя в дом, попросил служанку сообщить хозяйке о его приходе, назвав свое имя и звание. Он полагал, что Эсфирь немедленно поспешит его приветствовать, но ему пришлось долго ждать, пока она появилась в дверях, приподняв портьеру.Его не столько поразила ее красота, сколько гордая осанка и величие, с которым она умела выступать. Он пришел в насмешливом расположении духа, но, увидев ее такой неприступной, не осмелился позволить себе шутить. - Мацек Боркович, - представился он, подходя к ней с поклоном. - Я прибыл в Краков к королю и хотел воспользоваться случаем, чтобы познакомиться с прекрасной Эсфирью и поручить себя ее благосклонному вниманию.

Девушка слушала, сдвинув брови.

- Кто любит своего пана, тот ценит все, что ему мило... - сказал он. - Будьте милостивы, - прибавил он, вынимая ожерелье, спрятанное в одежде, - и не пренебрегите моим скромным подарком.

Эсфирь покраснела и отошла от него на несколько шагов.

- Благодарю вас, - произнесла она, смерив его гордым взглядом. - Я не привыкла принимать подарки от кого-либо другого, кроме моего властелина. Всякий, кого вы спросите, может вам подтвердить, что я отказалась не только от вашего подарка, но никогда ни от кого никакого не приняла. Могли бы это плохо понять... А я не хочу быть заподозренной и желаю остаться верной своему пану.

Боркович хотел было настаивать, но, получив такой категорический отказ, он совершенно смутился.

Перед ним оказалась не легкомысленная женщина, какой он себе ее представлял, но строгая, суровая, умевшая держать от себя на почтительном расстоянии; он даже не умел с ней говорить. Спрятав обратно подарок, он стоял сконфуженный. Наконец, после некоторого размышления он начал:

- Меня незаслуженным образом заподозрили злые люди и обвинили перед королем. Я хотел вас просить, чтобы вы за меня заступились.

- Я не в какие дела не вмешиваюсь, - ответила Эсфирь, - об этом вы можете узнать от других...

- Но говорят, что вы обо всем знаете! - ехидно сказал староста.

- Как видите, я плохо осведомлена, - прервала она его, - потому что у нас ходили слухи, будто вы в большой дружбе были с бранденбургцами, а это должно быть страшная ложь, ибо иначе вы не прибыли бы на поклон к королю. Услышав неожиданно эти смелые слова, Боркович онемел от изумления и стоял покрасневший и гневный.

- Итак, милостивый государь, вы в защитнике уже больше не нуждаетесь, - прибавила Эсфирь.

От волнения Мацек дергал себя за бороду. Девушка на него смотрела, как бы стараясь проникнуть в него и прочесть на его лице.

- И это должно быть ложь, - сказала она, заметив насмешливую улыбку, появившуюся в ответ на ее слова, - будто вы в хороших отношениях с невестой короля, силезской княжной.

Тайна, которая казалась ему скрытой от всех, и которую он считал никому неизвестной, была так смело высказана ему Эсфирью, что от изумления с его уст сорвалось несколько проклятий.

- Конечно, я бывал в Глогове! - воскликнул он гневно и раздражительно. - Я и не думаю этого отрицать. На турнирах мне несколько раз повезло, и я имел счастье танцевать с княжной...

Эсфирь внимательно слушала.

- Злые люди в состоянии и в этом увидеть что-нибудь предосудительное и сочинить небылицу, - продолжал он, волнуясь. - Поэтому я не даром просил вас о защите.

- Вы сами сумеете себя защитить, - произнесла она холодно.

Боркович оправился от изумления, и к нему возвратилась его обычная смелость.

- И вам, вероятно, новая королева не особенно по вкусу, - произнес он со смехом. - Вам придется делить с ней любовь короля, а она, ей Богу, красива, молода, восхитительна, очаровательна...

Эсфирь покраснела.

- Я уезжаю из Кракова, - сказала она.

Боркович рассмеялся.

- И вы не будете питать никакой злобы против короля? - спросил он.

- Никакой обиды и никакого гнева я не чувствую! - спокойно ответила Эсфирь. - Королю нужен сын, и дай Бог, чтобы этот брак оправдал его надежды.

Мацек слушал и ушам своим не верил. Чувствуя, что он потерял полную неудачу и что ему не о чем больше говорить, он насупился и попрощался, сказав:

- Будьте же ко мне милостивы!

Эсфирь ничего не ответила.

Староста ушел от Эсфири очень огорченный и, находясь под впечатлением этого посещения, он вечером, встретившись у Неоржи со своими приятелями, высказал им свое удивление.

- Кто из вас видел эту еврейку? - воскликнул он. - Мало того, что она красива, хотя лицом то отцвела, но она бой-баба, и себя в обиду не даст. Я предложил ей в подарок ожерелье, за которое заплатил много денег, и оно было бы под-стать поднести даже невесте...

А она не приняла. Разговаривала со мною, как будто в действительности была королевой, а не любовницей и дочерью еврея из Опочна... Она говорит, будто уедет из Кракова. Присутствовавшие громко запротестовали, закричав:

- Что вы? Как же? Разве король расстанется с ней? Разве он может день прожить без нее? Ведь он ежедневно прокрадывается к ней и у нее отдыхает. Она его, вероятно, напоила каким-то зельем, а они ведь мастерицы околдовывать. Не освободиться ему из ее сетей. Боркович в задумчивости проговорил:

- Тем лучше!

Однако, он весь вечер не мог успокоиться и, рассказывая каждому о еврейке, хотя и был зол на нее, восхищался ее ловкостью и умом. Существовавшее вначале сильное возбуждение против Эсфири теперь значительно улеглось; духовенство надеялось, что она будет вытеснена молодой королевой... К тому же, как это обыкновенно случается, первое впечатление, самое сильное, понемногу сглаживается, и люди постепенно привыкли к этой любовной связи короля и не придавали ей большого значения. Многих же Эсфирь обезоружила тем, что никогда не чванилась счастьем и не злоупотребляла им.

Постройка дома в Лобзове была закончена еще до бракосочетания короля. Эсфирь в крытом экипаже поехала его осмотреть и, найдя в нем множество подарков короля, на которые не надеялась, не могла скрыть своей радости. Дом был обширнее и с большими удобствами, чем ее собственный в городе; само его устройство и меблировка указывали на то, что король и не думает ее бросить. В доме было отдельное помещение, предназначенное для короля, а комнаты, отведенные Эсфири, были устроены с комфортом, роскошью и вполне подходили для приема такого гостя...

Возвратившись к себе после осмотра дома, Эсфирь сделала все приготовления к переезду, отослала туда вещи, слуг и перевезла своего больного сына.

- Тайна недолго осталась скрытой и через несколько дней в городе уже знали о пребывании Эсфири в Лобзове; различным образом объясняли это переселение.

Лишь только Эсфирь переехала и успела разложить вещи, как вечером у ворот раздался звук рожка, возвещавший о приезде короля, который возвращался с охоты возле Тенчина.

Эсфирь радостно встретила его и, упав к ногам его, благодарила за помещение, превзошедшее все ее ожидания.

- Я не достойна его, - говорила она, - и не следует меня так баловать. Я тут буду чувствовать себя совсем, как в раю, лишь бы время от времени слышать звук этого рожка, который только что раздался у ворот. Король смеялся и радовался, оглядывая знакомые комнаты, объясняя, для какой цели они предназначены, и почему он велел их так расположить. Он был доволен садом и указал ей на высокую ограду кругом, сделанную по его приказанию, которая защищала обитателей дома от любопытных глаз прохожих. Эсфири пришлось увеличить количество слуг, и Казимир даже настаивал на том, чтобы в ее распоряжении, безопаности ради, была небольшая вооруженная стража. Хотя на небольшом расстоянии от дома находились другие королевские помещения, но в окрестностях столицы всегда бродило много воров и грабителей, а потому надо было их остерегаться.

Совершенно иную жизнь вела теперь Эсфирь, чувствуя себя гораздо свободнее; ей нечего было тут бояться навязчивых, любопытных людей, которые в городе следили за каждым ее шагом...

Помимо своей воли она тут стала более важной барыней, чем была в Кракове; здесь ей понадобились и крытые экипажи, и кучера, которых у нее в городе не было, и слуги, для исполнения разных поручений, которых приходилось посылать в город.

До сих пор она пользовалась лишь услугами евреев и евреек, потому что церковные уставы строго запрещали евреям держать у себя слуг, кормилиц и сторожей христиан. Теперь же, так как король намеревался часто приезжать сюда, то в доме была помещена челядь, присланная из королевского дворца, которая должна была ему услуживать, а вместе с тем услуживала и Эсфири.

В доме увеличилась роскошь и пышность, и Эсфирь, зная вкусы Казимира, его любовь к изящному, старалась во всем ему угодить.

Малый Пелка был болезненный, слабый ребенок, а потому и королевский врач ежедневно приезжал в Лобзов. Туда старались проникнуть под разными предлогами придворные, все еще надеясь, что, прислуживая ей, добьются ее расположения, а через нее и милости короля. Но она оставалась непреклонна в своем решении никогда не затруднять короля никакими просьбами и не служить посредницей для других.

Приближалось время, назначенное для свадьбы Казимира, и к ней делали большие приготовления. Напрасно королева Елизавета посылала брату письма одно за другим, в которых советовала ему не жениться и пугала его разными неприятностями в будущем. Все ее сторонники при польском дворе тоже были против нового брака короля и тщетно прибегали к всевозможным средствам, чтобы его расстроить. Духовенство во главе с архиепископом, даже Бодзанта, стояли за брак; на их стороне была значительная часть дворян, не прельстившаяся обещаниями привилегий, данных Людовиком венгерским, и не перешедшая на его сторону.

Во дворце все уже было готово к свадьбе и назначен день, как вдруг доверенный Елизаветы, венгерец Алмаза, прибыл к королю с секретным поручением, которое она боялась изложить на бумаге, и он должен был его устно передать.

Но все эти старания и хлопоты производили на Казимира совершенно противоположное впечатление; они раздражали его и, вместо того, чтобы отвлечь от этого брака, вызывали в нем желание поступить наперекор. Поэтому он очень неохотно принял посла Елизаветы.

Сам вид его и несколько вступительных фраз, сказанных им с большим смущением, указали королю на то, что речь будет об очень щекотливом деле.

Ловкий и хитрый венгерец начал с торжественного уверения, что королева Елизавета руководится только желанием добра своему брату и заботами о его счастье. Это именно и заставило ее самым тщательным образом разузнать обо всем, касающимся княжны Ядвиги. Алмаза продолжал, что к великому своему неудовольствию и огорчению он должен от имени Елизаветы сообщить королю, что все сведения, почерпнутые из самых достоверных источников, выставляют будущую королеву в невыгодном для нее свете: девушка очень легкомысленна, страшно любит веселиться, проводить время в обществе мужчин и слишком смела в обхождении как со стариками, так и с молодыми. Королева Елизавета велела передать брату, что в числе других, находящихся при силезском дворе и бывших в близких отношениях с его невестой, был и Боркович, посылавший ей подарки через старую воспитательницу, которая ему устраивала тайные свидания с княжной Ядвигой и т.д.

Услышав эти рассказы, король возмущенно вскочил с кресла, не позволив продолжать послу, и заявил ему, что все это коварная ложь.

- Передайте моей сестре, - воскликнул он очень взволнованный, - что я очень ценю ее заботливость обо мне, но я и сам не слеп. Раньше, чем этот брак был решен, мы обо всем разузнали. Княжна молода, резва и, как всякая девушка в ее возрасте, любит веселиться и шутить. При силезском дворе много мужчин бывает, вероятно, там бывал и великопольский староста, но это вымысел, что он был с ней в близких отношениях. За княжной очень строгий надзор, и невозможно, чтобы какой-нибудь дворянин, хоть и богатый, посмел бы к ней приблизиться со злыми намерениями. Все, что вы мне рассказали, меня не заставит отступиться от моего намерения, так как все это доказывает, что существуют злые люди, которые хотели бы помешать моему браку. Королева меня знает, и ей известно, что, если мне ставят препятствия, я не уступаю поля битвы и готов поступать как раз наперекор. Алмаза, видя короля таким разгневанным, не посмел больше говорить и попрощался, получив поручение передать королеве устно ответ брата. Перед отъездом он успел рассказать по секрету приверженцам венгерского дома о цели своего приезда и об оказанном ему приеме.

Казимир весь день был сильно взволнован и разгневан, но никому не рассказал о гнусной клевете, сообщенной ему послом сестры.

Вечером он отправился в Лобзов.

Чем больше приближалось время свадьбы, тем чаще король посещал Эсфирь и тем дольше оставался у нее. В таких случаях отсутствие короля в замке объясняли его отъездом на охоту. Так было приказано свите.

Кохан иногда сопровождал короля для того, чтобы в случае надобности у него было под рукой лицо, которому он мог бы доверить и послать его с секретным поручением; иногда вместе с королем ездил Добек, и для сопровождающих Казимира была отведена в нижнем этаже отдельная комната, устроенная со всеми удобствами.

В этот вечер короля сопровождал Кохан, который, чем реже король пользовался его услугами, тем чаще он их ему навязывал, стараясь о том, чтобы ничто не ускользнуло от его бдительного ока. Он не столько был заинтересован в собственной выгоде, сколько в том, чтобы снова заслужить любовь короля, остывавшего к нему после истории с Баричкой. Поэтому он не упускал случая оказать королю услугу, надеясь этим вернуть утраченную любовь. Он ревновал короля даже к Эсфири и говорил, что именно она вытеснила его из сердца своего властелина.

В этот вечер Казимир больше, чем когда-либо, изливался в жалобах перед своей любовницей и с горечью говорил о людях. Эсфирь старалась его успокоить и указывала ему на все великое и хорошее, совершенное им во время царствования.

