СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Крашевский Иосиф Игнатий
«Король холопов. 7 часть.»

"Король холопов. 7 часть."

- Ну, родственники будут за ней смотреть, - спокойно сказал король, надевая с помощью Кохана охотничий рог.

- Она не нуждается в их опеке, потому что сама умнее их всех, -говорил Рава. - Это-то и странно, что они, чтя память Аарона и уважая ее за ум, которым она славится, дают ей поступать по своему усмотрению. Казимир взглянул на него.

- Что же? Она не собирается замуж? - спросил он.

- Об этом что-то не слышно, - ответил Кохан. - Гоздав знает только, что она теперь в тысячу раз красивее, чем когда мы ее видели в Опочне. Еврей или христианин, всякий, кто ее видел, говорит, что такой женщины никогда еще не встречал.

В этот момент раздался звук труб, и король направился к выходу, прервав разговор. Дорогой он спросил Кохана о псах, как бы желая дать ему понять, что красавица Эсфирь его ничуть не интересует.

Но на Раву, который так хорошо знал короля, такое поведение Казимира не произвело того впечатления, которое оно могло бы произвести на всякого иного.

Он воздержался от дальнейшего разговора и во время охоты не возобновлял его.

На третий или на четвертый день, когда казалось, что король забыл об этом, он вдруг во время обеда обратился к Кохану с вопросом:

- Ну что, есть у тебя новые известия об этой Эсфири, которой ты так интересуешься?

Это значило, что король сам был ею занят.

- Нового ничего нет, - ответил фаворит, - но если бы понадобилось, я готов разузнать.

Король нахмурился и сухо ответил:

- Если тебе нужно...

Этим все и кончилось, но Рава убедился, что красавица Эсфирь не забыта.

После печального опыта с Рокичаной, лежавшего тяжелым камнем на его совести, он уже боялся что-либо предпринять.

Через несколько дней к королю пришел арендатор величских копей Левко, чтобы поговорить с ним о делах, касающихся копей.

Левко арендовал копи вместе с Друклей, Гензелем, Бургом, Арнольдом Велфкером и Бартком, но он пользовался неограниченным доверием короля, и ему вместе с Яном Елитком было доверено заведование монетным двором. Он был человек серьезный, умный и мог во многом служить своим советом. Соляные копи, представляющие собой клад, который при надлежащей администрации мог бы давать большие доходы, были в то время предметом наживы разных хищников, и там царил полнейший беспорядок. Дворянство, признавая за собою какие-то права на соль, вмешивалось в управление, предъявляло арендаторам различные свои требования, хозяйничало и грабило. Король именно теперь собирался завести там строгий порядок и запретить под страхом смерти даже посещение копей без особого на то разрешения; право распоряжаться доходами от копей должно было быть предоставлено исключительно королю или назначенному им от себя чиновнику.

Обязанностью арендаторов в то время было лишь содержать дворцовых лошадей и кормить за свой счет шесть нищих в Величке и шесть в Бохнии, которые должны были молиться о спасении душ покойных родителей короля. Именно относительно организации управления копями король должен был поговорить с Левко. Это был еврей совсем иного покроя, чем Аарон. Он старался скрыть свое происхождение, всегда одевался богато, и по одежде его трудно было отличить от христианина. Он не избегал христиан; наоборот, даже очень много с ними водился и умел с людьми всякого положения так обходиться, что никогда не терял своего достоинства и не оскорблял никого. Человек уже пожилой, Левко казался молодым и сильным на вид. Резкие черты лица восточного типа, черные живые глаза, постоянная улыбка на устах, высокий лоб - все это делало его еще более красивым. В его взгляде можно было прочесть сметливость, и король всегда охотно с ним разговаривал.

На этот раз беседа их затянулась вследствие разных объяснений, которые Левко пришлось дать королю в ответ на его вопросы. Левко, успокоенный результатами разговора и обещаниями короля, собирался уже уходить, как тот обратился к нему:

- Послушай, Левко, когда я был в Опочне, я жил в доме твоего родственника Аарона; там я видел его дочь, Эсфирь. Я недавно слышал, что старик-то умер, и она осталась сиротой. Что ж, вы, вероятно, замуж ее выдадите?

Левко, озадаченный вопросом, выразил на лице смущение, встряхнул головой, помолчал, как бы обдумывая что-то, и, наконец, проговорил, снова подойдя к королю.

- С этой единственной дочкой Аарона у нас хлопот по горло! Наследство он ей оставил большое, но он плохо поступил тем, что из любви к ней дал ей воспитание, вовсе не подходящее для женщины. От всей этой премудрости у девушки в голове перевернулось. Зачем это все женщине! - добавил Левко серьезно. - Она должна быть матерью наших детей, смотреть за домом, за хозяйством, за кухней. А учиться - это не ее дело! Которая вот из них хватит немножко науки, она ей сейчас в голову ударяет. Так случилось и с Эсфирью. Еврей ей теперь не по вкусу, она очень разборчива и требовательна, и у нас с ней много хлопот! Одни хлопоты! - повторил он, вздыхая. - Приехала сюда в Краков одна со своей теткой, бездетной вдовой и вместо того, чтобы поторопиться выйти замуж за жениха, которого мы ей сватаем, она сама не знает, чего хочет и чего ждет. Насильно ее заставлять мы бы не хотели, а жалко ее, потому что она, к своему несчастью, и красива, и умна!

Король внимательно прослушал все это длинное сетование Левко, глядя на него все время и не прерывая его.

- Что же вы думаете с ней делать? - спросил он.

- Пока родные еще ничего не решили, - сказал Левко, - но в конце концов и нам, и нашему духовенству придется выдать ее за кого-нибудь, мы должны поступить так, как нам велит наш закон. Вся беда - что она слишком умна.

Король усмехнулся и проговорил:

- Действительно, она умна, смела, но и красива.

Левко при воспоминания о красоте девушки взглянул как бы со страхом на короля; ничего не ответив, он поклонился и хотел было уйти, но Казимир еще добавил:

- Вы знаете, я этой девушке когда-то случайно спас жизнь, поэтому ее судьба меня интересует.

Левко поклонился ниже обыкновенного, простер руки с видом благодарности, вздохнул и удалился. Прошло много времени, и казалось, что в замке забыли об Эсфири. Дом, в котором она поселилась, стоял как раз на дороге, по которой король обыкновенно проезжал, когда отправлялся на охоту или по окрестностям. Кохан об этом знал, но не смел говорить своему господину.

Однажды король ехал в Тынец, куда был приглашен на охоту, и вдруг неожиданно увидел на крыльце Эсфирь, которая, казалось, именно его поджидала. Вероятно она узнала, что король проедет в этот день, потому что распоряжения о приготовлении к отъезду всегда отдавались накануне, а что она вышла нарочно, можно было заключить по ее праздничному наряду и по тому, что она не осталась на крыльце, а сошла со ступенек и вышла на улицу.

Еще издали король всматривался в нее с большим интересом; поравнявшись с ней, он остановил коня и, догадываясь об умышленной с ее стороны встрече, приветствовал ее радостной улыбкой и движением руки. Эсфирь медленным шагом, ничуть не смущаясь, смело подошла к нему, во всем блеске своей красоты, силу которой она, по всей вероятности, сознавала. Преклонив голову перед королем, она проговорила, поднимая глаза:

- Мне пришлось подстеречь вашу милость на дороге, как нищенке какой. Да я и в самом деле нищая: обращаюсь с просьбой к тому, кто мне раз уже спас жизнь. Тяжело, когда приходится жаловаться на тех, которых следовало бы любить и уважать. Они мне не хотят зла, но и делая добро, надо знать, что кому нужно.

Она усмехнулась, немного краснея.

- Меня хотят во что бы то ни стало сосватать и замуж выдать, -прибавила она, - а я прошу, чтобы меня не принуждали.

- Что же делать, - сказал ласково король, - это уж судьба женщин найти себе мужа, чтобы иметь опеку и опору.

Эсфирь вздохнула.

- Дали бы они мне свободу, как отец ее давал. Ваша милость, не откажите замолвить за меня словечко Левко.

Ее черные глаза упорно смотрели на короля, и он все время восхищался ими.

- Успокойся, - произнес он, - и будь уверена, что я с Левко об этом переговорю.

Во время этой недолгой беседы король больше разговаривал с ней глазами, чем словами.

Взор прекрасной девушки, устремленный на него с необыкновенной смелостью, которую можно было объяснить ее наивностью и благоговением к королю, не избегал его взгляда, а даже как бы вызывал его.

- Вам я обязана жизнью, - договорила девушка, прижимая к груди свою белую руку, - вам же, ваша милость, хотела бы быть обязана и счастьем. Казимир, которого начала смущать все увеличивающаяся вокруг них толпа прохожих, прервал разговор, быть может скорее, чем хотел, и, попрощавшись с девушкой, уехал.

Эсфирь, ничуть не обеспокоенная тем, что на нее отовсюду смотрят, проводив его глазами, медленно вернулась в дом, где ее поджидали старшие женщины.

Об этой встрече вскоре заговорили в городе; ее различно объясняли и, так как почти никто не слышал всего разговора, то делались самые дикие предположения, и все восставали против наглости, с какой красивая еврейка навязывалась королю.

Понятия того времени, еще не забытые воспоминания о недавних гонениях на евреев, которых всюду обвиняли в отравлении воды и пищи, в убийстве детей и употреблении ими крови для каких-то суеверных обрядов, то презрение и брезгливость, с какой к ним относилось общество, заставляя их даже надевать известные знаки отличия от христиан, - все это вместе взятое делало близкие отношения с евреями, в особенности самого короля, чем-то необыкновенным, а в глазах духовенства это было даже преступным.

И без того многое ставилось в укор Казимиру: любовь к простому люду, исключительная забота о городах и чужеземцах, то, что он недавно сдал в аренду копи и монетный двор евреям, что он защитил нескольких из них от ярости толпы. Этот ласковый разговор с красивой еврейкой окончательно восстановил против короля всех тех, которые лишь искали предлога, чтобы перейти на сторону его недоброжелателей.

Духовенство предсказывало, что дойдет до того, что он еще и наложницу найдет из евреек к большому унижению христиан, к поруганию своей короны. Не находилось лишь другого Барички, который стал бы публично упрекать короля, но зато по сторонам об этом говорили вкривь и вкось.

Казимир отлично знал обо всем, потому что находились услужливые люди, которые ему передавали обо всех нареканиях. Только лишь презрительным пожатием плеч и усмешкой он отвечал на все эти известия. Он, может быть, стал бы избегать Эсфирь, но самолюбие его было задето, и как бы для того, чтобы показать, что подчиняется лишь своей собственной воле и разуму, Казимир вскоре после этого, едучи на охоту, велел остановиться перед домом Эсфири, вызвав ее и, когда девушка, не ожидавшая такой милости, вышла, едва успев прикрыть платком распущенные волосы, он ей громко сказал:

- Я говорил с Левко; надеюсь, что он не преминет исполнить мою волю. Впрочем, не хочу задерживать тебя на улице, - добавил он, - вечером, на обратном пути, я зайду в дом. Ждите меня!

Белое личико Эсфири покрылось румянцем, радостью блеснули ее глаза; сложив руки на груди, она поклонилась и сказала дрожащим, полным счастья голосом:

- Ваша слуга и раба будет ждать этой милости, которой всякий позавидовал бы. Да хранит вас Бог!

Король отъехал.

Ехавшие тут же за ним Кохан и Добек переглянулись. Первому стало ясным, что здесь что-то будет: красота Эсфири, ее смелость, известная всем легкость, с какой король влюблялся, предвещали это.

- Но еврейка! - думал Кохан. - Еврейка! Что скажут люди? Что скажет духовенство? Как этим воспользуются недруги короля!

Казимир весь день был в хорошем расположении духа, и хотя ни разу не упомянул об Эсфири, все догадывались, что он был занят ею и тем, что ее вечером увидит. Давно Кохан его не помнил таким резвым и помолодевшим. Облава не затянулась долго; король, отдав распоряжение о возвращении, так рассчитал, чтобы быть у дома Эсфири еще до сумерек. Кохан и Добек вторично молча переглянулись.

Чуть-чуть начало темнеть, когда Казимир подъехал к дому, в дверях которого его ждала нарядно одетая девушка; приказав придворным возвратиться во дворец, Казимир сошел с лошади, разрешив одному лишь Кохану остаться.

Фаворит был слишком опытным и искусным царедворцем, чтобы следовать за своим господином в комнаты, и уселся в сенях.

