СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Крашевский Иосиф Игнатий
«Борьба за Краков (При короле Локотке). 4 часть.»

"Борьба за Краков (При короле Локотке). 4 часть."

Но Альберт, который считал себя умнее Кечера, пожал плечами.

- И в Сонче есть наши, - коротко отрезал он, - мы столкуемся. А если бы их не было, мы поселим их умышленно. На Сонче мы могли бы держаться, да не забудем и о Познани, надо отвоевать ее у него.

Широко задуманный план заговора ослепил господ советников и окрылил их горделивыми надеждами.

Альберт показался им как раз подходящим человеком для борьбы с маленьким князем.

Они смотрели на него с уважением, как на своего пана и князя, догадываясь, что то, что он только что высказал, должно было давно уже сложиться в его душе, но теперь созрело и обнаружилось в надлежащий час. Им уже мерещилась новая жизнь.

Войт Альберт, оглядев собравшихся, заметил на всех лицах выражение почтения и веры в себя. Один только Хинча Кечер устремил глаза в пол и что-то обдумывал, но не решался высказаться перед всеми.

Герман крепко пожал руку Альберта, его примеру последовал Пецольд из Рожнова, а Зудерман заранее улыбался в надежде, что поляков всех вырежут, и тогда начнется чисто немецкое царство. В эту минуту войт Альберт был действительно королем и повелителем города, и все готовы были подчиняться ему.

Еще раз наказав собранию осторожность и молчание, Альберт распустил своих единомышленников.

III

В шинке при пивоваренном заводе на Гродзской улице, недалеко от рынка, продавалось пиво собственного изделия, славившееся своей густотой и крепостью, и те, кто побывали с Локотком в Гданьске и попробовали тамошнего черного, как смола, густого пива, утверждали, что шелютинское пиво было не хуже.

Что он там примешивал, как варил его и чем приправлял, что оно было так вкусно и никогда не кисло, а, напротив, постояв, становилось еще вкуснее, это было его тайной. Сам он выделывал солод, собственными руками приготовлял закваску, и никто не знал его секрета. К Шелюте приходили и те, что посещали городскую пивную. Шинок его имел еще ту выгоду, что тут же помещался мясник, который приготовлял различные мясные кушанья. Здесь можно было и хорошо выпить, и вкусно поесть. В главной горнице всегда горел огонь, и две служанки с веселыми шутками суетились около котла и очага. Шелюта всегда старался, чтобы хоть одна из них была молодая и красивая, так как знал по опыту, что это еще улучшает вкус нива.

Здесь было всегда весело. Одним из постоянных гостей Шелюты был некто Чемостка, который был известен всему городу, а раньше и замку своими шутками. Без него не обходилась ни одна веселая беседа.

В то время люди веселые, особенно забавники и шуты, были в большом почете, и в каждом городе, при каждом княжеском или магнатском дворе были свои любимцы, оживлявшие и развлекавшие гостей на пирах и собраниях. Поэтому и мы должны изобразить их. Они являются необходимой принадлежностью картины того времени.

Чемостка был притом особенный шут, он смешил не только словами, но и всей своей особой. Его руки, ноги и голова двигались не так, как у всех людей, но были выворочены, как у куклы, и так сгибались, что казалось, вот-вот он разлетится в куски. Он был непомерно худ и длинен, лицо у него было вытянутое и вечно смеющееся. Он ни одного шага не делал по-человечески: то выбрасывал вперед ноги чуть не на сажень, то вытягивал руки вверх или выделывал ими какие-то необыкновенные движения. Кожа на его голове двигалась, как будто была чужая, он умел шевелить ушами, каждым - отдельно, а когда строил печальную гримасу, можно было лопнуть со смеха. Родом он был поляк, но при дворе Лешка Черного выучился говорить по-немецки и шуточки свои говорил, по желанию, по-польски или по-немецки. Случалось ему и латынь коверкать, чтобы показать, как он был умен.

Достаточно было взглянуть на Чемостку, и вся его фигура невольно возбуждала смех.

У Шелюты его знали все, гости над ним потешались, и очень может быть, что премудрый пивовар нарочно кормил и поил его, чтобы он не ходил в другое место. Случалось, что и гости бросали ему деньги, чтобы побудить его к новым шуткам.

Чемостка пел петухом, изображал разных птиц и животных и так умел передразнить манеру и голос каждого человека, что люди просто диву давались. Среди поляков он издевался над немцами, среди немцев вышучивал поляков... даже ксендзам не давал он пощады и так ловко подражал их пению, как будто учился у них. У Чемостка был здесь свой угол на лавке, и когда ему нечего было делать, он усаживался так, что поднятые кверху колена закрывали ему лицо, а руками он охватывал их. В таком виде он казался совсем маленьким, сокращался на две трети своего роста. В таком виде он отдыхал и даже спал, и казалось, он держит свои ноги для того, чтобы они не убежали от него.

Платье на нем было, вероятно, то самое, которое подарила ему княгиня Грифина, все оно было в заплатах, полинявшее и вытертое. На голову и плечи он набрасывал что-то вроде капюшона коричневого цвета, предохранявшего его от холода, и так ходил по улице. Монахи сердились на него за этот капюшон и не раз пытались сорвать его, но длинные ноги помогали ему уйти, а у Шелюты были такие уголки, где никто не мог бы добраться до него. Случалось, что он прятался между бочками с пивом на заводе.

Городские советники редко удостаивали своими посещениями пивную Шелюты, а шляхта избегала кабачка под ратушей, но и там, и здесь бывали исключения. Служащие в замке и воины охотнее заходили к Шелюте, и Мартик, как мы уже знаем, был здесь частым гостем.

Из мещан приходили сюда те, что не питали особого расположения к войту и городским советникам.

Кто бы ни был у власти, недоброжелатели у всякого найдутся. У Шелюты часто раздавались резкие слова, хотя сам хозяин, толстый, спокойный и молчаливый человек, не любил этого и сам ко всем снисходительный старался со всеми быть в мире.

Благодаря близости ратуши и дингуша, где лавники производили суд, все сплетни прежде всего долетали до Шелюты; кто кому продал свое имение, кого советники приказали изгнать из города, где что украли, кому ночью набили кровавые синяки или раскроили череп, обо всем этом здесь узнавалось раньше, чем где-либо. Правда, что иногда слухи эти оказывались ложными, досужие люди выдумывали их и пускали в обращение ради своих целей, но за кружкой пива приятно бывает закусить чужой бедой. Это всегда имеет особенный вкус! Смех запивали черным пивом, а пиво заедали сплетней. Чемостка же, как хорошая пряха, вытягивал из этой пряжи великолепные шутки.

Только иногда зимой, в сильные морозы, двери пивной Шелюты временно закрывались, летом же они были отворены настежь. И даже ночью надо было употреблять силу, чтобы заставить хозяина подчиниться общим правилам и прекратить торговлю.

В полдень следующего дня Мартик уже был у Шелюты и внимательно приглядывался к посетителям, ища знакомые лица. В шинке было еще мало народа, и все не из важных. Медленно пил из глиняного кубка Фрич, писарь в ратуше, он очень любил это густое пиво и ради этого преодолевал свою любовь к кабачку под ратушей.

Как только он пришел сюда, его забросали вопросами как человека, который должен все знать; но было очень опасно выдать великие тайны города! Это пахло изгнанием из него, и что еще хуже - предварительным тюремным заключением.

Фрич, как всякий, кто считает себя великим, был горд и замкнут в себе. Он пользовался уважением. И странное дело - этот муж, исполнявший писарские обязанности при канцелярии в ратуше, недолюбливал немцев, хотя сам по происхождению был и полунемец. С Мартиком они были знакомы еще с детства, когда Фрич, не предвидя еще своей великой будущности, ходил в школу, а Сула с маленькой саблей в руках вертелся на улицах Кракова, уверяя, что жизнь всему учит, а школа никого не сделает умным.

Таков был этот Фрич.

Заметив пана писаря, Мартик тотчас же подошел к нему, хотя теперь воин Сула не имел большого значения в глазах служащего ратуши. Дороги их разошлись, и они даже редко встречались.

Подле Фрича сидел и, по-видимому, угощал его Никлаш из Завихоста, купец, торговавший железом.

Этот тоже был знаком Мартику. Было время, когда и он увивался около Греты, как многие другие, но, убедившись, что это Добыча не для него, добровольно уступил место другим и женился на богатой, хотя и некрасивой мещанке. Вместе со своим тестем, Вигандом из Люпчиц, он имел едва ли не самую богатую лавку в городе.

В то время ценность железа была совершенно иная, чем теперь: особенно в деревне кусок железа был равноценен такому же куску серебра. Этот дорогой металл Никлаш и Виганд привозили из разных стран, преимущественно из Венгрии.

Когда Мартик подошел к Никлашу и Фричу, они о чем-то тихо беседовали, близко склонившись головами друг к другу.

Воина все побаивались и относились к нему с внешним уважением, но в глубине души каждый мещанин чувствовал себя выше него. Он давно здесь не появлялся, поэтому Фрич спросил:

- Ходили куда-нибудь с войском?

- Ну конечно, ведь это мое ремесло, - сказал Мартик. - В Познани силезец подстрелил меня, пришлось подлечиваться.

Оба посмотрели на него, словно искали раны, от которой не оставалось никакого наружного следа.

- Ах! - воскликнул Никлаш. - Хоть бы уж поскорее прекратились эти войны. Вам, воинам, они все-таки что-нибудь приносят, а для нашей торговли война преграждает пути. По проезжим дорогам - грабят. Сколько они убьют наших слуг, сколько отнимут товаров!

- А знаете пословицу: где двое дерутся... - сказал Мартик. - Вы думаете, нам не надоели войны? Нам и нашему воинственному князю? Ему, особенно теперь, когда Бог дал ему сына, и земли у него довольно, не мешало бы и отдохнуть.

Никлаш пробурчал:

- А почему же ему все надо больше да больше? Фрич молча пил свое пиво.

- Потому что земля та ему принадлежит, - сказал Мартик. - Он добрый пан, но очень бедный, потому что не знает покоя.

Никлаш издал какие-то странные звуки.

- Да он уж и немолод!

- Да уж полвека прожил, - прибавил Фрич.

- Это правда, - согласился Сула, - но на нем незаметно следов старости и последствий изгнания. Добрый пан, но не все его любят так, как он этого заслуживает.

Наступило молчание. Разговор становился слишком щекотливым. Чемостка вдруг сорвался со своего места на лавке, подошел ближе, состроил гримасу, вывернул руки и закричал писклявым голосом:

- Пусть бы жил еще полвека, только дайте пива!

Все засмеялись, хотя ничего смешного не было.

- Да я не знаю, как же его не любить, - говорил Чемостка, опять меняя голос, - краковские мещане не знали, куда им деньги девать, а он их снимает, как пчел. Бедняжки задохлись бы в улье.

Снова все засмеялись, но Мартик погрозил ему:

- Ну ты, урод!

Никлаш засмотрелся в потолок. Фрич - в свой кубок, как будто не расслышал или не понял намека.

- А откуда нам брать, если не там, где есть, - прибавил Мартик.

Пошутил еще немножко с Чемосткой, потом Фрич, может быть, обеспокоенный оборотом, который принял разговор, встал, вытер усы, сделал знак Никлашу и, заявив, что он торопится к дингушу, исчез.

Чемостка вернулся на свое место в углу, а Мартик остался с Никлашем, который не избегал его общества.

- Ну что же ваша Грета? - спросил он.

- Да я ее бросил, - отвечал воин.

- А может быть, она вас?

- Может быть, и так, - засмеялся Мартик. - Нам так же не удается ухаживание за мещанками, как нашему князю мир с вами.

Никлаш быстро взглянул на него,

- Чего же ты хочешь? Разве нет мира?

- Есть послушание, но нет ни мира, ни любви, - сказал Суда. - Нечего вам и притворяться, ведь вы его не любите?

Никлаш обиделся.

- Почему это? Почему? - забормотал он. - Может быть, в городе найдутся такие, которые им недовольны, но большинство предпочитает его другим.

- Но уж, наверное, не те, в чьих жилах течет немецкая кровь, - сказал Мартик. - Да и те из вас, в ком, как в вас и во Фриче, есть польская кровь, должны держаться вместе с немцами.

- Гм... - тихо возразил Никлаш... - это потому, что их больше, а нас - горсточка.

Мартик выпил свой кубок и заговорил искренним тоном:

- Жаль мне вас, погибнете и вы вместе с немцами.

Говоря это, он встал и хотел уже выйти, но Никлаш потянул его за рукав и посадил рядом с собою. Лицо его выражало испуг.

- Вы что-нибудь знаете? - тихо сказал он.

- Ничего я не знаю, - отвечал Сула, - но чувствую что-то. Сохрани Боже, если немцы вздумают тягаться с ним, много крови прольется.

Никлаш сидел некоторое время в печальном раздумьи.

- Кто знает? - пробормотал он. - Дьявол может попутать, а что потом?

- Да, что потом? - подхватил Мартик. - Потом будет скверно. А вы, как умный человек, должны предупредить зло.

Никлаш нагнулся к самому его уху.

- Да разве мы что-нибудь знаем? - шепнул он. - Разве что-нибудь нам говорят? Мы сидим, как в яме.