- Моему племяннику Людовику слишком сильно хочется иметь это королевство, - произнес он печально. - Положим, верно, что два государства, соединенные между собой, будут иметь большую силу и смогут устоять против всякого врага, но и Польша после присоединения Поморья, Мазовья, завоевания части Руси постоит сама за себя. Они хотят, чтобы я умер, не оставив наследника! Сегодня приезжал ко мне посол Алмаза; он привез глупую сказку, будто Ядвига очень легкомысленна и находится в слишком близких отношениях с разными сомнительными людьми, вроде Мацека Борковича.

Король рассмеялся и пожал плечами.

- На Борковича взваливают все, - сказал он. - Его хотят сделать козлом отпущения. Он и заговоры составляет против меня, он и хочет тайком отбить у меня невесту, он будто бы посягает на мой покой и на эту корону. Но что же это за человек, который осмеливается на все это?

Говоря эти слова, Казимир поглядывал на Эсфирь, которая молча слушала его со скрещенными на груди руками и с печально поникшей головой. На лице ее не было ни возмущения, ни недоверия, и это поразило Казимира.

- Господин мой, - произнесла она после некоторого молчания. -Боркович дерзок, честолюбив, горяч, а такие люди решаются иногда на то, о чем другой не посмел бы и подумать. Сплетня или вымысел, о котором вам рассказывал венгерец, известна всему свету, и я о ней слышала. Я ей не верю, но люди ее повторяют.

Она покачала головой, король нахмурился.

- Все это - глупая болтовня, - воскликнул он, - придуманная теми, которые хотят помешать браку и расстроить его. Как тебе известно, Боркович приезжал ко мне в Краков, объяснился и поклялся мне в верности. Не может быть, чтобы он замышлял что-то против меня...

Невозможно, чтобы он до того обезумел, что полагал с помощью силезцев и бранденбургцев свергнуть меня с трона! Он слишком ничтожен. Я превратил бы его в прах одним ударом.

Эсфирь долго ничего не отвечала.

- Властелин мой, - промолвила она, наконец, - хотя вы и не верите этим известиям, однако, даже и с ничтожным человеком необходимо соблюдать большую осторожность. Маленький человек, решаясь на большое дело, ничем не рискует, потому что ему нечего терять. О старосте говорят, что у него много сторонников в Великопольше, будто он чинит насилия, вселяет страх, и что многие дворяне боятся его и молча все переносят. Почему же его роднойдядя Бенко, почему Вержбента ему не доверяют и предостерегают против него?

Хотя Казимир не любил Борковича, однако он не считал его таким уж опасным.

- Я велел наблюдать за ним, - сказал он, - я поручил его стеречь и следить за каждым его шагом. Но что же это за глупая выдумка? Для того, чтобы ему еще больше повредить в моих глазах, его превращают в приятеля княжны. Разве это не явный вымысел?

Казимир вызывающе смотрел на Эсфирь, как будто требуя утвердительного ответа.

- Я не знаю придворных обычаев, - сказала девушка предварительно, по привычке обдумав свой ответ, - возможно ли это, или невозможно. Не знаю, но верно то, что он бывал частым гостем при силезском дворе.

- Но ведь не к княжне он туда ездил! - возразил король. - Он не посмел бы даже поднять на нее глаз. Хотя силезские Пясты и отделились от нас и предпочли немцев, с которыми они связались, однако они слишком высоко себя ставят, чтобы великопольский дворянин пришелся им по вкусу как жених для дочери.

Король презрительно засмеялся.

Эсфирь не посмела его больше раздражать и замолчала.

Однако, этот вымысел, как король о нем отзывался, не выходил из его головы, поражая его своей чудовищностью. Наконец он доверился Кохану и рассказал о слышанном.

Рава ответил, что и ему известны эти слухи, и хотя они показались ему смешными, однако он, зная Борковича, не находит их такими неправдоподобными, какими они в первый момент кажутся.

- Милостивый мой господин, - произнес он, - есть много наглых людей, и мы недавно еще видели пример, как не остановились перед святотатством и подняли руку на Святые Дары. Вот и Мацек Боркович принадлежит к числу тех людей, для которых нет ничего святого и, по мнению которых, нет ничего недоступного.

Король рассмеялся.

- Вы хотите превратить Борковича в какое-то пугало для меня, -произнес он с презрительной улыбкой. - Я не удивляюсь другим, но ты, который так хорошо знает людей, и у которого такая голова - вот кто меня удивляет!

- Милостивый король, - произнес Рава, немного обиженный. - Я его не опасаюсь, но именно потому, что я знаю этого человека, я верю в безумные замыслы, в которых его подозревают. Пускай он хоть сотни раз клянется и, падая к ногам вашим, все отрицает, я говорю вам, что, если он до сих пор еще не изменил, то, вероятно, потому что не успел, но что он в душе изменил, это написано на его лице.

Король внимательно выслушал слова Кохана.

- Если Боркович замышляет измену, - произнес он, - то я на нем покажу пример, как за нее буду наказывать. Дело идет не обо мне, а об этой короне, и всякий, кто осмелится посягнуть на нее, погибнет!

Последнее слово было произнесено громко, отчетливо и с такой энергией, что Рава молча, не возобновляя разговора, тихонько удалился из комнаты.

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

МАЦЕК БОРКОВИЧ

В королевском замке уже третий день продолжалось брачное пиршество с пышностью и торжественностью, полагавшимися по тогдашним обычаям. Всякого рода увеселения, игры и забавы следовали один за другими. Рыцари ежедневно выступали в состязаниях, на турнирах, после которых раздавались награды победителям, устраивались танцы, пели, играли.

В течение этих трех дней пир продолжался с утра до поздней ночи, и за столами, уставленными яствами, маршалок, подкоморий и другие чиновники угощали гостей, сменявшихся один за другим, и наблюдали за тем, чтобы вместо опорожненных блюд и кувшинов подавались вновь наполненные. Ежедневно прибывали новые лица с поздравлениями и подарками для короля, и, в свою очередь, даже за самое незначительное приношение получали подарки из королевского казнохранилища. Раздавали дорогие шубы, крытые сукном и атласом, меха, разные ткани, серебряные вещи и утварь соответственно положению дарившего и степени расположения к нему короля. Приготовленный заранее запас дал возможность щедро наделить всех, и король поручил заведовать раздачей подарков Вержинеку, верные слуги которого никого не обидели при распределении даров. В залах дворца было тесно и шумно, и, правду сказать, все были под хмельком; казалось, что лишь немногие сохранили ясность ума и здравый рассудок в этой атмосфере веселья, бессонницы и пьянства. Однако внимательный наблюдатель мог бы заметить среди этих веселых, красных лиц с блестящими глазами, более серьезных гостей, даже немного грустных.

Но в этом не было ничего удивительного, так как этот новый брак короля вызывал самые разнообразные чувства, и многие на него косо смотрели. Все приверженцы королевы Елизаветы и Людовика венгерского, - а их было много, - противились этому браку; одни из них были подкуплены подарками, другие - обещанием больших свобод для дворян, и боялись, что при будущем законном наследнике Казимира укрепится старый порядок вещей, установленный его законодательством. Король хлопов был еще бодр и силен и мог бы еще к концу своего царствования ограничить права земледельцев и рыцарей и поставить шляхту на одну доску с другими сословиями. Между тем, Людовик обещал дворянам и рыцарям освобождение от налогов, участие в управлении государственными делами и исключительные привилегии.

Те, которые уговорили Казимира, начали опасаться, сумеет ли молодая жена привязать его к себе. Взоры всех были обращены на короля с желанием узнать, как он относится к этому навязанному ему браку, но Казимир обладал сильной волей, умел владеть собой, и на лице его ничего нельзя было прочесть, когда он выступал официально. Самые близкие к королю люди, которые хорошо его знали, не умели понять его мыслей и чувств. Он иногда казался холодным, равнодушным, ничего не переживающим в то время, как внутри его кипел вулкан. По характеру он был сдержан, замкнут, ни с кем не был откровенен, за исключением нескольких симпатичных ему лиц.

Во время обряда венчания лицо его было бесстрастно, и все видели перед собой короля, исполняющего свой долг, но никто не видел души человека. Все было исполнено по церемониалу, и Казимир строго соблюдал все правила этикета, был приветлив, ласков там, где это необходимо было, и, несмотря на продолжительность торжественных развлечений, на нем даже не заметно было усталости.

Новобрачная была женщина молодая, стройная, свежая, красивая, румяная, сияла радостью, но, вместе с тем, на ней был некоторый отпечаток смущения и робости от выпавшего на ее долю счастья. Возложенная на нее корона возбуждала в ней и гордость, и тревогу.

Нашлись услужливые люди, которые довели до сведения новобрачной о прошлом Казимира, рассказали ей о жизни Аделаиды, которая провела пятнадцать лет одинокая, как монахиня в монастыре, о скороспелом краткосрочном браке с Рокичаной, о последней любовнице еврейке Эсфири, живущей в роскошной усадьбе вблизи дворца. Все эти рассказы, да к тому же и еще само поведение короля, его холодность и сдержанность в обращении не могли не встревожить молодую княжну Ядвигу, привыкшую в родительском доме к веселью и свободе. До сих пор она могла веселиться, смеяться, танцевать и поступать так, как ей хотелось; дом отца был открыт для гостей; туда съезжались паны, рыцари, много иностранцев, там жилось весело, свободно, велась развязная беседа, шли шутки, игры, сопровождаемые любезностями...

Теперь же все изменилось. Она увидела, что облекшись в королевскую мантию, ей придется отказаться от прежних свободных развлечений и обречь себя на скуку.

Первая встреча с Казимиром, который поздоровался с ней вежливо, холодно, величественно, заронила тревогу в юное сердце. В числе прибывших в столицу вместе с княжной Ядвигой, находилась и ее старая воспитательница Конрадова, на руках которой она выросла, и которая прекрасно умела отгадывать тревогу и беспокойство на лице своей воспитанницы и знала все средства, чем ее успокоить.

Хитрая Конрадова старалась ей доказать, что предстоящая ей жизнь вовсе не будет так мрачна, как Ядвиге кажется, что существует много тайных способов, чтобы обойти все запреты, стесняющие свободу королевы, что, наконец, король сам любит веселиться и не запретит этого своей жене. Первые дни брачного союза, оставляющие после себя неизгладимый след и решающие будущее, протекли среди шума при строгом соблюдении этикета. От короля веяло холодом, на лице молодой королевы выражалась тревога. Старая Конрадова волновалась, но ни о чем не расспрашивала Ядвигу в ожидании, пока та сама не заговорит с ней по душам. Вся свита с любопытством глядела на молодую пару, стараясь отгадать, как сложатся их будущие отношения. Пока еще не заметно было никаких признаков сближения между ними.

Придворные шептались, что это плохое предзнаменование для молодого супружества. Надеялись однако, что жизнь их изменится по окончании этих торжеств.

Молодая королева должна была несколько раз в день переодеваться для выхода и приема гостей, чтобы занять место рядом с королем, присутствовать на турнирах, а так как она не привыкла ко всем этим нарядам из тяжелой материи и к драгоценным украшениям, которые на нее надевали, то она часто казалась несчастной жертвой, присужденной к исполнению разных формальностей, истощавших ее силы. Лишь иногда глаза ее останавливались с прежним живым веселым блеском на знакомых лицах, она как будто оживлялась, румянец появлялся на щеках, но он моментально сменялся бледностью. Королева исполняла все, что ей указывали, но с какой-то робостью, несмелостью, как будто боялась выдать себя чем-нибудь и показать, что ее интересовало. Она вдруг внезапно поднимала глаза, испуганно обводила ими всех, но вскоре опускала их, погружаясь в задумчивость, так что окружающие ее дамы должны были ее как бы будить и подсказывать, что ей надо делать. Во время турниров Казимир как будто несколько оживился; казалось, что он как бы заинтересовался исходом борьбы, но он вскоре впал в прежнее состояние холодного равнодушия.

Наиболее любопытные, старавшиеся отгадать, каковы отношения между молодыми супругами, чтобы по ним судить о будущем, и не сумевшие этого сделать, обращались с расспросами к Кохану, так как известно было, что он знает своего пана лучше самого себя и на лице его читает то, чего другие прочесть не могут.

Но Рава, занимавший в это время должность подкомория, внимательно ко всему присматривался, серьезно всех выслушивал, но ни с кем не делился своими впечатлениями и никому не отвечал на задаваемые ему вопросы.

В числе гостей, явившихся со всех концов королевства, находился и Мацек Боркович, прибывший в столицу из Великопольши в сопровождении многочисленной свиты, чтобы принести поздравление королю. Мацек и брат его Ян выступили с особенной пышностью; оба, одаренные необыкновенной физической силой и ловкостью, искусные в рыцарских упражнениях, принимали участие во всех турнирах и играх, выделяясь своей дорогой одеждой, лошадьми и сбруей.

Боркович, желая уничтожить существовавшие подозрения относительно его преступных замыслов по отношению к королю, везде являлся первым, принимал участие во всех забавах, старался быть на виду у Казимира, постоянно попадаться ему на глаза и чем-нибудь угодить ему. Но ему как-то не везло: король относился к нему равнодушно, холодно, ничем не высказывая ему своего расположения, а только с любопытством приглядывался издали.

Во время турнира, на котором присутствовали новобрачные, Мацек Боркович в блестящим рыцарском вооружении рисовался перед королевой, стараясь остановить коня ближе к ней и обратить на себя внимание.

Ядвига, конечно, не могла не увидеть его и не узнать, но чем сильнее он старался быть замеченным, тем упорнее она избегала его взгляда и делала вид, что не замечает его и не узнает. Она всякий раз вздрагивала, когда его громкий голос раздавался вблизи ее, и отворачивала голову в тревоге и беспокойстве.

