СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Крашевский Иосиф Игнатий
«Борьба за Краков (При короле Локотке). 3 часть.»

"Борьба за Краков (При короле Локотке). 3 часть."

- Говорят, войта нет дома... и его заместители тоже неизвестно где... а между тем тут спешное дело!

- Какое дело? - равнодушно спросил Амилей. - Драка на улице? Или торговки поцарапались?

Богатый Амилей из Мехова не имел желания вступать в беседу со служащими и хотел отделаться от начальника стражи насмешками. Но Фейт, на ответственности которого была охрана Города, бородатый и кудлатый великан в остроконечном шлеме, весь в железной броне, тоже считал себя важным человеком и вовсе не считал нужным оказывать почести Амилею, потому что он был не какой-нибудь войт, а простой советник.

- Наши паны войты пируют себе и веселятся, - сказал он, - а тут...

- Что же, пожар? - иронически заметил Амилей.

- А может быть, и загорится, - печально отвечал Фейт, - может быть, случится что-нибудь похуже огня... если только есть большее несчастье, чем огонь.

Он с беспокойством поглядывал вокруг, когда в зале вдруг появился Гануш, возвращавшийся из пивной, один из панов войтов.

- Чего ты такой сердитый, Фейт? - спросил он.

- А разве вы не заметили, что происходит в городе? Теперь уже я с квартальными ничего не могу поделать! - вскричал с отчаянием в голосе начальник стражи. - Помещики и рыцари заняли весь город. Все уголки позаняли, давка везде. Прибежали люди от застав, от Флорианской и Висляной, и рассказывают, что с юга тянутся, как процессия, вооруженные воины. А ворота закрыть перед самым их носом теперь уж поздно, все полнешенько ими в городе. На Околе и в некоторых домах, где хозяева не хотели их впускать, они ворвались силой.

Он еще говорил, когда вбежал с перепуганным лицом советник Гинча Кечер и начал кричать:

- Шляхта и рыцари занимают Краков! Неизвестно, кто такие. Приехали без предупреждения. Мало того, что съехались из-под Кракова и Сандомира, но есть среди них и такие, которых я раньше и в глаза не видал. Какие-то чужие.

Еще двери за ним не успели закрыться, как вошел Павел с Берега; он проскользнул незаметно и внешне казался спокойнее всех, но тоже был пасмурен и печален.

- Вы уже знаете? - спросил его Амилей.

- Знаю, что город переполнен, - отвечал Павел. - У меня уже стоят Топорчики, а если бы Сула не вступился за Грету, то у нее разместились бы Ружицкие. Он отправил их, вероятно, потому, что сохраняет место для кого-нибудь другого.

- Что же это такое, съезд или наезд? - воскликнул войт. - Где же наш пан Альберт?

- Говорят, что он поехал к своему брату Генриху, - пожав плечами, сказал Павел.

Фейт, боясь ответственности, стал спрашивать, как ему поступать.

- Если бы я даже приказал теперь закрыть ворота за час до срока, чему это поможет? - сказал он. - А раньше мне ничего не говорили. Невозможно же заступить шляхте дорогу и не пускать в улицы? Сначала они ехали по одному, потом по несколько, а под конец целыми толпами. Прикажете закрыть ворота?

Павел живо обернулся к нему.

- И не подумайте! - воскликнул он громко. - Их в городе уж набралось несколько тысяч. Сохрани Боже, если закроют ворота, поднимется скандал, а если какой-нибудь безумец начнет ломиться в ворота и прольется хоть капля крови, мы не можем быть уверены ни в жизни своей, ни в имуществе...

В это время вбежал второй войт, совершенно перепуганный, бросил шапку на стол и вскричал:

- Мы пропали! Локотковы люди... это они, наверное, въезжают отрядами и целыми полками. Все улицы полны ими, на рынке повернуться негде, смотрите сами!

- Кто сказал, что это локотково войско? - сказал Амилей.

- Все это знают, да и узнать нетрудно, потому что все это оборванцы и нахалы.

Фейт, как помешанный, бросался то к дверям, то обратно.

- Что же мне делать? - плакался он. - Разве я со своей горсточкой людей смогу удержать их?

- Ничего не делать! - повелительно сказал Павел. - Стань и поклонись им. Войта нет. Что случилось, того уж не переделаешь. Если только кто-нибудь бросится на них, они только будут рады и весь город обратят в пепел!

Городские советники, собиравшиеся сюда со всех концов города, стояли, как пораженные громом. Некоторые подбежали к окнам, чтобы взглянуть на город.

Часть рынка, которая была видна отсюда, имела совершенно необычный вид. Почти около каждого дома стояли люди в рыцарском одеянии, но без шлемов, которые они уже успели снять. Одни спрашивали, как пройти в винное заведение, другие интересовались шинками, третьи не знали, куда поместить коней. А в город входили все новые отряды, с криками бежали слуги, шум и говор разносился до самой ратуши!

Более осторожные купцы торопились окончить торговлю, чтобы закрыть лавки и ларьки. Во всем городе чувствовалось беспокойство и скрытая тревога.

В то же время на улицах совсем не было видно фигур всем известных городских обывателей. Расхаживали только приезжие, которые засыпали проходящих вопросами и, стуча кулаками в ворота, требовали, чтобы их впустили в дом. Мещане попрятались по углам.

Вдруг на рынке, со стороны Флорианских ворот, послышались звуки труб и крики. Из ворот выбежали люди, в окнах показались испуганные лица мещанок, у стен домов группами расположились подростки и уличная чернь. Все смотрели в ту сторону, откуда раздавались звуки трубы и громкие призывные возгласы.

Городские советники и войты высунулись из окон, с изумлением приглядываясь к происходящему.

Отряд рыцарей, перед которым несли несколько красных знамен, очевидно, не чешских, потому что на них не было львов, при звуках труб и рожков, в сопровождении многочисленных оруженосцев спокойно въезжал на рынок.

Навстречу ему из домов и гостиниц поспешно выходили приезжие - почтенного вида помещики, каштелян, воевода, духовные и останавливались, как бы для того, чтобы приветствовать вступавших. Выходило, что ждали кого-то более важного и знатного, чем они все.

И те, кто никогда не видели Локотка, сразу узнали его, по фигуре и манере держаться, среди пожилых мужей, окружавших его и превосходивших его ростом.

Для этого торжественного въезда в город ему специально достали большого и сильного коня, прикрыли вышитым чепраком и металлической сбруей с блестящим золотым седлом. И сам он, хотя и не любил пышности, надел для этого случая великолепное вооружение и пурпурный плащ, затканный золотом.

Помещики, стоявшие на рынке, махали в воздухе шапками, руками, а некоторые поднятыми кверху мечами, и громкими кликами приветствовали его. А как только раздались первые приветствия, то покатились эхом из улицы в улицу, и скоро весь город до самого предместья наполнился ими. Докатились они и до Окола, до замка, и шум этот разбудил чехов в Вавеле.

Надо было видеть, как они всполошились, как побежали на валы, принялись закрывать ворота и забивать калитки.

В некоторых костелах весело зазвонили колокола.

Епископ сидел над книгой в малой горнице, когда его любимый служка, Михал из Модлиницы, вбежал к нему бледный, как труп, так что один его вид мог уже испугать епископа, прежде чем он вымолвил слово.

Муската вскочил с места.

- Miserere nobis! - невольно вырвалось у него. - Что случилось?

Служка не сразу обрел дар речи.

- Город, город весь наполнен, - начал он, с трудом выговаривая слова. - Неожиданный съезд помещиков, рыцарства со всех сторон. Никто не донес, никто не предвидел. Изменники мещане впустили их. Войт намеренно убежал в Мехов. Князь Владислав Локоток уже на рынке.

Услышав это имя, Муската задрожал, рот его ввалился, и, упав на лавку, он закрыл руками лицо.

- А в замке? Что делается в замке? - бормотал он и вдруг воскликнул со страстным возмущением: - Был заговор! Измена против нас и против них!

- Что думает делать ваша милость?

- Я? Я? - растерянно бормотал Муската. - Я? Ничего! Закройте ворота! Я ничего не знаю... не буду ни во что вмешиваться. Без меня начинали, пусть без меня и кончают!

И, подумав, прибавил:

- Если бы я только мог, я бы уехал прочь. Не хочу смотреть на все это и не хочу сталкиваться с ними.

Служка покачал головой.

- Окончилась власть чехов! - сказал он. - Дело их проиграно. Этот дерзкий... Локоток занял уж почти все земли и не отдаст их назад! Рыцарство перешло на его сторону - все с ним.

- Я - нет! - прервал его Муската. - Он был уж изгнан, много лет скитался и опять будет изгнан. Настоящий король прогонит его... обессилит, покорит... За чехами стоят все немцы.

Епископ начал говорить с большой горячностью, но сдержался и, понизив голос, сказал служке:

- Идите, присмотритесь к тому, что делается, и обо всем донесите мне. Я останусь верен своей присяге. Я не хочу их знать. Закрыть ворота!

Служка Михал с Модлиницы поспешно вышел. Быть может, он и не разделял мнения епископа, но долг приказывал ему повиноваться.

Город был охвачен веселым торжеством.. Люди ходили, словно упоенные недавней победой, зато мещане были совершенно перепуганы.