Эсфирь ввела короля в большую залу, убранную так же, как в Опочне, заново отделанную, наполненную цветами. Посередине был накрыт стол, уставленный блестевшей золотой посудой, и на нем красовались старинные медные канделябры. У стола было поставлено большое кресло с резьбой и позолотой. Эсфирь в шелках и дорогих кружевах, вся в драгоценных камнях, надушенная какими-то восточными эликсирами, красивее чем когда-либо, вела короля гордая, радостная, счастливая, казалось, совсем не думая о том, что скажут люди об этом вечернем посещении.

Королю все это приключение казалось очень занятным; никакая забота не омрачала его красивого мужественного лица.

Он оглянулся кругом и с удивлением увидел, что в комнате не было никого, кроме старой еврейки, которая, согнувшись, стояла у дверей.

- Я здесь всего в нескольких шагах от замка, - проговорил он, садясь и оглядывая роскошно сервированный стол, - для меня не надо было всего этого приготовлять.

Но Эсфирь своей прелестной, белой ручкой наливала уже вино и, глядя ему в глаза с улыбкой, при которой показывался ряд белых прекрасных зубов, сказала с простодушным кокетством:

- Как я могла не воспользоваться этим счастливым случаем и не угостить моего властелина в том доме, который навсегда сохранит память об этом дне?

Король взял налитый кубок.

- Ты хочешь, чтобы я пил и ел? - воскликнул он. - Садись же к столу со мной!

- Я? Я? - сложив руки и немного отступая с выражением радости и удивления, - ответила Эсфирь, - я, самая незначительная из твоих подданных, я бы посмела? О, нет, властелин мой! Место мое у твоих ног! Слова эти она произнесла так искренне и прочувствовано, с таким выражением глаз и дрожью в голосе, что король вдруг стал серьезен. На мгновение его охватил какой-то страх. Он испугался самого себя и грозящей ему опасности. Но искушение было слишком велико, и он не мог устоять против красоты девушки и побороть впечатления, произведенные на него. Он старался обратить в шутку то, что сказал.

- Ты меня слишком хорошо угощаешь, - почти шепотом сказал он, поднося к устам кубок, - даже и у себя в замке я не нашел бы такого ужина, а в особенности таких блестящих, прелестных глаз. Не забудь, если мне здесь очень понравится, захочу опять придти, затоскую, может быть, что же тогда? Эсфирь внимательно слушала; на ее лице не было ни тени смущения.

- Вы, ваша милость, - ответила она, подумав немного, - у каждого из своих подданных, во всех своих владениях все равно, что у себя дома; что же говорить обо мне, вся жизнь которой принадлежит вам?

- А если бы королю захотелось часто бывать у вас, - возразил Казимир, - что тогда сказали бы люди про вас и про него?

Эсфирь напряженно слушала.

- О короле ничего не посмеют сказать, потому что король выше всего, что говорят, - произнесла она, - а что про меня бы ни сказали, я всем бы гордилась.

- А если б злые люди тебя назвали его... любовницей? - спросил король, краснея и следя за ней глазами.

Эсфирь не опустила глаз, а напротив, все время смотрела на короля, как бы желая ответить раньше взглядом.

- Разве не было бы счастьем и гордостью для меня, - промолвила она, понижая голос, - доставить хоть минуту забвения тому, кому обязана жизнью? Но этого не может быть, ваша милость. Никогда король-христианин не унизит себя связью с дочерью народа, обреченного на презрение и унижение.

Король взволнованный, забывшись, схватил ее руку.

- Эсфирь! - воскликнул он. - Если бы ты хотела?

Он не договорил.

- Могла бы ли я не хотеть такого счастья? - смело ответила дочь Аарона. - Я должна была бы с радостью сделать все, что бы ты мне не приказал, потому что ты мой король; но ты от меня не потребуешь того, что тебя унизит, а меня сделает несчастной. Так, мой властелин, я стала бы счастливой и в то же время несчастной, так как пришлось бы скоро потерять твою любовь. В твоих руках я стала бы игрушкой, которую потом ты бы бросил на землю, а люди начали бы ее топтать...

Казимир опустил глаза, как бы пристыженный.

- Эсфирь, - проговорил он медленно и серьезно, - говорю тебе правду: я бывал в жизни легкомыслен, влюблялся, имел связи, бросал, но никогда еще не встречал такой красоты, как твоя, такого ума и сердца. Ты как бы родилась для великой будущности. Если захочешь быть моей, всегда ею останешься. Я не связал бы ни себя, ни тебя никакой клятвой, лишь королевским словом. Впрочем, может ли такая девушка, как ты, бояться быть покинутой?

Эсфирь в первый раз в продолжение этого разговора опустила глаза; на лице ее выразилось волнение, уста двигались, не издавая звука, как будто ей не хватало сил. Затем медленно, подняв веки, она устремила как бы несколько отуманенный и влажный взор на короля.

- Государь мой, - тихо произнесла она, - не играй так жестоко сердцем твоей верной служанки. Ты смеешься надо мной, этого быть не может!

Король приподнялся с кресла и, все более волнуясь, воскликнул:

- Эсфирь, клянусь моей короной, - это не было шуткой!

Он приблизился к ней, поцеловал ее в лоб и с жаром произнес:

- Жди меня завтра, Эсфирь! Я приду один. Но никто этого не должен ни видеть, ни знать.

Девушка посмотрела на него с удивлением.

- По мне, - проговорила она спокойно, - может весь свет видеть, могут все знать; я не устыжусь своего счастья, буду им гордиться. Король мой и властелин не оттолкнет меня, не допустит, чтобы меня люди опозорили! Король задумался на минуту; растроганный и опьяненный, он подал ей руку и сказал:

- Будь верна мне - я останусь всегда для тебя таким же, как сегодня. Ты сделаешь меня счастливым.

После этих слов он молча направился к выходу, как бы под бременем тяжелых воспоминаний.

Эсфирь проводила его до дверей, поцеловала его руку и отступила, увидев Кохана, ожидающего короля. Фаворит притворился заспанным, хотя слышал сквозь стену весь разговор. Он понял, что его помощь и посредничество на сей раз не понадобятся; это увлечение короля казалось ему совершенно похожим на все прежние, которые ему пришлось видеть, и он по опыту знал, что подобные вспышки Казимира долго продолжаться не могут. Происхождение Эсфири не давало повода рассчитывать на прочность связи; правда, она превосходила всех своих предшественниц красотой и молодостью, но Рава знал, что они скоро проходят, а на ум, характер и тактичность девушки он не рассчитывал.

Казимир против своего обыкновения не стал откровенничать с ним, а спросить его Кохан не смел.

Прошло несколько дней. По городу разнеслись слухи, что у короля новая любовница, и что это еврейка.

Легко догадаться, с каким возмущением стали говорить об этом и как негодовало духовенство. Факт казался несомненным, свершившимся; о нем все говорили, передавали друг другу разные сплетни, выдавая их за достоверные известия; некоторые, однако, этому не верили. Никто никогда не видел короля приезжающим или уезжающим от Эсфири. Она сама тоже нигде не показывалась.

Однако слухи с каждым днем росли и подтверждались отчасти истинными, отчасти вымышленными рассказами. Старшие придворные, ближе стоявшие к королю, начали сильно беспокоиться. Их подбивали, чтобы они повлияли на Казимира и постарались тем или иным способом оторвать его от этой унизительной для него связи.

Но никто не решался этого сделать, так как всякий, знавший его близко, был научен опытом и убедился, что король в своей частной жизни не любил следовать чьим-либо советам. Многие нападали на Кохана, считая его виновником всего, но он клялся в противном.

Ксендз Сухвильк, узнав об этих слухах, отправился к Вержинеку.

Последний, хотя и ближе всех стоял к королю, будучи его казначеем, советником, однако обо всей этой истории он тоже ничего не знал. Впрочем, он настолько был снисходителен к слабостям своего пана, что находил естественной всякую его прихоть и одобрял все, что бы тот ни сделал.

- Вы бы с ним об этом поговорили, - произнес Сухвильк, - у него много недругов, и вот он сам увеличивает их число. Духовенство до сих пор смотрело сквозь пальцы на все его слабости и увлечения, но это уж слишком унизительно!

Вержинек, изучивший хорошо характер Казимира и знавший, что никакое вмешательство не поможет, покачал головой и тихо сказал:

- Отец мой, я ничего не знаю и не слишком верю слухам, потому что про короля многое выдумывают; но если бы даже это было правдой, так ведь мы тут ничем не поможем - он не обратит внимания на то, что о нем станут говорить. Если и есть способ, то другой.

- Какой же? - строго спросил Сухвильк.

- Знаю я этих евреев, - ответил Вержинек, - хотя им, пожалуй, следовало бы гордиться, что король из их племени выбрал себе любовницу; но я уверен, что им это будет досаднее, чем всем тем, которые за это бранят короля. Достаточно будет поговорить с Левко, чтобы узнать всю правду и, быть может, предотвратить зло. Поеду в Величку.

В тот же день вечером Вержинек был у Левко.

Последний, по обыкновению, был занят делами и счетами и тотчас же завел разговор о складе соли, находившемся в Кракове. По лицу его и расположению духа нельзя было заключить о какой-либо заботе или печали. Он очень любезно принял своего краковского гостя и старался снискать его расположение, потому что король, хотя и благоволил к Левко, но Вержинек был слишком влиятельным лицом, и было опасно вызвать его нерасположение. Поздно вечером, когда они остались одни, гость начал откровенный разговор.

- Ничего нового вы не слыхали о дочке Аарона, Эсфири?

Левко внимательно посмотрел на своего гостя.

- Об Эсфири? - воскликнул он. - Другой такой отчаянной женщины не найти среди евреев, и дай Бог, чтобы никогда подобных не было! Не вспоминайте о ней, она очень огорчает меня и всю нашу семью.

Вержинек, немного помолчав, медленно произнес:

- В городе поговаривают, будто она стала королевской любовницей.

Левко вскочил, как ужаленный, и всплеснул руками. Он стоял некоторое время, как ошеломленный, и не мог проговорить ни слова, глаза его испуганно блуждали.

- Этого не может быть! - воскликнул он. - Я для короля охотно пожертвовал бы жизнью, но этого он не мог бы пожелать, да и девушка не согласилась бы. Она сумасбродна, но горда. Про нее все можно было бы сказать, но легкомысленной она никогда не была.

- Так говорят, хотя я этому не верю, - произнес гость. - Однако, что-нибудь дало же повод к этим сплетням.

- Вы ведь знаете, что король спас ей жизнь и вспомнил о ней, -продолжал Левко, как бы погруженный в свои мысли, - да и когда я на днях с ним разговаривал, он спросил меня о ней.

При воспоминании о расспросах короля относительно Эсфири лицо его стало мрачным, брови сдвинулись.

- Вспоминал о ней, - прибавил он тише.

Левко начал ходить по комнате с беспокойным видом.

- Я этому не верю, - произнес он, - но надо будет узнать правду; завтра же поеду. Девушка не умеет лгать.

- Ну, а если б во всех этих слухах была хоть доля правды, - спросил его Вержинек, - как вы предполагаете поступить?

Еврей, скрестив руки на груди, остановился молча перед ним.

- Если б это было правдой? - повторил он взволнованно и вдруг замолчал.

Видно было, что в нем происходит какая-то внутренняя борьба: лицо попеременно то краснело, то бледнело, из груди вырывались вздохи.

Вержинек долго ждал ответа: еврей, видимо, не торопился и что-то обдумывал. Наконец, он остановился снова перед гостем.

- Трудно ответить на ваш вопрос, - начал Левко с грустной улыбкой. -Знаете ли вы, что такое вечно странствующий еврей? Помните ли вы убийства и преследования, которым еще так недавно нас всюду подвергали? Горькими слезами нам следовало бы оплакивать наш позор, если бы...

Тут он остановился и в упор посмотрел на своего собеседника.

- Я проклял бы эту девушку, - произнес Левко, - но, если она, как новая Эсфирь сможет приобрести милость короля для всего нашего народа, то не думайте, что я поколебался бы пожертвовать ею для блага своего племени! Вержинек на это ничего не ответил.

- Это было бы большим несчастием и вместе с тем большим счастьем. Эта женщина дьявольски умна; ее ум мог бы пригодиться. Она хороша, молода, король мог бы сильно к ней привязаться.

К концу речи голос Левко совсем упал, на глазах показались слезы.

- Да, женщина все может, - продолжал он, как бы разговаривая сам с собою. - Кто знает? Это было бы страшно тяжело для нас, но вы ведь слышали и читали, что мужчины отдавали свою жизнь для народа, почему же женщине не пожертвовать для него тем, что дороже жизни?

Вержинек ничего не ответил.