Среди всех гостей, присутствовавших во дворце, Боркович казался самым веселым и самым счастливым. Все те, которые его хорошо знали, удивлялись происшедшей в нем перемене. Неоржа, которого король простил и разрешил доступ ко двору, глядел на Борковича, как бы не доверяя своим глазам и ушам. Ему казалось, что этот человек вступил на новый путь и отрекается от своего прошлого; но если б он заметил ироническую улыбку, появлявшуюся иногда украдкой на губах Мацека, то вывел бы совершенно иное заключение. На третий день вечером свадебный пир и угощение народа приняли такие широкие размеры, что, несмотря на тщательный надзор, маршалок и другие распорядители не могли удержать дворцовую прислугу в дисциплине и порядке. По случаю такого незаурядного торжества придворные слуги и челядь, которые прислуживали гостям, высыпали на двор и площадь, чтобы полюбоваться народными развлечениями и принять в них участие.

Конрадова, оставшаяся одна в комнатах королевы, была в отчаянии, что служанки вышли из повиновения, оставляли двери раскрытыми, и к ней беспрестанно приходили совершенно посторонние лица. Одетая в свое самое дорогое платье, расстроенная и в скверном расположении духа, она сидела в ожидании зова королевы, который мог последовать во всякий момент, так как она знала, что юная госпожа не может обойтись без нее. Склонив голову на свои худые руки, она о чем-то задумалась. Вдруг она услышала осторожные шаги и легкий скрип чуть-чуть открывшейся двери. Она привстала и увидела сквозь щель пару глаз, внимательно рассматривавших ее и комнату. Грозно сдвинув брови и насупившись, старая воспитательница хотела было громко крикнуть и обругать нарушившего ее покой, как вдруг дверь отворилась настежь, и перед ней предстал Мацек Боркович.

Конрадова, узнав его, не могла скрыть беспокойства и страха, которые овладели ею при виде этого навязчивого господина, с которым ее связывало столько неприятных воспоминаний. У него было веселое, торжествующее, даже дерзкое выражение лица; он вошел со смехом и приблизился к старухе, дрожавшей от испуга.

- Чего испугались? Не бойтесь, это я, - сказал он. - Как видите я послушался вашего совета; наша княжна стала королевой, но я имею больше прав на нее, нежели муж и король. Я и не думаю отказаться от своих прав, я, наоборот, хочу ими пользоваться.

Старуха от ужаса онемела.

- Господь с вами! В уме ли вы? - произнесла она голосом, дрожащим от волнения. - Опомнитесь! Зачем вы сюда пришли? Какие у вас права?

- Какие? Ладно, - возразил Мацек дерзко, - о них вы так же хорошо знаете, как и я! Разве не вы помогали мне и княжне устраивать тайные свидания?

- Замолчите!.. - воскликнула старуха, затыкая себе уши. - Какие там свидания? Пока она с вами оставалась наедине, то даже нельзя было успеть прочесть: "Отче наш"... - Конрадова продолжала все более и более возмущенная: - Мало ли кто, подобно тебе, у княжны руки целовал, так после этого каждый станет заявлять на нее права? Ты одурел, что ли?

- А это что? - сказал Боркович, с улыбкой показывая кольцо с драгоценным камнем. - Разве вам не знакомо это колечко, и вы не знаете, кому оно принадлежало, кто мне его подарил, когда и кто мне помог в этом деле? Послушай, старая карга, или ты должна и впредь мне служить и помогать, или я все расскажу и тебя погублю. Меня, Мацека Борковича, все знают и называют дерзким. Да, я дерзкий! Шутить не люблю!

Старуха закрыла лицо руками и начала всхлипывать.

- Ты напрасно не реви, - воскликнул Мацек; - если я раз на что-нибудь решился, то не отступлюсь от своего намерения и не брошу его! Я согласился на то, чтобы она стала королевой, пусть ею и будет, но со мной она не должна порвать отношений. Мне дано слово...

Конрадова, казалось, слушала. Закрыв одной рукой глаза, она второй делала ему знаки, чтобы он замолчал.

Боркович, возбужденный выпитым вином и кипевшей в нем страстью, не мог успокоиться и не уступал.

- Чего ты желаешь? Чего, - кричала в отчаянии старуха, - очевидно, ты правду говоришь, что хочешь меня погубить.

- Гибели твоей не желаю, - сказал Мацек, - но ты должна мне служить и помогать.

- Чем же я могу тебе помочь? С ума ты спятил, что ли? - говорила старуха, понизив голос до шепота и оглядываясь по сторонам в страхе, не подслушивает ли кто-нибудь их разговор.

Боркович понял ее опасения и, приблизившись к ней, на ухо ей сказал: - Я должен увидеться с королевой! Понимаешь ли ты это? Ты должна этому содействовать! Тебе ничто не поможет, и ты не смеешь отказать. Конрадова молчала.

- Король сегодня или завтра тайком уедет из замка. Ядвига останется одна, - воскликнул Боркович и от волнения так сильно сдал руку старухе, что она вскрикнула, - и ты должна меня провести к ней. Бог мне свидетель, что я свое решение исполню. Я должен увидеться с королевой с глазу на глаз, ты это устроишь и будешь охранять, чтобы никто не помешал свиданию. Я рискую своей головой, я это знаю, но так оно должно быть, или я тебя погублю...

Старуха громко рыдала, а Мацек в ожидании ее ответа спокойно стоял и оглядывался по сторонам.

- А если меня тут застанут, - прибавил он со смехом, - тогда скажу, что пришел ради вас. Я надеюсь, что для вас не будет позором иметь такого любовника, как я.

Эта шутка еще больше возмутила Конрадову, и она с негодованием указала ему на дверь, но Боркович не трогался с места.

- Да ведь это безумие, - наконец, промолвила старая воспитательница, - ведь королева тут на виду у всех, и на нее столько любопытных глаз устремлено.

- Ну так что? - произнес Мацек. - Именно теперь самая удобная минута. Весь двор в гости ходит, как в чаду, от вина и веселья. Никому и в голову не придет мысль, чтобы кто-нибудь осмелился прокрасться к королеве. Скорее допустят, что Боркович, не найдя молодой, спьяна пошел развлекаться к старухе.

Напрасно Конрадова отказывалась и гнала его вон; он настаивал на своем.

- Я не уйду отсюда, пока не заручусь твоим обещанием, - произнес он, - я не понапрасну пришел сюда. Хотите, или не хотите, но вы должны мне помочь, иначе я расскажу историю о перстне, хоть бы даже пришлось на этом сломать себе шею.

В ответ на его слова продолжали раздаваться плач и вздохи старухи.

- Говорю тебе, - повторил он, - что король сегодня или завтра притворится больным и тайком уедет к своей любовнице Эсфири. Королева останется одна, и ты должна меня впустить к ней. Никакие твои просьбы не помогут, - прибавил он, - но я не дам себя прогнать. Вероятно, и она испугается, как и ты, и тоже не захочет, но ты передай ей все, что я тебе сказал.

- Однако, хороший же вы друг! - крикнула Конрадова. - Вы только за этим и вымолили перстень, чтобы потом с помощью его угрожать?

- Иначе зачем он мне понадобился бы? - расхохотался бесстыдно Мацек. - Разве я похож на немца или француза, которые из любви к женщине способны носить на груди какой-нибудь лоскуточек ленточки, полученный от нее в знак внимания? Для меня все женщины равны, - продолжал он с диким хохотом, -хотя она и королева, но для меня она женщина! А если она меня знать не захочет...

Боркович не докончил. Конрадова, подняв глаза, увидела его лицо, пылающее страстью, гневом и решительностью.

Дрожа от страха, она робко и отрывисто проговорила:

- Уходите отсюда... Уходите... Я сделаю, что смогу... Я переговорю с королевой. Пусть на вас падет вся ответственность...

Она пробормотала что-то невыразительно.

- Поговорите с ней, и чем скорее, тем лучше, - прибавил Мацек смело и настойчиво. - Передайте ей все, что я вам сказал. Я во что бы то ни стало должен с ней повидаться и ты, старуха, должна меня впустить к ней в отсутствие короля.

Конрадова снова начала плакать, закрыв лицо руками. Боркович, взглянув на нее, с пренебрежением махнул рукой и прибавил:

- Самое позднее это завтра. Слышишь, потому что я не уеду отсюда, пока не увижусь с королевой, а ждать я не намерен. Делай, как хочешь! За услугу я тебя вознагражу по-королевски, но если ты меня обманешь, то расправлюсь с тобой, как палач. Все знают, что я всегда все довожу до конца, а не останавливаюсь на полпути. Не забывай об этом!

Затем Боркович удалился из комнаты, не позаботившись принять какие-нибудь предосторожности, чтобы пройти незамеченным через апартаменты королевы. На лице его была выражена самоуверенность, как будто он ни минуты не сомневался в успехе своего дерзкого предприятия.

Лишь только дверь за ним захлопнулась, Конрадова вскочила, как будто ее кто-то толкнул, и в отчаянии начала метаться по комнате. Она хватала себя за голову, ломала руки и напрягала весь свой ум, чтобы придумать, каким способом ей отделаться от этого опасного человека. В это время кто-то смело постучал в дверь, и в комнату вошел королевский фаворит и подкоморий, Кохан Рава, которого Конрадова знала понаслышке. Свысока кивнув головой, с важностью человека, который приходит не с просьбой, а с приказанием, он проговорил:

- Король поручил мне передать вам...

Увидев заплаканные глаза и взволнованное лицо наперсницы, он не закончил начатой фразы и спросил ее:

- Что с вами случилось? Почему вы так взволнованны? Разве вам плохо при нашем дворе, или вы терпите у нас в чем-нибудь недостаток?

- Нет ничего, ничего, - быстро ответила Конрадова.

- У нас вам плакать не следует, - продолжал Кохан. - Наш король добр и милостив, он щедро награждает, но ему надо служить верно и не лицемерно. Вот слушайте.

При этих словах он начал оглядываться по комнате, нет ли в ней постороннего свидетеля.

- Послушайте, - повторил он, - наш король - не первой молодости. Свадебное торжество и приемы его утомили. Он нуждается в отдыхе, но никто не должен знать о том, что он оставил королеву одну. Пускай королева тоже отдохнет.

Он взглянул на Конрадову, которая побледнела.

- В этом нет ничего странного, - прибавил он, - только не нужно чтобы об этом узнали, а то, чего доброго, поднимут на смех. Поняли?

Вся дрожа, старуха кивнула головой.

- Сегодня? - спросила она.

- Сегодня или завтра, этого я не знаю, это как решит король, -произнес Рава, - предупредите только королеву, что в этом нет ничего обидного для нее, и что король к ней очень расположен.

Конрадова вторично кивнула головой в знак того, что она его поняла. Кохан однако, не ушел и остался, как бы собираясь еще что-то сказать. Он внимательно присматривался к старой наперснице, как будто стараясь разгадать мысли находившейся перед ним незнакомой женщины.

Его пытливый взгляд начал беспокоить старуху, и она повторила, что поступит так, как ей приказано.

- Наш пан, - прибавил он, - щедр и милостив, постарайтесь только заслужить его расположение, и вам будет хорошо.

Старая Конрадова, еще не оправившаяся от страха, испытанного ею при посещении Борковича, хотела как можно скорее избавиться и от этого неожиданного для нее посетителя; поэтому она лишь молча наклонила голову, придав всей своей фигуре покорный подобострастный вид.

В то время, как только что описанные нами события произошли в комнатах женского отделения королевы, она сама присматривалась в зале к танцам, отказавшись принимать в них участие. Веселье было в полном разгаре, и даже старики и более серьезные люди заразились общим примером и вспомнили свои молодые годы.

Король в течение этого дня пытался несколько раз завязать разговор с женой, но, видя ее испуганный, тревожный взгляд, решил, что лучше всего оставить ее в обществе окружавших ее дам. Хотя Казимир делал все, что мог, чтобы казаться веселым, присматривался к играм, беседовал с гостями о разных делах, однако в нем заметна была какая-то растерянность и плохо скрываемое нетерпение.

Свадебный пир, продолжавшийся уже третий день, порядком утомил королевскую чету, и никто не удивился, когда королева, стараясь быть незамеченной, удалилась в свои покои, и вскоре вслед за нею Казимир, сделав знак Кохану, покинул зал.

С уходом молодых танцы и угощения не прекратились; вероятно, распорядители получили приказание не прерывать пира.

- Однако, у нашего короля порядком пасмурный вид, совсем не как подобает новобрачному, - шепотом сказал молодой владелец Мельштына сидевшему с ним рядом Спытеку Лигензе.

- Потому что он устал, - возразил Лигенза, - а возможно и то, что эта навязанная ему жена вовсе ему не по вкусу.

Мельштынский владетель расхохотался.

- Да что вы? - сказал он. - Королева свежа и красива, как только что расцветшая роза, а ведь наш пан любитель женщин и должен только радоваться этому выбору.

Лигенза пожал плечами.

- Присмотрелись ли вы хорошо к королеве? - спросил он. - Не отрицаю, что она прелестна, но почему она так грустна?

- Это уже известное дело, что женщины из стыдливости никогда не выказывают своей радости, что замуж вышла. Это уж так у них принято.

- Вероятно, королева Ядвига, - шепотом сказал Лигенза, - вспоминает всех своих предшественниц, за исключением Альдоны...

Обменявшись взглядами, оба собеседника поняли друг друга и, по всей вероятности, переменили бы тему разговора, если бы в этот момент к ним не присоединился Мацек Боркович, имевший привычку дерзко повсюду пролезать. Он, должно быть, подслушал часть их разговора, потому что, взглянув на Лигензу, он произнес:

- Выйти замуж за вдовца, хоть он и король...

Это неприятно... Заметили ли вы, как король сумрачен, несмотря на то, что старается казаться веселым? Это потому что епископы навязали ему эту белую силезскую голубку, между тем, как он не бросил еще своей жидовки!

На эти смелые слова не последовало ответа. Боркович, развязно усевшись за стол и облокотившись, продолжал:

- Я готов держать пари, что король в один из ближайших дней сбежит от своей молодой жены!