Более спокойные из них очень хорошо понимали, что малейшая их попытка к сопротивлению немедленно вызвала бы поджоги и грабежи. Помещиков и рыцарей было больше числом, да к ним то и дело подходили подкрепления - все новые отряды войск Локотка, которые располагались лагерем на площадях, бульварах и на пустырях. Весь этот люд, привыкший жить войной и грабежом, голодный, жадный на добычу, стремившийся отнимать и завоевывать, лишь с большим трудом подчинялся приказаниям своих начальников; их неудержимо влекли к себе предметы комфорта и роскоши, которые они видели в окнах домов и в лавках. И украдкой, там, где надзор за ними был слабее, они силою врывались в дома. Уже слышались вдали крики женщин и негодующие голоса. Начальники отрядов спешили прекратить беспорядок и унять зарвавшихся.

Князю открыли дом отсутствовавшего войта, за ним потянулись на совет его приближенные. Вокруг дома поставили стражу, на улице водрузили знамя.

Несколько оруженосцев, посланных Мартиком, сторожили дом вдовы Греты, которая с верхнего этажа своего дома, опершись о балюстраду, окружавшую выступающую часть чердачного помещения, совершенно спокойно наблюдала за тем, что делалось на улице. Курцвурст был до того перепуган, что самым старательным образом запрятал куда-то в угол свою палку из опасения, чтобы ее не приняли за оружие, а его - за сопротивляющегося. Сам он то и дело высовывался из своего укромного уголка, шептал молитвы и каждую минуту ждал конца.

Между тем Грета не выказывала ни малейшего удивления, как будто она заранее знала, что так случится, и нисколько не боялась, что она сама может пострадать в этой суматохе. Она даже не очень тревожилась, что закроют ворота: их сторожил Мартик со своими людьми и никого близко не подпускал.

В мужских монастырях тревога была не так сильна, как в женских. Особенно боялись бегинки, их помещение находилось как раз напротив францисканского и доминиканского монастырей и не было обнесено неприступной стеной: к ним легко можно было проникнуть. И как только разнеслась по городу весть о Локотке, войска которого уже стяжали себе определенную славу, в монастыре послышались жалобный плач и испуганные крики.

И недаром боялись бегинки: францисканцы и доминиканцы, расположенные по соседству с ними, широко открыли двери своих монастырей для прибывающих, и особенно радовались им францисканцы, которым Локоток был обязан своим спасением, и которого они встречали как своего. Люди всегда привязываются к тем, кому они помогли, и дети святого Франциска любили маленького пана, чья жизнь была спасена благодаря прикрывшей его монашеской одежде. И потому еще любили они его, что он, как и они, вел суровый образ жизни, был беден и умел с покорностью нести свою судьбу.

Среди этой суматохи и шума, которых не могла остановить даже ночь, - окончился день.

Городская стража уже не смела закрыть ворота, а Фейт не решался, как всегда, выйти на улицу со своими квартальными - все равно не в его силах было уследить за порядком. В городе был какой-то новый хозяин.

В доме войта Альберта все окна были освещены, двери открыты, а в сенях горели фонари, толпились, приходили и уходили люди, только хозяина не было видно. Войт Альберт не возвращался из Мехова.

Мещане дежурили в ратуше, не решаясь уйти из нее, так как каждую минуту ожидали требований и приказаний.

В городском совете, прежде дружном и во всем согласном, теперь можно было заметить два течения. Они еще не были вполне противоположны друг другу, но уже из взглядов, намеков, лиц, настроений мещане сами делали вывод о несходстве своих мыслей и чувств. К числу самых ярых и открытых противников князя принадлежал в то время Герман из Ратибожа, не входивший в состав городской думы, молодой богатый купец, наследовавший от отца дома и большие земельные участки на рынке, как раз по соседству с францисканцами.

Вбежав в ратушу, он начал бранить всех советников и обвинять их в том, что они не были достаточно бдительны, не сумели даже охранять ворота, впустили неприятеля и обрекли город на гибель. Человек он был молодой, краснобай и смельчак. Никто не возражал ему, потому что все боялись лишнее слово пикнуть, слушали только и пожимали плечами. Он один смело шел против всех.

- Что толку в том, что у нас целых три войта наследственный и выбранные, да еще столько советников! Хорошо они заботятся о нас! Что же теперь делать? Завтра, а может быть, и сегодня, чехи выйдут из замка, и город превратится в груду развалин!

- Молчите лучше, - гневно прервал его Павел с Берега. - Вы беспокоитесь за свое добро, да ведь и у нас тоже есть, что терять. Что случилось, то должно было случиться - иначе и не могло быть!

- Вот именно! - не помня себя, вскричал Герман. - Хорошего вы себе выбрали пана, нищего бродягу, которому завтра придется дать на хлеб и сало, хотя бы для этого пришлось снять последнюю рубашку.

Так он сердился и кричал на всех, а советники стояли и молчали.

- Невозможно было ничего сделать, - сказал наконец Павел, как бы чувствуя себя виноватым. - Что же бы ты сделал на нашем месте, мудрый Герман? Ну что? Закрыл бы ворота, созвал бы воинов на защиту, так что ли? А им это и на руку, они бы сейчас же начали штурмовать город и разграбили бы жителей. Уж лучше дать хлеб и сало, чем жизнь.

- А они с вас и с нас, - крикнул Герман, - сдерут сначала рубашку, а потом и жизнь.

Так ссорились они между собой.

Из ратуши послали за войтом. Он вовсе не уезжал в Мехов к брату. Приближенные к нему люди знали, что он, желая избежать первого столкновения, уехал на некоторое время к Кроводжу и там выжидал, когда все уже будет кончено.

И теперь, когда все было кончено, и Краков был взят - рассчитывали, что он вернется назад.

Была поздняя ночь, когда в сопровождении нескольких конных оруженосцев, сидя на могучем коне, с мечом у пояса, Альберт подъехал к своему дому. Уже по одному его внешнему виду заметно было, что он вовсе не возвращался из путешествия, а ехал именно с тем, чтобы предстать перед князем. На нем был праздничный шелковый наряд, на плечи накинут легкий меховой плащ, на шее у него была цепь, на голове соболья шапка, а за поясом виднелись вышитые рукавицы. Сойдя с коня, он сам - без провожатого - прошел прямо в свою главную горницу, где надеялся найти князя, потому что в окнах был свет. Здесь стояли пажи с факелами, и было множество дворян, два воеводы, четыре каште-ляна, канцлер Клеменц, судья Смила и несколько старых представителей знатнейших краковских и сандомирских родов.

Был здесь и Мечик, Топор, тщетно ожидавший ласкового взгляда князя. Локоток, хотя давно уже видел его, не обращал на него внимания. Между гостями произошло некоторое замешательство, когда на пороге показался Альберт.

Локоток встал со своего места и подошел к нему, меряя его взглядом. Он был в этот день в хорошем настроении, все складывалось для него благоприятно, и потому он или не заметил, что Альберт шел к нему, как военнопленный, приветствуя его принужденным поклоном, или просто не хотел этого видеть.

Немец стоял, склонив голову и как бы онемев. Локоток заговорил первый.

- Войт Альберт, - сказал он, - о городе вы не беспокойтесь, я не хочу ему зла. Напротив того, я подтвержу и увеличу ваши права. Буду для вас добрым отцом.

Тут он указал рукой на окружавших его.

- Вы видите, что я выбран волею всего дворянства и рыцарей, и у меня больше права на престол, чем у чеха. Богу угодно было отдать мне эту столицу, и я мечом удержусь в ней!

Альберт молча кланялся, а Локоток, возвысив несколько голос, прибавил:

- Я сдержу свое слово, буду вам добрым отцом, но хочу, чтобы дети мои были мне верны и послушны. И там, где я встречу непослушание, - расправа будет коротка, виновного я не пожалею.

Говоря это, он добродушно усмехнулся и, похлопав по плечу склоненного войта, закончил:

- Примите нас сегодня как гостей, господин хозяин!

Войт пробормотал что-то несвязное, снова кланяясь в знак покорности.

Исподлобья поглядывая на малорослого князя, он внимательно изучал его. По холодному и как бы окаменелому лицу войта трудно было отгадать, с каким чувством он относился к Локотку, но в душе его была буря. Стыдно было ему после могущественного короля Вацлава кланяться этому изгнаннику, бродяге, которого он принужден был признать своим государем.

Войт, который сам чувствовал себя могущественным и сильным, угадывал, что малый князь будет держать всех в железных руках. Но что было ему делать, как не покориться неизбежному? Он отвешивал низкие поклоны и молчал.

Тотчас же он пошел распорядиться угощением для князя и его приближенных, желая показать, что ему было, чем угостить. Никто и не думал о сне. То и дело посылали гонцов к замку и выслушивали их донесения, которые сейчас больше всего интересовали князя.

Хоть ночь была очень теплая, а луна еще не взошла, Локоток не выдержал, приказал .подать себе коня и в сопровождении небольшого числа приближенных поехал к Вавелю.

Трудно было отгадать, что делалось внутри его, но на валах виднелась многочисленная стража, ворота - большие и малые - были закрыты, и около них поставлены часовые - заметно было, что там тоже не дремлют и что-то подготовляют. Нельзя было сомневаться в том, что чехи уже знали о занятии города Локотком. Будущее должно было показать, как там приготовились к защите.

Князю не хотелось призывать защитников замка к сдаче до тех пор, пока его еще не выбрали всенародно под Вавелем. Из Познани также не были еще получены известия о том, удалось ли Винценту Шамотульскому и его единомышленникам-помещикам провозгласить королем Владислава.

В Вавеле царила необъяснимая, загадочная тишина. Чехи, которые обыкновенно целыми толпами сходили в город и до самой ночи оставались там, теперь все собрались в Вавеле и укрылись в нем.