- Но если еще нет ничего, - воскликнул Левко, - то пусть и не будет! Я, я сам увезу ее, запру, но если это уж совершилось, я скажу ей - будь для своего народа Эсфирью, и мы простим тебе твой позор.

На следующий день они вместе отправились в Краков. Левко велел остановиться возле дома, в котором жила Эсфирь. Он не хотел ни видеться, ни советоваться с кем-либо, пока сам не переговорит с нею. С торжественным видом опекуна и судьи он вошел в комнату. Эсфирь, видевшая как он подъехал, поднялась навстречу к нему.

В ней нельзя было заметить никакого замешательства и тревоги при виде этого человека, который молча и грозно подошел к ней.

Она была одета богато и со вкусом, на лице отражались счастье и гордость. Приветствие с ее стороны было крайне холодным; она как бы догадывалась о предстоящем неприятном объяснении.

- Эсфирь! - произнес Левко каким-то деланным, не своим голосом; он знал ее еще ребенком и обыкновенно говорил с ней иначе. - Эсфирь! Я прихожу к тебе не как Левко, твой родственник и опекун, но как судья, как один из старейшин нашего рода. Скажи мне всю правду!

- Я никогда еще не унизила себя ложью, - спокойно ответила девушка, -спрашивай.

- Король... - начал Левко, пристально, глядя на нее. - Что это в городе рассказывают о тебе и о нем? Может ли это быть?

- Что рассказывают? - переспросила холодно девушка.

- Тебя называют его любовницей...

Он взглянул на нее пронизывающим взглядом; она не опустила глаз. Оба молчали, хотя, по-видимому, у девушки ответ был наготове.

- Король спас мне жизнь, - медленно произнесла она, - и он может распоряжаться этой жизнью и мной.

Из груди Левко вырвался стон.

- Так ты признаешься? - воскликнул он.

- Король полюбил меня, - говорила девушка, - а он может многое сделать для нашего народа. Я к нему почувствовала любовь и уважение.

Она опустила голову и развела руками. - Я ничего не отрицаю! Я горжусь этим! Левко плюнул и отступил на несколько шагов. Он сделал над собой усилие, чтобы сдержать себя и не произнести тут же проклятие. Девушка гордо и спокойно смотрела на него. Отойдя на несколько шагов, еврей бросился в кресло и закрыл руками лицо. Он оплакивал унижение и позор своей крови, но ни слова не произнес.

Эсфирь приблизилась к нему.

- Левко, успокойтесь, - промолвила она, - если в этом и есть позор, то он падает на меня одну, но я осталась верной дочерью Израиля; вы меня оторвать от него не можете, ибо вам пришлось бы опасаться его мести. Не плюйте на женщину, которая, быть может, облагодетельствует весь наш народ! Левко молчал, продолжая сидеть в том же положении. Наконец, он превозмог себя, открыл лицо и встал.

- Не стану тебя проклинать, - произнес он, - пусть Бог нам будет судьей! Ты держишь в своих руках сердце короля. Не бросай же его. Ни одна женщина не умела до сих пор привязать его к себе, не упускай его, удержи навсегда. Этим ты только заслужишь наше прощение.

- Прощение? - гордо повторила девушка. - Вы должны меня благодарить, а не прощать.

Левко опустил голову, как бы побежденный. Строгое выражение лица, с которым он явился сюда, мало-помалу пропадало. Он все больше превращался в еврея, считающего барыши от принесенной жертвы.

Эсфирь следила за этой переменой, как будто заранее была в ней уверена.

- Король тебя любит, - медленно начал Левко, - делать нечего, если оно так случилось. Кто знает? Быть может, это твое назначение. Сделай же так, чтобы он тебя горячо любил, будь для него всем, пусть он найдет в тебе то, что искал всю жизнь! Если он тебя бросит...

- Не бросит меня, - прервала Эсфирь. - Те, которых он брал и скоро покидал, не любили его так, как я. Он знает, что мое сердце принадлежит ему. Те любили его ради почета, богатства, власти, а я люблю в нем человека, а не монарха; но как король и владыка, он станет милостивым и для всего моего народа!

Левко слушал, наклонив голову. Он чувствовал, что стоящая перед ним женщина овладела сердцем короля не только благодаря своей красоте, но и уму, который проглядывался во всех ее словах.

Что же еще мог он сказать? Накинув плащ он уже собирался уходить, но Эсфирь его задержала.

- Левко! - сказала она. - Наши хотели придти ко мне, но я перед всеми закрыла дверь и тебя лишь одного впустила. Ты человек умный. Защити меня перед ними; скажи им, чтобы они меня не проклинали и не отталкивали от себя, чтобы напрасно не старались удалить меня от короля. Не принуждайте меня разорвать те нити, которые меня соединяют с вами. И не заставляйте меня уйти от вас.

Левко лишь кивнул головой, как будто ему трудно было выговорить слово, и молча вышел. Очутившись на улице, он остановился в колебании, не зная куда пойти: к своим или к Вержинеку. Сначала он отправился к краковскому раввину.

Вержинек, постоянно занятый торговыми и городскими делами, прождал его до вечера. Когда Левко вошел, он по его изменившемуся сморщенному лицу сразу догадался, что слухи оказались верными. Он не стал расспрашивать и ждал. Левко трудно было произнести слово, которого он все еще стыдился. Они долго так просидели, лишь изредка обмениваясь короткими замечаниями о посторонних вещах, мало их интересовавших; один ждал вопроса, другой хотел услышать весть, но сам не спрашивал, не желая задеть больное место своего собеседника.

Они грустно смотрели друг на друга. Наконец, Левко поднял руку, ударил ею о другую и при этом вздохнул.

- Значит правда? - почти шепотом спросил Вержинек.

Еврей только кивнул головой.

- Если это так, - произнес хозяин дома, - то берегитесь препятствовать королю, вы его этим только восстановите против себя. Не предпринимайте ничего, не ропщите. И вы заслужите его расположение.

- Только, ради Бога, не невольте меня идти к нему ни сегодня, ни завтра, - отозвался Левко, - он по моему лицу догадался бы о скорби и о том горе, которое он причинил мне. А разве мы можем ему препятствовать? Можем ли негодовать? Мы? Которые за причиненные нам срам, за наше поношение, должны низко кланяться ему и быть благодарными.

Горькая улыбка искривила его лицо.

- Свершилось, делать нечего!

На другой день утром к Вержинеку пришел Сухвильк, который из всего, что слышал в королевском дворце, заключил, что эти прискорбные слухи были на чем-то основаны. Опечаленный, он пришел услышать подтверждение.

- Так правда то, что говорят? - спросил ксендз Ян.

Вержинек был подготовлен к подобного рода вопросу.

- Правда или неправда, - ответил он, - нам, верным слугам короля, непристойно знать то, что он от нас скрывает. Пока король мне не скажет: выплати из имеющихся у тебя арендных денег такую-то сумму Эсфири, пока он ее не признает, до тех пор я ничего не вижу и ни о чем не знаю.

- Но я-то не могу притворяться и делать вид, что ни о чем не знаю, -возразил ксендз Сухвильк. - На меня и так нападают, что я на все сквозь пальцы смотрю, что же скажут теперь, если я буду молчать?

- Вы можете ответить, что не считаете себя вправе допытываться у короля, - произнес Вержинек.

- Нет! - воскликнул Сухвильк, - пускай он на меня рассердится, я не боюсь, я должен сказать ему то, что велит мне моя совесть!

- И все это ни к чему не послужит, - рассмеялся краковский советник, - он только упрямее станет. Хуже всего - преувеличивать опасность и из мухи делать слона.

- Так по-вашему, это пустяки! - с негодованием воскликнул Сухвильк. -Кто знает, какое влияние эта женщина может иметь на него? Говорят, что у нее совсем не женский ум.

- Про нее ничего плохого не говорят, - тихо сказал Вержинек.

- Вы его защищаете? - спросил ксендз Ян.

- Не стану его осуждать, - ответил советник.

Оба замолчали. Вержинек старался любезностью и хорошим приемом умилостивить нахмуренного прелата, но тот вскоре попрощался с ним, заметно недовольный и озабоченный.

Вечером король ужинал в обществе своих самых близких людей. Рядом с ним сидел ксендз Сухвильк и Вацлав из Тенчина; в числе гостей был и владелец Мельштина.

Король был в хорошем расположении духа, и редко случалось видеть его таким веселым и счастливым, как в этот день; он подстрекал других к веселью, и казалось, он хотел, чтобы и другие разделили его радость. Заметив озабоченное, странно суровое выражение лица Сухвилька, резко выделявшееся среди этой веселой обстановки, король несколько раз попытался завязать с ним разговор.

Ужин протянулся долго. Когда Казимир встал, и свита последовала во внутренние покои, Сухвильк тоже пошел за ним. Все остальные поняли, что им следует удалиться.

- Хотя, быть может, теперь, время неподходящее для объяснений, -сказал Сухвильк, оставшись наедине с королем, - но моя привязанность к вам не позволяет мне дольше молчать.

Казимир повернулся к нему и ждал продолжения.

- Мне кажется, что вы не можете меня упрекнуть в том, что я когда-нибудь вмешивался в дела, относительно которых вы не спрашивали моего совета, но сегодня...

- Продолжайте, прошу вас, - прервал король.

- Оскорбительные для вашего величества слухи носятся по всему городу, - говорил ксендз, - и, кажется, они не без основания. Милостивый король, возможно ли это? Эта Эсфирь?

- Что же Эсфирь? - перебил король. - Разве она живет во дворце? Разве я намерен сделать ее королевой? Неужели мне уж нельзя быть человеком?

- Ваши враги, милостивый король...

- Я думаю, - со смехом ответил король, - что я им доставил громадное удовольствие, дав им в руки такое оружие против себя!

Он пожал плечами.

- Ее происхождение... - начал было ксендз Ян.

- Нисколько не помешало ей быть самой красивой женщиной в мире, -живо прервал король. - Я слабый, грешный человек, и я этого не таю. Пускай бросают в меня камнями, я привык к таким ударам.

Ксендз Сухвильк стоял молча; в глазах его выражалась мольба.

Казимир подошел к нему и, обняв его, сказал:

- Отец мой, оставьте все это моему духовнику, прошу вас.

Ксендз тяжело вздохнул и, ни слова не сказав больше, вышел из королевской спальни.

Казимир тотчас же позвал Кохана, велел подать себе плащ, приказал ему следовать за собой, не сообщая ему, куда направляется.

Было поздно, но, несмотря на это, сквозь щели ставень в доме Эсфири можно было различить свет. Красавица-хозяйка, одетая с роскошью, которую она так любила и которая шла к ней, давно уже поджидала короля. На столе, по обыкновению, были расставлены кушанья и напитки, излюбленные королем, даже аромат в комнате был сообразован с его вкусом. Эсфирь, руководимая инстинктом любящих сердец, с помощью которого угадывается всякая мелочь, могущая доставить удовольствие любимому человеку, старалась, чтобы время, проведенное с нею королем, было для него приятным роскошным отдыхом. Даже в выборе платья она всегда считалась с вкусом своего возлюбленного, обращая внимание на его похвалу и совет.

Казимиру она казалась всегда прелестной, но он любил, чтобы она наряжалась, находя, что таким образом ее красота рельефнее выделяется, и он с каждым днем открывал в ней новые достоинства.

Эсфирь заботилась также о духовной пище для короля, стараясь, чтобы беседа с ней не утомляла его, а была бы ему развлечением и отдыхом. Она охотно читала разные поэтические легенды и передавала их Казимиру с наивностью и детским увлечением. Некоторые из них содержали в себе мысли, подобранные, быть может, не без цели. Хотя ей бывало иногда грустно и больно, но она пересиливала себя и улыбалась, стараясь казаться веселой и беззаботной; король ее никогда не видел недовольной чем-нибудь, а главное - она никогда ничего не просила для себя, и это было лучшим средством получить от него все.

Казимира, как вообще людей с подобным характером, отталкивало попрошайничество, а молчание вызывало в нем стремление узнать скрытые мысли и желания.

Поступая таким образом и горячо благодаря за самый маленький подарок, Эсфирь в течение нескольких дней получила от короля больше, нежели другие в течение многих лет.

Драгоценные камни, дорогие материи, жемчуга, парча, серебро - все это тайком перевозилось к ней. Эсфирь надевала на себя драгоценные украшения, расставляла подарки на видных местах, восхищалась ими и каждый раз восторженно бросалась к ногам короля и благодарила его.