- Не болтайте таких вещей, - прервал его молодой владетель Мельштына. - Еще кто-нибудь услышит, и вас снова оклевещут.

- Меня уже оклеветали, - расхохотался Боркович, - а то, о чем я говорю, ведь всем известно. Именно из любви к королю и из сожаления к нему я горюю над его участью. Когда человек сыт и его заставляют есть, то дайте ему хоть самое вкусное кушанье, оно станет у него поперек горла. Так и с браком! Бедный наш король, но и бедная королева...

Мацек насмешливо взглянул на сидевших, но Лигенза, недолюбливавший его, вспылил:

- Послушайте, пан староста, - пробормотал он, - мне кажется, что многие из тех, которые якобы жалеют нашего короля, в действительности ему завидуют. В особенности вы, который, кажется, бывал при силезском дворе и, как говорят, имели виды на княжну. Вы не должны об этом распространяться. Боркович вскочил со скамьи. Намек на то, о чем он не хотел бы теперь говорить, сильно уколол его. Нахмурив брови и окинув уничтожающем взглядом Лигензу, он молча удалился.

Когда королева, сопровождаемая женою краковского кастеляна и другими знатными дамами, возвратилась в свои апартаменты и на пороге своей спальни попрощалась с сопровождавшими ее, к ней быстро приблизилась старая Конрадова, ожидавшая с нетерпением ее возвращения.

Лишь только свита удалилась, и Ядвига осталась одна со своей наперсницей, улыбка исчезла с ее лица, и она в изнеможении упала в кресло, охватив голову обеими руками.

Старая воспитательница хотела нежностью и ласками успокоить свою питомицу.

- Дорогая ты моя, королева ты моя, - начала она сладким голосом. -Измучили они тебя этими свадебными пиршествами... Правда?

Ядвига, погруженная в задумчивость, ничего не ответила. Конрадова, наклонившись над королевой, продолжала шепотом:

- Когда-то моя голубка любила повеселиться! Даже очень любила! А теперь ей все это надоело... Тебе бы, дорогая ты моя королева, следовало отдохнуть! Да, отдохнуть... Сниму с тебя наряды, позову служанок... Может быть, ты тут сегодня ляжешь и уснешь? Согласна?

Королева продолжала молчать.

В этот момент в соседней комнате, в которой обыкновенно находилась старая воспитательница, раздались чьи-то шаги, как будто мужские. Казалось, что кто-то ходит по комнате нарочно с шумом для того, чтобы услышали шаги и обратили на них внимание.

У испуганной Конрадовой сперлось дыхание; сделав предостерегающий знак своей госпоже, она изо всех сил бросилась бежать в свою комнату. Она боялась, не вернулся ли туда Боркович, дерзость которого была безгранична, и облегченно вздохнула, когда, открыв дверь, узнала Кохана Раву. Последний, увидев ее, быстро приблизился к ней и на ухо тихо сказал:

- Король очень устал и измучен от всех этих торжеств, да и королеве нужен отдых. Сегодня он будет спать в своей комнате.

Слова эти были сопровождаемы выразительным взглядом, как бы объясняющим сказанное им.

Затем, быстро проговорив: "Никому не сообщайте об этом", Кохан удалился.

Старуха, у которой было хорошее зрение, и от внимания которой ничего не ускользало, заметила, что Рава, нарядно одетый при своем первом посещении, теперь был в другой одежде и в плаще, как будто собирался в дорогу. Это ее сильно удивило.

Опасаясь, чтоб кто-нибудь другой не воспользовался незапертой дверью, она немедленно после ухода Кохана поспешила закрыть ее на засов. Возвратившись в спальню королевы, Конрадова нашла ее сидящей на том же месте, по-прежнему погруженной в свои мысли, с глазами неподвижно устремленными в одну точку и медленно, как бы бессознательно, снимающей с себя драгоценные украшения.

- Слава Богу, исполнилось мое желание, - сказала наперсница, приблизившись к Ядвиге и снимая с нее головной убор - и голубка моя отдохнет одна у себя в комнате. Король очень устал, и прислал известить, что будет почивать в своих покоях.

Молодая женщина молчала, но лицо ее покрылось густым румянцем. Старая воспитательница, привыкшая к этим частым переменам в лице своей питомицы, то бледневшей, то красневшей без всякой причины, не обратила на это внимания и продолжала болтать.

Ядвига не прислушивалась к ее болтовне, а была занята своими мыслями. Когда с нее сняли все драгоценные украшения и тяжелое платье, она как бы опомнилась и обратилась к старухе. Брови ее были нахмурены, лицо суровое и разгневанное.

- Послушай, Конрадова, - произнесла она, - ты должна поговорить с этим Борковичем...

Она на секунду замолчала, как бы обдумывая.

- Да, ты должна ему сказать, чтобы он не смел приближаться ко мне и так назойливо лезть на мои глаза. Скажи ему, чтобы он не смел преследовать меня своими взорами. Он нахал...

Негодяй! Я сегодня боялась поднять глаза, чтобы не встретиться с его дерзким взглядом, устремленным на меня, с подмигиваниями и улыбками!

Старуха, державшая в руке ожерелье, бросила его на стол и, всплеснув руками, воскликнула:

- Вот дерзкий человек! Господи, Боже мой, что же с ним сделать! Как тут быть!

Королева некоторое время молчала.

- Делайте, что хотите, - сказала она медленно - расхлебывайте кашу, которую вы заварили; это вы его поддерживали в Глагове, вы передавали его подарки и сблизили меня с ним, а теперь берите его себе, я его знать не хочу... Это злой и глупый человек!

Старуха с изумлением прислушивалась к этим неожиданным для нее словам. Она покачивала головой, закатывала глаза и шепотом бормотала:

- Боже милостивый, что это за человек! Боже мой, какой это ужасный человек!

- Я его больше знать не хочу! - повторила королева. - Устраивайся с ним, как хочешь, но гони его прочь.

Старуха задумалась, опустилась на колени перед сидевшей госпожой и, с соболезнованием глядя на нее, начала шепотом говорить:

- Это еще ничего, что он посмел смотреть на мою королеву и хотел к ней приблизиться. На это никто не обратил бы даже внимания никому не возбраняется восхищаться своей красивой королевой. Этого мало! То, о чем я должна рассказать своей голубке...

Волосы на голове дыбом становятся! Я бы ей ничего не сказала, чтобы не напугать ее, но что я могу с ним поделать? Королева испуганно взглянула на старуху.

- Послушайте только, на что он осмелился! - продолжала Конрадова. - Я сидела одна в своей комнате, одна одинешенька, потому что в этот вечер ни одна живая душа ко мне не заглянула, и вдруг... Кто входит в комнату? Мацек Боркович!

- Куда? Сюда? - спросила королева.

- Туда, в мою комнату, - прибавила старуха, указывая пальцем на двери. - Туда, клянусь вам! И, представьте себе, зачем он пришел? Нужно было только его слушать, как он говорил... Я получил от нее кольцо... Ее улыбка принадлежала мне раньше чем она стала королевой... Я должен с ней поговорить, я хочу увидеться с нею наедине.

Королева вздрогнула и начала беспокойно двигаться в кресле. От волнения и возмущения покраснело не только лицо ее, но и белые обнаженные плечи.

- Да, да! - продолжала старуха, придвигаясь к ней с таинственным видом. - А если ты не проведешь меня к ней и не сделаешь того, что я тебе велю, то выдам тебя, обвиню, погублю! А если королева откажется повидаться со мной, то я покажу перстень... Я готов на все!

Слезы потекли по лицу Ядвиги.

- Видишь старуха, что ты наделала? - шепнула она с упреком.

- Я? Я? - воскликнула старуха, крестясь. - Королева ты моя, голубка ты моя, в уме ли ты? Припомни только хорошо! Если бы ты ему не улыбалась во время танцев после турнира, когда вы прохаживались под руки, если бы ты с ним не шутила и не шепталась, разве он посмел бы поднять глаза на тебя? Разве он отважился бы просить меня устраивать ему тайные свидания с тобой? Королева своей маленькой ручкой закрыла рот старухе.

- Молчи, - воскликнула она, - замолчи же! Если бы не ты, всего этого не было бы. Разве я, молодая, могла знать, хорошо или плохо поступаю? А ведь он хвастался тем, что с помощью бранденбургских князей станет великопольским князем, будет властвовать и женится на мне! Чем же я виновата?

Старуха лишь качала головой.

- Дорогая ты моя, - произнесла она. - Ни ты, ни я, мы обе виноваты, а все этот негодяй, все он, он один! Нелегко бедным женщинам освободиться из когтей такого коршуна, да, нелегко. Боже милостивый! Охрани нас! Ведь он ко всякому средству готов прибегнуть! Это скверный человек! И что я, несчастная, теперь с ним поделаю...

- Делай, что хочешь! - повторила королева.

- Не надо было давать ему перстень при последнем свидании, - шепнула старуха, - а может быть, я и в этом виновата? Я ведь ни о чем не знала, пока он при выходе не показал его на пальце.

- Он его насильно снял с моей руки, - прервала испуганная Ядвига с плачем. - Я не могла кричать... Он силой взял!

- Разбойник хорошо знал, зачем он это делает.

Обе женщины примолкли; молодая плакала, старуха вздыхала и в задумчивости растирала лоб.

- Это верно, что разбойник! Настоящий разбойник, - произнесла она. -Теперь, имея перстень в своих руках, он нам угрожает им и теперь он смело ставит свои требования. - Он уж предупредил меня, - начала она с остановками, - что король в эту ночь или в следующую уедет из замка.

- Куда? - спросила Ядвига.

- Кто же это знает? Вероятно, к своей жидовке! - прибавила Конрадова. - Но каким образом Боркович мог об этом узнать? Вы видите? Ну что я ему скажу, когда он придет за ответом? Я теряюсь, и у меня ум за разум заходит... Что бы я ни сказала, он меня не послушается и не откажется от своего требования. Необходимо этот перстень получить от него обратно, какой бы то ни было ценой. Ты, моя королева, ты должна его принять и переговорить с ним!

- Я? Никогда! - воскликнула королева, поднимаясь с кресла.

- Он нас погубит, - шепнула старуха, - он не пожалеет нас...

Помолчав немного, она прибавила:

- Тебе, королеве, он не посмеет ни в чем отказать и отдаст перстень. Пока он у него, мы не можем ни минуты быть спокойными. Да, да, моя голубка...

Ядвига отрицательно покачала головой.

- Я его видеть не хочу, знать его не хочу, - проговорила она, -делай, как хочешь и как умеешь. Перстень он у меня насильно забрал. А знаешь ли ты, что это за перстень? Знаешь ли ты, что это тот самый, который король прислал мне в подарок?

Конрадова вскрикнула.

- Погубит он нас, я это предчувствую! Голова моя может слететь с плеч! С тобой, королевой, ничего не станется; постыдятся обвинить тебя в чем-нибудь из боязни, чтобы оно не стало известным, но со мной-то что будет... Веревку на шею...

Конрадова с плачем в отчаянии бросилась обратно в кресло и сидела, как мертвая.

Порядочно времени прошло, пока старуха пришла в себя и немного успокоилась. Опираясь на руки, она медленно поднялась с пола и с изменившимся лицом приблизилась к своей госпоже.

- Послушай меня, - начала она, - прошу вас об этом. Иначе мы не отделаемся от него. Пускай он придет, я его приму в своей комнате, вы к нему выйдите на минутку, потребуете возвратить перстень, и он должен будет отдать... Тебе нечего будет боятся. Я не сдвинусь с места. Ты ему обещаешь свое расположение, а потом мы его на порог не пустим. Но перстень необходимо от него получить обратно во что бы то ни стало! Мне он его не отдаст. Это скверный человек! Бог знает, какие у него замыслы, и какую цену он за него потребует.

Последние слова Конрадова проговорила шепотом и взглянула на Ядвигу, дрожавшую от возмущения.

Молодая женщина начала плакать и после некоторого молчания, она, судорожно всхлипывая, проговорила:

- Я его видеть не хочу! Делай как хочешь! Я не могу! Это ты меня погубила, ты...

Горничные королевы, находившиеся в третьей комнате и ожидавшие зова своей госпожи, перешептывались между собой, и их заглушенный смех обратил на себя внимание королевы; она велела старухе позвать девушку.

Конрадова схватила руку королевы и начала ее целовать.

- Что мне сказать ему? - тихо промолвила она. - Ведь я от него не отделаюсь, он меня завтра подстережет...

- Не смей впускать его! - воскликнула Ядвига. - Этим ты погубишь меня скорее, чем несчастным перстнем... Я Борковича видеть не желаю и не могу! Конрадова, встретив такой неожиданный отпор, больше не настаивала.

Она позвала горничных и дала им указания приготовить постель для госпожи. С их помощью она уложила Ядвигу в постель, стараясь своими заботами вознаградить свою воспитанницу за причиненное огорчение, но молодая женщина безучастно отнеслась ко всему и не промолвила ни слова.

Назначив дежурных, которые должны были охранять сон королевы, Конрадова поправила подушки и удалилась из комнаты.

Отказ королевы ее не испугал, и она надеялась на следующий день уговорить и склонить к уступке до сих пор послушную Ядвигу. Конрадова только нашла, что ее питомица немного изменилась, и это ее смутило. Она заметила в ней силу воли, которой раньше не было.

На следующий день с самого утра опять начались свадебные торжества. По программе они должны были продолжаться десять дней. Король с утра вышел к гостям, как будто вовсе не удалялся из замка; лишь на лице его все заметили перемену, и он как бы живее и бодрее стал.

В этот день готовились к новому турниру, так как явилось несколько рыцарей, которые хотели щегольнуть своей ловкостью и искусством. Король заинтересовался этим турниром и рассматривал выставленные копья. Королева послала к нему попросить разрешения выйти к гостям попозже, и Казимир дал свое согласие.