Одного из них, застигнутого в винном заведении, где он спрятался, привели на допрос, но тот в испуге клялся, что ничего не знает. Локоток, осмотрев издали валы, приказал расставить около них стражу и, со смехом обернувшись к окружавшим его, заметил, что он уж раз спасался из Кракова в монашеском одеянии и не хотел бы во второй раз подвергнуться той же участи.

Воевода Войцех из Змигрода уверил князя, что стража будет всю ночь на часах перед замком, а защитники замка, конечно, и не подумают спасаться бегством.

Обезопасив себя таким образом, Локоток в веселом расположении духа вернулся в дом войта, где его ждал пышный и обильный ужин и в большом обществе, так как помещики все еще подъезжали, и каждый торопился поклониться новому государю.

Мартик, объезжавший вместе с князем замок и указавший ему наименее защищенные места, которые он успел заметить, проводил князя в дом войта и решил теперь подумать о самом себе. Весь день он провел на ногах, на страже то у одних, то у других ворот, направляя приезжих в гостиницы и в дома мещан, и теперь ему хотелось заглянуть к Грете, у дома которой он поставил часовых, чтобы никто чужой не ворвался к ней. Была уже ночь, но он был уверен, что она не спит, потому что во всем городе не только никто не спал, но и не мог подумать о сне. Воины боялись чехов, чехи боялись измены, мещане трепетали перед людьми Локотка, тревога не позволяла никому забыться сном. Стража Мартика, получившая приказание охранять дом вдовы и никого к ней не впускать, заперла ворота и расположилась на дворе. Вдова, рада не рада, а должна была выслать своим защитникам пива и еды.

Она сидела в своей горнице, где перепуганный Курцвурст искал и не находил себе безопасного угла на случай нападения.

Слуги Мартика, помня данный им наказ, не пустили к Грете даже Павла с Берега, хотя она сама требовала этого и сердилась, что ее не слушают.

Когда Мартик постучался и громко позвал людей, ему тотчас отворила его команда и шутливо стала требовать награды за то, что так точно исполнила его приказание.

В главной горнице был еще свет - он вошел прямо туда. Он надеялся встретить вдову благодарной ему и веселой, но нашел надутой и гневной. С волосами, распущенными по плечам, она сидела в углу и не сразу отозвалась на его приветствие. И только когда Мартик подошел к ней поздороваться, она вскричала:

- Что же это такое? В плен вы меня взяли, что ли?

Сула удивился такому вопросу.

- А вы бы хотели, чтобы я пустил к вам оруженосцев и воинов?

- А вы думаете, что я бы их испугалась? - воскликнула мещанка. - Может быть, мне это было бы приятнее, чем такая неволя и тюрьма целый день. Я не нуждаюсь в такой опеке!

Мартик стоял, слушал ее, но с трудом понимал, что она говорила.

- Ну, - сказал он, - хороша же благодарность за то, что я вас спасал, и, как княжну какую-нибудь, окружил стражей!

Грета грозно взглянула на него.

- Вы сами себе забрали невесть какие права надо мною! - с негодованием бросила она ему.

Сула опечалился. Сложив руки на груди, он пристально приглядывался к ней. В сильном возбуждении она расхаживала по горнице.

- Вот так прием! - проворчал оп. - Я ожидал совсем другого!

- Вы знаете, - сказала она, остановившись перед ним и меряя его взглядом, - вы знаете, что я не выношу никакого насилия над собой. Я даже покойному мужу не позволяла командовать собой, не позволяю и опекуну - и вам не позволю!

- А кому же?

- Никому и никогда! - гордо отвечала женщина. - Если я и поддамся кому-нибудь добровольно... то уж, наверное, не вам!

- Почему же не мне? - обиделся Мартик. - Я не хочу, чтобы вы были моей рабой, я прошу вас быть моей женой. Я ведь не какой-нибудь бедняк без имени; я - дворянин, рыцарь, родственник тенчинских панов - неужели я недостоин мещанки? Правда, богатства у меня нет, но от моего пана я непременно получу участок земли, он мне обещал. И денег он мне даст, а вас я возьму и без денег, и без приданого. Я любил вас, когда вы были еще девушкой, люблю и теперь, и как вы там ни сопротивляйтесь, а должны быть моей!

Грета отшатнулась от него и крикнула в бешенстве:

- Меня никто еще не принуждал, и никто не принудит! Любите меня, сколько хотите, но убирайтесь прочь с глаз моих, потому что мне уж надоело и слушать, и видеть вас. Я вас не хочу!

- Даже если бы князь был моим сватом?

- А что мне ваш князь? Приказывать мне он не может, и не отец мне, а я и родному отцу не покорялась!

Мартик, не ожидавший такого ответа, онемел от огорчения.

- Грета, Грета, - выговорил он наконец с глубокой печалью. - Нет у вас ни сердца, ни жалости ко мне! Так это ваша награда за всю мою верную службу вам?

Немка презрительно рассмеялась.

- Курцвурст тоже служит мне давно и верно, но ведь я и не думаю выходить за него замуж.

- И я ничем не лучше него?

- Кто знает? - рассмеялась вдова.

Мартик, растерявшийся было сначала, взял себя в руки, подавил в себе досаду и огорчение и сказал:

- На вас сегодня что-то нашло, Грета! Словно муха какая-то укусила - в другое время вы будете добрее ко мне.

И, говоря это, он смело подошел к ней и хотел уже обнять, но вдова вырвалась от него, отбежала на несколько шагов и, бросив на него страшный взгляд, схватилась рукою за нож, всегда висевший у нее за поясом.

Сула в гневе опустился на лавку.

Грета взглянула на него, и, может быть, сердце ее оттаяло; она прошлась несколько раз по горнице, остановилась у стола, на котором стояли жбан и кубок, и, слегка ударив кубком о жбан, обратила на него внимание Мартика, который презрительным знаком отказался.

- Хотите отделаться от меня, - сказал он, - заплатив мне, как наемному караульщику, пивом и угощением!

Грета постепенно приходила в веселое настроение.

- А это не считается, что я с тобой бранюсь и смеюсь? - сказала она.

Мартик, не вытерпев искушения, подошел к жбану и стал наливать из него в кубок.

- Э, с вами, бабами, человек душу потеряет, а ничего не добьется, - сказал он.

И он не мог удержаться, чтобы не упрекнуть ее.

- Что же вы думаете, что я мог бы даром так работать до изнеможения, хоть бы для князя? Жизни своей не жалел, сам лез на рожон, искал у него милостей, не только для того, чтобы заработать кусок земли, но где бы я мог поселиться вместе с вами! Вы даже и не знаете, как я вас люблю столько лет, - столько лет, и все напрасно! Но вы упрямитесь, не хотите быть моей, а я вам говорю, должны и будете!

Он ударил рукой по столу. Грета, подойдя к нему вплотную, ударила в ладонь сжатым кулачком другой руки.

- Не должна и не буду!

Оба смело смотрели в глаза друг другу.

- Насильно меня не возьмешь ни ты, ни твой князь! Если не захочу, то уж найду средство избавиться от вас. Никто меня не заставит! Слышите? Никто!

Мартик начал пить, делая вид, что не верит пустым словам.

- Жаль вам чеха? - смеялся Мартик.

- Жаль, потому что он никогда мне не грозил насилием.

- А, может быть, Вурм лучше?

- Вурм? Считайте еще, - прервала его немка, - есть еще несколько. Малый Дунин, богатый и знатный пан, стоял передо мною на коленях и клялся, что готов повести меня к алтарю; есть еще Прандота из Воли, который тоже обещает привести ксендза, таких наберется еще несколько.

Сула ударил себя в грудь.

- А кто любит вас больше, чем я? - вскричал он.

- А вы думаете, что любовь, как мед, чем старше, тем лучше! Неправда! Она, как пиво, которое, постоявши, скисает.

Курцвурст, услышав это, начал громко смеяться. Мартик возмутился, а Грета, спокойно взглянув на него, пошла и села на свое место.

В это время раздался нетерпеливый стук в ворота, как будто кто-то хотел выломать их.

Мартик выбежал на двор, радуясь случаю выместить на ком-нибудь свой гнев. Здесь он нашел своих слуг, яростно оборонявших ворота. Кто-то снаружи ломился в них, громко приказывая.

- Отворяйте, иначе мы их разломаем!

- Вынимайте сабли! - крикнул Сула и, вынув свою, подбежал к воротам, крича нападавшим:

- Прочь! Посмейте только, мы вас в куски изрубим! Но противник был так же смел, как и он.

Пан Винцент из Шамотул, которого мы уже видели у Локотка, поздно прибыл из Познани. По дороге ему указали на дом Греты как на единственный в городе, еще не занятый гостями. Пан Винцент не так легко терялся и не отступал перед опасностью, с ним была многочисленная свита, и он готов был вступить в бой.

У ворот завязалась горячая перебранка, причем в выборе выражений не стеснялись. Слуги Мартика были уж под хмельком. В это время на крыльцо выбежала Грета.

- Какое вы имеете право, - крикнула она, - запрещать кому-нибудь остановиться у меня в доме? Я хочу, чтобы у меня были гости, как у всех других...

Сула повернулся, ничего не отвечая, но не сходил со своего поста.

Грета продолжала громко кричать:

- Я лучше добровольно уступлю свой дом, чем допущу, чтобы вы тут затевали драку и резню в воротах. Почему не пускаете?

- Потому что я здесь занял место для себя! - крикнул Мар-тик. - А я не хуже других!