Чародейка обладала даром заставить к себе привязаться, умела властвовать, притворяясь послушной, и разжигала страсть Казимира, постоянно предоставляя новые доказательства своей любви; никогда еще в жизни он так горячо не любил ни одной женщины. Он стыдился своей страсти, упрекал себя, но все это не помогало, и она овладевала им все больше и больше, так что даже Кохан заметил вскоре, что он ошибся, рассчитывая, что эта связь долго не продержится.

В этот день Эсфирь встретила Казимира при входе так же тепло и ласково, как и раньше, но сквозь ее веселость пробивалось какое-то скрытое беспокойство...

Король заметил это, когда она села около него и посмотрела на него какими-то как бы затуманенными глазами.

- Что с тобой сегодня? - спросил он.

- Сегодня я так же счастлива, как всегда, - быстро ответила она, наливая ему кубок и грациозно подавая его своей белой рукой. - Обо мне не заботься, господин мой, отдыхай у меня, пользуйся жизнью, забудь хоть на время о тяжелой твоей короне. На то я раба твоя, чтобы усладить тебе хоть один час после усиленной работы.

- Никогда в жизни я не проводил таких счастливых моментов, как с тобой, - сказал Казимир, - и, хотя завистливые люди хотят омрачить это счастье...

Король не договорил, принял кубок из рук очаровательной хозяйки и поцеловал ее в лицо.

- Но ты что-то сегодня печальна? - спросил он.

- У меня нет никакого повода печалиться, - возразила Эсфирь, - и я не хотела бы говорить о чем-либо грустном с моим властелином, но сегодня приходится.

Сказав это, она встала. Казимир с беспокойством смотрел на нее; лицо ее стало серьезно, брови немного сдвинулись.

- Неужели эти люди осмелились сделать тебе что-нибудь неприятное? -спросил король.

- Это не то, - ответила она улыбаясь, - на это я не жаловалась бы. При таком счастье, как мое, какое значение может иметь неудовольствие, причиненное людьми? Было бы даже несправедливо жаловаться на это.

- Что же, наконец? - настойчиво допытывался Казимир.

Эсфирь села и медленно стала говорить, обдумывая каждое слово и внимательно следя за королем, какое это на него произведет впечатление.

- Наш народ рассеялся повсюду. В твоем государстве нет города, нет местечка, где бы не было моих бедных соплеменников. Люди, поставленные в такие, как и мы, условия, чтобы защититься от мучений и преследований со стороны других, должны крепко держаться друг за друга. Мы узнаем один от другого, что где происходит, мы часто получаем более верные сведения и гораздо скорее, чем вы и ваши чиновники, которые должны были бы все знать. Король внимательно слушал.

- Господин мой, - прибавила Эсфирь, приближаясь к королю. - Вы обогатили и возвысили Мацека Борковича. Можете ли вы ему вполне верить? Уверены ли вы в том, что он ничего не замышляет против вас?

Это первое вмешательство Эсфири в государственные дела изумило короля и произвело на него неприятное впечатление.

- Разве ты что-нибудь знаешь про него? - спросил он.

- Наши говорят, что этот, на вид послушный и преданный человек, что-то задумывает против вас, - продолжала Эсфирь. - Он созвал великопольских землевладельцев, и почти все они присягнули и письменно обязались пойти вместе с ним.

- Да, я знаю об этом, - возразил король, - но это не заговор против меня направленный, так как в договоре, который они с ним заключили, написано, что все они останутся мне верными.

Эсфирь улыбнулась.

- Так разве нужно было бы все это писать, если бы не хотели этим прикрыть какие-то другие планы? - спросила она, глядя на короля. - Люди опытные и проницательные утверждают, что этот союз заключает в себе самое опасное предательство. Я лишь глупая женщина и всего этого не понимаю, но у нас есть умные люди, и они говорят, что Мацек Боркович изменник и очень опасен, потому что он льстит и держится в стороне.

Казимир задумался; Эсфирь медленно продолжала:

- Я не от себя лично говорю, но повторяю совет умных людей: берегитесь этого человека. Вы желаете из всех земель составить одно государство. Мацек хочет оторвать Великую Польшу и править ею, став к вам в ленные отношения как Земовит в Мазовии.

Заметив удивление на лице слушателя, она взяла его руку и поднесла ее к устам.

- Повелитель мой! - произнесла она. - Мне все эти дела чужды, мой ум не может разгадать таких тайн, но среди нашего племени много умных людей, которые глубоко видят. Они скрываются и молчат, потому что для них опасен и сам их ум. Вот эти-то умные люди и говорят тебе через меня. Остерегайся Мацека Борковича.

Казимир молча, терпеливо все выслушал и задумался. С грустной улыбкой он сказал:

- Совет, быть может, и хорош... Кому надо управлять страной и охранять ее, тот должен быть всегда осторожным. Совет хорош, но, дорогая Эсфирь, я предпочел бы услышать его от друзей, а не из твоих уст, которые, казалось бы, созданы затем, чтобы услаждать слух приятными лишь звуками.

- Да, это правда! - шепотом произнесла Эсфирь. - Да, мой властелин, я это сама чувствую, но сердце мое дрожит, когда я слышу, что моему любимому повелителю может угрожать опасность. Могу ли я молчать? Я и мои братья, которым ты дал и даешь приют в твоей стране, все мы тебя очень любим, и они-то говорят моими устами.

- Мацек Боркович! - воскликнул король. - Да, он силен сам по себе и через меня, потому что я ему дал власть там, где она ему нужна была для поддержания порядка. Но точно так же, как я его возвеличил, сумею его и уничтожить. Да, - прибавил король хладнокровно, - но для этого нужно чего-нибудь больше, чем подозрения и голословные обвинения. Надо ждать... - И хорошенько смотреть! - прервала Эсфирь.

Это предостережение не осталось без последствий. Казимир возвратился в замок озабоченным и на следующий день послал Добка в Познань к Вержбенте с приказанием, чтобы последний приехал, но никому не сказал бы, куда он отправляется и что король его к себе потребовал.

К тому времени прибыл в Краков милый и всегда желанный для короля гость, вполне преданный ему Богория, архиепископ гнезнинский. Прозорливые люди втихомолку поговаривали, что будто его тайно вызвал его племянник, ксендз Сухвильк. Король всегда был рад его приезду, и их взаимные отношения всегда были самые теплые и дружеские; никаких недоразумений между ними не случалось. Богория был всегда снисходителен, а король был за это ему сердечно признателен. Этот, в свое время строгий и энергичный пастырь, если дело касалось любимого короля, был поистине для него отцом, так как умел говорить с ним с такой родительской лаской, что самые трудные вопросы у них обыкновенно решались к согласию и удовольствию обеих сторон. Богория, прибыв в Краков, первым делом отправился во дворец к королю и уведомил его, что приехал для переговоров с краковским епископом относительно спорных владений и церковного обложения в обеих епархиях. Король опасался, что пастырь начнет говорить об Эсфири, но тот даже в самых интимных разговорах ни одним словечком не дал ему почувствовать, что знает о ней, и король был ему за это очень благодарен.

Между тем, Бодзанта ни перед кем не скрывал своего негодования.

- Я простил бы ему и десять наложниц, - говорил он, - но такого соблазна не могу потерпеть. По нашим церковным уставам евреи не имеют права держать слугу христианина, а тут сам король пошел к ним на службу. Неудивительно, если он после этого подарит еще новые права им после того, как они выклянчили уже себе некоторые у Болеслава Калишского; настанет время, когда нам придется опасаться их, а не им нас!

Без ведома короля под различными предлогами были созваны отовсюду влиятельные люди и дворяне. На третий день по приезду архиепископа у него собрались: Збышек - краковский настоятель, кастелян Спытек, Ян Наленч -краковский вицеканцлер и еще некоторые другие знатные лица. Ксендз Сухвильк, вместо своего дяди исполнял обязанности хозяина.

Все собравшиеся были известны своей преданностью и любовью к королю; один лишь Бодзанта со времени истории с Баричкой, хотя и помирился с королем, однако, был с ним холоден и как бы несколько неприязненен. Излагать в чем дело не представлялось надобности. Архиепископ, вздохнув и воздев руки, первый произнес:

- Это Господь нас карает. Король наш горяч, как все Пясты, и многое надо ему простить.

Бодзанта стремительно поднялся с места и с жаром перебил говорящего: - Мы уже достаточно прощали! Мой славный, неустрашимый ксендз Марцин пал жертвой! Вместо исправления, сами видите, что случилось. Потеряв стыд, он взял любовницу из поганого племени, одно прикосновение к которому уже оскверняет человека. Какое уважение после этого будут иметь к нашей короне? Необходимо пригрозить ему проклятием! - быстро прибавил он. - Да, проклятием! Тут необходимы строгие меры, нашей снисходительностью мы сами довели его до этого. Сухвильк встал. - Позвольте мне сказать одно слово, - сказал он. - Я знаю короля не с нынешнего дня, знаю его характер, хорошие и дурные стороны. Как и в той несчастной истории с покойным ксендзом Баричкой, так и теперь вы не повлияете на короля ни проклятиями, ни угрозами, этим вы ничего не достигнете и заставите его бороться с вами.

- Так как же, по-вашему? - накинулся на него Бодзанта. - Значит, сложить руки, ничего не видеть, молчать и терпеть?

Сказав последние слова, он насмешливо поглядел на всех.

Богория, терпеливо слушавший все время, медленно начал:

- Мне кажется, тут иначе надо действовать. Король давно уже горюет, что не останется после него мужского потомка. Он не стар, жены не имеет. Надо ему дать молодую, красивую жену, к которой он мог бы привязаться, тогда он бросит свою теперешнюю любовь.

Спытек и все остальные сочувственно отнеслись к предложению архиепископа; между ними не было сторонников венгерского дома.

- Именно так надо сделать, как предлагает наш архипастырь, - произнес Спытек, выступая вперед; из всех светских лиц, находившихся здесь, он был самый старший по чину. - Иначе, пожалуй, не уймется его пылкая натура, -прибавил он.

Бодзанта, сидевший рядом с архиепископом, услышав эти слова, взволнованно поднялся с места и проговорил:

- Мы не сумеем этого сделать, несмотря на все наше желание. Я уважаю помазанника Божьего, но должен сказать правду: про него худая слава идет. Ни один отец не отдаст за него своей дочери из боязни, чтобы ее не постигла участь Аделаиды, которая должна была уступить свое место Рокичане. Никакая княжна не пойдет за него, а для королевы не только нужна молодость и красота, но и знатность рода, чтобы нам не пришлось краснеть за ее происхождение.

- Я с этим не согласен, - возразил Богория, - и ручаюсь, что мы найдем княжну. При Казимире наше королевство стало таким, каким оно никогда не было - большим и сильным государством. Надеть такую корону на свою голову - чего-нибудь да стоит.

- Княжну-то мы найдем, - промолвил Спытек, - лишь бы он согласился на этот новый брак.

- А зачем он ему? - возразил Бодзанта. - Он давно уже отказался от надежды на сына. Справедливый Бог его наказывает за смерть моего благочестивого Барички. Он сам отлично знает, что от любовниц будет иметь сыновей, но от жены Господь не даст ему их.

- Бог милостив, - прервал серьезно архиепископ. - Я не теряю надежды... Об этом мы все будем молиться и вы, брат мой, - обратился он к Бодзанте, который сдвинул брови и бормотал:

- Пусть раньше заслужит это, за связь с жидовкой он подлежит церковному отлучению.

Все замолчали.

- Мне кажется, - сказал Спытек, - что если бы мы все стали просить об этом короля, то он согласился бы на новый брак.

- Раньше вы найдите княжну, которая захотела бы пойти за него, -язвительно проговорил Бодзанта. - Вы нигде такой не найдете.

- Полагаю, - ответил архиепископ, - что не наше дело подыскивать и навязывать ему невест. Попросим его, чтобы он женился и избрал себе жену по сердцу.

- Но сердце-то его в когтях жидовки! - рассмеялся Бодзанта.

- Я думаю, что его тянет к ней не сердце, но страсть и плотская любовь, - сказал Сухвильк.

- Говорят, что она не глупа, - злобно подшучивая, сказал Бодзанта. -Когда при красоте да еще и ум окажется, то трудно с этим бороться.

Среди совещающихся снова наступило молчание.

Богория, ничуть не смущенный возражениями, которые он выслушал, снова вернулся к своему предложению.

- Мы все пойдем к нему, - произнес он, - но не затем, чтобы делать выговор и угрожать, а упрашивать будем его. Нам желательно иметь короля, в котором текла бы кровь наших Пястов, поэтому пускай он женится. Станем служить молебны, Господь уже не раз творил для нас чудеса.