Боркович в этот день, как и в предыдущие, принимал деятельное участие в приготовлениях к турниру и старался обратить на себя всеобщее внимание. Король избегал воеводу и, несмотря на все его старания, высказывал ему полнейшее равнодушие. Это должно было быть плохим признаком для Борковича, но дерзкий человек, казалось, вовсе не чувствовал, что ему угрожает немилость, и он поступал со свойственной ему смелостью и самоуверенностью. В полдень, когда все расселись за расставленными столами, Боркович, рассчитав, что это удобный момент, чтобы застать Конрадову одну, смело отправился к ней. Старуха, увидев его открыто среди бела дня входящим в ее комнату, остолбенела от ужаса.

- Говорили вы с королевой? - спросил он с места в карьер.

- Когда? Каким образом я могла? - резко ответила старуха.

- Как, когда? Ведь королева почивала в своей спальне, и вы были при ней.

Старуха видела, что от него не отделаешься ложью.

- Я с ней не говорила, потому что при моем первом слове она велела мне замолчать и слушать меня больше не хотела, - пробормотала Конрадова. Староста пытливо присматривавшийся к лицу Конрадовой, желая узнать, говорит ли она правду, расхохотался.

- Королева слушать не хотела! - повторил он. - Ха! Ха! Разве вы ей не сказали, что я должен с ней повидаться!

Воспитательница молча, с нахмуренным лицом, начала прибирать вещи, разбросанные на столе. Боркович, простоявший некоторое время в ожидании ответа и выведенный из терпения молчанием старухи, запальчиво воскликнул: - Вы думаете от меня отделаться, как от навязчивого бедняка-просителя? Что? Но я пришел к вам не с просьбой, а с требованием! В старухе боролись два чувства: страх и гнев. Она не знала, как ей выйти из этого отчаянного положения. Мацек следил за ее каждым движением и что-то тихо бормотал.

- Вы слышали? - спросил он.

- А вы? Слышали? - возразила Конрадова, повернув к нему пылающее лицо.

- Вы думаете, что этим все кончено? - рассмеялся Боркович.

- А вы полагаете, что кто-нибудь вас боится? - ответила старуха. -Королева говорит, что вы этот пресловутый перстень силой сняли с ее пальца.

- Силой? А если бы и так? - воскликнул Мацек. - Но она ведь не звала на помощь, когда я прибегнул к силе, и была со мной там, где никто ей помочь не мог! Что? Понимаете ли вы, что это значит? Если бы она в этом призналась, то этим дала бы оружие против себя. А вы-то, ее охранительница, зачем меня впустили туда, где я мог безнаказанно снять перстень с пальца княжны?

Сказав эти слова, он дико захохотал.

Старуха оцепенела от ужаса, до того ее поразило все сказанное. Она нескоро собралась с мыслями, чтобы ответить.

- Вы намерены, - воскликнула она, - обвинить королеву, чтобы ее опозорить? Но до этого не дойдет, потому что ее защитят, а вы заплатите своей головой!

Боркович, нахмурившись, в угрожающей позе, размахивая кулаком, громким голосом проговорил:

- Я сумею свою жизнь защитить, об этом вы не заботьтесь! Тоже нашлась благодетельница! А я вам еще раз повторяю: уговорите королеву, чтобы она согласилась на свидание со мной, иначе плохо будет... А на кого упадет ответственность - это вы увидите!

С этими словами он стукнул дверью и ушел. Конрадова стояла, как пригвожденная к месту, бессильно опустив руки. Весь день она провела в мучительном беспокойстве.

Между тем, Боркович прямо от нее направился в залу, в которой после турнира были устроены развлечения для гостей. Молодая королева раздавала награды победителям, но ни одна из них в этот день не досталась на долю старосты, так как его несколько раз сбросили с лошади. Эта неудача вызвала в нем гнев и увеличила его дерзость; он подстерегал удобный случай, чтобы подойти к королеве.

Но нелегко это было. Король сидел за столом рядом с королевой. Лишь когда начались танцы, от которых она отказалась, ссылаясь на усталость, а Казимир отошел в сторону и был занят разговором с рыцарями, Мацек подошел ближе и, воспользовавшись удобным моментом, наклонился над креслом королевы. Заглушаемый звуками музыки, так что слова его не были слышны другим, он почти над самым ухом Ядвиги, сидевшей с опущенными глазами, прошептал:

- Вспомните перстень и того, кто взял его у вас; не отталкивайте его и не выводите из терпения - он прогнать себя не даст!

Прошептав эти слова и, не дождавшись ответа, Боркович скрылся в толпе, так что никто даже не заметил его ловкого маневра. Королева вздрогнула, подняла голову, возмущенная его безмерной дерзостью, оглянулась кругом, но за креслом никого уже не было.

Вскоре после этого Мацек занял место против королевы, устремив на нее смелый взгляд и своей гордой осанкой как бы желая ей дать понять, как мало он боится ее гнева.

Молодая женщина, чувствуя, что не в силах оставаться дольше в зале, послала одну из своих фрейлин к Кохану, чтобы он доложил королю о ее просьбе разрешить ей покинуть пиршество и отдохнуть одной в своей опочивальне. Кохан тотчас же возвратился с согласием короля.

Королева, войдя к себе в спальню, отослала свиту и велела позвать Конрадову.

Старуха приплелась с обвязанной головой с охами и вздохами. В комнате кроме них никого не было.

Ядвига не скрыла своего гнева.

- Говорила ты со старостой? - порывисто спросила она. - Вы хотите, чтобы я первая пожаловалась королю!

Конрадова, размахивая руками, начала говорить.

- Можно ли говорить с таким негодяем? - простонала старуха. - Ведь это все равно, что воду в ступе толочь. Говоришь ему одно, а он все свое. Это собака, а не человек. Он никого не боится, а угрожает, чем только может.

Ядвига слушала с напряженным вниманием и при последних словах старухи она закрыла лицо платком и залилась слезами.

- Голубка ты моя, бедняжка ты моя! - начала наперсница, стараясь ее разжалобить. - Я весь день размышляла над тем, как тут быть; у меня даже голова лопается от боли. С этим человеком, можно достигнуть чего-нибудь только добром, а то это дикий зверь, готовый на все.

После короткого молчания она прибавила, еще более понизив голос:

- Разрешите ему придти в мою комнату, мы откроем вашу дверь хоть на минутку, вы покажетесь, обругаете его, и он уйдет...

Взглянув на королеву, она шепнула:

- Нет, вы лучше ему скажете ласковое слово. Ведь таких людей иногда можно одним словечком подкупить... Обещать можно все, а разве человек в состоянии исполнить все, что обещает?

Молодая женщина ничего не ответила и продолжала плакать. Наступила тишина, прерываемая лишь всхлипываниями. Конрадова медленно и осторожно снимала с нее одежду. Хотя она и не получила ответа, но чувствовала, что ее госпожа обессилена и не способна более сопротивляться. Продолжая ей услуживать, старуха все время повторяла одно и то же, прислушиваясь, не заговорит ли королева.

- Делай как знаешь, - пробормотала плачущая женщина, - я ни о чем знать не хочу... Сделай, как желаешь... Я не могу...

Старухе это только и нужно было. Она поторопилась уложить в постель свою питомицу и поскорее удалиться. Боркович перестал быть для нее страшным, и она была уверена в том, что он уступит королеве. Был поздний вечер, и она знала, что староста придти уже не сможет, но предчувствовала, что он не преминет явиться на следующий день.

Действительно, Боркович, постоянно бродивший по комнатам, подстерегая удобный случай, чтобы пробраться в апартаменты королевы, воспользовался обеденным временем, когда все собрались за столом, и проник в комнату Конрадовой. Старуха встретила его спокойно.

- Ну, что ж? - заговорила она, увидев его. - Опять вы явились с гневом, с требованиями и угрозами? Не будьте же таким строгим, и это, может быть, для вас будет лучше!

Мацек поспешно приблизился к ней.

- Денег хочешь? Дам! - произнес он, окинув ее пронзительным взглядом. Старуха ничего не ответила на это предложение, что равносильно было согласию; она лишь сказала:

- Возможно, что удалось бы упросить королеву, но ни она, ни я не дадим себя напугать и страха ради ничего не сделаем.

Она покачала головой.

Боркович, бормоча что-то, вынул из кармана горсть золотых монет и передал старухе, которая быстро спрятала их в карман. Он сел на скамью рядом с ней, и между ними начались переговоры, словно ничего не произошло. Борковичу эта неожиданная перемена, произошедшая со старухой, казалась подозрительной, и он боялся, не хотят ли его провести, стараясь выиграть время, но Конрадова так искренне и так заботливо обдумывала способ устройства его свидания с королевой, что он вскоре отказался от своих подозрений.

Условленно было, что староста, во избежание толков, не будет мозолить глаза, а спокойно будет выжидать, пока Конрадова завесит свое окно красным платком, и это будет означать, что вечером он может придти к ней и увидеть королеву. Все это она обещала устроить до окончания свадебных пиршеств, так как потом трудно было бы избегнуть посторонних глаз. Мацек согласился и с этим ушел.

Три дня он провел, волнуясь, в ожидании увидеть на окне обещанный красный платок. Наконец, на четвертый день, когда он, потеряв терпение, собирался пойти к обманщице, он увидел столь желанный знак.

Король в этот день со своими гостями и со свитой отправился на охоту и должен был возвратиться лишь на следующий день.

Мацек под предлогом болезни отказался от охоты и остался в замке. Оставив своего слугу в зале с приказом немедленно сообщить ему, когда королева удалится в свои комнаты, он с нетерпением ждал его прихода. Лишь только слуга принес ему это известие, он тотчас же побежал к Конрадовой. Казалось, что она его ждала и, увидев его, приложила палец к губам. - Стой тут тихо! - произнесла она, встав с места и тихонько подойдя к дверям комнаты королевы. Приложив ухо, она некоторое время прислушивалась и затем осторожно постучала в дверь.

Боркович, стараясь не произвести никакого шума, на цыпочках подошел к ней. Двери медленно раскрылись и в них показалась бледная, смущенная королева Ядвига; от волнения она не могла ни слова проговорить.

Улыбка заиграла на губах старосты. Быстрым движением руки он оттолкнул стоявшую рядом с ним наперсницу и, не обращая внимания на смертельный испуг убегавшей от него королевы, побежал вслед за ней в ее спальню и закрыл за собою дверь.

Конрадова, опрокинутая им на землю, моментально поднялась, рванула дверь изо всех сил и вбежала в комнату, в глубине которой, опираясь о стену, стояла молодая королева, убегавшая от преследователя. Боркович, остановившийся посреди комнаты, оживленно что-то говорил.

Разговор их продолжался недолго, и старуха не расслышала, о чем они говорили; она лишь увидела, что королева рукой указала на дверь, и староста медленными шагами начал удаляться, несколько раз даже оборачиваясь и бормоча что-то. Войдя обратно в комнату старухи, он там даже не остановился, лишь, надвинув шапку на уши, выскользнул из комнаты. Старая воспитательница не могла догадаться, ушел ли он разгневанный или умиротворенный, а расспрашивать Ядвигу она не решалась, потому что молодая женщина бросилась на свое ложе, закрыв лицо руками и не желая разговаривать.

Боркович ни на другой день, ни в последующие дни больше не являлся, и хотя Конрадова знала, что он еще не уехал и находится в замке, однако она чувствовала себя гораздо спокойнее и надеялась, что все уже улажено.

Зато на следующий день после посещения старосты вечером к воспитательнице пришел новый гость. Это был подкоморий Кохан, явившийся не в качестве королевского посла для передачи каких-нибудь поручений от его имени, но якобы затем, чтобы ближе познакомиться с ней.

Старуха любезно приняла гостя, но она внутренне вся дрожала от страха, чувствуя, что он пришел с целью выведать от нее что-то. Она о нем достаточно наслышалась и знала, что это за человек.

Он завел с ней разговор по-приятельски, давая ей различные полезные советы, знакомя ее со старыми придворными обычаями, указывая на то, как нужно поступать и чего следует остерегаться.

Недоверчивая Конрадова держала себя очень сдержанно и осторожно. Цель, которую он преследовал, заводя с ней дружбу, она отгадать не могла. Кохану хотелось оторвать короля от гордой, неприступной Эсфири и сблизить его с молодой женой. Вероятно, он надеялся своими услугами заслужить благодарность молодой королевы и снискать ее расположение, между тем, как еврейка Эсфирь равнодушно относилась ко всем его заискиваниям и держала его на почтительном от себя расстоянии.

Во время разговора с Конрадовой Кохан упомянул и о Борковиче, рассказав ей о том, как староста напрасно добивается расположения короля. Кохан спросил старуху, правду ли говорят, будто Боркович часто бывал при силезском дворе, и княжна Ядвига к нему хорошо относилась.

Старая наперсница, услышав этот вопрос, побледнела и не сразу нашлась что ответить.

Она начала горячо уверять своего гостя, что все, о чем говорят, ложь и клевета, что Боркович, подобно другим, приезжал в Глогов на турниры, но никакого доступа к княжне не имел.

Кохан вместе со старухой смеялся над всеми этими рассказами, и они расстались в полном согласии, обещая и в будущем оставаться друзьями.

Вследствие происков и интриг Борковича Великопольша в то время делилась на два лагеря; один состоял из сторонников владетеля Козьмина, другой сгруппировался вокруг его старого дяди, воеводы Бенко. Оба они были родственниками по крови, но с совершенно различными взглядами и характерами.

Мацек был человек дерзкий, заносчивый, изворотливый, честолюбивый и жадный; он не брезгал никакими средствами, лишь бы достигнуть своей цели. Страсти в нем брали по большей части верх над рассудком, и он часто, совершив какой-нибудь вопиющий проступок, делал вклады в монастыри, чтобы успокоить свою совесть и избавить себя от нареканий духовенства.