- Что же вы голоса не имеете, что ли?

- Нас горсточка, - повторил Никлаш, безнадежно расставив руки.

- Но в замке вас бы поддержали.

- Против кого? Против своих же, чтобы мы еще друг друга грызли?

Он покачал головой.

Оба молча принялись за пиво. В эту минуту вошел Павел с Берега и потребовал себе кубок.

Он кивнул головой сидящим и подошел к ним. По их молчанию он заключил, что они говорили о чем-то, чего не хотели сказать ему.

- Ну что Грета? - спросил Мартик.

- Думаю, что она вас поджидает, - весело сказал Павел. - Вы было совсем с ней разошлись, а теперь, видно, опять мир?

- Что вы мне глаза колете вашей Гретой, - живо отвечал воин, - а всему свету известно, что вы сами влюблены в свою племянницу.

- Ха, ха, - смеялся жирный Павел, - да разве я отрекаюсь? Я бы ее любил, кабы она хотела, почему нет?

Никлаш, рассеянно слушавший этот разговор и как бы не отдававший себе отчет в том, что говорил, схватил Павла за руку:

- Войт был в замке; вы не знаете, с чем он вернулся?

- Знаю, - отвечал Павел, - с чем поехал - с тем и вернулся. Да можно было заранее сказать, что так будет. Эта проклятая война высасывает деньги. Кто же будет их давать, если не мы?

- Скоро и у нас не хватит шкуры! - вскричал Никлаш.

- А при чехе было лучше? - возразил Павел.

На этом и кончился разговор. Никлаш шепнул что-то на ухо Мартику и встал. Но тот, хотя выпил уже достаточно пива, не уходил еще. Ему хотелось остаться наедине с Павлом, про которого Сула знал, что он не был особенно расположен к войту и к заядлым немцам.

- А что, пан Павел, - обратился к нему Сула, - от замка к городу веет недобрый ветер? Войта подозревают, что он не любит князя и готов поднять бунт.

- Я ничего не знаю, - отвечал Павел. - С ними я мало сталкиваюсь, да и они мне ничего не рассказывают.

Так болтая, они вышли оба на улицу и дошли вместе до Мясницкой. Мартик думал зайти к Грете, а он - домой.

Вдову он нашел взволнованной и чем-то озабоченной. Она выслала Курцвурста из комнаты и живо подошла к нему.

- Вы пришли как раз вовремя, я уже хотела послать за вами.

- Откуда такое счастье? - рассмеялся Сула.

- Не вообразите только, что я по вас соскучилась, - возразила она сердито. - Вы там уснули в замке, ничего не видите и не знаете! Альберт что-то замышляет.

- Мы уже знаем об этом... - сказал Мартик, - но все равно - спасибо вам на добром слове! Не знаем только, как тут быть, потому что они таятся и скрывают и даже своим не верят.

- Будьте настороже! - прибавила Грета.

Мартик, пожалуй, не поверил бы приязни Греты к своему князю, если бы не знал, как она ненавидела войта Альберта. Рассказывали, что когда-то она относилась к нему милостиво, и старый вдовец тоже сильно увлекся ею, но гордый пан и не думал жениться на ней и к своей любви относился как к забаве. Грета чувствовала себя глубоко оскорбленной и никогда не могла простить ему, что он счел ее недостойной разделить его высокий сан и судьбу. Она терпеть не могла Альберта.

- Этого нашего королька Альберта, - говорила она возбужденно, - ни вы, ни кто другой не знает так, как я. Он мечтает о власти над Краковом, как Локоток о короне. Наши войты пользуются своими правами по наследству; и он, и брат его считают нас своими подданными и рабами. Альберт - горд, изворотлив и хитер, но у него есть и отвага. Ваш князь для него слишком самовластен, он хотел бы поискать себе какого-нибудь такого, чтобы самому им управлять. Я говорю вам - вы его не знаете!

- Это святая правда, прекрасная Грета, - сказал Мартик, - и нам с ним оттого так и трудно, что мы умеем только сражаться, но нам не разгадать его хитрости.

Грета пожала плечами.

- Мне смешно давать вам совет, - сказала она, - но, если у вас есть хоть малейшее подозрение, а сила ведь - у вас, почему бы вам не лишить его власти, хоть она и досталась ему по наследству, и не посадить на его место другого?

- Гм... - буркнул Мартик, несколько растерявшийся от такой стремительности в мыслях вдовы, - разумеется. Павел был бы для нас лучшим войтом уже потому, что он лучше Альберта, как человек, но чтобы наказать войта, надо схватить его на месте преступления. Мы постараемся открыть измену.

- Так! - рассмеялась Грета. - А пока вы ее будете искать, он успеет насолить и вам, и городу!

Мартик счел эту запальчивость вдовы следствием ее нерасположения к Альберту. А Грета все с большей горячностью продолжала стоять на своем.

- Ну, посоветуйте же, что делать! - рассмеялся Сула.

- Мне вам советовать? - вскричала вдова. - Но ведь у вас, мужчин, волос короче, а ум должен быть длиннее.

Так они перекорялись на словах полушутливо, полусерьезно. Умная женщина на вопросы Мартика, с кем же в городе следует сдружиться, и кому верить, - отвечала, пожав плечами:

- Коротковолосый мой пан, я бы на вашем месте искала в городе таких людей, которые тут постоянно живут и своим присутствием мозолят глаза войту!

Но недогадливый Сула долго думал и раздумывал и все-таки ни до чего не додумался.

Помучив его с разгадкой, Грета крикнула наконец:

- Ступайте на Еврейскую улицу и спросите там у Муши или Левка, они вам скажут.

Только теперь Мартик понял и обрадовался.

- Помоги вам Бог, - сказал он, - нет советчика лучше женщины, когда мы не знаем, что нам делать. У вас - большой ум.

- А вы, кажется, не ожидали найти его у меня? - насмешливо спросила вдова.

Но похвала эта была ей приятна, и, приблизившись к Мартику, она сказала, понизив голос:

- С Мушей, с Иошем, с Левком и сколько их там есть, вы можете говорить об этом прямо. Ваше дело - их дело. Альберт ненавидит евреев, а они - его, потому что он и дел их не хочет разбирать, и никакого порядка среди них не поддерживает. Они преданы замку и знают все, что там делается. Знаете вы богатого Мушу? - спросила она под конец.

Мартику случалось встречаться с евреем на улице, но он не был знаком с ним. Что было общего между известным своим богатством менялой и ювелиром Мушей и бедным воином?

К старику нелегко было проникнуть. Он считался в то время главою всех евреев, поселившихся в Кракове. Дом его на Еврейской улице напоминал крепость и был окружен высокой каменной стеной. Самое здание было построено из дерева, но крепкие каменные стены могли бы, пожалуй, выдержать осаду; ходили слухи, что в доме Муши был подземный ход, через который можно было спастись в случае опасности.

Напутствуемый этими советами и заражаясь горячностью Греты, Мартик, вдоволь насладившийся лицезрением прекрасных черных очей, простился, как ему ни жаль было расставаться с нею, и пошел прямо на Еврейскую улицу.

Муша, который, как мы уже упоминали, торговал драгоценными каменьями, золотом и серебром, не всякого принимал у себя. У него не было лавки; к нему приходили через других, а кто хотел попасть в дом, должен был иметь известного ему проводника. Еврей был еще не стар, крепкий, серьезного вида, державшийся со своеобразной гордостью. На нем лежала печать богатств, которыми он обладал. Он не был словоохотлив. Говорили, что большую часть времени он проводил над книгами, и что он умел делать золото.

Мартик шел к нему с некоторой робостью, сознавая, что взятая им на себя задача была слишком тяжела для его головы и плеч. Но несмотря на все свое простодушие, он был не лишен известного рода проницательности. Он инстинктом узнавал людей, и инстинкт же подсказывал ему способ обходиться с ними. Труднее всего было пробраться к еврею и внушить ему доверие к себе.

Как раз в ту минуту, когда он остановился у ворот его дома и хотел постучать, он услышал во дворе какой-то странный шум и звуки, не похожие на те, какие ему приходилось слышать на улице. Кто-то страстно спорил и жаловался нараспев.

Он еще прислушивался, когда ворота приоткрылись, и толпа людей в остроконечных шапках, с длинными спереди, а сзади выбритыми волосами, в лохмотьях и в длинных плащах, сбиваясь в кучу, ругаясь и толкая друг друга локтями и кулаками, выбежала на крыльцо.

Воспаленные глаза, пена у рта и судорожные движения рук показывали, что здесь шел жестокий спор или был вынесен приговор. Посреди этой толпы шел бледный человек, которого другие дергали, грозили ему в лицо кулаком и толкали перед собой, как обвиненного преступника.

Вся эта толпа состояла из детей Израиля.

Привратник хотел уже закрывать ворота, но Мартик смело прошел во двор и сказал, что он прислан из замка от князя. К нему приглядывались с недоверием и покачивали головами: видно было, что толпа, только что выбравшаяся на улицу, оставила здесь после себя какую-то растерянность. В глубине двора в окне дома виднелась фигура представительного мужчины с черной, уже седеющей бородой, в бархатной шапочке на голове. Он смотрел вслед уходившим. Это был сам Муша, который, как только ему доложили о Мартике, велел впустить его к себе.

Горница, в которой его приняли, была убрана скромно, но не бедно. Лавки были покрыты простыми коврами, мебели было мало, - в углу стоял один только шкаф.

Молча, движением руки хозяин приветствовал гостя.

- Я слуга князя Владислава, - сказал Мартик. - Долго служил в его войске и привязан к нему. Я скажу вам в коротких словах для чего пришел сюда, - я не умею говорить долго и гладко. Мещане-немцы замышляют что-то против нашего князя - это всем ясно. Они, наверное, думают найти себе нового в Силезии или в Чехии.

Муша выразил притворное изумление и покачал головой.

- Да, что-то замышляется, - повторил Сула. - Князь не обращает на это внимания, но мы, его верные слуги, и все добрые люди в городе боимся этого. И вы тоже не с войтом, и потому должны помочь нам, чтобы, избави Боже, не случилась измена.

Он окончил свою речь и поднял на него глаза. Еврей стоял спокойный, задумчивый, как будто ему нужно было хорошенько все взвесить, прежде чем давать ответ.

- Откуда у вас этот страх? - спросил он.

- От любви к нашему пану, - сказал Мартик, - и от того, что говорят в городе, и, верно, недаром.

- А наш милостивый пан знает об этом? - спросил Муша.

- Знает столько же, сколько и я, но не придает веры. Еврей заложил руки за пояс и устремил глаза в землю.

- А чего же вы хотите от нас? - спросил он.

- Помощи, чтобы напасть на след измены, - отвечал Мартик. - У вас свои люди и свои пути, по которым вы можете проследить, что замышляет войт.

Муша покачал головой, слабая улыбка показалась на его лице. Наступило долгое молчание.

- Вы от нас хотите слишком многого, - промолвил наконец еврей. - Ведь вы сами говорите, что войт к нам враждебен. И советники, и лавники - все это наши враги, как же мы можем подойти к ним ближе и все разузнать?

Не дожидаясь ответа, хозяин указал гостю место на лавке, и, отерев лицо платком, висевшим у пояса, продолжал разговор.

- Ходят слухи в городе? Что же говорят? Чего боятся?

- Преданные князю мещане уже выдали заговор: они боятся разгрома и мести. Говорят, что Альберт под предлогом торговли, рассылает своих доверенных в разные стороны. Днем и ночью идут у него тайные совещания. Есть важные улики.

Еврей сидел в нерешительности, не зная, как отнестись к этому и что говорить.

- Что же мы тут можем сделать, мы, бедные евреи, мы, которые должны платить и за воздух, которым дышим, и за воду, которую берем из колодца, мы, которых вечно подозревают и в злодействах, и в колдовстве, и в безбожии, и которые не могут без особого знака показаться на улице? У нас нет никакой силы.

- Вы, - решительно отвечал Мартик, - обладаете разумом, ловкостью и деньгами, которые имеют самое большое значение.

Муша презрительно передернул плечами.

- Ну да, - сказал он, - деньги - это единственное наше оружие, которым мы должны защищаться, но в то же время это и наш злейший враг, потому что все желают ими воспользоваться.

Видя, что беседа ни к чему не приводит, и желая как-нибудь подействовать на еврея, чтобы он дал решительный ответ, Мартик, начинавший уже терять терпение, хотел уже прибегнуть к более энергичным уговорам, как вдруг в горницу вошел седой старик, одетый так же, как хозяин, в высокой остроконечной шапке, которую он сначала не снимал, но потом, заметив чужого человека, с заметным неудовольствием медленно снял с головы. Между ним и Мушей завязалась оживленная беседа на незнакомом языке. Вошедший быль ростом ниже хозяина, борода у него была седая, и лицо его, с неприятным выражением, обнаруживало плохо скрытую враждебность.

По взглядам, которые оба бросали на него, Мартик догадался, что разговор шел о нем.

Этот еврей, которого звали Левкой, торговал восточными товарами и тоже слыл за очень богатого человека. Поговорив с хозяином, он пожал плечами, взял со стола свою шапку и, даже не попрощавшись с Мартиком, а только бросив на него косой взгляд, вышел из горницы.

Мартик еле сдерживал свое нетерпение.

- Вы живете в замке?