- Лжешь! - громко отвечали за воротами. - Ты не можешь равняться со мной, хотя бы ты и был шляхтич, потому что ни в своей стране, ни в какой-либо другой я не знаю никого, равного себе.

Это говорил гордый Винцент Шамотульский, который считал себя по роду и богатству равным князьям.

Но и Мартик, когда приходил в ярость, не уступал никакому князю.

- Ступай прочь, иначе кровь прольется! - кричал он.

- Прольется, но только твоя, подлый нахал! - прозвучал голос из-за ворот.

Ворота, охраняемые сильными молодцами из отряда Мартика, которые подпирали их плечами и дубинами, поддались мощному напору снаружи и начали трещать. Грета, стоя на крыльце, смотрела на все происходившее, как на забавную игру, а Курцвурст, прячась за нею, в отчаянии ломал руки и призывал на помощь всех святых.

- Милосердный Боже! Раны Господни! Они нас всех здесь перебьют! Мартик, пусти их, ты будешь отвечать за несчастье.

Ворота начинали все более наклоняться, качнулись, затрещали, и со всех сторон посыпались отломавшиеся куски. Люди пана Шамотульского, вырвав из них несколько досок, проделали отверстие и как только столкнулись плечом к плечу с Мартиковыми молодцами, напали на них с дубинами и бердышами.

Мартик, не жалея себя, подскочил к отверстию и начал изо всей силы ударять по лбам и шлемам, так что треск раздавался. Тогда Винцент, человек бешеного нрава, поднял кверху огромный меч, который он держал в руках, размахнулся им и не только выбил саблю из рук Мартика, но и рассек его обнаженную голову, так что кровь из нее хлынула ручьем.

Слуга, видя, что пан их падает навзничь, взмахнув руками и восклицая: "Иезус Мария!", растерялся, а Винцент Шамотульский, выломав остальную часть ворот, ворвался во двор. Едва успели люди Мартика подхватить его, чтобы не достался в руки насильников, и унести в дом.

Вдова, разгневанная, все еще стояла на крыльце. Глядя на подходившего к ней красивого, молодого, с гордой осанкой мужчину, державшего еще меч в руке и смотревшего на нее с высоты своего рыцарского величия, как на обыкновенную мещанку, она тоже приняла высокомерный вид.

Прекрасное лицо и богатый наряд хозяйки произвели некоторое впечатление на дерзкого пришельца.

- Я должен остановиться здесь, моя красавица! - обратился он к ней.

Грета покачала головой.

- Красавица, да не твоя, - отвечала она, подперев руками бока. - Дом мой занимаете насильно, хотя войны нет. Так не удивляйтесь же потом, что вы с вашим князем не найдете приверженцев в городе, если уж сразу начинаете с насилия над нами! Вы сюда приехали с польским правом, а мы здесь управляемся немецкими законами.

Винцент слушал ее, обменивались взглядами, и он заметно смягчался, да и она окончила уже не таким гневным тоном.

- Я над вами не употребил насилия, прекрасная хозяюшка, - отозвался гость, - потому что я слышал, что вы приказали впустить нас, а тот наглец не хотел считаться ни с вами, ни со мной.

- Он уж получил за это, - сказала Грета, - оставьте в покое его и его людей.

И, сказав это, медленно пошла в горницу, а Винцент - за нею.

Мартика положили напротив, в отдельной горнице, старая экономка обвязала ему голову платками, но он метался и бредил - так встряхнул ему мозг этот сильный удар.

Грета, едва взглянув на него, принимала нового гостя. Соскучившись за день одиночества, она рада была этому человеку, который, оценив, как и другие, ее красоту и изящество, поддался ее кокетству, забывая понемногу обо всем на свете. Новый гость обладал той барской изысканностью манер, которая всегда нравится женщинам, заставляя предполагать в обладателе существо высшего порядка, хотя чаще всего весь этот блеск оказывается только гладкой скорлупой пустого ореха. И Грета уже улыбалась ему и ласково на него поглядывала, а прежний гнев сменился врожденным стремлением к кокетству.

Наконец, когда был уже поздний вечер, Грета тихонько выскользнула к себе наверх, заперла за собою все двери и расставила около них караульных.

В то время, как все это происходило, Мартик, успокоившись, крепко заснул. И только утром, проснувшись и придя в сознание, увидел около себя своих людей и вспомнил вчерашнее приключение.

Он настаивал на том, чтобы его непременно поскорее вынесли отсюда, хоть бы на улицу, хоть на сорную кучу, только бы не оставаться под одной кровлей с вдовой. Но не было возможности исполнить его желание, потому что всюду была страшная теснота; а он был ранен. И как он ни сердился, его не послушали.

На другой день с самого утра в городе началось еще большее движение, чем накануне.

Погода благоприятствовала новому государю, поэтому все помещики, съехавшиеся с разных сторон, могли собраться на рынках и около ратуши, так как другого более удобного места не было приготовлено.

Съезд начался с раннего утра.

Всем уж было известно, что краковяне, сандомирцы, куявяне и рыцарство других областей должны были провозгласить Локотка не только краковским князем, но и наследником польской короны. Недоставало только послов из Великой Польши с заявлением о ее присоединении, а это было очень важно для Локотка, потому что корона находилась в Гнезне. В доме войта Альберта целый день с нетерпением ожидали их прибытия.

Винцент Шамотульский, приехавший поздно вечером, утомленный дорогой, а потом увлеченный прекрасной вдовой, только на другой день, одевшись с большой пышностью, сел на коня и поехал к князю. Хотя было еще очень рано, Грета, полуодетая, вошла в горницу, чтобы открыть ставни и при свете дня рассмотреть своего гостя. Она велела приготовить себе на этот день самый красивый наряд, какой у нее был.

Князь с радостью встретил посла Великой Польши, но после первых же его слов нахмурился и крепко сжал губы. Представитель Великой Польши готов был присоединиться к князю, но за других не ручался. Большая часть его соотечественников отдавала предпочтение силезцам, а князь, чтобы расположить в свою пользу епископа и духовенство, обещал наследственное канцлерство по-знанской кафедре.

Выслушав это, Локоток, не отвечая ни слова, отвернулся и велел подать себе шлем и рукавицы, чтобы ехать на рынок, но в это время Вержбента стал уговаривать его послать за Мускатой и постараться привлечь его на свою сторону.

Локоток, казалось, и этому не придавал большого значения и не желал долго ждать. Он послал каштеляна и канцлера в дом к епископу, но тот оказался запертым.

Сторож, заставив посланных долго ждать у ворот, высунул наконец голову и на вопрос о Мускате заявил, что его нет дома. Никто не знал или, может быть, не хотел говорить, где он укрылся.

Князь, как только увидел возвращавшихся и узнал от них, что епископа не нашли, тотчас же сел на коня.

Зрелище было торжественное и великолепное. Сам князь надел на этот день позолоченные доспехи и специально для него изготовленный шлем, на плечи он накинул плащ, подбитый белым мехом; золотые шпоры, меч в ножнах, украшенных драгоценными каменьями, довершали его наряд. Конь, весь покрытый богатым чепраком, имел перья на голове и позолоченную уздечку. Воеводы, каштеляны так и сверкали пурпуром и золотом.

На рынке знатнейшие помещики образовали огромный круг. Представители каждой области стояли отдельно под своими знаменами, а свободные профессии под собственными знаками. У тех, кто имел щит, эмблема звания была изображена на щите, у других была вышита на платье на груди. За шеренгами самых знатных и богатых толпились беднейшие горожане. Когда вдали показался Владислав со своей свитой, сначала глухой шум пронесся в густой толпе ожидавшего его народа, потом раздались громкие восклицания, и шапки, и колпаки полетели в воздух.

- Едет, едет!

Медленно, с просветлевшим лицом, приближался Локоток, приветствуя стоявших знаками руки и головы и улыбаясь знакомым. В середине круга для него было оставлено место, там ожидала его небольшая группа духовенства.

Некоторые хотели сейчас же провозгласить его князем, но более видные представители польского народа удержали толпу. С непокрытыми головами двинулись навстречу князю знатнейшие помещики и горожане, к которым, скрепя сердце, должен был примкнуть и войт Альберт.

Маленький князь стоял в середине этой толпы, опершись на меч, и ждал.

В качестве представителей от своих областей Вержбента, Войцех Змигродский, Жегота и Прандота Сандомирские, один из Топорчиков, Лелива, Канева, Остоя, Ружиц и Шренява выступили вперед; первым начал говорить каштелян.

Князь не любил долгих речей, поэтому он ограничился несколькими словами.

- Милостивый государь, - начал он, - все помещики и рыцарство единодушно просят и призывают тебя, чтобы ты княжил над ними. Тебе по праву принадлежит столица и власть над нами. Мы присягаем на верность тебе. Правь и суди справедливо.

Тут и другие выступили с приветствиями, а народ едва сдерживался от крика, так сильно было его волнение. Махали руками и знаменами, чтобы дать им знак молчания и удержать преждевременные крики; стоял такой шум, что с трудом можно было расслышать слова приветствия.

Князь отвечал так же кратко.

- То, что вы решили с Божьей помощью, я приму как волю Бога. Клянусь править и судить по справедливости, владеть и охранять мои владения, сколько сил хватит, не жалея пота и крови. Чтобы быть сильными, мы должны держаться вместе, тогда мы дадим отпор врагу и будем наслаждаться миром.

Зазвонили в колокол у Панны Марии, и тотчас раздался веселый перезвон в других костелах, возвещая людям радостную весть, и все заглушили громкие, как ураган, клики народа. Князь, окруженный своим двором, с воеводами, каштелянами и всей знатью направился в костел Панны Марии благодарить Бога.