- Но не для тех, кто попрал Его права, - возразил Бодзанта. - Милостивые государи, - тут он обратился к Спытку и к светским, - делайте, что хотите. Можете пойти просить, а я не пойду. Я могу молиться о наведении его на путь истины, но, пока он погряз в грехах, я от него отворачиваюсь так же, как Бог и святые покровители нашего королевства отвращают свой лик. Со времени смерти Барички Бог нас беспрестанно карает и бичует мором, гладом и наводнениями, а между тем, до сих пор не уничтожил закоснелости в грехах; чем же мы тут поможем? Остается поступить так же, как Бог, и во имя Его бичевать и суровостью направлять к покаянию. - Хоть с начала-то попробуйте испытать более мягкие средства, - произнес Сухвильк. - Когда терпение и снисходительность исчерпаются...

- Они давно должны были исчерпаться, - сказал Бодзанта.

Богория, как бы не слышал этого разговора и продолжал развивать свою мысль:

- Пойдем к королю...

Тут Сухвильк, дав знак дяде, возвысил голос.

- Для того, чтобы этот шаг увенчался успехом, - произнес он, -следует раньше обдумать, идти ли нам к нему всем вместе, или же поодиночке при всяком удобном случае говорить ему об этом? Король не терпит какого бы то ни было принуждения, которое производит на него обратное действие. Всякий из нас, руководимый любовью к нашему королю и его дому, может и обязан упрашивать его об этом. Все эти отдельные голоса, вместе взятые, произведут действие.

Бодзанта пожал плечами.

- Господа, - произнес он насмешливо, - ручаюсь вам, что, пойдете ли вы все вместе или каждый отдельно, король завтра же будет знать о том, что это решено всеми сообща!!

Ксендз Сухвильк, приняв эти слова на свой счет, покраснел и сказал:

- Ни я, ни ксендз Збышек, ни наш краковский кастелян об этом ему не скажем, а наш епископ, - он указал на Бодзанту, - не пошлет к нему во дворец донесения об этом.

Бодзанта рассмеялся.

- Я не знаю, кто ему передаст и кто всегда ему передает, но знаю только то, что король всегда осведомлен о том, что ему знать не надлежит. - А о чем же королю в своем королевстве знать не следует? - спросил ксендз Сухвильк.

Епископ грозно взглянул на него.

- Вы распространяете пагубное учение! - воскликнул он. - Вы хотели бы, чтобы король в своем государстве один был властен, а мы, духовенство, были его слугами! О том, что мы делаем и предпринимаем, ему не следует знать, и он не должен вмешиваться!

Богория, который все это время молча вертел большой перстень в руке и задумчиво куда-то смотрел, произнес:

- Король признает и уважает власть духовенства и церкви.

- Однако он Баричку велел утопить! - сказал Бодзанта.

- Нельзя в этом его обвинять.

- Как же нельзя, коли он защищал убийц! - кричал непримиримый Бодзанта.

- Ведь с этим злополучным делом уж давно покончили, - произнес Сухвильк.

- Но его не забыли! - живо произнес Бодзанта, - и память о нем никогда не умрет. Кровавого пятна не смоешь.

- Христос велел нам прощать, - сказал архиепископ.

Разгневанный Бодзанта умолк. Вскоре он сделал вид, что хочет уйти, но архиепископ задержал его.

- Нам надо, чтобы и вы согласились, - сказал он, - дайте себя уговорить.

- Здесь вы глава, - с задором ответил Бодзанта, - хотя в моей епархии я пастырь. Что порешите - я противиться не стану, но я не могу изменить своего мнения.

Сказав это, он стал прощаться. Богория, взяв его под руку, проводил с почетом до передней. Все прочие остались и некоторое время молча сидели. С уходом Бодзанты у них как бы бремя скатилось с плеч.

Первым начал говорит Сухвильк.

- Хотя наш пастырь придерживается других взглядов, чем мы, но я уверен, что если с Божьей помощью нам удастся достигнуть того, что мы порешили, он не будет противодействовать и присоединится к нам. Он все еще не может простить королю прежнюю обиду, но он сдастся, наконец.

- И я тоже надеюсь на это, - подтвердил архиепископ, охотно соглашавшийся с мнением своего племянника.

Спытеку и всем остальным нечего было говорить: они охотно приняли проект королевского брака и все те средства, которые могли привести к его ускорению. А так как Сухвильк, который лучше всех знал короля, советовал воздействовать на него в одиночку, то его предложение, как наиболее соответствующее, и было принято.

Богория должен был первым переговорить об этом с королем, а так как он не мог долго оставаться в Кракове, то поехал на другой же день во дворец. В это время там как раз происходила постройка нового здания, и король так интересовался работами, что сам ежедневно все осматривал и обо всем расспрашивал.

Дворец, первоначально построенный еще при отце и затем увеличенный в своих размерах, Казимир хотел сделать если не таким, какой вполне соответствовал бы его большому королевству, то, по крайней мере, сообразно со своим вкусом.

В нем не было удобного помещения для самого короля и достаточного количества больших комнат для приема почетных гостей.

Казимир мечтал о таком дворце, какие видывал в Праге, Будапеште, Вышеграде венгерском, и о таких, которые, по рассказам Вацлава из Тенчина, имелись в иных европейских столицах. Но для этого недоставало каменщиков, строителей, резчиков и других мастеров, которых приходилось выписывать из-за границы. Пришельцы эти, находя достаточно работы в Кракове и в других городах, по большей части оставались жить в стране, и местная молодежь училась у них разным искусствам; король радовался, что не одни чужестранцы работают при его постройках.

Казимир всегда охотно разговаривал с рабочими и мастерами. Поэтому его обвиняли в пристрастии к пришельцам, в особенности, к немцам, которых он слишком много привлек в страну; но он это сделал из любви не к ним, а к стране, в которую они принесли то, в чем она нуждалась.

Когда Богория приехал в замок, Добек Боньча сообщил ему, что король находится при постройке, и предложил провести его туда. Но не успели они сделать несколько шагов, как увидели приближающегося к ним короля, который радостно приветствовал своего любимого пастыря. Казимир был ему благодарен за то, что он до сих пор еще ни разу ни единым словом не обмолвился об Эсфири, хотя по своему положению он мог бы это сделать.

Они вместе вошли во дворец.

- Слава Богу, - произнес архиепископ, - это наше старое гнездо все роскошнее становится. Дал бы Бог, чтобы оно возвеличилось и украсилось нам на радость. Но непристойно королю жить в нем одиноким.

- Не моя вина в том, что я остался один, - со вздохом сказал Казимир, - вам известна вся моя жизнь с ее горестями и неудачами. Слишком поздно ее начинать сначала!

- Поздно? - спросил, садясь, Богория. - Но вы, ваша милость, еще молоды!

- Мне предсказано, что я не оставлю потомка! - прибавил король грустно.

- Бессмысленное пророчество! - прервал архиепископ. - Разве кто-нибудь знает мысли и решения Божьи?

Король задумчиво опустил голову.

- Мы все, которые умеем любить и ценить наших королей, - говорил Богория, - молимся и искренно желаем, чтобы все эти предсказания оказались ложными. Не след вам оставаться вдовцом, не имея наследника... Ведь это добровольное отречение от всякой надежды! В вашем государстве находятся такие люди, которые желали бы видеть на пястовском троне Людовика, вашего племянника... Хотя и в нем есть доля этой дорогой для нас крови, но мы то еще не отказались от сладкой надежды, что вы откажете корону своему собственному сыну!

Говоря это, Богория смотрел на короля, который сидел, опустив глаза и нахмурившись, не говоря ни слова; казалось, что этот разговор задел затаенное больное место короля и навел его на грустные размышления. Временами архиепископ прерывал речь, как бы ожидая ответа, но его не последовало.

Казимир отлично понял, почему архиепископ уговаривает его жениться.

Это был почти неуловимый намек на то, что тот образ жизни, какой он вел, в глазах пастыря не соответствует королевскому достоинству. Всякий намек, хотя бы и сделанный в самой деликатной форме, на эту связь, которая до сих пор всецело поглотила его, был ему неприятен.

- После всех попыток, которые я делал, - произнес, наконец, король, -трудно мне решиться на новую.

- Но вы обязаны посвятить себя будущности королевства, - возразил Богория.

После продолжительного молчания Казимир равнодушно произнес:

- Трудно найти такую жену, которую я бы хотел, а первой попавшейся я взять не могу. Брак заключается на всю жизнь, и ошибку пришлось бы искупать тоже всей жизнью.

- Но Бог милостив и ошибки не будет! - воскликнул архиепископ. -"Ищите и обрящете!" сказано в Священном Писании.

Разговор между ними еще продолжался, когда пришел кастелян Спытек, который ежедневно бывал в замке. Архиепископ нарочно обратился к нему:

- Я уверен, что и вы присоединитесь ко мне. Я тут уговариваю короля жениться...

- Еще бы! Мы все готовы хоть на коленях просить короля об этом, -произнес Спытек, преклоняя голову перед королем. - Вы, ваше преосвященство, предвосхитили наше желание, которое давно уж у нас, но мы не осмеливались его высказать... Вся страна ждет этого...

- Однако, вы отлично знаете, - ответил король, смущенный этой настойчивостью, - что на всякий случай назначен наследник, и страна не останется без короля. Корона обещана Людовику.

- И он нам мил будет, если, Боже сохрани, к нему перейдет трон, -произнес Спытек, - но совсем иное дело свой господин, выросший и воспитанный у нас, чем чужой, хотя бы и самый лучший. Помимо желания он тотчас же принесет с собой чужие обычаи, введет чуждые нам законы...

Как бы желая переменить разговор, король прервал его и произнес с деланной веселостью:

- Я не сторонник нового брака, да и думаю, что ни одна княжна не прельститься вдовцом... Я уже стар...

Богория усмехнулся.

- Нашлась бы лишь охота жениться... А сватать все станем...

- Да, - продолжал король, - в моих летах необходимо, чтобы другие старались обо мне и меня женили, потому что я сам этого не сумею. Архиепископ еще некоторое время продолжал разговор на эту тему, хотя и знал, что королю это неприятно.

Спытек помогал ему.

Кохан, который уже знал о бывшем совещании, старался узнать, какое впечатление произведут на Казимира речи архиепископа и кастеляна; он заметил только, что короля покинула его веселость. Вечером Казимир пошел к Эсфири.

На следующие затем дни всякий, кто имел случай разговаривать с королем, поддерживал мысль, высказанную Богорией. Случалось и так, что кто-нибудь неловко упомянет о всеобщем желании... Король в таких случаях всегда хмурился... Эти бесконечные приставания со всех сторон дали ему возможность догадаться, что он является результатом общего соглашения, и что это был заговор против него.

Однажды Казимир, будучи в скверном расположении духа, спросил Кохана, который всегда обо всем знал:

- Откуда взялось это, что все так настойчиво хотят меня женить?

- Это не нуждается в объяснении, - ответил Рава, - вы, ваше величество, сами понимаете значение этих просьб отовсюду... Они хотели бы отвести вас от еврейки...

Король пробормотал что-то.

- Такой как она, - сказал он, - они не найдут. Напрасно они стараются... Я с каждым днем все больше и больше привязываюсь к этой девушке.

Осторожный любимец короля молчал.

Прошло несколько месяцев и любовная связь с Эсфирью продолжалась. Нарекания все росли и дошло до того, что вместо просьб отдельных лиц во дворец торжественно явились краковские старейшины и сановники вместе с окрестными землевладельцами и выразили просьбу исполнить их общее желание и отыскать себе жену.

Король вынужден был ответить и, утомленный и раздраженный приставаниями, сказал этим послам, что готов исполнить их желание и всех тех, представителями которых они являются, лишь бы найти подходящую княжну-невесту.

Он таким образом связал себя обещанием.

Кастелян Спытек и некоторые другие первые посоветовали искать княжну в доме силезских Пястов. Начали расспрашивать при различных княжеских дворах и стали перечислять невест по имени...

Король с неудовольствием, угрюмый, выслушивал все доклады об этом, пожимал лишь плечами и по большей части оставлял их без ответа. Он знал, что ему не удастся оградить себя от нового брака. Вечера он по-прежнему проводил у Эсфири, а часто даже, не обращая внимания на то, что скажут, среди бела дня останавливался перед домом еврейки, сходил с лошади, а свиту отпускал домой.

Однажды Казимир пришел к Эсфири более сумрачным, чем когда-либо. В этот день ему особенно надоели и настойчиво сватали княжну Ядвигу из Глогова, о которой носились слухи, что она молода, красива и так воспитана, что вполне достойна сделаться королевой.