- Да, я служу при дворе князя, в его страже.

- А можно спросить там о вас?

- Спросите Мартика, сына Збышка, Суду из Верушиц под Бохнией, - с некоторой гордостью отозвался гость, - и вас прямо проведут ко мне.

Еврей закидывал его вопросами, внимательно слушал, но сам из осторожности не рассказывал ничего. Сула все еще не получил от него ответа, когда в сенях послышались голоса споривших между собою людей. Муша торопливо подошел к дверям, отворил их и повелительным тоном приказал дерзким удалиться, что и было тотчас же выполнено: они выскочили на крыльцо и там продолжали свой спор. Очевидно, Муша был судьей и посредником между своими единоверцами.

На вторичный свой вопрос, можно ли надеяться на помощь, Суда получил уклончивый и равнодушный ответ. Он нахмурился и хотел уже идти, не скрывая своего неудовольствия, но еврей принялся уговаривать его не гневаться и принять во внимание, что они сами едва могли жить, а где уж там думать о помощи другим.

- Что мы, бедные, можем сделать! - повторил он. - Мы можем только сидеть так тихо, чтобы никто не мог к нам придраться. Замок не защищает нас от войта... а свобода наша - такая, что нас притесняют с двух сторон. Что мы можем сделать?

Мартик, уже не оглядываясь на провожавшего его хозяина, выбежал на улицу.

IV

Два дня спустя Мартик в своих непрерывных блужданиях от пивной под ратушей до Шелюты, от его завода на Мясницкой улице до Николаевских ворот, - гонимый беспокойством, которое не позволяло ему оставаться бездеятельным на месте, узнал случайно, что Альберт собирается в путь для каких-то торговых дел. Узнал он также, что его правая рука, Герман из Ратибожа поехал с каким-то тайным поручением, а Пецольд из Рожнова собирался выехать не известно куда.

Все это были верные друзья и деятельные помощники войта, за которыми Мартик давно уже следил. Чутье подсказало ему, что этот разъезд не был случайным.

Зная, что Грета была нерасположена к войту, Мартик поспешил к ней в надежде что-нибудь от нее узнать.

Он застал ее в обществе ее друзей. За столом сидели дядя ее Павел с Берега, Хинча Кечер и Никлаш из Завихоста. Прекрасная по-прежнему хозяюшка, всегда готовая посмеяться с гостями и похвастаться перед ними своим богатством и гостеприимством, подставляла кубки, сама наливала вино и подвигала поближе блюда с лакомствами, которыми был заставлен стол.

Шла веселая, легкомысленная беседа, какую любила Грета: ее любимым развлечением было увлекать собою старых и молодых, дурачить их и доводить до безумия. А в конце концов всех высмеять и от всех отделаться - это доставляло ей огромное удовольствие.

Приход Мартика несколько понизил оживленный тон беседы.

Достаточно было взглянуть на его озабоченное лицо, чтобы потерять охоту к веселью.

Грета тотчас же вытерла кубок, налила вина и подала ему. От смеха она зарумянилась, как вишня, а при румяных щечках и розовых губках зубки ее казались еще белее и еще милее блестели, а черные глаза сверкали еще ярче, чем всегда. Быстро дышавшая грудь колебала прикрывавшую ее прозрачную белую ткань, а вышитый и разукрашенный металлическими бляшками корсаж красиво обрисовывал ее стройный, округленный бюст, на искушение ее старым поклонникам.

Хотя пора первой молодости и свежести уже прошла для Греты, но в ней было еще столько прелести, что все, начиная от дяди, с восторгом следили за каждым ее движением. Павел с Берега в качестве опекуна позволял себе больше, чем другие; он брал ее за белые руки, притягивал к себе и, подмигивая, показывал на нее Хинче и Никлашу.

Проницательная женщина по одному взгляду на Мартика догадалась, что он на этот раз пришел не ради нее самой. Ей захотелось узнать, что он делал. Правда, тут были все свои, но все же опасно было говорить о таких щекотливых вопросах в присутствии нескольких лиц, особенно Хинчи Кечера, про которого она даже не знала, на чьей он стороне.

Рассказывали о пойманных около еврейских бань убийцах, которые уже сидели в тюрьме ратуши и ждали смертного приговора судивших их лавников. На кладбище около костела Девы Марии задержали какую-то подозрительную женщину. Все это были городские новости.

Никлаш спорил, что вдова Эрлиха не имела права на половину дома и лавок на Гродзкой улице, а Кечер уверял, что по завещанию муж отказал ей это, а половину лавки отдал на поминовение своей души у святой Троицы.

Среди этой болтовни пламенные взгляды гостей пронизывали прекрасную Грету, а каждое ее слово встречалось одобрением, смехом, перешептыванием и перемигиванием.

Мартику надоело наконец смотреть на это и слушать и, прерывая рассказ об эрлиховой вдове, которая, по слухам собиралась выйти замуж за своего молодого служащего, он вдруг сказал:

- Не слыхал никто, куда это собрался ехать войт?

Никлаш и Павел быстро переглянулись между собой.

- Да разве он едет? - спросил первый.

- Говорят, что и он едет, и многие из городских советников разъезжаются в разные стороны, - отвечал Мартик, придав своему голосу оттенок иронии. - Герман из Ратибора, Зудерман, Пецольд - все или собираются в путь, или уже выехали. Куда-то они все торопятся.

Грета делала ему выразительные знаки глазами.

- Да я же был сегодня у пана войта, - сказал Павел с Берега, - никто там и не заикался о путешествии.

- Гм... - заметил Мартик, - да разве о всяком путешествии идут разговоры?

- Вот правда! - смеясь, отозвался Кечер. - Когда я узнаю, где можно дешево купить товар, я поеду один и трубить об этом не буду.

- Никогда не поверю, чтобы наш могущественный пан войт сам поехал за товарами, - прервала его Грета. - Для этого он слишком большой пан, да и родни у него много, она могла бы его заменить. Если он поехал сам за товаром, то, верно, товар этого стоит.

- Какой же он большой пан, - возразил Никлаш. - Недавно только вырос. Люди еще помнят, как их отец при Лешке Черном сам мерил на локти за прилавком. Всего своего величия они достигли защитой замка.

- Ну да, но теперь войт имеет власть по наследству, это второй князь, - заметила Грета. - Если ему не понравится моя или ваша голова, то он прикажет ее отрубить, и никто ничего ему не скажет. Мы - его рабы. Городские советники - все по его выбору. Лавники - тоже, а город - у него в кармане!

- О, о, о! - закричали все хором. - До этого еще не дошло.

- Уж дошло и до этого! - решительно возразила Грета. - Он делает с нами и с городом, что ему вздумается.

- Но ведь и мы тоже в городском совете, - недовольно заметил Павел.

- А что значите и вы, и весь совет? - горячо возразила Грета. - Герман из Ратибожа, Зудерман и Пецольд, слуги его и доверенные, всем заправляют, а вы - как сено для них.

Эти упреки не понравились гостям, они сидели, опустив головы, а Грета торопливо закончила:

- Пан войт - у нас король!

Наступившее вслед за этим молчание прервал Мартик.

- Хозяйка наша правду говорит... Так оно и есть!

Задетые за живое гости стали понемногу подниматься, некоторые пробовали еще пошутить с хозяйкой, и один за другим выходили. Остались только Мартик и Павел.

- Любопытно было бы узнать, - снова заговорил Мартик, - куда это собирается пан войт? И куда едут его помощники? Не могу ни у кого допытаться!

- Что делать! - отвечала Грета. - Одному не уследить за четырьмя, но если бы последить за кем-нибудь одним...

Мартика заинтересовала эта мысль, он поспешно выпил вино, взглянул еще раз на вдову и стал прощаться.

Грета поняла, что он готов был последовать ее совету.

- Приходите ко мне почаще, - сказала она, провожая его до дверей.

Сула всегда был готов к отъезду. Он прямо отправился к дому войта, около которого целый день до поздней ночи толпились люди, одни сидели, другие расхаживали кругом. Ему хотелось разузнать что-нибудь здесь. Он смешался с толпой и стал прислушиваться, стараясь узнать прежде всего, не уехал ли уже войт. Около ворот во дворе слуги говорили между собой, что он сегодня вечером едет в Мехов.

Хотя Мартик не поверил этому, тем не менее он тотчас же поспешил в замок, вскочил на коня и один, без слуг, стал поджидать у Николаевских ворот, чтобы не пропустить никого из проезжавших. Он был уверен, что Альберт выедет из города через ближайшие ворота.

Были сумерки, когда Мартик увидел приближавшегося к нему войта, одетого против обыкновения так бедно и окруженного такой убогой свитой, что если бы он не был осведомлен об его отъезде и не знал в лицо, то он, наверное, не узнал бы его. Скрывшись за воротами, Мартик переждал, пока весь отряд не отдалился от города, и тогда медленно поехал за ними. Он должен был подвигаться с большою осторожностью, держась в отдалении, чтобы его не приняли за соглядатая.

Вокруг было пусто. Время, выбранное войтом для отъезда, само по себе внушало подозрение.

Но еще страннее было то, что, выехав из города на равнину, он начал объезжать предместья, сворачивая туда и сюда, как заяц, которого выслеживают, и наконец выбрался на проезжую дорогу, которая вела на Прагу и в Чехию.

Но Мартику этого было еще мало, он хотел быть вполне уверенным. Правда, для одинокого человека окрестности города ночью не представлялись вполне безопасными, но у него был за поясом хороший меч, у седла висела дубинка, а конь его отличался выносливостью и быстротою, и он решил ехать дальше.

Войт, выбравшись на проезжую дорогу, несмотря на темноту быстро поехал вперед. Мартик оказался в затруднении, так как Альберт быстро свернул с большой дороги на проселочную, которая вела в колонию, расположенную на городской земле и принадлежавшую городу.

"Если выслеживать, так уж до конца, - сказал себе Сула. - Посмотрим, не заподозрил ли я его понапрасну".

Взошел месяц и облегчил ему погоню. Он только должен был удерживать коня, который рвался вперед, чуя тех, что ехали впереди.

При слабом свете месяца догоняющий заметил, что войт направился к дому, окруженному густой зеленью, и здесь остановился. Люди сошли с коней. Слегка наклонившись вперед, он увидел, как на ладони, их темные фигуры на более светлом фоне неба.

Следить далее было уже опасно, поэтому он спрятался в кустах и приготовился наблюдать, что будет дальше. Так продолжалось довольно долго. Войт исчез куда-то, перед домом стоял только его конь. В окне хаты горел огонь, и люди с зажженными лучинами ходили вокруг. Там было, по-видимому, людно и шумно, казалось, что люди ждали выхода войта.

Месяц поднимался все выше. Мартик все ждал.

Вдруг кони тронулись, и Мартик заметил, что они взяли путь назад и должны были проехать мимо того места, где он стоял.

Он испугался, как бы конь его не заржал навстречу едущим. Он пригнулся к его шее, чтобы не быть узнанным, спрятал лицо и ждал. Свита войта приближалась медленно. Глаз воина, привыкшего наблюдать из засады, сейчас же заметил, что среди возвращавшихся войта не было.

Слуги, оставшись на свободе, весело болтали и смеялись на обратном пути к Кракову.

- Эх ты, глупый! - говорил один из оруженосцев другому. - Да разве он туда едет, куда сказал?

- Ну а куда же? Ну договаривай, коли начал, говори, куда он поехал?

- Я слышал, как они с братом Генрихом уговаривались ехать в Прагу или в Оломюнц.

- А тебе что до этого?

Раздался насмешливый хохот, но Мартик уже ничего более не расслышал, потому что дорога, по которой они ехали, как раз здесь сворачивала в сторону, и они исчезли из его глаз. Слышался еще некоторое время тяжелый конский топот. Теперь все внимание Суды обратилось на хату, около которой стояла крытая повозка и виднелось несколько верховых лошадей. По всей вероятности решено было переждать здесь ночь, потому что в домике скоро погасли огни. Мартик слез с коня, крепко привязал его к дереву и осторожно, как вор, подкрался под окна хаты. На счастье здесь не было собаки.

Слуги расположились на ночлег на голой земле около воза и лошадей. Таким образом, Мартик мог подойти незамеченным и подслушать их разговор, который вертелся около путешествия в Оломюнц и нового пути к нему, потому что войт не хотел ехать проезжей дорогой.

Этого было довольно для Мартика: у него теперь была полная уверенность, что готовился изменнический заговор в союзе с чехами. Больше ему ничего и не надо было знать.

Было уже поздно возвращаться в город; постояв так некоторое время, он вернулся к коню и, медленно двигаясь по направлению к проезжей дороге, решил переночевать где-нибудь на пути, потому что в Краков нельзя было попасть раньше утра, когда открывались ворота. Он был доволен тем, что ездил недаром, и не обращал внимания на ночной холод, пронизывавший его до костей.

Уже на проезжей дороге он догнал войтовых слуг и присоединился к ним.

Услышав за собой конский топот, люди сначала испугались и схватились за свои дубины, ожидая нападения, но Мартик весело поздоровался с ними и, сделав вид, что заблудился, стал расспрашивать о дороге. Он выдавал себя за незнакомого с этой местностью слугу одного из краковских панов, пославшего его сюда по своему делу.