Клики народа не прекращались; иногда как будто начинали ослабевать, но тотчас же вновь подхватывались толпою и сразу крепли, усиливались и неслись по всему городу, так что страже, стоявшей на валу в Вавеле, звуки эти должны были казаться угрожающими и вызывающими.

Но в замке было тихо, как в могиле, в то время как в городе звон колоколов, звуки труб и цимбал и крики народа не умолкали ни на минуту.

Когда в костеле окончилась служба, и князь вышел оттуда вместе со своими приближенными, вновь раздался гром приветствий. У всех словно камень спал с души.

После этого начался пир. Порядку было мало, но зато все происходило весело и шумно. На улицах расставили лавки, столы, а там, где их не хватило, их заменили доски от ворот и дверей, положенные на бочки; со всех сторон несли хлеб, жбаны и все съестное, какое только попадалось под руку. Мещане доставляли припасы довольно охотно, кто что мог, не заботясь о том, что будет потом с городом, лишенным провизии.

Одни угощались в домах, другие - на рынке; во дворах и садах люди разместились на голой земле.

Город имел такой вид, как будто он был взят штурмом, а женщины виднелись только в окнах и то где-нибудь на чердаке: все, кроме служанок и старух, попрятались, где кто мог. Большие магазины, лавки и ларьки, кроме тех, где продавались съестные припасы, были закрыты. Мещане смешались с гостями.

До поздней ночи на улицах слышны были песни и смех. Вин-цент Шамотульский, не встретив особенного сочувствия у нового пана, которому он немного и принес, очень скоро оставил двор князя и вернулся в дом, где он остановился,

В небольшой горнице напротив лежал раненый Мартик и на свое счастье не видел и не слышал, как разряженная Грета весело принимала нового гостя, как охотно разговаривала с ним, играла на цитре и пела ему песенки.

Шамотульский пан все больше терял голову, увлеченный прелестями кокетливой вдовушки и ее женским искусством привлекать и отталкивать, допускать некоторую приятельскую близость и строго защищать границу излишней фамильярности, быть попеременно гордой и нежной, гневной и приветливой.

В продолжение суток она чуть не свела с ума своего гостя, так что он наконец перестал понимать, отвечала ли она ему на его чувство или издевалась над ним.

Под вечер он хотел снова идти к князю, чтобы заручиться его расположением, потому что ради этого он и приехал. Но Грета как вцепилась в гостя, так и не выпустила его, а в конце концов, когда уж был слишком поздно, она еще и посмеялась над ним.

Гость был молод, очень красив, смелого и веселого нрава, но мещанка, конечно, не могла рассчитывать, чтобы такой знатный пан мог серьезно увлечься ею, однако она вела себя так, как будто задалась целью вскружить ему голову.

Измучив его пустым кокетством, она поздно вечером потихоньку ускользнула от него и побежала к дяде Павлу, где и укрылась. Напрасно искали ее по всему дому, хозяйка исчезла.

А в горнице напротив той, которую занимал гость, лежал в полубеспамятстве Мартик, и хотя голоса и смех доходили до его сознания, он был ко всему глух и равнодушен. За ним ухаживали, он послушно позволял делать с собой все, что требовалось, и ничем не интересовался.

И только послал одного из своих людей к князю с жалобой на то, что на него напали и изрубили так, что он чувствовал себя не в силах продолжать службу, а просил отпустить его на Охотничий хутор, чтобы подлечиться.

Локоток, жалея своего верного и преданного слугу, послал к нему, чтобы осмотреть его раны, не только канцлера, но и каноника, доктора Рацлава, которого доставили из-под Скалка, где у него был свой дом с садом.

Князь наказал через канцлера передать Мартику, чтобы он старался скорее поправиться, потому что был ему очень нужен, и чтобы он не уезжал из города. Так и остался Мартик у Греты.

На другой день утром новая радостная весть облетела Краков. Случилось то, чего не ожидали еще так скоро.

Сторожевые отряды, стоявшие у валов Вавеля, ночью не слышали ничего, в замке не было никакого движения. Когда же рассвело, все увидели, что хотя ворота были по-прежнему закрыты, над замком уже не развевалось чешское знамя со львом, а на валах не видно было стражи. Предполагали какую-нибудь засаду или измену и потому послали сказать князю, что чехи что-то притаились.

Узнав об этом, Локоток прямо с постели, наскоро надев доспехи и сев на первого попавшегося коня, поскакал к замку. У ворот он остановился и послал герольда со знаменем и рогом вызвать для переговоров начальника стражи.

Долго трубили, вызывали, но никто не являлся.

Между тем день уж наступил, надо было на что-нибудь решиться.

Отряд краковян во главе с Топорчиками и Мечиком среди них, стремившимся вернуть себе милость Локотка, бросились, очертя голову, к воротам и принялись рубить их секирами и ломать. Никто не защищал их, и уже решено было вывалить их или подложить под них огонь, когда в одном из окошечек показался бледный, болезненного вида человек, который, не будучи в состоянии говорить, знаками показывал, что в замке не было никого. Тогда все, кто мог, полезли на валы, разрушая укрепления и устремляясь к замку, чтобы с великою радостью отворить его для князя.

Веселые крики донеслись и до города, и все толпами побежали поглядеть на это чудо. Особенно радовались мещане, которых больше всего пугала борьба с чехами.

Когда ворота эти, уже столько лет охранявшиеся чужими, раскрылись наконец, и Локоток, осеняя себя крестным знамением, вошел в замок праотцов, лицо его, прояснившееся было сначала, снова омрачилось.

Глазам его представилось зрелище горестное и удручающее. Лучи утреннего сентябрьского солнца, пробиваясь сквозь туманную мглу, отчетливо освещали замок, он был совершенно пуст. У ворот лежал один только больной нищий, встретивший победителей окаменелым взглядом. Везде заметны были следы недавнего пожарища. Костел был в развалинах, кое-где подправленных, два другие, только что строившиеся, едва возвышались над землею. Единственным остатком былого величия были обгорелые столбы, груды развалин и пепла.

Оставляя жилища, которые они построили для себя в замке, разгневанные чехи все разрушали и уничтожали. Поломанные и содранные крыши, выломанные ворота, разрубленные стены и двери, кучи мусора и грязи рядом с грудами наваленных досок и камней - вот что представилось глазам князя. Все наследство нового владельца заключалось в груде развалин да в воспоминаниях о прежних лучших временах, когда пышность и веселье украшали этот древний замок.

Остановившись у костельных дверей, небрежно сделанных из гладких досок, князь приказал отворить их и вошел внутрь костела, немного уже подновленного после пожара.

Помолившись перед крестом в алтаре, князь пошел дальше по двору. Его приветствовали конские трупы и кости, белевшие под валами, да безмолвные груды обломков, но все же он был здесь властителем! Нахмуренное чело князя понемногу разглаживалось.

В эту минуту прибежал один из его рыцарей с княжеским знаменем и водрузил его на вершине горы, а весь народ приветствовал его громкими кликами, которым радостно вторили войска, оставшиеся в городе.

Бежал народ, спешили воины, шли целые полки занимать замок, не стоивший никому ни капли крови, и все были полны веселья, как будто там ждали их целые сокровища.

Локоток вошел внутрь замка, в котором еще сегодня ночью спал Павел из Паулыптина, прошелся по пустым горницам, носившим следы поспешного бегства и опустошения, и снял шлем.

- Теперь мое место здесь! - бодро воскликнул он. - И я не уйду отсюда, пока буду жив.

Он не пожелал ехать на обед к войту или вернуться в город и приказал тотчас же очистить и приготовить себе несколько горниц.

В одно мгновение полетели гонцы в город за плотниками, рабочими и слугами.

За паном потянулся и весь его двор и служащие поближе к замку.

На улицах толпы поредели, и мещане вздохнули свободнее. Краков и Вавель были в руках Локотка. Почти четверть века боролся он, пока дождался наконец этого дня.

Через несколько дней после этого отец и мать Мартика, узнав о постигшем его несчастьи, приехали за ним и увезли на мягко устланной телеге на Охотничий хутор.

Когда его увозили из дома Греты, он даже не спросил о ней, не оглянулся вокруг и не хотел знать, что с нею делается.

Грета, несколько обеспокоенная, с румянцем на щеках, выглянула в окно, но так как ее еще занимал пан Шамотульский, без памяти влюбившийся в нее, то она обернулась к нему и успокоилась.

Несколько недель хворал Мартик, рана долго не подживала, хотя каноник Рацлав, по приказу князя навещавший больного, старательно лечил ее мазями и пластырями.

Мать тоже приводила к нему знахарок, приготовлявших разные снадобья, а так как Мартик был человек крепкий и сильный, то он справился со своей болезнью и начал понемногу двигаться по горницам, хотя и с повязкой на голове.

Отец очень страдал за него, но и радовался в то же время, что беда приключилась с сыном в доме Греты и даже по ее вине, надеясь, что сын излечится от своего глупого увлечения легкомысленной мещанкой.

Во время своей болезни Мартик совершенно не вспоминал о ней, но постоянно твердил о том, что он рад был бы поскорее вернуться к своему пану и снова служить ему.

Когда рана начала уже хорошо подживать, Суда стал обнаруживать все большее беспокойство, стремясь скорее попасть в Краков. Долго сдерживали его, но под конец ничего не могли с ним поделать. В голове у него еще кружилось и шумело, но он все же сел на коня и поехал.