Относительно всей этой истории о браке Эсфирь давно уже знала, с самого ее начала; она уже успела найти среди придворных несколько услужливых лиц, которые немедленно сообщали ей обо всем, что происходило во дворце.

Однако она ни разу ничем не обнаружила перед королем, что знает что-нибудь об этой брачной затее, и лицо ее никогда не выражало печали и опасения; наоборот, она весело встречала его, занимала его своей болтовней и старалась, чтобы он в ее обществе забыл обо всех удручающих его заботах. Казимир, с своей стороны, переступая порог ее дома, старался казаться беззаботным, и часто случалось, что эта принужденная веселость превращалась в настоящую.

В этот день Казимир, несмотря на все усилия, не мог разогнать морщин на челе и, вошедши в комнату, утомленный бросился в кресло. Он принялся за ужин, который был приготовлен, почти ни слова не проговорив. Эсфирь тоже молчала, всматриваясь в его озобоченное лицо. Его выдавало тяжкое бремя, обрушившееся на него, и он решил поговорить с ней откровенно обо всем. Окончив ужинать, он взглянул ей в глаза. Девушка сидела против него, прекрасная как всегда, лишь немного бледнее обыкновенного.

- Эсфирь, - произнес король, протягивая ей руку через стол, - что бы ты сказала, если бы меня заставили жениться? Духовенство, дворяне, все принуждают меня... Настаивают... Я отказываюсь... Но сумею ли я устоять! Видит Бог, я не желаю жены, но...

Эсфирь все время не спускала с него глаз и спокойно слушала.

- Король ты мой, - произнесла она, когда он остановился, - ведь ты король и для них тоже... Им нужен твой наследник, в котором текла бы твоя кровь... Что же сказать на это? Ты, стало быть, бросишь свою Эсфирь?

- Никогда! Никогда! - страстно воскликнул Казимир. - Ты для меня все, и никто тебя мне не заменит!

- Разве молодость, красота, новизна не заставят тебя против твоей воли забыть меня? - спросила девушка спокойно и серьезно.

- Я уверен, что не сумею полюбить другую, как люблю тебя! - произнес король. - Моя любовь к тебе должна была быть велика, если она заставила меня снизойти с трона к Эсфири; это ведь не мимолетное увлечение, и никакое привлекательное личико княжны не в состоянии его уничтожить.

По лицу Эсфири заструились две слезинки.

- Ты мой господин, а я - твоя раба, - произнесла она, - сделай то, что захочешь... Эсфирь будет послушной... Рану, нанесенную ее сердцу, она от тебя скроет, и ты не увидишь ее страданий.

Казимир, взволнованный и расстроенный ее словами, встал с кресла, чтобы лаской успокоить ее и уверить, что он никогда не изменится. Но девушка, по-видимому, превозмогла себя и преодолела страдание, вызвавшее слезы; к ней возвратилась улыбка, и она казалась счастливой, вполне уверенной в его любви.

Король принялся жаловаться перед нею.

- Мы не владыки на своем престоле, а полные рабы! - воскликнул он. -Я держу в своих руках жизнь каждого, а своей собственной распорядиться не могу. Духовенство с одной стороны, дворяне с другой - все так настойчиво пристают, что самой сильной воле нельзя не уступить... Когда я добр, говорят, что я слаб; становлюсь строже - упрекают в жестокости. Всякий после работы может отдохнуть; и у судьи, и у воина, и у мужика находится для этого свободное время; один лишь король, на которого устремлены взоры всех, за каждым шагом которого следят, настоящий раб. Жениться он должен из политических расчетов, жить в ладах с неприятелем для поддержания мира, воевать ради пользы других, но для себя лично ему ничего нельзя сделать.

- Властелин мой, - прервала его Эсфирь, - зато Бог вас поставил выше всех и управляет через вас народом... Жаловаться может лишь обыкновенный человек, король должен быть выше всего этого.

Казимир, который боялся слез, упреков и вообще всего того, что могло омрачить его юное счастье, которым он еще так мало пользовался, был ей чрезвычайно признателен за то, что она так мужественно и с таким доверием к нему приняла эту горькую весть. Эта признательность еще более увеличила его любовь к ней; со слезами на глазах он повторял в тот день, что никогда не покинет ее, как бы на этом не настаивали, и останется ей верным.

Кохан, которого король не остерегался, подслушал у дверей и пришел к убеждению, что Казимир не так скоро оставит Эсфирь. Это заставило его изменить свой образ действий, и с этого дня он стал преданным слугой девушки.

На следующий день он сам предложил Казимиру свои услуги для передачи Эсфири подарков, предназначенных ей королем, как доказательство его признательности и увеличившейся любви; дары эти своим великолепием превосходили все до сих пор полученные ею...

Кохан в сопровождении двух слуг, отвез подарки и передал их Эсфири вместе с письмом от короля. Пользуясь удобным случаем, Рава старался уверить ее, что готов всегда во всем помогать ей у короля и быть ее верным слугой.

Он вероятно надеялся на благодарность с ее стороны и доверчивое сближение, но Эсфирь холодно приняла все его любезности.

Так же, как и королевского любимца, она приняла всех тех, которые желали подслужиться к ней, чтобы через нее достичь чего-нибудь от короля. Она на все просьбы неизменно отвечала, что ни для себя, ни для других не смеет беспокоить короля просьбами.

И действительно, Казимир никогда не слышал от нее даже намека о чем-либо постороннем, не касавшимся их обоих.

Левко и другие родственники часто приставали к ней с массой различных мелких просьб, но Эсфирь всегда отвечала отказом.

- За весь наш народ я буду хлопотать у него, за единичных людей не могу. Он ищет при мне отдыха и забвения, и я не хочу своим приставанием лишать его спокойствия.

Левко сердился, но вскоре, поняв ее лучше, перестал настаивать.

Многие надеялись, что она жадностью и превышением власти надоест королю и оттолкнет его от себя, но у девушки, к их изумлению, оказался ум, и та, на которую раньше смотрели, как на минутный предмет развлечения для короля, в непродолжительном времени приобрела такое влияние на него и стала такой значительной силой, какой никто не предвидел. Кохан молча покачал головой. Его царствование кончилось.

С того вечера, как Эсфирь покорно подчинилась неизбежности брака короля, ее влияние возросло неимоверно.

Вскоре у нее родился первый сын, которого Казимир, признав своим, велел окрестить, назвал его Пелкой и дал ему герб с половиной орла и двумя белыми розами. Рождение сына вызвало еще большее неудовольствие против короля, но оно осталось таким же безрезультатным, как и предыдущие негодования.

Между тем, были посланы сваты к княжне Ядвиге, а во дворце спешили приготовить все к торжественной свадьбе.

Казимир ничему не препятствовал и равнодушно позволял распоряжаться собой. Ядвига ли из Силезии, или какая-нибудь другая, насильно ему навязанная, будет ему дана в подруги жизни - для него было все равно.

Живой, пылкий, с беспокойным характером Мацек Боркович, владетель многочисленных имений, полученных им когда-то за заслуги своего отца, познанского воеводы, был могущественным вельможей и пользовался громадным влиянием.

Это можно было заметить во время его присутствия на совещании о Неоржи, когда он прислушивался к бесплодным разговорам людей, недовольных королем, желавших против него что-то предпринять, но ничего не умевших и ограничившихся одним только ропотом и перечислением своих обид.

Боркович был человек дела, а не слова; хотя на вид горячий, увлекающийся, откровенный, крикливый, однако, он обладал способностью сообщать другим только то, что находил нужным и никогда не выдавал того, что решил скрыть. Несмотря на его годы, - ему было сорок с лишним, и у него был взрослый сын, - у него был молодцеватый, бодрый, юный вид, и он, как юноша, любил ухаживать за женщинами.

В Великопольше он был человеком могущественным не потому, что владел крупной недвижимостью, а потому, что, родившись там, он всю жизнь старался и всеми средствами пользовался, чтобы расположить к себе людей и приобрести в лице их сторонников. Он не был разборчив в выборе средств и исходил из той точки зрения, что верный путь для приобретения любви человека - это потворствовать его слабостям. Его боялись, потому что он был человек горячий, но все охотно с ним дружили, так как он для каждого был чем-нибудь полезен. Любившим охоту он предоставлял в распоряжение свои леса; любителей повеселиться он приглашал к себе и устраивал для них развлечения, людям честолюбивым помогал достигнуть почестей, а корыстолюбивых умел подкупить своими дарами.

Некоторые давно уже смотрели на Борковича с недоверием. Возбуждало подозрение, что он уж слишком суетился и хотел играть роль вожатого в Великопольше, а тех, которые ему мешали, он устранял со своей дороги, и они исчезали неизвестным и загадочным образом. Многие из тех, которые осмелились выступить против него и казались ему опасными, погибли в лесах, в дороге, во время какой-нибудь ссоры на постоялом дворе или неизвестным образом.

В зависимости от обстоятельств он умел быть и другом сердечным, и лютым врагом. У него было много тайных недругов, но было и много друзей, готовых за него пойти в огонь и воду.

Сына своего Мацек воспитал таким же, каким он был сам, но так как в нем текла более молодая кровь, то сын был более смел и отважен. Таким же, как Боркович, был и брат его, Ян, которому он уступил имение Чач, подаренное ему королем. Мацек, брат его и сын были всегда неразлучны. У него были два помощника; они были его друзьями, наушниками, часто замещали его, и он на них больше всех рассчитывал. Оба были богатыми землевладельцами, по имени Сендзивой Наленча и Скура.

Мацек низко кланяется королю и, казалось, был ему верным слугой; Казимир считал его мужиковатым, откровенным и не опасался его. Люди проницательные и осведомленные утверждали, что он искусно, тайком, что-то замышляет против короля. Его постоянные сношения с бранденбургскими князьями, неприятелями Польши, и с силезскими, отделившимися от нее, были подозрительны. Однако, не было никаких явных признаков, которые свидетельствовали бы против него.

Король предоставил ему большую власть, назначив его своим старостой в Великопольше; он сам присвоил себе еще большую, став защитником прав и независимости этой земли. Этим он привлек всех на свою сторону, и люди, веря в него, льнули к нему; дошло до того, что он стал во главе такого огромного союза велькопольских дворян, о каком раньше никто никогда не слышал. Долго длились приготовления к нему и, наконец, на съезде созванном в Познани, наиболее представительные землевладельцы, во главе с кастеляном Пшецлавом и судьей Николаем, подписали соглашение, в котором обязались действовать заодно и взаимно защищать друг друга. Хотя в этом соглашении и было упомянуто, что никто не должен выступить против короля, и все остаются ему верными слугами, но такие слова, написанные на бумаге, казались ничтожными в сравнении с таким крупным фактом, как соединение стольких крупных землевладельцев вокруг честолюбивого старосты. Припоминали потихоньку об измене Винча из Шамотуль, который, собрав вокруг себя людей, вместе с ними присоединился к крестоносцам. Были и такие, которые помнили, как король наделил Мацека дарами, и верить не хотели и не могли допустить мысли, чтобы он выступил против своего благодетеля...

Во главе тех, которые, зная хорошо Мацека, опасались его и предостерегали других не связываться с ним, находился его дядя, воевода Беньямин, которого попросту называли старым Бенком. Мацек поссорился с ним на смерть, и оба таили злобу друг против друга.

Это произошло тогда, когда распространился слух, что королю сватают Ядвигу Глоговскую. Известие об этом дошло в Познань и оттуда в Козьмин, имение Мацека, в котором он часто жил, не желая, чтобы его видели в Познани и следили за его действиями. Его дом в Кузьмине был хорошо укреплен, окружен частоколом, но, как и все его дома, без всякого комфорта.

Несмотря на свое богатство, он не был любителем удобств и красивой обстановки. Солдат, неизменно находившийся на лошади, в постоянных переездах, редко долго останавливавшийся на одном месте, он везде, куда приезжал, быстро раскладывал свои вещи и кое-как устраивался, заботясь о том, чтобы все необходимое было в изобилии, так как его всегда сопровождала довольно многочисленная челядь, но не задавался целью щеголять своим богатством.

Его слуги были все на подбор и хорошо вооружены; он им щедро платил и хорошо их кормил, и они не жалели своей жизни, но и чужую не во что не ставили. Стоило ему кивнуть головой, и каждый из них готов был броситься на родного брата.

Уж несколько дней, как Мацек вместе с братом Яном из Чача, с сыном Пжемком и неотступными помощниками, Сендзивоем Наленчом и Скурой, находился в Козьмине. Тамошние крестьяне, которые должны были уплачивать ежегодно оброк и за это были освобождены от всех других повинностей, несмотря на это переносили разные притеснения, так как свита не обращала внимания на их привилегии и предъявляла к ним страшные требования; но они молча терпели, в надежде, что скоро от нее избавятся.