Слуги войта стали подшучивать над ним. Дальше поехали все вместе, намереваясь переночевать в городской корчме, и, чтобы выведать от них что-нибудь, Сула притворился простаком. В городской корчме, пользовавшейся дурной репутацией как место сборища всех бродяг, шулеров, а также всех, изгнанных из города, горел еще огонь, и было людно и шумно.

Очутиться здесь одному ночью было опасно, но в обществе слуг войта Мартику нечего было бояться.

Они подъехали как раз в то время, когда целая толпа перепившейся черни вышла с зажженными лучинами во двор корчмы, на котором оказался неизвестно кем и когда убитый человек. Можно было разглядеть уже пожелтевший труп с засохшей раной на груди, с разбитой головой, покрытой запекшейся кровью, часть его одежды была уже кем-то содрана. Некоторые узнали в нем Бериаша-извозчика; делались предположения, что его убили ради двух кляч, которыми он правил.

Случай этот, который во всяком другом месте произвел бы впечатление, здесь был принят с полным равнодушием как самое обычное дело. И только хозяин, смуглолицый мужчина разбойничьего вида, с обвязанной головой, так что виден был только один черный глаз, ворчал недовольно, что труп надо оттащить куда-нибудь подальше от шинка, чтобы он не навлек на него беды.

Те, кто были потрезвее, торговались с ним из-за количества бутылок пива, обещанных им за эту дружескую услугу. Когда подъехали слуги войта, которых сейчас же узнали, гости слегка смутились, а хозяин со вздохом подумал, что придется дать еще больше пива, чтобы и этих заставить молчать.

Мартик не отходил от своих дорожных товарищей. Но они, не разглядевшие его раньше, когда они ехали ночью вместе с ним, теперь, присмотревшись при свете огня, заметили рыцарскую осанку проезжего и поняли, что впали в ошибку. И стали поглядывать на него подозрительно и недоброжелательно.

В этой-то корчме и среди этой толпы бродяг должен был Сула провести ночь. Окружавшие его разбойники всячески пробовали споить его, чтобы потом обокрасть или завязать с ним ссору и иметь предлог напасть на него, но общество войтовых слуг, среди которых он находился, и смелая осанка рыцаря спасли его от беды.

Перед рассветом, когда пастух гнал стадо через Мясницкую заставу и ворота открылись, Мартик въехал один, никем не замеченный, в город, пробрался в замок и тотчас же улегся спать после мучительного путешествия. Заснул так крепко, что слуга его, подросток Юргас, должен был дергать за руку своего пана, чтобы разбудить и доложить, что его желают видеть.

У Мартика была в замке собственная горница, но в ней неудобно было принимать гостей. Быстро вскочив, он хотел бежать к колодцу, чтобы отрезвить себя ведром воды на голову, как вдруг заметил на пороге своей комнаты Мушу.

Надо было, значит, как-нибудь столковаться, хотя он не находил подходящего места. Подумав, Мартик провел своего гостя во двор, где удобно было разговаривать, не боясь, что подслушают.

Муша совершенно иначе, чем в первый раз, и даже с доверием, как к доброму знакомому, приблизился к Суде.

- Знаете ли вы, - сказал он тихо, - что войт Альберт уехал вчера куда-то?

Мартик усмехнулся, довольный собой.

- Знаю, - отвечал он, - знаю даже куда и догадываюсь зачем. Я выследил его шаг за шагом и на рассвете вернулся домой.

Муша, несколько удивленный, покачал головой.

- Куда же? - спросил он.

- В Оломюнц или в Прагу. Еврей улыбнулся.

- Ну значит, вы должны знать и то, о чем я хотел вас предупредить, - прибавил он, - что Герман из Ратибожа и Пецольд также уехали. Если он в Оломюнц, то они в Сандомир, Вроцлав или Околье.

Они взглянули друг на друга. Мартик утвердительно кивнул головой. Теперь они вполне понимали друг друга. Обменявшись еще несколькими фразами, Муша попрощался и ушел, выразив свою готовность помогать Мартику.

Теперь рыцарю хотелось поскорее увидеть Грету. Он считал преждевременным поднимать тревогу в замке, пока еще не все было ясно для него самого.

Он застал Грету еще за туалетом, так как она собиралась в костел, а выходя из дома, всегда старалась так одеться, чтобы обратить на себя внимание. И достигла того, что люди не только указывали на нее пальцами, но шли за нею и забегали вперед. С нею вместе ходил и Курцвурст, но для костела он надевал обыкновенный костюм.

Грета отбросила покрывало, которое собиралась пришпилить к волосам, и крикнула Курцвурсту, чтобы он провел к ней Гамрота. Кто был этот Гамрот, Сула не знал и никогда его не видел.

Вдова, приблизившись к нему, живо шепнула на ухо:

- Не знаете Гамрота? Не знаете, что его брата из мести за сестру войт Альберт приказал посадить в тюрьму и только после усиленных просьб княгини вместо смертной казни наказал изгнанием из города. Гамрот поможет вам против войта, а я ручаюсь за него.

Она говорила с лихорадочным возбуждением, и лицо ее пылало. Окончив свою речь, Грета отошла в своему туалету и занялась охорашиванием, так как сегодня она непременно должна была идти в костел.

Вскоре пришел Гамрот.

С виду это был молодой, красивый человек, но Сула с первого взгляда отгадал в нем шалопая и задиру. Род его был когда-то знатен и богат, но после пожара в доме и лавке они обеднели, а так как в это же время войт выгнал брата его из города, то они все свои беды приписывали ему.

С удовольствием они отомстили бы ему и сами по себе, а тут еще влияние Греты, которая сумела подчинить себе юношу. Перед своим уходом в костел она успела познакомить их. Гамрот в убогом одеянии ремесленника, в переднике, так как он зарабатывал свое пропитание службой у какого-то мастера, охотно предложил свои услуги Мартику.

Хозяйка велела поставить им жбан, пошепталась с тем и другим, кивнула головой Курцвурсту и вышла.

Оба уселись за стол молча, приглядываясь друг к другу, пока наконец мещанин, заметив, что Сула не собирается заговорить первый, не начал сам:

- Мне приказали служить вам, - сказал он, смеясь. - Может быть, я и пригожусь на что-нибудь. Я знаю город, а прежде и меня здесь многие знали.

Он вздохнул и отхлебнул из кубка.

- Если надо что-нибудь придумать против этого разбойника Альберта, который нас погубил, - сказал он, ударив себя кулаком в грудь, - то я с вами, - и протянул Мартику руку.

Начались взаимные вопросы и пояснения. Гамрот оказался понятливым, сообразительным и на все готовым. Пуще всего хотелось ему отомстить врагу и притеснителю всей его семьи.

- Вы можете посылать меня, куда хотите, - сказал он, - я всюду проскользну. Я ведь здешний, знаю оба языка, и слух у меня хороший.

Они условились, как разделить между собой надзор за различными людьми, где встречаться, и за кем должен особенно следить Гамрот. Разговор за жбаном продолжался так долго, что Грета успела вернуться из костела, а они все еще сидели за столом. Увидев ее, Гамрот, обрадованный, что ему предстоит дело, поспешно докончил свой кубок и весело помчался в город. Оставшись наедине с Мартиком, Грета спросила, как понравился ему подручный.

- Ничего себе, - отвечал Мартик, - только очень горяч и, должно быть, легко задирает людей. С человеком, как с разбитым горшком (потому что целых немного), всегда надо знать, до каких пор можно налить воды, чтобы не вытекла, а в общем, - прибавил он, - мне думается, что он добрый малый, и я вам за него благодарен. Вот уже несколько человек будут следить за ними, и черт их возьми, если они уйдут от нас.

- Больше всего следите за войтом, - горячо заговорила Грета. - Он - всему зачинщик.

С этого серьезного разговора Мартик, в котором снова заговорила прежняя любовь, перешел к воспоминаниям прежнего, заговорил о своем былом увлечении ею и поклялся, что он и теперь любит ее ужасно, она же весело хохотала.

- Ну и любите! - сказала она. - Кто знает, если меня не возьмет ни князь, ни воевода, то я, дождавшись седых волос, может быть, и пойду за вас.

У Мартика сверкнули глаза, и он гаркнул:

- Я поклялся, что вы будете моей!

Грета нахмурилась, взглянула на него, пожала плечами и опять рассмеялась.

В то время как они ссорились и мирились, а Грета, взяв в руки цитру, начала наигрывать на ней и напевать, вошел обычный гость вдовы, Павел с Берега. В эту пору дня приходили к ней и другие ее знакомые.

Двери то и дело открывались, и каждый входящий приносил с собой уличные новости.

Кто-то рассказал, что войт поехал в Мехов.

Другой возразил, что не в Мехов, а во Вроцлав, третий назвал Сонч и уверял, что войт поехал туда по торговым делам. Слушавший их Мартик не выдержал наконец.

- Полно вам болтать пустяки, - сказал он, - не по пустому делу ваш пан войт пустился в дорогу ночью, это только вы ничего не знаете. Вас водят за нос, а вы ко всему слепы и глухи. Вам Бог дал доброго государя, который оставил за вами все, что было вам дано Лешком Черным. Вы при нем живете спокойно, а вам все мало.

Слушатели удивились таким нападкам и не могли понять, что они означают. Грета напрасно делала ему знаки, пиво шумело у него в голове.

Не все гости держались одного мнения, но Мартик, не обращая на это внимания, смело продолжал:

- Войт сам по себе не так много значит, если у него нет помощников среди своих. И они воображают, что нашего пана так же легко сменить, как всякого другого! Как бы они не ошиблись, да не заплатили за это слишком дорогою ценой!

Все молчали, и Мартик продолжал еще смелее:

- Слышал я раз одну басенку, ее не мешало бы повторить пану Альберту. Шел раз человек, неся на плечах купленное мясо, и встретилось ему на дороге грушевое дерево, а на нем была спелая груша. Вот он и подумал: влезу-ка я на нее и возьму грушу в мешок. Положил мясо на землю и давай лезть на дерево, а в это время подскочила собака и схватила мясо. Лакомка поспешил обратно с дерева, да оборвался и поломал себе кости. Как бы не случилось того же с другими, которым хочется груш, хоть у них есть мясо.

Некоторые из слушателей одобрительно засмеялись басне. Как раз подле Мартика сидел мещанин, которого звали Отченаш. Прозвище это дали ему еще в школе, там оно к нему крепко пристало, да так и осталось за ним.

Некоторые обвиняли его в том, что он был клевретом и шпионом войта и доносил ему обо всем, что слышал.

Состроив недовольную гримасу, он обратился к Мартику:

- Вы такого плохого мнения о пане войте?

- Я не скрываю того, что не верю ему, - отвечал Сула, не замечая знаков, которые делала ему Грета. - Да не только я, а все в замке не верят ему и остерегаются его.

Отченаш, маленький и гибкий, как волос, поморщился.

- Вижу только одно, - сказал он, - что это его неприятели распускают про него разные сплетни. Он уважает князя и желает ему добра, а если при этом он охраняет и защищает свой город и его жителей, то что же тут удивительного? На то он и войт, мы за это платим ему.

Мартик вместо ответа громко выругался. Отченаш нахмурился.

- Не дай, Боже, никому, - тихо проговорил он, - сидеть на высоком месте; и сверху, и снизу все падает на человека, так и с войтом.

Проговорив это, Отченаш вынул из-под стола шапку, сделал общий поклон и тихонько вышел.

Как только за ним закрылись двери, Грета сердито набросилась на болтуна.

- Вот уж распустил язык! - вскричала она. - Будто не знаете, что этот сидит у войта за ухом?

- А мне что за дело! - возразил Сула.

- Он его предупредит, чтобы был осторожен.

Но Мартик решительно не хотел ни с чем считаться.

- Пусть предупреждает, пусть делает, что хочет! - хрикнул он. - Все равно этот изменник не уйдет от нас.

Павел с Берега тоже был недоволен тем, что все это случилось у них. С войтом никому не хотелось ссориться, он умел мучить и преследовать своих недоброжелателей, а Грету он давно уже подозревал во враждебном к себе отношении.

Одним словом, все разгневались на Мартика, а он, заметив это, надел шапку и вернулся в замок.

V

После описанного нами вечера прошло несколько дней. Войт Альберт как раз в это время вернулся из своего таинственного путешествия. Рано утром собрались лавники, и писарь Фрич собирался записывать, что ему прикажут. Сегодня должно было слушаться дело Гамрота.

Как только войт вернулся, квартальные, должно быть, по чьему-либо приказанию, схватили в одной пивной дерзкого юношу, который был изобличен в обмане, когда играл в кости с немцем. Парень, подвыпив и осмелев еще больше, схватился за саблю и одному из квартальных рассек лоб, а другого тяжело ранил. Быть может, ему удалось бы скрыться, но сам начальник стражи Фейт был поблизости со своими людьми. Шестеро из них бросились на убегавшего, повалили его, избили и связали, а потом с торжеством повели среди белого дня, привязанного на веревке, в тюрьму, в здание ратуши. Толпы людей сбегались полюбоваться на это зрелище.

Мартик, ехавший как раз по той улице, натолкнулся на эту процессию, узнал своего Гамрота и страшно разозлился, потому что понял, что его нарочно подкарауливали, чтобы так или иначе погубить.