Дома говорил, что поедет прямо в замок к князю, но не сдержал слова и свернул на Мясницкую улицу, к тем несчастным воротам, за ненужную защиту которых едва не заплатил жизнью.

В воротах белели новые, недавно вставленные доски, а около ворот стоял сам жирный румяный, но нахмуренный Павел с Берега.

Узнав Мартика, он кивнул ему головой.

- Что же выздоровел? - спросил он.

Сула показал ему кровавый, едва заживший рубец на голове.

- Разбойник! - пробормотал Павел.

- Ударил меня мечом, - сказал Мартик, - но я еще жив, и счеты нами не окончены! Что же Грета дома?

На этот вопрос Павел выпятил губы, поправил шапку, посмотрел на него, как бы удивляясь, и не сразу ответил.

- Но жива и здорова? - спрашивал неисправимый Мартик. Дядя Греты пожал плечами.

- В настоящее время ее нет здесь, - сухо отвечал он. - Она уехала к своим, во Вроцлав.

Он поклонился и вошел в дом. Мартик пришпорил коня и поскакал к замку.

ЧАСТЬ II

I

На пути, ведущем из Гдова через Лапанов до Бохнии, есть старинное селение Верушицы.

Когда Локоток после изгнания чехов взял власть в свои руки, селение это никому не принадлежало и было всеми заброшено. Прежний его владелец за какую-то измену поплатился головой, а так как у него не было наследников, то Верушицы перешли в собственность князя.

Хотя имение это было большое и богатое, но поселяне почему-то не могли там ужиться. И когда хозяина не стало, крестьяне тоже куда-то разбрелись.

Духовенство очень было не прочь присоединить к своим владениям этот кусок земли с принадлежащим к нему лесом, но Локоток, помня верную службу Мартика, который вернулся к нему с пораненной головой, стал наводить справки, не найдется ли для него участка земли, который можно было бы отдать ему в награду за его усердие.

Канцлер Клеменц как раз вспомнил о Верушицах, а Локоток, задержав Сулу в замке, приказал записать Верушицы на имя Мартика, Збигнева сына, своего воина, с тем, чтобы земля эта на вечные времена считалась за ним и его потомством.

Дар этот был неожиданностью для Мартика, да он и не особенно заботился теперь о приобретении имущества, которое не с кем было поделить.

Когда ему на другой день по приезде велено было явиться к князю, Локоток, видя его опущенную голову и унылое выражение лица, прежде всего спросил его:

- Что же ты так упал духом от какой-то царапины на голове. И тебе, и отцу твоему не раз приходилось бывать в гораздо худшем положении.

- Да я вовсе и не забочусь о своей ране, - отвечал Мартик, - есть другое, что меня дома разогорчило.

- А ты не позволяй себе распускаться, - начал князь. - Тебе еще рано отправляться на отдых, и мне ты еще нужен, но для того чтобы тебе было, где под старость преклонить голову и чтобы отец с матерью успели приготовить тебе гнездо... я хочу дать тебе землю...

Мартик ответил низким поклоном, но не выразил особенной радости, так что князь, который подавал ему заготовленный заранее пергамент с дарственною записью, спросил с удивлением:

- Что же ты не рад?

- Благодарю вашу милость, как отца родного, за всю вашу доброту ко мне, особенно за моих стариков, которые до сих пор сидели на чужой земле, в чужом доме. А для меня награда будет там!

- Почему же тебе так опостылел свет? - спросил князь. Мартик еще со времени лагерной жизни был всегда откровенен

с князем.

- Дорогой мой пан, - сказал он, - все зло от этих проклятых баб!

Локоток улыбнулся.

- Что же, околдовали тебя?

- Да уж верно, что околдовали, - печально отвечал Мартик, - иначе я бы давно плюнул и забыл.

- Ну рассказывай, - сказал князь и сам сел.

- Да и рассказывать не о чем, милостивый князь, - вздохнув, сказал Сула. - Любил ее, когда была девушкой, вышла замуж, овдовела, а я все-таки не перестал ее любить. Какая-то она особенная: любит посмеяться, раздирает людям сердце, а сама над всеми насмехается. Ну пусть бы со мной одним, а то со всеми одинаково. Когда мы брали Краков, а я хотел уберечь ее от непрошенных гостей, пан Шамотульский едва не убил меня. Она и его так завлекала, как меня, но тот, видно, хотел силою увезти ее, а она, догадавшись об этом, сбежала от него во Вроцлав и насмеялась над ним так же, как надо мной. Довольно уж я натерпелся из-за нее, клятву дал, что я не хочу ее ни знать, ни видеть, а сердце все-таки болит.

Мартик вздыхал так забавно, что князь едва удерживался от смеха, но в утешение ему он сказал:

- Вот Бог даст, пойдешь со мной в Поморские земли... В Гданьске много красавиц... найдешь себе другую.

Князь вручил Мартику бумагу, а тот упал ему в ноги и хотя сначала принял эту милость довольно равнодушно, но когда почувствовал у себя за пазухой панский дар и подумал о том, что будет иметь свой собственный кусок земли, а на нем - лес, рыбу, грибы, выгон для скота и пахотную землю, на которой можно будет поселить крестьян, и что он из бедного воина станет паном, как и другие, зашумело от радости и в его пораненной голове! А какое же это счастье для старых отца с матерью!

И когда Локоток отпустил его, он, даже не заглядывая на Мясницкую улицу, поспешил прямо на Охотничий хутор.

Был уже поздний вечер, когда он туда добрался. Конь заржал, и Хабер вышел, чтобы отвести его в конюшню. Збышек, который, провожая его, был огорчен его печальным видом, обрадовался, увидев его теперь возвращающимся с более веселой и даже какой-то торжественной физиономией.

Поздоровавшись с родителями, Мартик сел за приготовленный ему ужин, но прежде чем начать есть, огляделся вокруг и сказал:

- А что бы вы сказали, если бы нам пришлось бросить Охотничий хутор, этот чертов угол? Жить здесь совсем плохо!

Збышек удивился.

- Что ты задумал? В город хочешь переехать? - сказал он недовольным тоном.

- Мне этот городишко надоел хуже Охотничьего хутора, - живо прервал его Мартик. - Я бы хотел только отсюда уехать... Как вы думаете? Не поселиться ли где-нибудь под Бохнией или еще где-нибудь?

- Что же тебе здесь соли мало? - засмеялся Збышек.

Тогда Мартик не в силах более сдерживаться тоже громко рассмеялся и, достав завернутый в платок пергамент с привешенной к нему печатью, развернул платок и поднял кверху бумагу.

- Смотрите! - вскричал он. - Какой добрый пан наш князь! Дай ему Бог получить корону, которой он так добивается! Батюшка дорогой мой, смотрите, он подарил нам участок земли... наше имение называется Верушицы!

Збышек не верил своим ушам, Збита стояла, окаменев от изумления.

- Что еще там за Верушицы? - отозвался старший Сула. - В голове у тебя завертелось! Что ты там болтаешь глупости? Не годится стариков обманывать!

- Да я вовсе не обманываю, не лгу и не болтаю глупостей! - вскричал несколько обиженный Мартик. - Вот этой бумагой пан передает мне за верные услуги на вечные времена земли около Бохнии. Там было, а может быть, есть и теперь поселение, и много земли, и леса. Теперь нам остается подпереть колом Охотничий хутор, поблагодарить Мечика за его доброту, которая нам уж стала поперек горла, и двигаться на свою землю.

Ни сам Збышек, ни сын его не умели читать, но этот пергамент с непонятными знаками на нем, эта печать на шнурке, которую старик прижал к своим губам, произвели на них неотразимое впечатление: Хабер, Маруха, мальчик-работник прибежали посмотреть на эту бумагу, как на какую-то святыню, дававшую право на землю.

Збышек, убедившись, что сын не обманывал его, пришел в состояние какого-то радостного опьянения. Нужда, которую он переносил долго и терпеливо, жизнь из милости в чужом доме, все это так угнетало его, что даже это маленькое счастье совершенно вывело его из равновесия. В воображении его рисовалась привольная панская жизнь, хотя он и не имел понятия о том, что именно было им дано.

Тому, кто так долго ничего не имел, земля - это волшебное слово кружило голову: земля, лес, вода, пашня, поля, пчельник, а может быть, крестьяне и слуги, и при этом собственный дом и свой хлеб! Все это словно с неба упало.

Старый Збышек, если бы только были силы, так бы сразу и поехал в свои Верушицы, к которым даже не знал, как и проехать, о которых никогда в жизни не слышал. Мартик не так торопился, но и ему хотелось взглянуть на свои владения. Збита уже в мечтах обдумывала свое будущее хозяйство и горевала только о том, откуда она возьмет все, что нужно для домашнего обзаведения.

Порешили на том, что Збышек возьмет все на себя, будет устраиваться и работать на своей земле, а Мартик в благодарность за дар пойдет вместе с князем в поморские земли или куда он захочет, хоть на край света.

Пока шли разговоры между панами, молчаливый Хабер уверился, что и он там получит хатку с несколькими моргами земли, строила планы и Маруха, мечтавшая иметь работницу под своей командой и полоску льна для пряжи.

Когда на другой день отец с сыном, подкрепившись в дорогу согретым пивом, рано утром отправились в путь на розыски своих Верушиц, они узнали только около Бохнии, что земля эта лежала по Страдомке, и на другой день добрались до нее.

Имение выглядело давно заброшенным, никто не мог наверное указать его границ, а о колодцах для питьевой воды говорили, что когда-то как будто собирались их устраивать.