В Козьмине, в доме Борковича жизнь кипела ключом. Землевладельцы постоянно приезжали и уезжали, столы были накрыты от утра до вечера, не успевали начать бочонок пива, как оно уже было выпито, и хлеб, мясо мед и разные припасы приходилось заготовлять в неимоверном количестве. Комнаты были переполнены приезжими, все громко разговаривали, смеялись, пили, ссорились и было так шумно, что всякий посторонний, попавший туда, никогда не предположил бы, что там говорилось о вещах за которые можно было поплатиться жизнью. Лишь иногда Мацек, обняв кого-нибудь отводил в сторонку и, пошептавшись с ним, возвращался обратно к столу. После такого разговора гость обыкновенно торопился подкрепиться силами и, сев на коня, уезжал с таинственным видом. Мацек, брат его Ян и сын Пшемко по целым дням хозяйничали и угощали собравшихся. Боркович был вдовцом, и дом его был своеобразен и отличался тем, что в нем, кроме мужской челяди, было много молодых, веселых девушек, которые с венками на голове, прислуживали гостям в комнатах и при столе. Посетители отпускали разные вольные шутки на счет этой женской прислуги, но Мацек на них не обижался, так как его единомышленникам было все дозволено.

По вечерам эта женская челядь должна была петь, а иногда и пускаться в пляс, если гости были под хмельком и этого требовали.

В Козьмин прибыл новый гость из Кракова и, сидя за столом, жадно набросился на кушанье, очевидно, проголодавшись в дороге. Мацек, развалившись на скамейке, в расстегнутой одежде, свободно на нем висевшей, беспокойной рукой несколько раз провел по лицу и ждал, пока прибывший утолит свой голод.

Приехавший из Кракова, по прозвищу Грошек, был обедневшим дворянином, состоявшим на службе у Борковича. Он обыкновенно привозил ему известия о том, что происходило при дворе, что ему удалось узнать в дороге и от разных друзей старосты. Это был человек худой, со сморщенным загоревшим лицом, с длинной шеей, лысой головой, с маленькими глазами, некрасивый, плохо одетый, с длинным красным носом и отстающими ушами. Он говорил тихо, но быстро, немножко шепелявил и, так как одновременно говорил и ел, то он чуть ли не давился. Его внимательно слушали. Хозяин дома задавал ему разные вопросы.

- Вержбента поехал туда, - сказал Мацек, - но по собственной ли инициативе в надежде извлечь пользу, или его призвали... Как вы думаете? Грошек сделал недоумевающий жест.

- Господь его знает, - произнес он, - не было возможности разузнать, но его приняли при дворе, и он ел хлеб-соль у короля.

- А кого он к себе к столу не приглашает? - сказал Мацек. - Ведь для него всякий хорош, лишь бы ему льстил и не указывал бы ему на его жизнь... - Не только один Вержбента был там, - прибавил Грошек, - но их там было много. Все они пристали к королю и хотят его женить.

Мацек расхохотался.

- Как будто у него мало жен! - воскликнул он. - Еще одна ему нужна! А что же он сделает с этой еврейкой? Говорят, что он ее так любит, как будто она должна ему родить Мессию.

- Так он уже и пришел на свет Божий! - воскликнул Грошек. - Его окрестили в костеле, назвали Пелкой, и король ему подарил герб... Вероятно, они иначе не могут оторвать его от еврейки, а потому решили вновь его женить.

- Должно быть опять на немке, потому что литовки или русской он не захочет из-за неотесанности, - произнес Боркович со смехом. - Однако, им любопытно знать, кого они выбрали?

- Хотя и не немку, но воспитанную так, как немка. Говорят, как о деле решенном, о молодой Ядвиге Глоговской...

Мацек, лежавший на скамье, услышав это имя, стремительно поднялся с места, так что даже скамейка затрещала, и с грозно нахмуренными бровями подскочил к говорившему.

- Этого быть не может! - воскликнул он с искрящимися глазами.

Брат и сын посмотрели на него, стараясь своим взглядом его успокоить, но кровь прилила к его лицу, и гнев так овладел им, что его было трудно сдержать.

- Этого быть не может! - повторил он.

- Я говорю то, о чем я слышал, - ответил Грошек, ударяя себя в грудь и перепуганный, как будто нечаянно натолкнулся на дикого зверя. -Архиепископ Богория и Сухвильк... Они первые начали к нему приставать, чтобы он женился. По их следам пошли костелян Спытек, наш Пжедко из Голухова и многие другие. Говорят, что, когда они на него насели и начали просить, он не выдержал и ответил: "Ладно, найдите мне жену!" Поговаривают даже уже о свадьбе.

Мацек слушал с измененным лицом. Из всех присутствовавших только брат его и сын Ян знали причину его гнева. Староста был человек честолюбивый и высоко метил... Он надеялся, с помощью своих союзников со временем отделить Великопольшу, самостоятельно управлять ею под покровительством бранденбургских князей и самому жениться на Ядвиге. В Глогове, при княжеском дворе, его принимали довольно благосклонно.

Молодая, красивая, живая, смелая княжна любила веселиться, даже принимала участие в охоте. Она очень хотела выйти замуж, а между тем претендентов на ее руку до сих пор мало было, и ей не улыбалась мысль состариться в своей глуши...

Мацек, хотя открыто не говорил о своих намерениях, но мечтал о том, чтобы получить ее в жены, часто ездил туда, долго оставался там, привозил подарки и тайком пересылал их девушке. Ему казалось, что она к нему расположена, хотя ему трудно было убедиться в том, передаются ли его подарки княжне, или они остаются в руках жадной немки, исполнявшей при ней обязанности воспитательницы и служившей посредницей между ним и девушкой. Известие привезенное Грошом, разбило в пух и прах все его прекрасные надежды. Сильный гнев овладел этим пылким человеком, и он не мог придти в себя.

- Силезцы ее не отдадут за него! - воскликнул он взволнованным голосом. - Разве они его не знают? Да и кто не знает этого безбожника, который каждый год берет другую жену и кроме того имеет любовниц, которых ему доставляет Кохан... Нет, не отдадут!

- Но при дворе говорят, - прервал Грошек, - что архиепископ, раньше чем выступить в роли свата, удостоверился в их согласии! Все в один голос об этом говорят...

- А что он сделает со своей любовницей, с этой жидовкой, - спросил Мацек, все более и более волнуясь; - а также со своим сынком, полу-евреем полу-Пястом?.. - Боюсь, что еврейку-то он оставит про запас, - объявил Грошек. - Говорят, что он сильно к ней привязался и без нее не может ни одного дня прожить...

- Однако! - прервал его староста в гневе, ударив кулаком о стол. - Еще одна ему понадобилась! Еще одна! Ведь он уже продал королевство в венгерскую неволю... Зачем ему еще сын?

Стоящий с ним Ян из Чачи, пробормотал:

- Венгерцы не допустят его жениться... Они мастера на это. Безрукая Елизавета и без пальцев сумела все запутать и испортить...

Мацек медленно бормоча что-то, возвратился к своей скамье. Грошек, досыта наевшись и хорошенько выпив, вытирал усы полой грязного кафтана. Наступило короткое молчание, и все задумались.

Староста немного остыл и решил не выдавать своих чувств.

- Ты рассказываешь, - произнес он, - что поговаривают о свадьбе?

- И как еще! - подтвердил Грошек. - Ее хотят отпраздновать громко и пышно, чтобы забыть всякое воспоминание о свадьбе с Рокичаной, которой они стыдятся...

- Что же там говорят о нас? Ты не слышал? - спросил Боркович. - О письменном обязательстве, которое мы друг другу выдали? Я сам доложил королю...

Он знает о нем, но не обращает на него внимания... Я слышал при дворе, будто ему объяснили, что в этом ничего опасного нет, что это лишь обеспечение на случай нападения грабителей...

Мацек ничего не ответил.

Возможно, что он еще дольше расспрашивал бы посла, но в комнату поспешно вошел Скура, что-то шепнул на ухо старосте, и не успел он окончить, как на пороге появился Вержбента, о котором был именно разговор и упоминали, что он находится в Кракове.

Мацек с ним никогда не дружил, потому что опасался его и не мог привлечь на свою сторону. Вержбента был в большой милости у короля, который относился с доверием к этому серьезному человеку, с твердым, решительным характером. Достаточно было взглянуть на него, чтобы почувствовать уважение; он держал себя с сознанием своего достоинства и не принадлежал к числу тех, которых можно подкупить сладкой лестью.

При его появлении в комнате, Боркович вскочил в замешательстве со своего места и начал делать какие-то знаки сыну и брату.

В действительности столовая, в которой они находились, вовсе не была приспособлена для принятия такого знатного гостя. С самого утра в ней перебывало множество народа, а челядь, хоть их и было много мужчин и женщин, неряшливо исполняла свои обязанности и забывала убрать со столов и привести все в порядок.

На помятых скатертях, сомнительной чистоты, стояли миски с костями и с оставленными остатками еды, недопитые кубки пива, крошки и куски хлеба, кувшины и разная посуда. В комнате был полнейший беспорядок, как на постоялом дворе после кормежки... Несколько скамеек стояло поперек комнаты, несколько лежало на полу перевернутыми... Огромный пес, незаметным образом прокравшись в комнату лапами опирался о стол и вылизывал чашки.

Боркович, с сознанием своего достоинства, стараясь вызвать на лице приветливую улыбку, шел навстречу гостю. Брат и сын позвали слуг. Вержбента медленно, не оглядываясь по сторонам, а погруженный в свои мысли, приближался к старосте.

- Простите, ваша милость, - произнес Боркович немного грубовато, -хоть это и мой дом, но я тут, как на постоялом дворе, а поэтому у меня ни красоты, ни благоухания не найдете. Я был солдатом и не отвык от простых обычаев.

- Ладно и так, - равнодушно ответил Вержбента, - самое главное, что я вас нашел, а остальное для меня не важно.

Староста предложил прибывшему место на скамье и сам уселся рядом. В этот момент в комнату вошли слуги и служанки, присланные братом, и с шумом начали убирать со столов и выгонять собак палками. Поэтому трудно было вести разговор, и Боркович, после некоторого размышления, пригласил гостя в соседнюю комнату.

Но и там оказался полнейший беспорядок: постель не убранная, на скамьях и на полу в беспорядке валялась одежда. Хозяин покраснел от гнева и в душе проклинал своих слуг.

Они уселись на скамейке.

- Я сюда приехал прямо из Кракова, - медленно начал Вержбента; -король велел передать вам привет.

Мацек наклонил голову и тихо произнес:

- Бай Бог ему у нас как можно дольше царствовать.

- Король охотно расспрашивал о Великопольше, - продолжал гость, - но я немного мог ему сообщить, потому что у меня самого скудные сведения. Скорее вы или ваш дядя Бенко могли бы ему об этом донести.

- Я и сам, по заключении этого письменного соглашения, собирался к его милости, - произнес Боркович. - Я хотел лично доложить об этом деле королю, но у старосты столько работы, что ему удалиться нельзя. Бенко стар и медлителен; вся тяжесть лежит на мне, а в лесах и по проезжим дорогам постоянные нападения, много грабителей и их надо наказывать железной рукой.

Вержбента слушал внимательно.

- Однако вы найдете кого-нибудь, кто вас заменит, - произнес он, - и приедете на свадьбу короля.

Воспоминание об этом снова так сильно взволновало Борковича, что он с трудом сдерживал себя, чтобы не выдать своего чувства.

- Какую свадьбу? - спросил он, притворяясь удивленным.

- Должен вам сказать, что король, наконец, уступил просьбам всех и согласился жениться.

- Еще один раз, прервал Мацек.

- Он не стар, - сказал Вержбента.

- А обещанная Людовику корона?

- Вы знаете, что в записи поставлено условие: если б у него не было потомства.

- Помоги ему Бог! - возразил Боркович. - Но король не особенно молод и если подберет по своим годам, то не будет иметь потомства, если же ему дадут молодую...

Он не окончил и покачал головой.

- Ему сватают силезскую княжну, Ядвигу, - произнес Вержбента.

Мацек пожал плечами.

- Что мне сказать? Дай им Бог счастья, хотя я на это мало надеюсь.

- Сохрани его Бог от зла! - произнес Вержбента. - У меня самые лучшие надежды.