Человек, которого ненавидел войт, попадая на суд лавников, мог быть уверенным, что его ожидает верная смерть. Только в виде особой милости, снисходя к заступничеству княгини, смертная заменялась розгами, после чего виновного изгоняли из города навсегда. Если же он отваживался вернуться назад, хотя бы в княжеской свите, его сейчас же схватывали и казнили.

За игру в кости, даже если они были не настоящие, и за нанесение хотя бы и не смертельных ран грозила виселица; но когда схватили Гамрота, в городе тотчас же распространились слухи, что одна женщина, по имени Гануся, обвиняла его в том, что он увез ее дочку, а мельники с Герлаховской мельницы подтверждали это.

Получив эти недобрые вести о Гамроте, Мартик тотчас же поспешил к Грете, которая пришла в полное отчаяние.

- Войт вернулся, - сказала она, - и вот вам лучшее доказательство, что на Гамрота донесли как на вашего соглядатая... Теперь и вы берегитесь!

- Хо, хо! - крикнул Сула. - Меня, княжьего слугу, посмел бы кто-нибудь тронуть?

- Если вы мозолите ему глаза, - возразила вдова, - то он доберется и до вас.

Грета была бледна и вся дрожала от гнева.

- Неосторожный и самонадеянный, - начала она, - послушайтесь доброго совета, не ходите ночью по городу один, имейте при себе всегда оружие и никогда не вмешивайтесь ни в какие ссоры и свалки. Он пошлет убийц, а те, покончив с вами, убегут с его помощью во Вроцлав или в Сандомир. Там посидят тихонько месяца два, а потом вернутся, и никто им слова не скажет. А если ему удастся поймать вас, то посадит в такую тюрьму, в которую никогда не заглядывает глаз человека.

Грета старалась напугать его, а он слушал равнодушно и бормотал:

- Меня? Это меня-то?

- И вас, и многих таких, как вы, - прибавила вдова. - Он здесь хозяин. Он будет держать вас в тюрьме в ратуше, а не в каком-нибудь заключении, куда квартальные сажают кого попало; у него есть свои собственные подземелья, о которых не подозревает ни одна живая душа, а кто туда попадет, тот должен проститься со светом Божьим.

Она говорила, а Павел, который сидел тут же, подтверждал ее слова знаками головы и рук. Сула был не робкого десятка, но в конце концов и у него пошел мороз по коже. Это таинственное подземелье, где наемный убийца мог каждую минуту убить или удушить и тут же зарыть тело, поразило и его воображение.

В городе ходили таинственные слухи о колодцах во дворе вой-това дома; уж наверное, предназначенные не для воды, они были выстланы внутри камнями, утыканы железными кольями и закрыты железными дверями: в эти колодцы бросали людей. Не всех ведь можно было судить и наказывать публично, за некоторых могли заступиться князья, и вот таких-то сживали со света незаметно, без огласки.

- Нет сомнения, что Гамрота все время подкарауливали, что его взяли умышленно, а теперь поставят обвинительницей против него какую-то обманщицу Ганусю, которая будет говорить, что ей прикажут. Войта уже предупредили. Остерегайтесь теперь вы! - еще раз повторила ему вдова.

После такого предупреждения Сула в дурном расположении духа вернулся домой в замок. Проезжая мимо ратуши, он слышал разговоры о том, что Гамрота, если и не казнят, то во всяком случае высекут и выгонят из города.

Игра в кости и нанесение ран могли бы еще сойти с рук, но похищение девушки, в котором обвиняла Гамрота Гануся, неминуемо каралось смертью. Свидетели, собравшиеся около ратуши, кричали, что Гамрот был профессиональный шулер и что многие матери и девушки жаловались на него за причиненные им обиды.

Общественное мнение подготовлялось таким образом к тому, что Гамрот не мог отделаться легким наказанием. Но и Мартик в свою очередь собирался попросить княгиню, чтобы она замолвила слово за виновного и спасла ему жизнь.

Правда, в законах не было нигде упомянуто о случаях такого посредничества, но городское управление и суд не смели отвергать такого заступничества и личной просьбы.

Доступ к княгине был так же прост, как и к Локотку. Испытав в жизни много горя, княгиня была жалостлива к людям. Вся ее жизнь принадлежала детям: прелестной девочке Елизавете и маленькому, недавно родившемуся сыну Казимиру. Князь редко бывал дома, и дети были ее единственной радостью; тихо и спокойно текла ее жизнь в заботах о них.

В то время княгиня была уже немолода. Высокая, прекрасно сложенная, с удлиненным овалом лица, покрытого преждевременными морщинами, она приковывала внимание печальным выражением глаз. Неизгладимый след оставили в ее душе годы изгнания Локотка, когда она, укрываясь у сердобольного мещанина, кормившего и поившего ее, жила, как бедная женщина, пригретая из милости, обливаясь горькими слезами, часто сама себе стирала мелкие вещи. И хотя Бог вернул ей мужа, порадовал детьми и дал ей первое место в столице, обещая еще корону впереди, она так и осталась по внешнему виду прежней печальной изгнанницей.

На земле, изрытой железным плугом, как бы густо ни покрыли ее трава и цветы, всегда останутся борозды.

Двор княгини не отличался ни величиной, ни пышностью. Женщины не падали перед нею на колени, а говорили с нею попросту и смеялись в ее присутствии. Комната ее была уставлена прялками, колыбельками детей и их игрушками, по стенам висели картины религиозного содержания, вот и все ее украшение. По несколько раз в день ксендз Станко, ее духовник, приходил к ней и читал молитвы.

В ту минуту, когда Мартик, попросивший свидания с княгиней по важному делу, входил к ней, она сидела с маленьким Казимиром на руках, а ксендз читал что-то по книжке с молитвами. Она не удивилась его приходу, к ней часто обращались с различными просьбами.

- Милостивая государыня, - еще с порога начал Сула, - я осмелился просить пропустить меня сейчас же, потому что дело идет о человеческой жизни. Мещане и войты хотят погубить человека, который служил нашему князю, именно за то, что он был ему верен. На него возвели вымышленные вины. Надо спасти его!

- Уже судили? - спросила княгиня.

- Если не сегодня, то завтра, наверное, вынесут приговор, - сказал Мартик, - они, верно, будут спешить, чтобы никто не мог вырвать жертву у них из рук. Может быть, ваша милость заступится за него...

Ксендз Станко начал расспрашивать о деле Гамрота. Он часто бывал послом от княгини к мещанам, когда надо было спасать кого-нибудь, и теперь княгиня возложила на него избавление Гамрота.

Мартик горячо просил и убеждал.

В то время, как все это происходило, войт Альберт, только что вернувшийся из своего путешествия, уже знал обо всем, что выследили в его отсутствие его люди, и отдавал соответствующие распоряжения.

Действительно, Гамрот был схвачен по его приказанию, и по его же приказанию спешили с обвинением юноши в приписываемых ему злодеяниях. Клевреты Альберта собрались к нему на совет: тут были снова Герман из Ратибора, Зудерман, Пецольд и Хинча Кечер.

Хмурое лицо войта свидетельствовало о том, что он перенес немало за эти дни.

Все его посланные один за другим возвратились из своих поездок и дали ему отчеты. Доставленные ими вести были не очень утешительны. Это-то и озаботило войта.

Посол из Сонча привез очень слабую надежду на поддержку мещан. Они не захотели даже и слушать тех, кого считали своими врагами и соперниками.

Сонч был явно предан Локотку и ни о ком другом не хотел и слышать.

И только из Силезии пришли хорошие вести: Болеслав, к которому обратились послы, еще помня унижение, испытанное им двадцать с лишком лет назад в борьбе с Локотком, взявшим его в плен, готов был отомстить ему тем же. Охота к тому была у него большая, но и страх перед Локотком - немалый. Он хорошо знал князя и не заблуждался в том, что победа достанется нелегко. Он хотел сам говорить с войтом и убедиться, что мещане не подведут его. И с ним также ничего еще не было решено.

Когда очередь дошла до войта, ездившего в Чехию с предложением отдать Краков и другие земли, которые должны были признать власть Болеслава и пойти в ленное владение королевскому роду Вацлава, Альберт начал свою речь так:

- Мне не удалось выполнить все так, как я задумал. Как вы знаете, я ехал, положившись на обещание Ульриха Босковича и его единомышленников, - выхлопотать мне помощь короля Яна Люксембургского. А случилось как раз так, что король сам предпринял поход против Босковича, завоевывая их замки и принуждая зачинщиков к послушанию. Король Ян был так разгневан на своих взбунтовавшихся подданных, что с ним трудно было сговориться. Он очень грозил маленькому князю. С силезцами он тоже не хочет иметь дела и говорит, что сам придет и возьмет назад то, что ему принадлежит.

Войт помолчал немного и прибавил:

- Чехи для нас не так важны, да у них и дома много дел... Скоро не соберутся. С нас было бы довольно Болеслава, я должен уговорить его.

Все собравшиеся также подтвердили, что никто не сумеет так подействовать на Болеслава, как войт, и стали уговаривать его ехать без промедления. Ему действительно необходимо было ехать самому.

- Да, - возразил Альберт, - но за мной уже следят, уже о чем-то догадываются, и мне трудно выбраться.

Он опустил голову и задумался.

- Ну будь, что будет, - закончил он, - я сделаю, что должен сделать.

Герман из Ратибора предложил по делу Гамрота выслушать Отченаша, который ждал внизу около лестницы. Его тотчас же провели. Вкрадчивый, улыбающийся, подмигивающий услужливый доносчик, стараясь всем угодить, как только вошел в горницу, так и начал говорить о своем деле, да так быстро, что невозможно было ничего понять. Альберт приказал ему молчать и отвечать только на вопросы.

Стали его спрашивать, и тогда оказалось, что Гамрот был доверенным опасного разведчика из замка, Мартика Сулы, любимца князя, который имел связи в городе, всюду расхаживал, наблюдал за всем, устраивал заговоры, втянул в свои интересы Павла с Берега и его племянницу и постоянно засиживался у них.

Отченаш знал и о том, что еврей Муша был на услугах у Мартика, а все евреи вообще были настроены против мещан.

Выслушав все, войт Альберт холодно заявил, что для примера всем следует наказать Гамрота смертною казнью. На общем совете было решено торопиться с этим делом, потому что все понимали, что в замке заступятся за виновного.

Хотя не все присутствовавшие держались одного мнения, но все соглашались с войтом и расходились только в выборе способа казни. Но это уже был вопрос второстепенного значения, и Отченаш скоро был отпущен, а заговорщики продолжали обсуждать без него.

Было решено сдать город. Силезцы должны были подойти к Кракову в то время, когда Локоток уедет из города, оставив в замке лишь слабую охрану. Княгиня одна не сможет отстоять замка, в котором окажется епископ и поможет открыть ворота. .

Решено было также заранее вызвать в город Мускату, а Силезца предупредить, чтобы он был наготове и мог прибыть во всякое время. Оставалось еще много невыясненного и неподготовленного к решительному выступлению. Многие трусили и колебались, только войт твердо верил в задуманное дело и в то, что он доведет его до благополучного конца. Пренебрежение, которое явно показывал ему Локоток, раздражало его самолюбие, железная рука маленького князя давила его, и он во что бы то ни стало хотел сбросить с себя это ярмо. Он верил в свой ум и силы и надеялся при помощи Силезца избавиться от своего противника.

Не скоро господа городские советники, выходя по одному, разошлись из дома войта и разбрелись по своим домам. Решено было, не теряя времени, продолжать начатое дело.

Мартик, не внимая предостережениям Греты, больше времени проводил в городе, чем в замке. Он стал только более осторожным и почти всегда брал с собой двух сильных оруженосцев, а своего оружия никогда не снимал с пояса. И образ жизни его не изменился: он по-прежнему ходил к Шелюте, засиживался в пивной под ратушей и в других шинках и завязывал знакомства, с кем пришлось.

Пока войта Альберта не было в городе, все сходило ему с рук, но с его возвращением изменилось и отношение к нему людей. Мартика стали избегать, при нем неохотно вступали в разговор.

Но он этим не смущался, всюду расхаживал и ко всему прислушивался. В пивной под ратушей говорили, что Гамрота будут еще не скоро судить, потому что за ним находили все новые преступления, и выискивались все новые свидетели. Из Бохнии привезли дочку Гануси, с различных мельниц собирали бывших свидетелей-мельников, которые успели с того времени разбрестись и нанялись в других местах.

Ночью при Мартике всегда были оруженосцы, потому что он не верил войту. Теперь ему приходилось реже бывать у Греты, так как Павел с Берега сказал ему, что за домом следят, и просил его не приходить так часто. Грета за себя не боялась, но Мартику велела приходить к ней через боковую калитку, чтобы избегнуть людских толков.

Прошло три дня, и дело Гамрота как-то заглохло, казалось, оно было отложено. Сула пробовал было подкупить надзирателя тюрьмы и квартальных, чтобы они позволили ему хоть поговорить с заключенным, но их никак невозможно было уговорить: страх перед Альбертом был сильнее искушения.

В то время когда Мартик, несколько успокоившись, не предчувствовал ничего дурного, еврей Левко уведомил его утром, что в этот день Гамрота будут судить, а после суда сейчас же казнят. Не теряя времени, Мартик побежал в город и потянул за собой духовника княгини, но распоряжения войта и послушание лавников и городского управления сделали то, что на рынке, куда они прискакали галопом, была такая толпа и такая страшная давка, что не было возможности пробраться вперед.