Соседи со всех сторон забирали себе участки лугов и лесных пространств. Из поселян, когда-то живших здесь, не осталось никого, кроме старика с сыном, который считал себя здесь хозяином, да еще глухого, одичавшего и оборванного деда в полуразвалившейся избушке, с которым невозможно было и столковаться.

Из соседнего села некоторые жители предложили новым владельцам указать границы их имения, которые были уже едва заметны под покрывавшими их молодыми деревьями. Но каждый из соседей указывал иначе.

Дом представлял груду развалин на холме над Страдомкой, среди обломков стен зеленела молодая поросль. Некоторые стены еще уцелели от падения, и между ними поднялись молодые березки, и густо разрослись зеленые побеги.

Опечалились Сула с сыном; все здесь надо было строить самим, а все-таки земля была своя!

Так как около Кракова, Велички и Бохнии всегда было много разного народа, то Мартик надеялся переманить к себе поселенцев, А пока должна была прокормить земля. В лесах были пчелиные ульи, в Страдомке и в ручье, который в нее впадал, водилась рыба, на лесных лужайках можно было пасти скот, но надо было работать, и трудно было решить, с чего начать.

Так как вблизи проходила проезжая дорога от Бохнии до Гдова, и по ней всегда ехало много народа, то старому Збышку пришло в голову поставить прежде всего корчму с постоялым двором.

И здесь было особенно людное место, и по старому обычаю Збышек здесь и должен был вбить тот кол с кружками, которые обозначали число вольных лет, предоставляемых им своим поселенцам.

Прохожие, искавшие себе пристанища и земли, останавливались, считали число кружков и соображали, стоит ли селиться здесь, и какой участок земли был бы для них наиболее удобен.

- Только бы земля была, - говорил в утешение себе Збышек, - а люди для нее найдутся.

Переселяться сейчас же из Охотничьего хутора не имело смысла, пока не была построена хоть какая-нибудь хатка для житья, а для этого надо было привезти дерева из леса и нанять плотников из соседнего местечка.

Мартик, не отличавшийся терпеливостью, разглядев свои владения, пришел в полное отчаяние и уж готов был отказаться от них, хотя здесь было, где поохотиться, и ему уже рассказали о водившейся в этих местах дичи. Но Збышек был иного мнения.

- Черт побери! - говорил он сыну. - Если бы пришлось спать на крытом возу, под голым небом, все-таки это было бы на своей земле, и что-нибудь уж устроилось бы! Не боги горшки обжигают.

Единственный поселянин, которого они здесь застали, старый Дыгас с сыном Андреем, имевшим вид настоящего разбойника, не выказывали особого усердия по отношению к новому владельцу. Они помогали ему немного, но и сам владелец, и новые порядки, которые он собирался вводить здесь, не очень-то им нравились. Почесывая головы и отплевываясь, они должны были покориться своей участи и прислуживать пану. Так прошел этот первый день в обетованной земле, которая доставила столько огорчений Мартику, что он, не желая снисходить до роли батрака, объявил отцу, что вернется назад в Краков и будет при дворе князя.

Збышек взялся все устроить сам.

На другой день Сула сел на своего коня, оглядел еще раз свои владения, попрощался с отцом, оставшимся у Дыгаса и не терявшим мужества, и поехал обратно в Краков.

В это время и Локотку предстояло много хлопот со своим государством, как Збышку с Верушицами.

Князь Генрих Силезский отвоевал у него Познань, а бранденбуржцы и крестоносцы зарились на Поморские земли.

Мартик присоединился к дружине князя и уехал с ним, чтобы забыть и о Кракове, и о неблагодарной Грете.

В Поморье было столько дела, что Мартику очень редко приходилось приезжать в Краков, и он, изредка давая о себе знать отцу через других, провел так, вдали от родины, несколько лет.

Трудно было князю Локотку воевать с этими упорными людьми.

Суле некогда было и думать о себе. Все время в разъездах, в вечной спешке, чему он, может быть, был даже рад, он служил своему пану лучше других и пользовался все большим у него Доверием.

В течение этого времени поморские земли оторвались от Польши, а Великая Польша, которою владел Генрих Глоговский, настоящий немец, не имевший уже в себе ничего польского, затосковала по собственному князю. Налэнченские паны, которые вместе с Зарембами за измену и месть Пшемыславу, за убийство короля, лишены были шляхетского звания и права носить пурпурный плащ, пожелали вернуть себе прежние привилегии.

Доброгост Шамотульский, по прозванию Маленький, начал с того, что собрал людей и повел их против Силезца с намерением изгнать его из Польши, что ему и удалось: после победы над Янашем Баберштейном наступил конец владычеству силезцев.

И только в самой Познани мещанин Пшемек устроил неприятность князю, укрепившись вместе со своими единомышленниками в замке в костеле, так что пришлось силой выбивать его оттуда, что, конечно, не обошлось без кровопролития.

Во всех этих передрягах. Мартик всегда с готовностью служил своему пану, не упуская ни одного случая, чтобы проявить свое усердие. И за это он пользовался любовью и уважением князя.

При осаде костела в Познани он, принимая в ней деятельное участие, получил довольно глубокую рану в руку. Сначала он не обращал на нее внимания: это была уже не первая и не самая тяжелая из его ран; но оттого ли, что стрела была отравлена, или оттого, что уже кровь у него была не та, что раньше, только рана начала сильно нагнаиваться, и Мартик вынужден был ехать домой и полечиться. И он поехал за советом к своему знакомому, приветливому канонику Рацлаву из Кракова.

С того времени ему пришлось несколько раз приезжать в Краков с поручениями от князя к княгине Ядвиге, которая недавно родила сына, окрещенного Казимиром, но он приезжал ненадолго, останавливался всегда в замке и не имел времени оглядеться и подумать о себе.

Теперь, когда он приехал в Краков раненым и должен был искать себе помещение, ему особенно ярко вспомнились прежние годы и Грета, ради которой он так много выстрадал.

Должно быть, судьба устроила так, что он, не найдя себе нигде пристанища, должен был остановиться на Мясницкой улице у своего знакомого Хинчи из Свадницы, которого он случайно встретил на улице, и тот усиленно звал его к себе в гости.

Домик Хинчи стоял почти напротив дома Греты, которую Мартик давно уже потерял из вида.

Улица была настолько узка, что при открытых окнах можно было видеть, что делается внутри дома.

Хинча, отлично знавший, как ценил князь Мартика, принимал его с большим почетом. Сам он был полусилезец, немец по отцу, но поляк по матери, и от нее он унаследовал многие черты, отличавшие его от немецких соотечественников. От отца он получил в наследство пивоваренный завод, которым сам и управлял, выделывая пиво и продавая его, кроме того, он торговал еще железом и другими металлами; но натура у него была не купеческая, а скорее склонная к военным занятиям, он мечтал о конях и об охоте и охотнее всего сходился с воинами. Поэтому-то он особенно обрадовался Мартику, с ним он мог досыта наговориться о том, что его интересовало.

В ожидании приезда каноника Рацлава, которого нелегко было заполучить, потому что он считался самым лучшим врачом во всем городе и при дворе, Хинча усиленно кормил и поил раненого.

Когда взгляд Мартика случайно упал на окна Греты, Хинча, подмигнув ему, спросил:

- Помните еще Грету? Не перестали любить ее?

Мартик махнул рукой и сплюнул.

- А что с нею сталось?

- Да ничего, - отвечал Хинча, - какой была, такой и осталась. Какой родилась, такой и помрет. Вы знаете, что она одно время исчезла из города. Об этом разные ходили слухи, но Павел с Берега клялся, что она сбежала к своим родным во Вроцлав, спасаясь от преследований того панка из Великой Польши. Она уже давно вернулась, а с нею вернулись и ее обожатели, число которых, кажется, еще увеличилось. Забавляются по-прежнему

Он пожал плечами.

- А замуж не собирается? - спросил Сула.

- Давно бы собралась, если бы захотела, - отвечал Хинча, - да разве ей так худо? Опекун не торопит, потому что сам любит сидеть подле нее рядом с Курцвурстом. Люди смеются над нею, а она - над ними.

Мартик призадумался, ему не хотелось больше спрашивать. На другое утро приехал каноник Рацлав, перевязал руку, дал примочку и мазь и велел серьезно полечиться. Старая мачеха Хинчи, добрая и услужливая женщина, взялась ухаживать за ним, а так как она была болтливого нрава и знала все, что делается в городе, то от нее Мартик узнал все, что говорилось о Грете.

Женщины высмеивали ее и называли легкомысленной и сумасбродной за то, что она не шла замуж из боязни потерять свободу.

О путешествии во Вроцлав ходили разные слухи, но видно было, что все Грету за это осуждали. Дядя Павел защищал ее, да в сущности и все другие знали, что она была легкомысленная только на словах, а на самом деле была горда и недоступна.

Стояла теплая пора. Мартик со скуки подолгу просиживал у окна в отсутствии Хинчи. Грета, которая в конце концов должна была узнать о его приезде, так как на этой улице, если бы у кого дверь скрипнула, то и об этом сейчас же знали бы все обитатели, очутилась в один прекрасный день в окне против него.

Она стояла, опираясь обеими руками на балюстраду и высовываясь так, чтобы Сула мог хорошенько разглядеть ее. За эти годы она нисколько не постарела и не подурнела, была все такая же розовая и свежая, только пополнела немного.

У Мартика сильно забилось сердце, но в то же время в душе его закипел гнев.

А вдова, как будто теперь только рассмотрев соседа, склонила головку и запела сладким и веселым голоском:

- Что же вы забыли о старой знакомой? Не удостаиваете внимания?