После минутного молчания он прибавил:

- Советую вам поехать в Краков и явиться к королю. Некоторые люди могли иначе понять ваше письменное соглашение и представить его королю в невыгодном для вас свете; вы сами объясните ему, что оно было необходимо, и он увидит, что в нем ничего угрожающего нет...

- Ведь там написано, что мы обещаем быть верными королю, - воскликнул Боркович; - но я знаю о том, что у меня враги... Бессовестные люди в состоянии все облить грязью и могут представить самого невинного человека, как преступника.

Вержбента молча слушал.

- Король не охотник верить всякому, - произнес он, - поэтому он и не сердится на ваше письменное соглашение. Возможно только, что ему неприятно, что в его королевстве некоторые выделяются и вступают в отдельный союз, в то время как он всех их хотел бы соединить в одно. Боркович провел рукой по подбородку.

- Отделяться никто не хочет, - сказал он, - но дворяне во всех государствах издавна привыкли иметь свои права и придерживаться своих обычаев.

Мацек оживился и продолжал далее, как будто решившись на откровенность.

- Управлять страной это все равно, что империями; если б я захотел лично хозяйничать в Козьмине, Орли и других моих имениях, я, как следует, не досмотрел бы за всем. Поэтому я держу управляющих и экономов, которым передаю управление и с которых требую отчет. Так и в королевстве: чем оно обширнее, тем больше должно быть управителей, которые имели бы право распоряжаться так, как они найдут нужным.

Вержбента слушал.

- Так оно и есть, - возразил он, - король назначает своих наместников, а Земовит Мазовецкий...

- Таких людей, как Мазовецкий должно было быть побольше, - прервал Мацек живо, - а наместников поменьше. Они не пользуются достаточными полномочиями, а потому мало могут сделать.

- Не забывайте, что благодаря таким, как Земовит, Поморье от нас отделилось, - произнес Вержбента насупившись.

Боркович, как бы спохватившись, что слишком много сказал, сразу замолчал. Он потирал руки и смотрел в сторону.

Гость снова начал:

- Это не наше дело этим заниматься. У короля власть, и он сделает так, как нужно; в уме и в советниках у него недостатка нет. Отец его всю жизнь потратил на составление из отдельных кусков великого государства, и сын не разрушит того, что отец создал. Я с тем к вам приехал, - прибавил он, - чтобы вы в Краков поехали и все объяснили королю. Вы сами говорите, что у вас много врагов; я о них не знаю, но вы тем более должны смотреть за тем, чтобы вас не оклеветали и вам не повредили.

Боркович нахмурился, и презрительная улыбка появилась на его губах. Хотя в доме и не было особенного порядка, однако не подобало отпустить гостя, не угостив его, а потому хозяин пригласил к столу, на котором наскоро было поставлено все, что нашлось.

Вержбента не отказался присесть к столу, но ничего не ел, и Боркович, обыкновенно упрашивавший других гостей, на этот раз не настаивал.

Слегка чокнувшись своими кубками, они выпили за здоровье друг друга...

И гость вскоре попрощался, хотя обычая ради его приглашали остаться; но он торопился уехать, ссылаясь на важные, неотложные дела, которые его ждут, и Боркович проводил его до передней.

Возвратившись в комнату, Мацек в задумчивости опустился на скамью и от волнения начал дергать себя за бороду, до того в нем все кипело.

Его не столько взволновал приезд Вержбенты и переданное им приглашение ехать в Краков, сколько подтверждение известия, что княжна Ядвига выходит замеж за польского короля. Помимо преследуемой им цели выдвинуться с помощью брака с ней и добиться соглашения с силезскими князьями, - а бранденбургских он уже имел на своей стороне, - Мацек был влюблен в девушку, а в его возрасте это было очень опасно.

Молодая княжна ласково обращалась с ним, и он льстил себя надеждой, что ее сердце принадлежит ему, и размышлял над тем, как оставить короля ни с чем и увезти его невесту; он был уверен, что она на это согласится. Остановившись на этой мысли, он, увидев вошедшего брата, нетерпеливо воскликнул:

- Я должен сейчас ехать! Они в состоянии выдать девушку насильно; необходимо лично посмотреть и самому убедиться, как обстоит дело. Она была ко мне расположена, и, если удастся, я готов ее похитить и обвенчаться с нею!

Брат его Ян, сомнительно покачал головой.

- Хорошенько только обдумай, чтобы попусту не запутаться в скверную историю. Ведь это дело не шуточное, - сказал он серьезно, - и пахнет виселицей: посягнуть на невесту короля.

- Это еще неизвестно, невеста ли она уже или это только еще в проекте. У них времени не было для того, чтобы обручиться, - сказал Мацек. - Мне необходимо немедленно поехать в Глогов или туда, где она теперь находится и при помощи старой воспитательницы добиться свидания с Ядвигой...

Ян, который никогда не противоречил старшему брату, смолчал и на этот раз, хотя не совсем-то одобрил его намерения. Но Мацек, если решал что-нибудь, то не было возможности отклонить его от этого или заставить изменить свое решение. Он никогда не слушался и то, чего ему захотелось, должен был немедленно исполнить. Он не обращал внимания на время дня, его не останавливала ни ночь, ни темнота, и, решивши что-нибудь в полночь, он не ожидал наступления дня, а немедленно исполнял задуманное.

Сейчас же после разговора с братом он велел приготовить лошадей. В доме поднялась суета, так как думали, что он уедет из Козьмина со всеми своими приближенными. Весть об этом дошла до местечка, и мещане обрадовались, но радость их была преждевременной, так как Боркович объявил, что уезжает лишь на несколько дней в сопровождении одного только брата; никому из окружающих он не сказал, куда едет.

Его опытные слуги были приучены в мгновение ока выполнять его приказания, и он не успел переодеться для дороги, как лошади стояли наготове.

По дороге он узнал, что Ядвига действительно находится в Глогове и что там ждут новых послов из Кракова. Все в один голос говорили, что этот брак дело решенное. Мацек, глубоко возмущенный, торопился. Приехав в Глогов, он не направился в замок, а остановился на постоялом дворе, стараясь, чтобы никто его не заметил, и послал к старой воспитательнице паробка с просьбой повидаться с Мацеком.

Старуха за каждую оказанную ею услугу получала от Борковича щедрое вознаграждение, и она ответила послу, что вечером зайдет на постоялый двор...

Мацек с нетерпением ждал ее прихода; от волнения он не мог усидеть на месте, ежеминутно вскакивал, бегал по комнате, садился обратно. Было уже совершенно темно, когда старуха, закутанная в плащ, так что ее трудно было узнать, вошла к нему в комнату. В молодости она была красива, но с тех пор прошло уже много времени, и теперь она могла иметь успех и влияние, лишь благодаря своей хитрости, ловкости, умению льстить и изворотливости. При княжеском дворе ее называли по имени мужа: Конрадовой. Она сумела там снискать расположение всех, начиная с княжны, которую она воспитывала и которую страшно баловала, позволяя ей все, что она только хотела, кончая родней и всей свитой. Она умела с каждым сговориться, всякому она поддакивала и служила нашим и вашим. Боркович заручился ее расположением с помощью подарков, а так как, за отсутствием других ухаживателей, он понравился княжне, то своими рассказами о себе и о том, как он в будущем, с помощью бранденбургских князей, станет самостоятельно управлять Великопольшей, он совершенно вскружил голову девушке. Вид пришедшей Конрадовой не предвещал ничего хорошего: лицо ее было пасмурно, озабочено, и она казалась чем-то смущенной.

Оставшись в комнате наедине с Борковичем, воспитательница скрестила свои худые руки на груди, и, понизив голос, быстро проговорила:

- Сколько слез княжна пролила! Но все это было ни к чему! Ей не позволят отказаться от короны, хотя бы она и должна была бы для этого пожертвовать своей любовью к вам.

- Если она меня любит, - прервал Боркович гневно, - то пускай будет мужественной! Я ее похищу и увезу, нас не догонят... Я готов собрать на помощь сто и даже двести человек.

Конрадова задрожала от испуга.

- Но с нее глаз не спускают! - воскликнула она. - Если б она даже пожелала вырваться из этой неволи, то не может.

- Я готов с помощью вооруженной силы напасть на замок! - начал Мацек. - Сильной охраны там не имеется... Если она только захочет и согласится, то по одному ее знаку...

Старуха, сильно смущенная, молча сидела и покачивала головой.

- Если б она в самом деле пожелала, - прибавил он, - то я готов на всякую жертву. Даже жизнью рискну!

- Конечно, конечно! - пробормотала Конрадова. - Что она вас любила и любит, об этом я лучше всех знаю. Я уверена в том, что у нее нет никакой охоты выйти замуж за этого короля, который сделал несчастными столько женщин. Ведь неприятно отдать свою жизнь человеку, у которого была любовница еврейка.

- И до сих пор он ее еще не оставил! - воскликнул Боркович.

- Но что же она, бедняжка, может сделать, если родня этого требует? Ведь она слабая женщина, а он король...

Мацек насмешливо улыбнулся. Старая воспитательница взглянула на него. - О насильственном похищении и не думайте, - произнесла она, - княжна не захотела бы подвергнуть вас такой опасности. Она предпочтет свою собственную погибель.

Задумавшись, и слегка тронув рукой Борковича, она нагнулась почти к самому уху и с таинственным выражением лица начала шептать:

- Против такого могущественного соперника не надо выступать! И зачем это вам? Она никогда не полюбит короля. Ей прикажут, и она выйдет за него. Ну так что ж? Разве для вас не лучше быть любимцем королевы, чем напрасно свою голову сложить? Подумайте сами! Она к вам расположена, вы поедете к двору... Вы добьетесь у нее всего, чего пожелаете, а при посредстве ее и милости короля!

Конрадова говорила с жаром, стараясь убедить старосту в том, что ее совет самый лучший, и от волнения схватила его за руки.

Слова ее навели Борковича на размышления, и он подумал: а может быть она и права, Украсть княжну было очень трудно, так как могли погнаться за ними, схватить и пришлось бы заплатить жизнью. Судя по словам старухи, княжна не решилась бы на это. С другой стороны мысль о том, чтобы быть под покровительством королевы, стать ее любимцем, - это улыбалось ему...

Много различных других мыслей промелькнуло в голове старосты, и он отбросил мысль о похищении. Старуха, видя его задумчивым, насупившимся, старалась его успокоить и утешала его рассказами о том, как княжна плакала, в отчаянии ломала руки, и как она жалела, что должна отказаться от него.

Боркович хотел лично убедиться в этом и начал настаивать на том, чтобы она помогла ему тайком повидаться с Ядвигой.

Конрадова находила, что в такое время, когда ждали приезда последних послов из Кракова, когда всеобщее внимание сосредоточено на княжне, это трудно и опасно...

Чем больше она возражала, тем усиленнее, он уговаривал.

Староста вложил ей в руку большой куш, и она, наконец, не устояла и согласилась, поставив условием, чтобы он спокойно обождал два дня и чтобы скрыл об всех о своем приезде. Она же взялась найти средство, чтобы Борковича вечером ввести в замок... Но для этого раньше всего было необходимо заручиться согласием княжны, удалив любопытных, найти место для свидания и обдумать способ, как все это выполнить.

- Только для вас и для моей воспитанницы я могу на это решиться, -показывая жестами и взглядами, за какое ужасное дело она бралась. - Однако Бог весть, сумею ли я его выполнить? Не испугается ли княжна?

Весь следующий день после этого разговора староста провел на постоялом дворе, в комнате, с закрытыми ставнями, в обществе своего брата. Наступил вечер, а из замка никакого гонца не было. На второй день он опять ждал...

Неизвестно чем вся его затея окончилась, но на рассвете он уехал не злой и не сумрачный, а в хорошем расположении духа, с улыбкой на лице и весело разговаривая с братом, показывая ему перстень на руке, которого у него раньше не было. Всю дорогу он ругал короля и грозил ему. Возвратившись в Козьмин, он тотчас стал говорить о поездке в Краков, так как, несмотря на то что страшно сердился на Казимира, ехать туда ему необходимо было. Для этой поездки он старался придать себе вид не слишком униженный, но и не гордый.

Как умный человек он понимал, что ему не следует выставлять на показ силы, которая могла бы вызвать опасение и недоверие к нему, но и не годилось притворяться червяком, ибо никто не поверил бы ему.

Крашевский Иосиф Игнатий - Король холопов. 7 часть., читать текст

См. также Иосиф Игнатий Крашевский (Jozef Ignacy Kraszewski) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Король холопов. 8 часть.
- Мало того что нужно ехать, - говорил он брату, - но в том беда, что ...

Король холопов. 9 часть.
Мацек принялся есть, а брат и сын не защищали Бенко, заранее зная, что...