Задавшись целью отделить Великопольшу и образовать из нее самостоятельное владение, признав себя вассалом императора или брандербургского князя, он всеми силами стремился достигнуть этого и готовился к измене. Возможно, что он рассчитывал на бедность Казимира и надеялся воспользоваться периодом междуцарствия, пока Людвиг не будет признан королем. Он не принял во внимание много неблагоприятных для него обстоятельств, и шансы его на успех были незначительны, но в нем была такая самоуверенность, что он ни минуты не сомневался в том, что достигнет своей цели. Значительная часть шляхты, вступившая с ним в союз, слепо ему верила, и так как он перед некоторыми не мог утаить, что стремится к независимости великопольских земель, то намерения его вскоре стали известны многим лицам в Великопольше. Но он умело прятал концы в воду, и доброжелатели короля, хоть и заметили его двойную игру, однако фактических доказательств для обвинения его в измене не было.

Его дядя, воевода Бенко, человек хотя и преклонных лет, но еще сильный духом и телом, всей душой преданный королю, враг всяких беспорядков и насилий, был возмущен поведением своего племянника. Еще в самом начале Мацек, неуверенный в Бенко и не вполне доверявший ему, старался склонить его на свою сторону при содействии своей тетки, жены Бенко, которая была очень привязана к своему племяннику и поддерживала его интересы. Но Бенко, несмотря на любовь к жене, не поддался на ее удочку и категорически ответил, что не допустит измены и будет бороться против нее всеми силами. Мацек, бывший раньше частым гостем у своего дяди, перестал бывать у него после нескольких стычек, произошедших между ними, и прекратил всякие с ним связи.

Бенко громогласно и открыто заявил, что не допустит измены и расстроит все козни своего племянника. Об этом предупредили Мацека, но он в ответ на это лишь презрительно улыбался и в ус себе не дул. Отношения между ними с каждым днем обострялись. Люди, оказавшиеся недовольными Мацеком, переходили на сторону Бенко, а обиженные им переходили на сторону племянника. Воевода зорко следил за всеми действиями старосты и обо всем доносил королю, и Мацек знал об этом. Это были два затаенных врага, готовые к нападению друг на друга. Но Боркович боялся открыто напасть на своего дядю; с одной стороны его останавливали связывавшие их кровные узы, с другой стороны - страх перед силой, которой располагал воевода.

Вокруг Бенко сгруппировались люди серьезные, рассудительные, не поддавшиеся обещаниям Мацека. Он владел обширными землями, расположенными между Познанью и Гнезно, но жил по большей части в своем дворце в Познани и дружил с самыми крупными окрестными землевладельцами, на поддержку которых рассчитывал.

Такому разделению дворян Великопольши на два лагеря способствовала исконная вражда, существовавшая между семействами, боровшимися из-за влияния в различных ее частях. Достаточно было кому-нибудь примкнуть к Борковичу, чтобы его противник перешел на сторону Бенко.

Мы уже описывали образ жизни старосты и упоминали о том, что он постоянно переезжал из одного своего имения в другое, не засиживаясь долго на одном месте и благодаря этому он мог поддерживать сношения со своими сторонниками и упрочить связь с ними.

Совершенно другой образ жизни вел воевода Бенко: по натуре своей большой домосед, он неохотно уезжал из Познани. Он был очень гостеприимен, и дом его всегда был полон гостей, приезжавших со своей челядью. Они проживали у него по целым неделям, и по старопольскому обычаю с утра до ночи столы были уставлены явствами, хоть и не изысканными, но зато всего было в изобилии.

Старый, обширный дворец Бенко, хоть и некрасивый на вид, был устроен со всеми удобствами и снабжен всем необходимым. Амбары и кладовые были переполнены рожью, пшеницей, мукой, сеном, дичью, всякими припасами, привозимыми из деревень, и всем, что необходимо в домашнем обиходе. При дворце имелась обширная баня для приезжих и их челяди; позади городских построек помещались конюшни, в которых могло вместиться несколько сот лошадей; недалеко от дворца находился собственный пивоваренный завод, доставлявший нужное пиво.

Дворец воеводы был устроен по образцу дворов владетельных особ. Были у него и ловчие, и стольники, и чашники, и многочисленная дворня. Во дворце безотлучно находился ксендз капеллан, исполнявший также обязанности лектора при воеводе.

Бенко был бездетен, так как несколько лет тому назад его единственный сын погиб на охоте, подстреленный неизвестно кем и как. Были некоторые следы, указывавшие на то, что Мацек Боркович причастен к этому убийству, и что оно совершено по его инициативе, и хотя не было достаточно доказательств для предания его суду, но их было довольно, чтобы его держать в сильном подозрении.

Мацек надеялся, что его тетка, жена Бенко, уговорит своего мужа назначить его наследником своих многочисленных имений. Но Боркович ошибся в своих расчетах, потому что воевода, заподозрив племянника в убийстве своего сына, возненавидел его и с разрешения короля назначил своим наследником какого-то дальнего родственника. Это их окончательно разъединило и вооружило Борковича против Бенко.

Воеводе исполнилось семьдесят лет, и хотя по прожитым годам его можно было назвать старцем, однако по его наружному виду этого нельзя было сказать. Он был большого роста, крепкого телосложения, с молодых лет закаленный, готов был, несмотря ни на какую погоду и во всякое время, сесть на коня, ночевать в поле и не боялся никаких трудов. Лишь в последние годы, так как у него мало было дела, он стал несколько тяжел на подъем; однако вокруг него всегда было шумно и людно.

В те времена вели совершенно иной образ жизни, чем теперь, и существовали другие обычаи. Как домочадцы, так и гости вставали очень рано, до восхода солнца. Так как воевода был очень религиозен и заботился о том, чтобы дворня и челядь тоже были такими, то все прежде всего отправлялись к обедне в ближайший костел или в каплицу, находившуюся во дворце.

После обедни садились за обед в обширной столовой; первые места занимали хозяин и его жена, а затем размещались по знатности и возрасту гости и придворные. Хотя уж и в то время начали входить в употребление разного рода коренья и пряности, но воевода не любил новшеств, и кушанья были незатейливые, но простые и сытные. Ставили на стол больших размеров блюда с мясом, дичью, рыбой, каши, молочные продукты, и все, оставшееся не съеденным, отдавалось прислуге и челяди. Пива давали вволю, а вино подавалось только по праздникам и то избранным лицам. Вместо вина давали мед - свежий и старый.

Обед начинался и оканчивался молитвой, которую совершал громогласно капеллан и благословлял яства и собравшихся на трапезу. Во время обеда воевода любил вести беседы, и гости старались каким-нибудь рассказом или сообщением только что полученных известий привести его в хорошее расположение духа. Сохраняя свое достоинство, он допускал в разговорах большую свободу, поощрял шутки и охотно смеялся над ними. Заговорив о каком-нибудь вопросе, он его всесторонне рассматривал и пускался в длинные объяснения, которые его собеседники охотно выслушивали, так как он говорил толково, плавно и часто очень красноречиво. Лишь в последние годы в стала нем заметна излишняя болтливость, свойственная старческому возрасту. За столом сидели довольно долго, и хотя воевода каждый съеденный кусок запивал пивом, однако он не пьянел и сохранял ясность рассудка. После обеда в комнату впускались любимые собаки, которые размещались вокруг стола и скамеек, и Бенко угощал их остатками от обеда; каждая собака напоминала ему о каком-либо приключении на охоте, о которых он любил рассказывать. Случалось, что тотчас после обеда приезжал кто-нибудь из деревни или приходил новый гость из города; его усаживали за стол, угощали медом, и Бенко оставался с ним. Если представлялись какие-нибудь дела, о которых нельзя было говорить при чужих, он удалялся в свою комнату, в противном случае он оставался в той же комнате или выходил на двор, присматривался к упражнениям молодежи, стрелявшей из лука, метавшей копья, отправлялся в конюшни и осматривал лошадей. Так проходило время до вечерней трапезы, если в промежутке не приезжал какой-нибудь знатный дворянин или какое-либо духовное лицо.

Изредка воевода отправлялся на охоту, ездил в гости к соседям, навещал епископа. В таких случаях он брал с собой многочисленную свиту и челядь.

По вечерам усаживались за вторую трапезу, которая часто продолжалась до поздней ночи.

По воскресеньям и праздничным дням число приезжающих гостей увеличивалось, и воевода, любивший видеть вокруг суету, радовался каждому вновь прибывшему. К нему приезжали не только из различных частей Великопольши, но и из Мазовья, Силезии прибывали землевладельцы по делу и безо всякого дела.

Благодаря его доброте, справедливому и хорошему обращению с людьми, к нему быстро привязывались, и всякий, подружившийся с ним, оставался его другом до конца жизни. Его приятели ему доставляли со всех сторон всевозможные известия, и он всегда знал обо всем происходящем, хотя у него не было специальных наемных людей, обязанных за всем следить и обо всем доносить.

В особенности с тех пор, как он поссорился со своим племянником, ему сообщали о каждом шаге Борковича. Куда бы Мацек ни тронулся, каждый его поступок, о чем бы он ни говорил, всякое неосторожно сказанное им слово -все это тотчас же становилось известным при дворе воеводы.

Жена Бенко, сохранившая прежнюю любовь к племяннику, пыталась несколько раз промолвить в его защиту робкое слово, но успеха не имела. Воевода на основании верных данных был убежден в том, что Боркович замышляет измену, и ждал только какого-нибудь опрометчивого шага с его стороны, чтобы выступить против него.

- Не стану я ждать, - говорил Бенко, - пока получу приказание из Кракова. Лишь бы были какие-либо улики против него, я велю его арестовать и засажу в тюрьму. Пускай произведут следствие.

Но и у Борковича были свои наушники, доносившие ему о том, что воевода говорил и намеревался сделать.

Мацек злился и презрительно насмехался над дядей.

- Пока старик будет собираться, - говорил он, - я с ним справлюсь. Он трое суток будет болтать, раньше чем возьмет оружие в руки, а я тем временем тихохонько его захвачу.

Незадолго до свадьбы короля у воеводы открылась старая рана на правой ноге и начала гноиться. Поэтому он не мог поехать в Краков, чтобы лично принести свои поздравления королю, несмотря на то, что он хотел и обязан был это сделать. Не участвуя лично в свадебных празднествах, он ими интересовался, и всякий, возвращавшийся оттуда, должен был ему подробно рассказать обо всем виденном и слышанном. В особенности ему любопытно было знать, что там делал Мацек, поехавший туда вопреки его ожиданиям. Рассказы о том, как Мацек старался, чтобы его присутствие на королевской свадьбе было всеми замечено, возмущали его до глубины души. Зная о замышляемой измене Борковича, он находил такое поведение с его стороны неслыханной дерзостью и со своим прямым, честным характером, не допускавшим никакой фальши, он перенести не мог, что его племянник старается обмануть короля. Он знал о его прежних отношениях с бывшей княжной Ядвигой, теперешней королевой, и это его сильно беспокоило.

Одним из первых, возвратившихся со свадебных торжеств, был Вержбента, с которым воевода был в приятельских отношениях, и которому он вполне доверял. Бенко тотчас же послал к нему гонца с просьбой навестить калеку, как он про себя выражался. Вержбента имел при королевском дворе большие связи, был человек опытный, с проницательными глазами, с чутким слухом, и Бенко о многом надеялся от него узнать. Как только Вержбента прибыл, они заперлись вдвоем в спальне воеводы, лежавшего в постели из-за больной ноги.

Вержбента, раньше старавшийся защищать Борковича и поверивший в то, что это опасный человек, возвратился из Кракова озабоченный и обеспокоенный. Он скрыл перед Бенко, что Мацек сильно возбудил его подозрения своим странным поведением на торжествах, неосторожными дерзкими разговорами и разными хитрыми приемами, с помощью которых он старался завязать с королевой прежние близкие отношения.

Откуда он такие сведения почерпнул, Вержбента не говорил, но уверял честным словом, что поведение Борковича за время свадебных пиршеств, было очень и очень подозрительно.

Воевода свято поверил словам гостя.

- Этот негодяй ведь на все способен! - воскликнул он. - С него не следует глаз спускать. Он как змея проскользнет повсюду, доберется даже до королевской спальни, если ему это будет выгодно.

Бенко еще более смутился, когда Вержбента ему признался, что все сообщенное им, пока еще никому не известно, так как он, благодаря лишь случайности, напал на след. Из всей этой беседы воевода вывел заключение, что следует поторопиться арестовать Борковича и обвинить его в измене. Его сношения с бранденбургскими князьями могли быть для этого достаточным поводом. Необходимо было во что бы то ни стало и как можно скорее помешать его сближению с королевой.

Вержбента высказывался против поспешности в действиях, однако стоял за необходимость самого тщательного надзора за старостой. Между ними завязался спор, продолжавшийся довольно долго.

Бенко сильно волновался, говоря о племяннике, и настаивал на своем.

- Я готов все это дело взять на свою ответственность! - воскликнул он. - Я убежден, что этот разбойник нам заварит кашу, у меня достаточно улик; зачем же нам ждать? Вот увидите, когда его посажу в тюрьму, все те, которые до сих пор из боязни перед ним молчали, раскроют рты и расскажут обо всем, лишь бы себя спасти!

Говоря это, воевода ударял себя в грудь и так беспокойно метался на постели, что задел больную ногу и от боли вскрикнул.

Вержбента, видя безрезультатность всех своих уговоров, не возражал больше и, предоставляя ему свободу действий, лишь прибавил:

- Хотя вы непоколебимо решили покончить с Борковичем, однако имейте в виду, что это вещь нелегкая. Он человек осторожный, хитрый, изворотливый, всегда окружен такими же дерзкими, как он сам, и не даст захватить врасплох. Поэтому надо хорошенько все обдумать, а то может случиться, что вместо того, чтобы его захватить, вы его толкнете на какой-нибудь сумасбродный поступок, который он может совершить, узнав, что покушаются на его свободу.