Ксендз Станко для скорости сел на коня и взял с собой княжеского герольда со знаменем, приказав ему махать им в воздухе, трубить и призывать народ к вниманию: но все эти меры не привели ни к чему.

Жадная до кровавых зрелищ чернь залила огромной волной весь рынок, оставив в середине пустое пространство.

Они видели издали, как оруженосцы вывели бедного Гамрота со связанными позади руками; за ним шел палач Грегор с засученными рукавами и пуком розог в руках. Двое помощников уже хлестали прутьями по окровавленным плечам и гнали перед собой виновного, который, как говорили кругом, должен был три раза обежать рынок под ударами розог, прежде чем свершится над ним последняя кара.

Ксендз Станко, явившийся послом от княгини, напрасно добивался, чтобы его пропустили. Густая толпа народа заняла дорогу от замка, и невозможно было пробраться сквозь нее, как будто эти люди были глухи и не слышали окриков. Тут же стояли возы и лежали целые груды бревен, как будто намеренно преграждавшие путь.

Уж в третий раз преступник, которого тащили на веревке, обегал рынок, падая от изнеможения на колени, а жестокая чернь рукоплескала и одобрительным окриком поощряла это кровавое мучение осужденного. Наконец ксендз Станко пробрался вперед, громко крича, что несет милость осужденному от княгини и что он должен видеть войта. Войт из окна ратуши наблюдал, как истязали его врага. Ксендз Станко напрасно добивался прекращения наказания.

Тогда оскорбленный в своем достоинстве духовного лица и посла княгини Станко крикнул, что княгиня требует милости для виновного.

Альберт выслушал его холодно и даже с оттенком пренебрежения.

- Какой же от меня ожидают милости? Ведь этот негодяй не был приговорен к смертной казни. Вот только высекут хорошенько этого разбойника, от которого не было покоя в городе ни мещанкам, ни честным женщинам, и выволокут на конях за ворота, чтобы он не смел больше здесь показываться.

Ксендз Станко хорошо знал, что способ изгнания из города при помощи коней, к которым привязывали осужденного, в большинстве случаев кончался удушением и смертью; поэтому он стал усиленно упрашивать и требовать, чтобы наказание розгами было тотчас же прекращено. Но прежде чем войт успел нехотя согласиться на это требование, на другом конце рынка, напротив костела Девы Марии, помощники палача, вскочив на коней, привязали к ним веревкой Гамрота, обливавшегося кровью и едва державшегося на ногах, и потащили, как труп, на глазах возмущенного и призывавшего Божий гнев на палачей ксендза Станко.

Городские советники, окружавшие войта, казались такими же равнодушными к происходившему зрелищу, как и он сам. Ксендз Станко, в котором закипела вся кровь, обратился к ним и громко воскликнул:

- Смотрите и бойтесь, как бы в день Суда Божьего и вас также не выволокли за город!

И, подняв руку к небу, уже не глядя на них больше, Станко вышел, весь дрожа от гнева и сострадания.

Мартик, который расстался с ним у входа в ратушу и оставался на коне, пробрался сквозь толпу в тот момент, когда палачи тащили бесчувственного Гамрота на Флорианскую улицу. Вынув меч из ножен, Мартик взмахнув им, принудил их остановиться и одним ударом перерезал веревку.

Тут как раз прискакал слуга войта из ратуши с приказанием отвязать осужденного и выбросить его за город, избавив от дальнейших мучений.

Связанный, разбитый, покрытый кровью Гамрот лежал без движения. Палачи сошли с коней и хотели уже схватить его, но Мартик, держа над ними обнаженный меч и грозя рассечь им головы, принудил их отступить.

- Княгиня-государыня приказала взять его в замок! - кричал он. - Если он останется жив, вы успеете выгнать его. Не смейте дотрагиваться до него!

Подле Мартика очутились его оруженосцы и слуги из замка; они оттолкнули палачей, разогнали народ и, подняв Гамрота, обнаруживавшего еще слабые признаки жизни, понесли его в замок.

Подле них ехал Мартик с поднятым мечом в руке, не подпуская к себе никого. Правда, из ратуши неслись приказания вернуть Гамрота туда обратно, но Сула, угрожая мечом, твердо заявил, что всякий, кто осмелится подойти ближе, поплатится жизнью. Подозвав стоявшего в некотором отдалении герольда с княжеским знаменем, он приказал ему раскинуть знамя над лежащим, и под этой охраной спокойно продолжал свой путь в замок.

В Гамроте, измученном голодом и долгим сидением в тюрьме, а теперь жестоко избитом, еще тлела искра жизни. Люди того времени, лучше закаленные, больше и выдерживали, поэтому до тех пор, пока в человеке не угасло дыхание, можно было не терять надежды.

Добравшись до ворот Вавеля, Мартик почувствовал себя в безопасности, потому что сюда не мог попасть ни один городской служащий. Княжеские люди, вечно враждовавшие с ними, ни за что бы не пропустили людей войта. Тут же, у ворот, в горнице стражников Мартик приказал снять пострадавшего с носилок, попробовать привести его в чувство водой и перевязать. Но прошло немало времени, прежде чем несчастный открыл глаза и издал жалобный стон.

Весь он, с головы до пят, был заблит кровью, кожа на спине, рассеченная до костей, отпадала кусками. Даже те, что привыкли к ранам на войне, пугались, взглянув на него, потому что таких страшных ран никогда не видели.

Тотчас же послали за врачом Рацлавом, а пока все советовали, кто что знал, и делали, что могли.

Замковые служащие недружелюбно смотревшие на мещан, были вне себя от гнева на жестокость войта. Между тем в городе толпа была недовольна, что ей не дали досмотреть кровавого зрелища.

На радость всем, жаждавшим страшных впечатлений, нашелся другой преступник, стоявший под Пилатом и связанный по рукам и ногам. Это был убийца, отбывавший наказание у позорного столба, на виду у толпы, которая могла вдоволь глумиться над ним и бросать ему в глаза песком.

Городским Пилатом назывался столб с железным обручем. К нему привязывали виновного и выставляли так часто на целый день, а иногда и больше, на позор и издевательства толпы.

Двух менее виновных, избавив от наказания розгами, просто вывели на веревке вокруг шеи за город и запретили им под страхом смерти возвращаться назад.

Нескоро разошлась толпа после всех этих зрелищ по домам и пивным. Большая часть зрителей так же возмущалась самоуправством замковых служащих и вмешательством княгини, как в замке возмущались жестокостью мещан.

Герман из Ратибора, имевший на рыночной площади свой дом и с полным удобством наблюдавший из окна все происходившее, был очень не доволен вмешательством княжеской власти в городские дела.

- Оправится этот разбойник, - говорил он писарю Фричу, - а если будет жив, то уж покажет нам себя, потому что он дерзок, находчив и захочет отомстить. Палачи должны были добить его, потому что он заслужил смерть!

Павел с Берега, угрюмый и молчаливый, был в ратуше во время казни и не скоро вернулся домой. Он застал у себя Грету, которая уже знала все и пылала страшным гневом. Ей было жаль Гамрота, и она бранила Мартика на чем свет стоит за то, что тот сразу не успел спасти его.

Напрасно дядя нашептывал ей, что войт уж заранее так все подстроил, чтобы не пропустить ксендза, несшего милость от княгини. Грета стояла на своем и твердила, что Мартик должен был спасти того, кто пострадал из-за него.

Эта кара, примененная к Гамроту, была как бы вызовом замку. Альберт не достиг полного успеха, но он был уверен, что жертва не выживет. И тот, наверное, погиб бы бесславной смертью, если бы не каноник Рацлав, который приехал тотчас же к больному, сам осмотрел его раны, приказал обмыть их и залил бальзамом, секрет которого знал только он один.

Израненный Гамрот, пока его переворачивали с одного бока на другой, кричал, чтобы его оставили в покое, дали умереть спокойно, но его не слушали. Сделав перевязки, его отнесли в замок и положили в отдельной горнице, поручив заботам Мартика.

Оставив при больном своего Юргу, Мартик уже под вечер выбрался к Грете, чтобы оправдаться перед нею в том, что произошло, и обнадежить, что Гамрот, вероятно, будет жить.

Вдова приняла его на пороге, грозя кулаками и бранясь, но Сула, выдержав этот натиск, объяснил ей, как все было заранее подстроено, чтобы не допустить их в ратушу.

Она понемногу успокоилась, но продолжала грозить войту и его помощникам, а Мартик охотно вторил ей.

Бранясь и проклиная, они засиделись до позднего вечера, и Сула не заметил даже, как опустилась черная ночь. Он должен был один возвращаться в замок, надеясь только на свой меч и дубинку. Когда он уже собрался уходить, Грета, опасаясь за него, решила дать ему своего слугу в провожатые, но Мартику не хотелось обнаружить перед ней страх и, отказавшись, он, посмеиваясь, вышел из дома.

И только очутившись на улице, он заметил, что ночь была настолько темна, что трудно было разглядеть дорогу. Глаза с трудом привыкали к этому мраку.

В большей части домов огни были уже погашены, и только из некоторых окон ложились полосы света на землю, и изнутри долетали голоса. Издалека слышались тяжелые мерные шаги квартальных, которые обходили свои участки. Мартик, много раз ходивший по этой дороге, смело продвигался вперед, стараясь только держаться поближе к стенам домов, чтобы пройти сухими местами по доскам. Он успел уже отойти довольно далеко от дома Греты, как вдруг ему послышался позади себя какой-то шепот и осторожные шаги.

Чтобы не иметь врага у себя в тылу, он повернулся к нему лицом и ждал, но все сразу стихло.

Решив, что эти голоса раздались из-за ставень дома, мимо которого проходил, успокоенный, он пошел дальше. Улица, не везде ровная, где более широкая, где более узкая, как раз в одном месте суживалась сильно и, чтобы не попасть в лужу, блестевшую в темноте, Мартик придвинулся ближе к стене дома, и тут ему снова показалось, что он слышит совсем близко около себя чье-то дыхание. Но прежде чем он успел повернуться, ему неожиданно скрутили руки назад, рот заткнули платком и, повалив, связали; веревками ноги. Он рванулся, чтобы сорвать с себя путы, но нападавшие были ловки и сильны; быстро подхватив его на руки, они замотали его большим плащом так, что чуть не задушили, в торопливо двинулись вперед со своей ношей.

Ничего не видя из-под покрывавшего его плаща, с заткнутым ртом и связанными руками, он был весь во власти нападавших и не мог обороняться.

Вспомнил тогда Мартик опасения Греты и ее рассказы о подземельях, колодцах и тайных убийствах войта Альберта и потерял всякую надежду уйти из рук палачей, которые сделали его жертвой своей мести! Со вздохом он предал душу Богу, образы отца, матери и Греты мелькали в его воображении, он ждал конца. Несли его быстро, но он уже не мог сообразить, куда несут и далеко ли прошли. Под плащом ему не хватало воздуха, и он лежал со связанный, теряя сознание. Люди, несшие его, вдруг бросались в сторону, бежали некоторое время, потом останавливались совсем и снова шли... Вдруг они куда-то подались, голова его ударилась о что-то твердое, его сбросили на землю... Он услышал торопливый, лихорадочный шепот, взволнованные споры, потом сразу все стихло, двери закрылись.

Где он находился, невозможно было отгадать. Под собой он чувствовал гладко утрамбованный земляной пол, значит, он был внутри какого-то строения. Час смерти еще не пришел...

VI

В замке до поздней ночи ждали возвращения Сулы. Случалось не раз, что ему не удавалось или не хотелось вернуться из города, поэтому не было бы ничего удивительного, если бы он явился утром. Юрга, его любимый слуга, всю ночь не ложился спать и то и дело выходил за ворота или стоял в дверях, поджидая своего пана. И только под утро он лег вздремнуть, уверенный, что днем-то тот уж придет.

Но наступил полдень, а Мартик не возвращался.

Обеспокоенный Юрга, зная, где его надо было искать, побежал прежде всего к Грете. Увидев его, вдова вскрикнула в испуге.

- Мой пан со вчерашнего дня не вернулся еще в замок, - пробормотал Юрга.

Грета смотрела на него, не в силах вымолвить и слова. Она была уже совершенно уверена в том, что его подкараулили по дороге и убили. Тотчас же она послала Курцвурста за Павлом. Дядя прибежал, бледный от волнения. Положение было безвыходное, не было сомнения, что Мартик погиб.

Конечно, это было дело рук Альберта. Что делалось с сердцем Греты, тайн которого никто не мог разгадать, оставалось и теперь загадкой для Павла. Он видел, как она ссорилась и спорила с Мартиком, отвергала его ухаживания, смеялась над ним. Но в эту минуту ему показалось, что она его любила. Лицо ее то краснело, то бледнело, но выражение испуга на нем сменилось энергией и решимостью. Она крикнула старой служанке, чтобы подала ей шубку и покрывало, она собиралась выйти из дома.

- Да куда же ты? Куда? - едва слышно произнес Павел.

- Не спрашивай! - коротко отвечала она.