Воевода и слышать не хотел всех этих предостережений и настаивал на своем.

- Если его оставить долее на свободе, и он примет меры предосторожности, что Бог знает, до чего он дойдет, - говорил Бенко, задыхаясь от гнева. - Все это еще было бы ничто, но ведь он, как вы говорите, смеет поднимать глаза на королеву; ведь этот негодяй способен осрамить нашего короля. Он смел, лгун и для него не существует ничего святого. - Впрочем, друг мой! - прибавил воевода. - Мне кажется, что, арестовав его, я сделаю доброе дело и для него: помешаю ему совершить поступки, за которые он неизбежно поплатился бы головой...

- Дорогой воевода! - возразил Вержбента. - Поступай, как желаешь; у тебя опыт, сила; но, ради Бога, будь осторожен, потому что этот человек имел везде своих шпионов, и если он, сохрани Господь, преждевременно об этом узнает, то не обойдется без кровопролития.

Но и эти слова не охладили пыл воеводы, который, ломая руки, повторял:

- Ведь дело идет о короле и королеве; если ему дать время, он не смирится и не образумится, а в состоянии взволновать всю страну, завести смуту для того, чтобы в мутной воде рыбу ловить.

Они еще долго толковали, но Бенко не уступал.

Наконец, Вержбента попрощался с ним, еще раз призывая его к умеренности и осторожности.

Старый воевода, оставшись один, нескоро успокоился; ему хотелось как можно скорее привести в исполнение свое решение.

В последние годы правой рукой воеводы и исполнителем всех его поручений был какой-то русин, принятый им на службу и пользовавшийся его полным доверием. Настоящее его имя было Панас, но в Польше его переделали в Паношу и так и называли. Он происходил из боярской семьи, имевшей значительные владения в местности, завоеванной Казимиром и присоединенной к Польше. Какое-то кровавое приключение заставило его покинуть свою родину и искать убежища в королевстве; воевода, встретившись с ним в Кракове при королевском дворе предложил ему у себя службу.

Это был человек большого роста, силач с угрюмым выражением лица, хладнокровный, молчаливый отчасти потому, что плохо говорил по-польски, отчасти потому, что предпочитал дело делать, а не тратить попусту слова. Он был религиозен и в течение года половину времени постился и питался по большей части сухарями с водой; он избегал общества и свободное время проводил в своей комнате. Для исполнения приказаний и поручений это был незаменимый человек; он никогда не возражал, не ссылался на трудности или невозможность исполнить данное поручение, старался хорошенько вникнуть и понять, чего от него требуют, и затем не обращал даже внимания, если приходилось рисковать своей жизнью и жизнью сопровождавших его людей.

- Так приказано, - говорил он лаконично. Воеводе он пришелся по душе; Бенко дал ему значительный надел и обращался с ним ласково, за что Паноша любил его и готов был в случае надобности броситься за него в огонь и воду.

Все остальные завидовали любимцу, но никто не смог с ним соперничать. Это был человек с железной волей, не чувствовавший ни голода, ни холода, смелый до безумия, а по наружному виду невозмутимый, холодный, бесстрастный, как каменная глыба. Придворные посмеивались над ним, но втихомолку и исподтишка, так как затронуть Паношу никто не решался из боязни его самого и воеводы.

Он никогда не жаловался и расправлялся своими собственными силами, но расправа его была жестокой, и он нескольких изувечил.

Интересно было слышать, как Бенко разговаривал с ним. Призванный в комнату, он останавливался у дверей со скрещенными на груди руками и ждал приказаний. Воевода говорил, а он головой качал в знак того, что слышит и понимает. Если же для него что-нибудь было непонятно, он просил отца (так он обыкновенно называл воеводу) еще раз медленно повторить то же самое. Когда он заявлял, что понял, что можно было быть уверенным, что все, что ему было поручено, будет исполнено. Паноша знал о подозрении, тяготевшем над Борковичем, так как по приказанию воеводы несколько раз следил за действиями Борковича, а потом уж по собственной инициативе интересовался всем, что имело отношение к Борковичу. Ему это легко было, как человеку не болтливому, проницательному, умевшему повсюду проникнуть, ни в ком не возбуждая подозрения. Воевода его использовал не только для мелких поручений, но и для крупных дел, часто поручал ему наблюдение за двором, или посылал его в одно из имений, где оказывалось нужным ввести порядок. Обыкновенно когда Бенко посылал за Паношей и запирался с ним в комнате, то уже заранее знали, что готовится что-то важное.

Лишь только Вержбента уехал, нетерпеливый старик призвал к себе любимца. Паноша в то время исполнял обязанности управляющего дворцом и не был особенно обременен работой, потому что страх перед ним заставлял служащих содержать все в порядке. Одетый в длинное платье с высокой шапкой на голове, вроде колпака, он производил впечатление великана. Явившись немедленно на зов своего господина, Паноша по обыкновению остановился у порога и, низко склонившись перед ним, ждал его приказаний.

Воевода велел ему ближе подойти.

- Я тебе хочу поручить очень важное дело, - произнес он. - Я не требую от тебя поспешности, ты должен раньше хорошенечко обдумать, как к нему приступить, чтобы не было неудачи. Даю тебе кокое-то время на размышление, но все-таки слишком долго с этим делом нельзя медлить.

Паноша сделал знак головой, что понимает.

- Нам надо раз навсегда покончить с Борковичем, - сказал Бенко, понизив голос. - Ни одна живая душа не должна об этом знать.

Паноша вторично утвердительно кивнул головой.

- Мы должны его арестовать, - прибавил Бенко, глядя на него в упор.

Паноша стоял неподвижный, как статуя.

- Он уж достаточно натворил, - продолжал воевода после непродолжительного молчания. - Того, что нам известно о нем, хватит, чтобы его наказать, а сколько у него проступков, еще нам неизвестных? Я решил заключить его в тюрьму...

А как с ним дальше поступить, это уж мое дело. Паноша слушал с большим вниманием и о чем-то размышлял.

Воевода, немного обеспокоенный тем, что Паноша не подает никакого признака жизни, обождав немного, продолжал:

- Я знаю, что справится с ним - дело нелегкое.

Любимец утвердительно кивнул головой.

- Но для чего же человеку дан ум? - произнес воевода, улыбаясь. -Положим, Боркович - человек сильный, окружен всяким сбродом, попреимуществу, негодяев, таких самых, как и он, но для Паноши ведь это пустяки, и если он захочет, то суметь его перехитрить и захватить врасплох.

Паноша слушал, не выражая ничем своего мнения; воевода насупился.

- Говори же, - сказать Бенко, - что ты думаешь?

Спрашиваемый пожал плечами и не скоро ответил:

- Что нужно, то нужно, но дело...

Не докончив своей мысли, он устремил глаза на пол и начал качать головой. Казалось, что он сам с собой советуется, как ему надо поступить. Наступило молчание.

- Отец мой, - произнес Паноша после некоторого молчания, - позвольте мне разузнать, что...

- Иди, поезжай, бери с собою, кого хочешь, - быстро ответил воевода, - но не медли и возвращайся поскорее со сведениями...

Слуга, услышав это, поклонился и пробормотав: "Понимаю!" - ушел.

Воевода, доверив ему это дело, немного успокоился. Вечером, несмотря на то, что боль в ноге его сильно беспокоила, он велел перевязать рану и, опираясь на палку, вышел в столовую, потому что чувствовал, что не сможет остаться один в своей комнате. Бенко остерегался промолвить слово о том, чем его мысли были заняты, но свита уже знала, что он призывал Паношу, и делала разные догадки.

Воевода притворялся веселым, и хотя уста его улыбались, но лоб был нахмурен.

После ужина жена помогла ему перейти в спальню. Туда позвали знахарку, которая пришла с зельями, окурила ногу, перевязала ее, и после этого воевода лег в постель, попросив жену сидеть при нем, пока он не заснет.

Хотя он прекрасно знал, что его жена питает слабость к своему племяннику и постоянно его защищает, он никогда не скрывал перед ней своих мыслей, а потому шепотом начал ей рассказывать о том, что слышал от Вержбенты, и что он вследствие этого решил.

Маруся, жена воеводы, слушала внимательно, стараясь владеть собою и не выдать своего волнения. Бенко, забыв всякую осторожность, все ей выболтал. Она не посмела ему противоречить, лишь крепко сжала руки от страха.

У нее не было собственных детей, и она любила племянника с детских лет, как собственного сына. Она снисходительно смотрела на все его проступки, объясняя их горячей кровью, которая в нем текла, и находила, что во всем, что о нем говорили, было много клеветы и лжи. Убежденная в том, что ей не удастся разбудить мужа и умилостивить его, она не открывала уст, лишь две крупные слезинки выкатились из ее глаз. Ей казалось, что ее племянник пламенно любит молодую королеву Ядвигу, и она от души его сожалела.

Когда Бенко, сильно оживленный, высказал все, что у него было на душе, его жена решилась прошептать несколько робких слов, прося пощадить Мацека; чтобы скрыть свое волнение, она быстро удалилась из комнаты. Воевода вслед уходящей проговорил те же самые слова, что сказал Вержбента. - Негодяй будет мне благодарен за то, что я велел его арестовать и спас его от виселицы, не допустив совершить преступление.

Жена Бенко, возвратившись в свою комнату, залилась слезами и долго не могла успокоиться. В ней происходила страшная борьба между долгом перед мужем и любовью к племяннику; она не знала, на что ей решиться, но сердце подсказывало ей, что она должна защитить Мацека ради памяти сестры. К тому же, она была убеждена, что он совсем не так виновен, а что враги его оклеветали.

Она опустилась на колени и начала горячо молиться, прося Бога научить ее, как поступить, чтобы спасти своего несчастного племянника. Всю ночь жена воеводы провела в слезах и сомнениях. На следующее утро, тотчас после обедни, она велела позвать к себе своего любимого верного советника, капеллана Михно.

Это был ксендз податливый, недалекого ума и непроницательный; жена воеводы не созналась ему, в чем дело, и о ком идет речь, она лишь задала ему вопрос, как, по его мнению, следовало бы поступить в таком-то случае. Самый же случай она так неопределенно описала, что ксендз Михно смог лишь вывести заключение, что необходимо дать человеку одуматься, покаяться, искупить свои прегрешения. Как человек религиозный, он мог лишь посоветовать спасти жизнь, находящуюся в опасности...

Совет этот пришелся по душе жене воеводы, ибо ее собственное сердце ей то же самое подсказывало, но она боялась изменить мужу. А разве это можно было назвать изменой?

Тетка, решив спасти племянника, после ухода капеллан, начала обдумывать, как его предупредить о грозящей ему опасности и, вместе с тем, не навлечь на себя подозрение и гнев мужа.

Всякие сношения с Борковичем были уже давно прерваны, и строго было воспрещено ей и каждому, принадлежавшему к свите Бенко, поддерживать какие-либо связи с опальным. Поэтому Марусе не легко было придумать способ, как предупредить Мацека быть настороже. Довериться кому-нибудь она не хотела, сама его отыскать не могла, потому что он долго не оставался на одном месте, и неизвестно было, где его искать. Сообщать письменно в то время не было принято, к тому же женщины тогда писать не умели, и ей пришлось бы прибегнуть к помощи посредника, а этого она боялась. Оставалось одно лишь - довериться кому-нибудь преданному человеку, который поехал бы предостеречь Борковича. Такого именно нужного человека у нее не было. Вся свита была к ней привязана и готова к ее услугам, но все боялись воеводы.

Весь день прошел в размышлениях. Не зная, на что решиться, жена воеводы обратилась к епископу, о котором она знала как о милосердном пастыре, исполняющем заветы Христа и неохотно осуждающем ближнего.

В этот момент, когда Панаша выезжал из Познани тайком, в сопровождении лишь нескольких людей, другой дорогой везли предостережение Мацеку Борковичу, гонясь за ним по пятам из одного места в другое.

Боркович, уехав из Кракова, вознаградил себя за потерянное время, и не заезжая ни в Козьмин и ни в одно из своих имений, в которых обыкновенно жил, навестил по-очереди всех своих приятелей и, рассказывая им в шутливом тоне о пиршествах, сопровождавших королевскую свадьбу, о своих будущих надеждах, старался разузнать их взгляды и заручиться их согласием действовать с ним заодно.

Староста не со всеми был одинаково откровенен; лишь в тесном кругу он говорил о близком наступлении решительного момента. Там он хвастался, что возобновил прежние отношения с королевой, что будет у нее в милости, что он надеется провести обабившегося короля, который до тех пор не будет верить в его измену, пока не станет поздно. Наушники Борковича передавали друг другу все, о чем он рассказывал, и слухи, позорящие честь молодой королевы, скоро распространились по всей стране; вместе с тем, самохвальство и смелость старосты способствовали увеличению его престижа. Не сомневались, что под руководством такого вождя великополянам удастся отделиться и отвоевать прежнюю свободу. Боркович полагал, что с помощью ложных рассказов он подстрекнет своих слушателей к восстанию и увеличит их мужество. Он их уверял, что заключил договор с бранденбургскими князьями, что силезские князья обещали свою помощь, что крестоносцы готовы поддержать его. В сущности, он ограничивался тем, что говорил, а дела не делал, но так как до сих пор судьба ему благоприятствовала, и он всегда во всем имел успех, то никто не сомневался в искренности его слов.

Переезжая таким образом от одного к другому, он приехал к своему брату, у которого расположился, как у себя дома. Туда скоро начали стекаться со всех окрестностей землевладельцы, чтобы узнать из уст своего вождя, как обстоят дела и каковы его дальнейшие намерения.

В Чаче, имении брата Борковича, скоро переполнился приезжими не только господский дом, но и все пристройки и жилые помещения, и староста в своих рассказах становился все смелее. Так продолжалось около недели, как вдруг вечером неожиданно пришел приходский ксендз, обыкновенно редко заходивший в господский дом. Это был человек спокойный, робкий, а потому он, зная обоих братьев Борковичей, избегал сношений с ними. Его часто обижали при уплате десятинного сбора, но он спокойствия ради молчал и никогда не жаловался.

Появление приходского ксендза в господском доме поздно вечером, да еще во время пребывания там старосты, всех поразило; поняли, что это неспроста.

Хозяин дома, предполагая, что посещение ксендза связано с каким-нибудь спорным делом, касающимся прихода, и не желая иметь посторонних свидетелей, вышел к нему навстречу, чтобы поскорее узнать о цели его посещения. На вопрос хозяина, чем он может служить, гость ответил, что пришел приветствовать старосту.

Хотя Мацек не жил в большой дружбе с духовенством, однако это польстило его самолюбию, и он гостя усадил на скамью рядом с собою и, приказав подать угощение, начал милостиво над ним подшучивать, рассказывая разные анекдоты и сплетни про духовенство.

Старый ксендз молча и терпеливо все выслушивал, так как в комнате было слишком много людей, чтобы завести откровенный разговор.

- Пан староста, - тихо промолвил он, - я пришел сюда не по моему личному делу и не по моей собственной воле, а по вашему делу и по приказанию свыше. Перейдем в отдельную комнату, только чтобы этого не заметили...

Боркович изумился; окинув презрительным взглядом рядом сидевшего с ним кутейника, он немного подумал и затем, поднявшись с места, сказал:

- Пойдите вслед за мной, когда захотите. Вы меня найдете в соседней комнате. Интересно, что вы мне можете сказать...

Ксендз через некоторое время после ухода старосты незаметно удалился. Он его нашел в тесной комнате, сплошь уставленной постелями, приготовленными для гостей. На одной из них в ожидании ксендза прилег Боркович. Сделав знак вошедшему занять место у изголовья, он тихо спросил его:

- О чем это хотел ты мне сказать?

Насмешливый тон Борковича раздражал пришедшего, и прошло некоторое время, пока он ответил.

- Мне дано поручение к вашей милости, - произнес он, - иначе я не нарушил бы вашего покоя. Я пришел к вам в качестве посла, а так как я не привык к исполнению подобного рода обязанностей, то хоть и плохо, но во всяком случае ее исполню.

- Говори, в чем дело, и не разводи канители, - рассмеялся староста, заподозрив, что духовный пришел упрекнуть его за непристойный образ жизни, и решив резко осадить кутейника.

По мере того, как ксендз спокойно и медленно излагал свою миссию, с лица старосты сходило насмешливое и презрительное выражение, оно становилось суровым и пасмурным.

- Я, собственно говоря, не имею права вам сказать, кем я послан и чье приказание исполняю, - говорил ксендз. - Вероятно, пославший меня желает вам добра и занимает высокое общественное положение. Мне велено предостеречь вас, что к королю поступили новые жалобы. Вы обвинены. Ваш дядя, воевода, принужден будет вас арестовать и посадить в тюрьму. Боркович вскочил со своего ложа.

- Меня? Арестовать? Меня в тюрьму посадить? - громко крикнул он. -Вероятно, старик рехнулся! Он меня!..

Староста подскочил к духовному, настойчиво домогаясь от него подробного объяснения.

- Делайте со мной, что хотите, - спокойно ответил ксендз, - но я вам не скажу больше, чем мне поручено.

- Кем? - отозвался Мацек.

Ксендз молча качал головой.

- Быть не может, чтобы этому немощному глупцу захотелось того, что ему не по силам! - воскликнул Мацек. - Меня хотят лишь напугать, разогнать верных мне людей; хотят меня заставить убежать, чтобы я потерял все то, над чем я столько лет трудился. Это измена! Это подвох!

- Понимайте, как хотите, - произнес ксендз, - я знаю лишь то, что мне приказано передать, и я вам это говорю. Воевода решил лишить вас свободы. Как будто, даже уже сделано об этом распоряжение. Вам следует принять все меры предосторожности и не ездить без сопровождения сильной охраны, а самое главное, как можно скорее оправдаться перед воеводой и в Кракове.

- Не поеду я к этому старому хрычу! - воскликнул Мацек. - Между нами обоими все окончено, и соглашения не может быть, а в Кракове я два раза был и только что оттуда возвратился. И туда я не поеду! Это все сказки, какие-то вымышленные опасения; но ты, кутейник, услугами которого воспользовались, скажи мне сию минуту, кто тебя послал? Поддавшись овладевшему им гневу, он прибавил:

- Говори же, если хочешь остаться живым...

Духовный не испугался; он лишь вздохнул и после некоторого молчания спокойно ответил.

- Вы меня хоть убейте, а я больше ничего не могу сказать. Хладнокровие, с каким были произнесены эти слова, до того возмутили Борковича, что он подскочил к дверям и начал звать брата. Тот немедленно прибежал. Мацек, дрожа от гнева, в нескольких словах объяснил ему в чем дело. Оба напали на ксендза, поднявшегося со скамьи и молча стоявшего со скрещенными на груди руками и с опущенной головой.

Дерзость Ясько, брата старосты, дошла до того, что он, не обращая внимания на духовный сан, схватил старика за плечи и, угрожая ему, начал его так трясти, что бедняжка еле на ногах держался.

Но и это не помогло. Ксендз, возмущенный подобным обращением, не пожелал с ним разговаривать, ограничившись словом:

- Не могу.

Мацек, такой же невоздержанный, как и брат, тоже начал дергать ксендза за платье, и они оба кричали, ругали и всячески поносили несчастного старца, требуя от него назвать того, кто его послал.

Но все это не помогло и, наконец, Мацек первый опомнился.

- Надо его оставить в покое! - воскликнул он. - Его счастье, что я не хочу ссориться с духовной властью, а то я иначе поступил бы с ним!

Ксендз стоял неподвижно и лишь после некоторого молчания произнес:

- Хотите послушаться предостережения - хорошо. Нет - поступайте, как найдете лучшим. Вы подозреваете измену. Я и не думаю защищаться. Ни один капеллан не согласился бы служить для этого орудием.

Мацек запальчиво проговорил:

- Если ты сам не изменник, то ты послан изменником. Воевода должен меня бояться, но не я его. Я не испугаюсь этого дряхлого, полуживого старика.

- Тем лучше для вас, если вы не боитесь, - возразил ксендз, собираясь уйти.

Ему загородили дорогу. Ясько переменил тактику и хотел его подкупить, обещая ему стог сена и несколько возов овса, если он назовет пославшего его.

В ответ на это ксендз лишь иронично улыбнулся.

Боркович пообещал сделать вклад в костел, но и это не подействовало. Тем временем стало поздно; гости из большой комнаты начали расходиться, чтобы лечь спать в предназначенных комнатах; нельзя было дольше насильно задерживать ксендза, и оба брата, оставшись вдвоем принялись совещаться, как поступить.

Мацек настаивал на своем предположении, что посланное ему предостережение - это хитрый прием, чтобы его напугать и лишить смелости. У Ясько явилась иная мысль.

- Воевода сердит на тебя, - произнес он, - он твоих сил не знает, но в своих уверен; он всегда был недальновиден, а теперь окончательно лишился ума. Кто его знает? Может быть, он в самом деле решился арестовать тебя, а Маруся из сожаления к тебе послала предупредить.

Мацек задумался. Верная догадка брата поколебала его собственные предположения. Так как в Познани и даже при дворе воеводы у него имелись преданные ему люди, то он отправил в город в ту же ночь двух верных слуг на разведку.

Хотя Мацек уверял, что нет никаких причин опасаться, однако Ясько распорядился, чтобы в доме были приняты все меры предосторожности. Расставили стражу, вооружили челядь, и хотя старались перед прибывающими гостями высказать непринужденность и прежнюю смелость, опасаясь вызвать среди них переполох, однако все время были настороже.

Мацек, намеревавшийся еще до посещения ксендза уехать в Козьмин, отложил свой отъезд до получения известий. Он не сомневался в том, что посланные им шпионы привезут разъяснения полученного им предостережения. Лишь через два дня возвратился один из них; ему удалось узнать только то, что воевода куда-то послал своего любимца Паношу с каким-то таинственным поручением. Он тоже слышал, что воевода стянул лучшие вооруженные силы, и это было подозрительно.

Боркович насупился.

Возвратившийся второй посол подтвердил известия, привезенные первым, а также передал разные мелкие сплетни о происходящем при дворе воеводы, о том, что Бенко втайне от всех часто совещается с Вержбентой и т.п.

Все это указывало на то, что воевода готовится к какому-то решительному шагу. Привезенные известия придали совершенно иную окраску предостережению, переданному через ксендза, который вторично сам не явился, а лицу, посланному им, Ясько указал на дверь. Мацек начал соглашаться с предложением брата.

Раньше, чем уехать в Козьмин, он послал своих шпионов во что бы то ни стало разузнать, куда послан Паноша, потому что начал опасаться. Но на след Паноши не легко было напасть, и прошла неделя, а никто ничего не смог узнать.

Боркович был взбешен на своих послов, грозил им наказанием и тюрьмой; он никого не щадил, и своих слуг - будь это дворяне, мещане, крестьяне -одинаково наказывал, не останавливаясь перед убийством, готовый всегда заплатить причитающийся за их голову штраф.

Потеряв терпение, он уже совсем было собрался в сопровождении многочисленной вооруженной стражи уехать в Козьмин, как вдруг один из посланных им, на которого он меньше всего рассчитывал, некий Глупый Дысь (так его называли) принес известие, что Паноша, переодетый до неузнаваемости, в простой сермяге, уже около недели живет на постоялом дворе на проезжей дороге недалеко от Чача и оттуда ежедневно делает какие-то экскурсии, и как будто бы даже несколько раз доходил до Чача. Получив это известие вечером, Мацек с братом и с двумя десятками вооруженных людей направились к постоялому двору, чтобы его окружить. Боркович торопил людей и от нетерпения рвал и метал. Размахивая мечом, он кричал:

- Если вы дадите этому русину ускользнуть, то я вам лбы расквашу! Заезжий дом, куда они направились, находился около леса, на перекрестке двух главных дорог, ведущих в Познань. Он ночью всегда был переполнен проезжими, останавливавшимися на ночлег, но Боркович их не опасался.

Когда они подъехали к дому, огни в нем были потушены, и казалось, что все объято сном. Окружив дом и конюшни со всех сторон, староста начал ломиться в главные ворота, требуя, чтобы его впустили. Так как в те времена часто происходили грабежи и нападения, в особенности на купцов, а в сараях стояло много возов с товарами, то между проезжими произошел большой переполох, и все начали готовиться к защите. Боркович приказал зажечь факелы, тщательно обыскать дом и все пристройки и никого не выпускать.

Первым попался в руки старосты какой-то купец из Кракова, родом немец, по прозванию Немчин, имевший магазин в предместьи столицы и рассылавший разные товары во все другие города.

Мацек и его слуги имели привычку не выпускать из рук попавшуюся им добычу. Хотя Немчин показал им бумагу с печатями, в которой сказано было, что ему разрешается развозить товары и торговать ими, они бумагу разорвали, растоптали ее ногами и в мгновение ока разграбили возы с товаром; даже хороших, статных лошадей у него забрали, и он рад был живым уйти из их рук.

Другие проезжие, знавшие Борковича понаслышке, старались дать выкуп. Паношу долгое время не могли найти, несмотря на то, что искусные сыщики старосты, не обращая внимания на то, что своими горящими факелами могли поджечь дом и превратить его в пепел, везде усердно искали. Собирались было уже ехать обратно, как вдруг один из людей Борковича, влезший на чердак, наткнулся там на Паношу, который его пронзил мечом. Раненый, падая на землю и испуская последний дух, своим криком привлек внимание остальных. Они бросились на чердак и стащили оттуда Паношу, защищавшегося, как лев, и ударами сабли искалечившего многих из них. Внизу на него напали оба брата Борковича, и он даже Яська ранил, но в конце концов, получив смертельную рану в шею, пал мертвым.

При свете факелов осмотрели труп и убедились, что убит действительно тот, кого искали. Мацек очень обрадовался, потому что находка скрывающегося Паноши явно доказывала, что воевода в действительности что-то против него задумал, и что полученное им предостережение не было хитрым подвохом.

Приказав хозяину постоялого двора напоить и накормить своих храбрых слуг, он сам вместе с братом возвратился в Чач.

Лишь только они вернулись домой, а это было на рассвете, оба уселись за стол и принялись подкреплять свои силы, так как оба, а в особенности Мацек, любили хорошо поесть и выпить. Они всю дорогу ехали молча, и первые слова, которые староста произнес за столом, были:

- Пускай же теперь пан воевода бережет свои кости и не выходит из своей берлоги, потому что, раньше чем он меня схватит, убью на страх другим. Клянусь именем Бога, на помощь которого надеюсь!

Он не колебался взывать к Божьей помощи, когда шел убивать людей и проливать их кровь, потому что по-своему был религиозен, молился и, чтобы искупить грехи, делал вклады в костелы.

- Я этого вовсе не думаю скрывать, - прибавил он, - наоборот, я громогласно всякому скажу, что воевода от меня не уйдет! Он хотел меня засадить в тюрьму, но не доживет он до этого, а раньше предстанет на суд Всевышнего. Если кто мне войну объявляет, будь он мне не только дядей, но хоть бы и родным отцом, я ему навеки рот закрою.

Говоря эти слова, он с такой силой ударил кулаком по столу, что стоявшая на нем посуда задрожала и зазвенела.

Крашевский Иосиф Игнатий - Король холопов. 8 часть., читать текст

См. также Иосиф Игнатий Крашевский (Jozef Ignacy Kraszewski) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Король холопов. 9 часть.
Мацек принялся есть, а брат и сын не защищали Бенко, заранее зная, что...

Маслав. 1 часть.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Глава 1 Был печальный осенний вечер; солнце, закрытое туч...