Остановив Курцвурста, который собирался сопровождать ее, она выбежала на улицу с сжатыми губами и горящими глазами и прямо направилась к дому войта. Не всегда его можно было застать здесь: он то заседал в ратуше, то осматривал городские фермы или мельницы, иногда же у него собирались люди для тайных совещаний, и тогда он тоже был неприступен. Но Грета догадалась захватить с собой кошелек, щедро посыпала из него сторожам и разослала их, а сама села ждать на лавку; через полчаса паж провел ее наверх к войту.

Она бросила быстрый взгляд, чтобы убедиться, один ли он, и смело вошла к нему. Вся ее осанка выражала гордость и мужество.

- Вы знаете, зачем я пришла к вам, - начала она. Войт презрительно пожал плечами.

- Да, вы знаете! Я знаю вас, а вы должны знать меня. Человек, ради которого я к вам пришла, много лет ухаживал за мной, и я не хотела его, но жизнь его мне нужна. Скажите, он жив?

- Кто он? - иронически спросил войт. - Речь, по-видимому, идет о Гамроте. Я знал, что у вас много поклонников, но о Гамроте не слышал. Гамрота вам следует искать в замке, там знают, где он.

- Я пришла не ради Гамрота, - отвечала Грета. Войт улыбался.

- В ратуше у меня сидят только два вора да женщина, удушившая своего ребенка, - со злой насмешкой сказал он.

Вдова подняла на него блестящий гневный взор.

- Войт! - вскричала она. - Я знаю, что вы сильны, но не надо обижать слабых! И мухи кусаются!

- Я не боюсь ни волков, ни мух, - сказал Альберт, сморщив лоб, и, встав, начал медленно прохаживаться по горнице. - Что вам от меня надо? Зачем вы ко мне пришли? Поклонников и друзей у вас довольно, я для вас слишком стар. Что я могу для вас сделать?

Грета уперлась руками в бока.

- Мартик Сула из замка был у меня вчера вечером, - сказала она. - Он вышел поздно один и пропал на улице, в замке его нет. Это - любимый слуга князя.

- А мне откуда знать, где он напился и валяется? - гневно крикнул войт. - Какое мне дело до всей этой шушеры? Мне?! Можете спросить Фейта и квартальных.

Грета мерила его глазами, в которых сверкала молния, и вся Дрожала от гнева.

- Войт Альберт, - выговорила она твердо, - вы знаете лучше всех, где скрылся этот человек. Если с ним что-нибудь случилось, вы ответите за него!

- Я буду отвечать за всех разбойников, пьяниц и бродяг, которые шляются ночью по городу! - возмутился войт. - Хоть бы он был сто раз княжеским слугою, какое мне до него дело? Пусть не шляется ночью по кабакам!

Говоря это, войт отвернулся от вдовы и подошел к столу, желая этим показать ей, что разговор окончен, но Грета была смела и упряма.

- Я прошу вас о нем, - сказала она, но не тоном просьбы, а тоном приказания, - я прошу вас, войт Альберт. Вы знаете, что с ним сталось. Его убили?

- Не знаю! - громовым голосом закричал войт. - Не на то я войт, чтобы разбирать все эти глупости! Вы знали этого наемника. Он расхаживал по городу, чтобы подслушивать наши тайны, а потом рассказать их в замке! Если какая-нибудь воровская шайка изрубила его, разве это меня касается? Он получил, что заслужил.

Грудь Греты поднималась все быстрее, все тяжелее было ей дышать, равнодушие войта еще более усиливало глсв женщины.

- Ну конечно! - вскричала она. - Вас это не касается! Вы ничего не знаете! Но знали, однако, где он бывал и что делал. Он был для вас неудобен, да? В замке подозрение падет только на вас. Там уже есть у вас враги, а теперь будет еще больше. Не знаю уж, - рассмеялась она, - будет ли это вам в пользу!

Альберт с презрительной улыбкой отвернулся от нее.

- О моей голове не беспокойтесь! - сказал он. - Только бы нашелся милый вашему сердцу воин, а я вам его не отдам ни живым, ни мертвым, потому что у меня его нет!

И рукою указал ей на дверь.

Грета только взглядом простилась с ним: хлопнула дверью и вышла.

Альберт долго смотрел ей вслед, задумавшись, потом поспешно выбежал в горницу, в которой всегда ждали его приказаний слуги.

В замке сильно тревожились о судьбе Мартика. Все знали, что ему был поручен надзор за городом, и когда оказалось, что он исчез, тотчас же разослали людей с приказанием обшарить все гостиницы, шинки, пивные, пивоваренные заводы, бани, дома и закоулки.

Юрга, заплаканный и огорченный, сам отправился на поиски. В городе уже носились смутные слухи о том, что княжеского слугу захватили и увезли или убили за то, что он был предан своему пану.

В ратуше городские советники, лавники, Фейт ходили встревоженные, потому что к ним то и дело приходили посланные из замка с грозным требованием выдать княжеского слугу, начальника одного из отрядов стражи, пропавшего в городе.

Фейт только пожимал плечами, он не знал ничего.

Квартальные, проходившие в ту ночь по Мясницкой улице, клялись под присягой, что они никого там не встречали и не видали.

Каштелян явился к войту и заявил, что город будет в ответе, если что-нибудь случилось с княжеским слугой. На это войт отвечал гордо и дерзко:

- Город не может быть в ответе за пьяниц и шулеров, которые шляются ночью по городу.

В то время как все это происходило, молодой шляхтич из-под Серадзи, из деревни Бжега на Пилице, по имени Зброжек, из рода Ястшембцов, посланный отцом в Краков для покупки сукна и шелка, сидя у Шелюты и слушая разговоры о Мартике, стал весь внимание.

Зброжек был еще очень юн, у него еще и усы едва намечались, но в нем кипела старая шляхетская горячая кровь. Высокий, как молодой дубок, в плечах крепкий, как зубр, веселый, жизнерадостный, с быстрым, как стрела, взглядом, он был полон любопытства ко всему.

Приехав в первый раз в Краков ради покупки приданого и всяких принадлежностей для свадьбы сестры, он был поражен пышностью городских увеселений и старался ничего не пропустить, чего еще не видал, и везде побывал. Везде, где только слышалась музыка и собирались люди, чтобы повеселиться, можно было найти и его.

В Кракове нетрудно было завести знакомства. Один мещанин пригласил его на званый вечер, другой - на обручение дочери. Повидал он много прекрасных девиц, легкомысленных и кокетливых, как Грета, но немало нашлось и добродетельных. Время шло весело, и он не спешил с возвращением на Пилицу. Если бы отец позвал его, у него уже готов был ответ: конь захромал. Но при всей своей юношеской склонности к развлечениям, это был человек с добрым сердцем. Когда замковые слуги и Юрга стали рассказывать у Шелюты, что пан их пропал по дороге от вдовы к замку, по Мясницкой улице, Зброжек весь превратился в слух.

- Он шел по Мясницкой улице? - спросил он.

- Да, от Арнольдовой вдовы, - отвечали ему.

- Почем я там знаю, какая вдова, - начал Зброжек, - важно, что с Мясницкой улицы. Может быть, я вам что-нибудь и объясню, потому что я вчера поздно вечером верхом на коне находился как раз на углу той улицы, - одна из ваших красоток обещала впустить меня к себе, а потом стала из окон надо мной смеяться, что я ей поверил. Я был зол, как дьявол. Вдруг вижу что-то недоброе творится. Из ворот одного дома, я бы мог даже показать, из которого, выходит человек высокого роста с рыцарской осанкой и идет себе не спеша. Я как сейчас вижу его, хоть было темно. А за ним осторожно крадутся какие-то люди, как будто подстерегавшие его. Я слушаю, что будет. Он идет себе вперед, то остановится, то снова идет, а те за ним ступают неслышно, а он будто не видит и не слышит ничего. Я думал, уж не хотят ли подшутить над ним. Но вдруг они подскочили к нему, и не успел он крикнуть, как они его схватили, заткнули рот, обернули плащом, подняли на руки и понесли. Тут только я сообразил, что это уж не шутка и не забава, и поскакал за ними следом.

Те, как заметили это, начали со страху кружить по улицам, перескакивая через изгороди, а все не выпускают из рук того человека, все несут его. Шли такими закоулками, что мне на коне невозможно было угнаться за ними. Я только видел, что за Околом они добежали до какого-то пустого строения и исчезли из моих глаз. Но я не отставал от них, - прибавил Зброжек. - Заметив, что я упорно слежу за ними, они выбежали из той избы и разбежались в разные стороны. Что стало с тем, кого они несли, я не знаю. Меня брало любопытство, поэтому я долго стучался в ту избу, но она была, как будто нежилая. Никто не отозвался на стук и, по-видимому, там никого нет, потому что я оставался там почти до утра, думая, что разбойники вернутся, но никого так и не дождался.

Все внимательно слушали Зброжека, а когда он кончил, к нему подскочил Юрга, умоляя его всеми святыми указать то строение, о котором он говорил.

Зброжек не был вполне уверен, что узнает его и найдет дорогу, по которой он ехал, но, видя вокруг себя взволнованных, умолявших его людей, он сел на коня и уже заинтересованный сам поехал искать то место, где был ночью.

Вместе с ним поехали еще несколько человек, а к ним присоединились несколько десятков любопытных, искать, по правде говоря, ветра в поле.

Строений, подобных описанному Зброжеком, было множество. Он помнил только, что около того дома стояла старая обломанная верба.

Искали, искали, обшарили всюду за Околом, как вдруг Зброжек крикнул:

- Да вот он! Он самый и есть. И верба тут же!

Юрга и другие бросились к дверям.

Домик стоял на городской земле, в нем квартальные держали сено для коней и разное свое добро; он был построен из крепкого дерева и заперт на засов.

Открыть замок было невозможно, поэтому приходилось ломать двери, хотя это могло повлечь за собой неприятные последствия. Людей было достаточно; без дальних рассуждений все взялись разом и отбили засов.

Внутри было темно. Юрга первый вскочил в избу и стал всюду шарить и все осматривать: вдруг он вскрикнул, заметив на полу у своих ног какого-то огромного зверя, который слабо шевелился. Опомнившись немного, он рассмотрел, что под плащом было что-то живое, завернутое в него с головой. Но не сразу нашелся смельчак, который бы решился подойти ближе, черт его знает, что там могло быть! Наконец один из вошедших с Юргой вынул нож, разрезал сукно, и тогда глазам всех предстал связанный человек. Юрга, узнав по одежде своего пана, бросился на колени подле него.

Да, это был он. Он едва дышал, рот был чем-то заткнут, сам он был весь синий, на лбу вздулись жилы, руки и ноги были связаны бечевками, так что он не мог двигаться.

Раздались крики ужаса и радости, а Зброжек, который один среди всех сохранил присутствие духа, сейчас же взялся за дело, разрезал веревки, освободил рот от затыкавшего его платка и велел принести воды, чтобы привести Мартика в чувство.

Сула не мог вымолвить ни слова; только сильная натура помогла ему перенести эту долгую ночную муку. Но он так ослаб, что даже и освобожденный от связывавших его пут не мог двинуться с места. Зброжек был ему очень полезен, потому что остальные, пришедшие с ним, сейчас же разбежались по городу, чтобы разгласить эту важную новость.

Надо было как можно скорее приняться за спасение несчастного, положить его в постель, напоить и накормить; Зброжек подвел к дверям избы своего коня и при помощи Юрги посадил на него Мартика. Плащ, в котором он был завернут, Юрга взял с собой, как вещественную улику, и так, придерживая ослабевшего воина за руки, они двинулись в путь до первой гостиницы, находившейся поблизости.

Она принадлежала вдове Канчорке, к которой сходилось всегда много народа, потому что у нее были две красивые дочки, которые вместе с ней прислуживали гостям. Дом ее не пользовался хорошей репутацией, потому что обе девицы были настолько же красивы, насколько смелы и ветрены, но хотя и о них, и о матери ходили всевозможные слухи, а мать их, выдававшую себя за вдову, никто из городских старожилов не помнил замужней, к ним ходили люди всевозможных профессий, не исключая и ксендзов. Вдова торговала медом и пивом, но у нее всегда находилось и съестное. По вечерам у нее играли, пели и танцевали, причем нередко случались и драки, гости ссорились между собой из-за ветреных красоток. Эту Канчорку много раз таскали в ратушу по обвинению в том, что у нее происходили разные недозволенные вещи, но многие именитые люди, в том числе и духовные лица, вступались за нее, ручаясь за ее порядочность, и гостиница всегда была открыта для всех.

Веселой хозяйке и ее дочкам не был особенно приятен так сильно пострадавший гость, но зато Зброжек, молодой, энергичный, с туго набитым кошельком, сразу получил их расположение, а тут еще Юрга рассказал о своем пане, что он пользовался в замке большой властью. Пришлось принять и этих гостей.

Каська тотчас побежала разогреть суп для ослабевшего Мартика. Его положили на кровать старой Канчорки, которая сначала сочла это для себя страшной обидой, но когда ей показали деньги, сразу смягчилась.

Дом Канчорки, весь закрытый окружавшим его садом, стоял вдали от дороги, как бы на новопроложенной улице, и имел вид старосветских хором. Он стоял на высоком каменном фундаменте, а сам был деревянный, бревенчатый, со множеством окон и петухом на высокой крыше.

Внутри дома, прямо из сеней, дверь вела в длинную, просторную горницу, как везде в шинках, в ней были камин и кухонный очаг, стояли лавки и столы. За этой большой горницей была другая, меньших размеров - для почетных гостей, а дальше шли отдельные спальни для матери и для дочерей.

И хозяйка, и дочери ее были хорошо одеты, у вдовы в ушах были вдеты золотые серьги, платья дочек были сшиты из тонкого сукна, корсажи вышиты шелком и над корсажами белели тонкие вышитые сорочки. Грудь у девиц украшали кораллы, в косы были вплетены ленты. На пальцах сверкали перстни с драгоценными каменьями. У обеих сестер были неприятные крикливые голоса, и они беспрестанно смеялись и бросали дерзкие взгляды вокруг, как будто никого на свете не боялись.

Гостиница, когда в нее вступили новоприбывшие, не была пуста: за столами сидели викарий какого-то костела в высокой шапке, человек средних лет с проницательным взглядом и кривым ртом, два городских купчика, пожилой мясник, оказывавший покровительство старой Канчорке в качестве родственника, и несколько воинов из замковой стражи. Когда внесли Мартика и распространилась весть о том, кто он был, двери горницы, где поместил его Зброжек, стали осаждать любопытные. Юрге едва удалось избавиться от их навязчивых расспросов. Но и из города прибывали все новые любопытные, до которых дошли уже вести о спасении Мартика. В гостинице стало шумно; чем больше было слушателей, тем крикливее становились голоса и смех хозяйских дочек.

Зброжек, рассказавший Суле, как ему удалось спасти его, стал в свою очередь допытываться, как похитили его разбойники. Но ему еще трудно было рассказывать.

- У меня, - отвечал Мартик, - все перемешалось в голове, я с трудом припоминаю, как это было. Сразу набросились на меня, когда я этого же ожидал, и прежде всего затянули мне рот, так что я едва мог дышать, а потом прикрыли глаза и связали руки и ноги. Я только чувствовал, что, если бы вы не поскакали за ними следом и не напугали их, то меня уж не было бы в живых.

И, пригнувшись к самому уху Зброжка, признался ему, что не кто иной как только войт и немцы-мещане хотели таким способом избавиться от него.

- Если бы вас, милый брат, - прибавил он, - Бог не прислал мне на помощь, то я погиб бы бесславной смертью. Да и не очень жалел бы об этом, потому что не знал в жизни большого счастья, но был бы рад еще послужить моему милостивому пану, потому что я ему могу пригодиться. А вы, мой избавитель, и я никогда не забуду, что вам я обязан жизнью.

Только после горячего супа, который принесла ему Каська (и осталась в горнице, чтобы поболтать с ними и посмеяться с Зброжеком), и, услышав веселый женский смех, ожививший всю горницу, Мартик пришел в себя.

- Знаете что, - сказал он, приподнявшись на локте в обращаясь не то к Зброжеку, не то к девушке. - Я чувствую себя таким ослабевшим, что с удовольствием выпил бы старого меда.

- А я хоть и не ослабел, но от меда бы тоже не отказался, - рассмеялся Зброжек.

- Когда мед согреет мои внутренности и пойдет по косточкам, то я, пожалуй, и встану, - прибавил Сула.

Оба посмотрели на Каську, которая, смеясь, поправила на груди монисто, наклонила голову в знак согласия и побежала за медом. И уже с порога обернулась к ним со словами:

- Такого вам дам, что и мертвого бы оживил! После него даже семидесятилетний Голаш готов петь и ухаживать за женщинами!

- Вот такого и давай! - крикнул Мартик.

К нему возвращалась бодрость. Тут же они на веки вечные заключили братский союз со Зброжеком, а Сула прибавил:

- Если я умру без потомства, оставлю тебе мои Верушицы!

И они, смеясь, обнимались и целовались, а в знак дружбы обменялись шлемами; Сула обещал еще новому приятелю, как только вернется в замок, отдать ему на память единственную свою цепь.

Между тем Каська принесла мед, который действительно оказался настолько крепким, что у обоих сразу зашумело в голове.

Мартик тотчас же почувствовал ломоту в костях, что он счел хорошим признаком: раньше он совсем не ощущал своего тела, как будто оно было деревянное. Зброжек пил не так много, потому что голова у него была слабее, как он сам признался.

Они еще не кончили угощаться, когда из замка прибежали товарищи Сулы, обрадованные радостным известием о его спасении, потому что все они любили его. Они рассказали ему, как рада была княгиня принесенному о нем известию и как она немедленно распорядилась послать за ним людей, чтобы доставить его в замок и тем оградить от новых козней его врагов.

Все в замке говорили открыто, что похищение Мартика могло совершиться только по приказанию войта и при помощи его слуг. Об этом шепотом передавали друг другу гости Шелюты и прибавляли, что князь, наверное, отомстит за это мещанам. Но городские советники и именитые люди Кракова твердили, что им ничего не было известно.

Посланные из замка почти насильно взяли Сулу от Канчорки, а так как он несмотря на мед еще не владел одеревеневшими ногами, то его вынесли на руках, а потом, разложив по-военному плащ на двух конях, положили его на него и, поддерживая, доставили в таком виде на Вавель.

Зброжек тоже уступил уговорам и шел за ним.

Только очутившись в Вавеле, Мартик узнал, что князь вчера вечером, получив какое-то известие от гонца, прискакавшего от границы, тотчас же собрался в путь и рано утром выехал вместе со своими людьми в неизвестном направлении.

Перед своим отъездом он спрашивал о Мартике, может быть, для того чтобы взять его с собой.

Мартик и сам был очень огорчен тем, что ему опять придется сидеть без дела в замке, но он давал себе слово, как только силы вернутся в нему, догнать князя.

В замке все встречали Сулу, как выходца с того света, радуясь его возвращению и расспрашивая о подробностях этой странной истории. Некоторые просто не могли поверить, чтобы мещане осмелились поднять руку на одного из приближенных князя, и многие делали предположения, что, скорее всего, какой-нибудь ревнивый поклонник Греты задумал избавиться таким способом от соперника.

Мартик со своим новым другом разговаривал до самого приезда каноника Рацлава, вызванного по желанию княгини. Тот, осмотрев Сулу и назначив ему какую-то мазь для втирания, сказал, смеясь, что люди, подобные Мартику, не погибают от такого пустяка.

Старый врач был убежден, что чем больше человек вынес в жизни, тем больше он может и еще вытерпеть.

Вечером Мартик сам попросил есть, а утром собирался в баню, которая для него была лучшим средством от всех болезней.

Грета узнала о спасении Мартика только тогда, когда он послал к ней Юргу с поклоном и обещанием, что он скоро придет к ней сам и расскажет, что с ним случилось в ту ночь. Зброжек, большой любитель женского пола, вызвался пойти послом от Мартика к Грете, но Суле это вовсе не улыбалось.

- Оставьте эту бабу в покое, чтобы не нажить себе с ней беды, - сказал он, - красивая она, правда, но безжалостная. Я уж сколько лет служу ей, а до сих пор только и вижу, что издевки да насмешки.

Но это не только не отпугнуло Зброжка, но еще подстегнуло его любопытство, и он непременно захотел отправиться к Грете.

У Греты Зброжек застал дядю Павла и еще несколько человек ее обычных гостей.

Здесь уже все знали о нем, как о спасителе Мартика, потому что, если бы его вовремя не развязали, то он или задохнулся бы, или ночью разбойники покончили бы с ним. А так как в городе ходили самые разнообразные толки о всей этой истории, то гости Греты тотчас же окружили Зброжека с просьбой рассказать им все, что он знал.

Он без всяких прикрас описал им, как он стоял на углу улицы, и какой вид имели люди, так ловко похитившие Мартика. Из его слов для всех стало очевидным, что это были квартальные.

Они никогда не посмели бы совершить такого насилия без приказания свыше; правда, случалось, что они иногда ночью нападали на беззащитных, но делали это исключительно с целью грабежа, а здесь им даже нечем было поживиться. Кроме того, ясно было, что они знали, на кого напали, потому что поджидали его у дома Греты.

Выдавала их участие и изба, в которой нашли Мартика, потому что, кроме них, никто не мог в нее проникнуть.

Сукно же, в которое завернули Мартика и которое было взято в качестве вещественной улики, было как раз из того же материала, какой давали обыкновенно стражникам.

Слушатели только головой покачивали, не смея вымолвить слова, - все это служило к обвинению войта, но никто не смел выступить против него. Тревога охватила всех. Даже Грета не решилась в присутствии незнакомого юноши высказать то, что думала.

Поговорив еще немного, Зброжек еще засветло вернулся к себе, в гостиницу на Гродзской улице.

Мещане, оставшись без посторонних, заговорили более откровенно. Все они, Павел, Никлаш и Кечер - были очень обеспокоены. Дерзость войта служила доказательством того, что он чувствовал себя сильным.

- Князь должен был ехать с войском, - сказал Никлаш. - В замке, по-видимому, остались только небольшие отряды. Притом неизвестно еще, как долго будет Локоток в отсутствии, крестоносцы зададут ему немало хлопот. Между тем войт не дремлет. Силезцы тоже, очевидно, приготовились... и у нас в городе будет новый повелитель.

Все только вздыхали встревоженные, а Грета была вне себя от гнева. Больше всего боялись за город, как бы он не пострадал, но боялись и за личную свою безопасность, особенно те, кого войт не любил и считал своими врагами.

Но все одинаково чувствовали, что что-то подготовлялось. Клевреты Альберта уже распространяли слухи, что польской власти скоро будет конец, и город получит лучшего князя. Некоторые называли уже князя Опольского, прибавляя, что это человек с возвышенной душой, умный и богатый, притом придерживающийся в жизни немецких обычаев. С ним в союзе бранденбуржцы, король чешский и император. Всем было ясно, что означают такие разговоры, и к какой цели они ведут.

Другие высмеивали Локотка, его рост, бедность и захудалость и предсказывали, что он скоро снова отправится в изгнание, из которого уж не вернется.

Для Павла и его друзей все это было печальными предзнаменованиями. Толстый мясник вздыхал, вытирая пот с лица.

- Мы ничего не можем предотвратить и ничему уж не поможем. Будем сидеть смирно, слушать и смотреть. У кого сила, у того и власть.

Жаловались на то, что новая власть потребует и новых жертв. И только одна Грета не могла понять их покорности судьбе.

- Ах вы! - вскричала она, слушая эти жалобы. - Все-то вы, не исключая и Павла, - какие-то увальни, ни на что не годные. Позволяете войту водить вас за нос, хоть и видите, что он ведет вас на погибель. Никакой силы не имел бы Альберт, если бы у вас было настоящее сердце.

- А причем тут сердце, - возразил Кечер, - если нас всего одна горсточка, а у войта - целая громада.

- Из кучки выросла бы и у вас громада, если бы вы не были так неповоротливы!

Павел приказал ей молчать.

- Придержи свой язык, - сказал он, - я помню разные времена и знаю одно: нам, маленьким людям, не следует вмешиваться в чужие дела! Кто продает мясо, пусть и заботится о волах, кто сукном торгует - о доставке его... Только и всего!

- Что Бог даст, то и будет! - говорили гости, расходясь по домам.

VII

Прошел месяц. Дело близилось к осени. В городе почти все было по-старому.

Мартик, быстро оправившись после своего приключения и распрощавшись со Зброжеком, который должен был вернуться на Пи-лицу, не поехал к Локотку, хотя душа его стремилась к военной службе - должен был остаться, чтобы охранять замок, потому что в городе явно подготовлялся какой-то заговор.

Муша, Левка и другие приносили тревожные вести. В замке оставлена была лишь небольшая часть войска, а князь не мог прислать подкрепления, потому что сам нуждался в людях.

Войт Альберт, снова вернувшийся из какого-то продолжительного путешествия, не имел уже прежнего угрюмого и печального вида; напротив, он держал голову высоко и безбоязненно расхаживал всюду по городу. Фейта оставили начальником стражи, но заменили его прежних стражников неизвестно откуда прибывавшими немцами в силезцами.

У всех ворот, где день и ночь стояла стража, прежних служащих сменили новыми. Множество силезцев несли городскую службу. Чехам приказано было охранять улицы, и каждому было отведено соответствующее место около какого-нибудь дома или на углу улицы, где они всегда должны были находиться.

Все городское вооружение было собрано, а испорченное - отдано в починку мастерам, и все это делалось совершенно открыто. Каштелян, видя это, спрашивал, что бы это могло означать, но войт смело отвечал ему, что город на всякий случай должен быть готовым к обороне от вторжения неприятеля. Против этого ничего нельзя было возразить, потому что в замке было немного стражи, а каштелян не допускал и мысли об открытой измене, хотя его и предупреждали о возможности ее.

Когда Мартик заводил об этом речь, ему говорили:

- Все это тебе приснилось!

Крашевский Иосиф Игнатий - Борьба за Краков (При короле Локотке). 4 часть., читать текст

См. также Иосиф Игнатий Крашевский (Jozef Ignacy Kraszewski) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Борьба за Краков (При короле Локотке). 5 часть.
Он добился от каштеляна только позволения усилить стражу в замке, рань...

Гетманские грехи. 1 часть.
Был июньский вечер, лучшая пора года, когда не начиналась еще летняя ж...