Хотел Сула ответить ей какой-нибудь резкостью, да язык не послушался его, и, сам не зная как, он с рукою на перевязи, без шапки, выскочил на улицу и вошел прямо в дом Греты.

Потом он, наверное, и сам стыдился своего поступка, но дьявол попутал! Дрожал весь, очутившись у порога знакомой горницы, где так жестоко с ним обошлись.

У Греты все было по-старому, только гордая хозяйка, оттого ли, что захотелось ей лучшей жизни, или от скуки увлекла ее пышность, гораздо наряднее убрала теперь свои приемные комнаты. На полках стояло серебро, по стенам было много пестрых ковров, вывезенных с востока, раскрашенной посуды и безделушек. И сама она среди всей этой роскоши смотрела королевой, гордой, нарядной - не подступись к ней.

Курцвурст, тоже очень мало изменившийся, только в новом костюме с позолоченным поясом, на котором висел мешочек для денег, держа в руках новую трость с шелковым шнурком, сидел все на том же месте в углу...

Грета поздоровалась с Мартиком так, как будто между ними ничего не произошло.

- Вам везет на раны, - сказала она, - я вижу, вас опять кто-то порезал.

- Это правда, что меня режет всякий, кто только хочет, и тело, и душу, - возразил Мартик, - но, как видите, я держусь крепко.

Она попросила его сесть, а Курцвурст пододвинул ему кубок, в который она сама налила вина своей белой рукой, унизанной перстнями. Она имела к ним слабость, так что пальцы ее были наполовину закрыты ими. Рубины, бирюза и другие драгоценные камни сверкали на них, оправленные в золото. Чувствуя к ним пристрастие, она меняла свои кольца каждый день, а иногда и по два раза в день, чтобы люди знали, что у нее их много.

Но Мартик смотрел не на кольца, а на руки, а она в тот вечер была с ним так мила, как будто и вправду он был ей дорог.

Не было ничего удивительного в том, что он очутился в когтях у этой чародейки. Как это случилось, он и сам не знал, но теперь, сидя около нее и глядя на нее, он чувствовал, как трудно ему поддерживать с ней разговор. Он пожирал ее глазами, краснел, пылал и весь дрожал, и она тоже обливалась румянцем, отлично понимая его чувства и - кто бы этому поверил - радуясь тому, что он снова в ее власти. Она очень искусно навела разговор на то, где он был все время и что делал, а Мартик, раз попав на эту тему, разговорился охотно. Рассказал ей и о княжеском даре, о своих Верушицах, где хозяйничал пока его отец, и похвастался, что он уже теперь не бедняк, которому негде преклонить голову.

Похвастался и тем, что он командовал целыми отрядами, а князь давал ему самые важные поручения.

Рассказывая о том, как он был в Познани и брал там костел с укрывавшимися в нем бунтовщиками, он упомянул об убитом в этом доме канонике Николае Шамотульском. Услышав это имя, Грета засмеялась и, пристально глядя на Мартика, промолвила:

- Этих Шамотульских вы, верно, хорошо помните?

- Пока жив, не забуду, - отвечал Сула, - с Винцентом у меня еще счеты не кончены, а уж, если мне кто должен, я этого никому не прощаю.

- Да с ним нелегко справиться, - сказала Грета, - я слышала, что этот гордый панок приобрел большое расположение у князя, а особенно после того, как он вместе с маленьким паном Налэнчем помог ему отвоевать Познань.

- До его отношений к князю мне нет дела, - отвечал Мартик, - а как я к нему отношусь, это уж другое дело. Кажется, и вы с ним в дружбе?

- Я? - смеясь, подхватила Грета. - Не угадали, потому что я его терпеть не могу!

Сула не верил своим ушам.

- Если бы я была мужчиной, - продолжала она, - то уж не знаю, был ли бы он жив теперь!

- Да что вы? Неужели же он так вас оскорбил?

- Нет, оскорбить себя я бы не позволила ни ему, ни кому другому, но он был слишком дерзок, и я должна была бежать от него, а этого я ему не могу простить. Буду благодарна тому, кто отомстит ему за меня!

Она взглянула на Мартика, который очень хорошо понял, к кому относился этот намек, но не спешил с ответом.

- Конечно, - отвечал он, поразмышляв, - кому же не приятно было бы заслужить вашу благодарность, но я уж убедился, чего стоит ваша дружба.

Прекрасная вдова зарумянилась, и плечики ее вздрогнули.

- Вы или кто другой, мститель всегда найдется и унизит его... я уж найду кого-нибудь. Вы ведь тоже не тот, что прежде.

Эти слова задели его за живое, и, забыв сдержанность, он вымолвил со страстной горечью:

- Прежде я любил вас, как безумец, и отдал бы жизнь за вас, но на что она вам, когда я для вас столько же значу, сколько щепка на мусорной куче.

- Это неправда, но столько же, сколько и другие. Наступило молчание. Мартик вздыхал тяжело и почти не притрагивался к вину, так как каноник запретил ему пить.

Немного погодя, Грета принялась смеяться над ним, спрашивая, как понравились ему женщины в Поморских землях и кого он предпочел бы, - великопольку или силезку? И не собирался ли он жениться, чтобы было кому смотреть за хозяйством в Верушицах.

- Оставьте вы меня в покое, - сердито отрезал Мартик, - я вовсе и не думаю жениться, разве уж так случится, что нельзя будет садиться на коня, тогда возьму какую-нибудь бабу, чтобы помогала отцу с матерью.

Грета смеялась над этой женитьбой под старость, а Мартик тоже дразнил ее тем, что она, верно, до седых волос будет откладывать свадьбу. Когда стало смеркаться, Мартик встал, попрощавшись, и пошел к Хинче. Тот, увидев его без шапки возвращающимся от Греты, начал смеяться, поддразнивая Мартика, что он снова попал в неволю. На это Мартик только плечами пожимал.

Благодаря тщательному лечению каноника Рацлава рана Мартика начала быстро подживать, и Мартику уж не для чего было оставаться в Кракове, но, завязав снова знакомство с Гретой, он не имел силы уехать от нее. И только тогда почувствовал стыд, когда доктор сказал ему, что рана не нуждается больше в лечении, достаточно обвязать ее мягким платком и поверх можно надеть доспехи.

Совесть говорила ему, что не мешало бы заехать в Верушицы к родителям и взглянуть на свои владения на пустыре, что-то с ними теперь сталось?

Большой перемены он не надеялся найти, но хотелось хоть посмотреть на своих стариков. Он вез им кое-что из добычи, доставшейся ему на войне.

И вот в один прекрасный день, словно испугавшись, как бы ему не прирасти к Кракову, он вдруг приказал готовить себе коня.

Грета увидела через отворенные ворота во дворе оседланных коней и догадалась, что Мартик спасается от нее бегством. Выглянув в окно, она закричала Хинче, чтобы он прислал к ней своего гостя попрощаться.

Сула, во всех других случаях своей жизни отличавшийся твердой волей, перед этой женщиной был мягок, как воск, она делала с ним, что хотела. И без всякого сопротивления он пошел на ее зов.

- Что же это? - спросила она его у дверей своего дома. - Я ничего не знаю об отъезде, а вы бежите? Куда?

- Еду в Верушицы, - сказал Сула. - Я еще не видел их с тех пор, как мне их подарили.

Она покачала головкой.

- А потом?

- Должно быть, поеду к князю, ведь я службы своей у него не оставлял.

- Это вы от меня хотите избавиться, - заметила она насмешливо.

- Да ведь вы уже мне отказали! - вздохнул Мартик. - Для вас я могу пообещать только то, что постараюсь сбить с шамотульского пана его гордость и заносчивость.

Грета поблагодарила его наклоном головы.

- Перед отъездом выпейте вина, - сказала она, - я приказала согреть вам.

И, сняв с полки позолоченный кубок, обтерла его, налила вина и с улыбкой подала.

- Когда выпьете вино, кубок возьмите себе, чтобы он вам в дороге и дома напоминал Грету.

Мартик хотел обнять ее, чтобы поблагодарить, но она ловко увернулась. Он выпил вино, поцеловал кубок и сунул его за пазуху. Когда он уже уходил, Грета оглянулась, наклонилась к нему и шепнула:

- Не оставайтесь долго в Верушицах. Я желаю добра вашему князю и дядя Павел тоже. Больше я не могу вам ничего сказать, но тут в Кракове будет вам много дела.

Сула, встревоженный, хотел подробнее расспросить ее, но она прибавила:

- Здесь в городе много разного люда, и не все одинаково настроены. У вашего князя есть и враги, и друзья. Пока не могу больше ничего сказать. Дядя Павел желает вам добра - поговорите с ним.

Не добиваясь от нее ничего больше, Мартик, слегка обеспокоенный, выехал из города.

Когда он проезжал мимо дома Греты, вдова высунулась в окно и долго махала ему белым платком, не обращая внимания на то, что люди, стоявшие на улице, смотрят на них.

У Сулы снова забилось сердце и закружилась голова.

- Она должна быть моей, - повторил он опять, как говорил раньше.

II

Из тех сведений, которые доходили до Мартика об отце, он не мог составить себе представления о том, как старик устроился на новом хозяйстве.

Хотя прошло уже несколько лет, и старый Збышек, помолодевший от радости, хлопотал и суетился, но вряд ли ему удалось многого достигнуть. Мартику было так интересно взглянуть на свои Верушицы, что он дорогой почти забыл о ветреной вдовушке и о ее таинственном предостережении.

Подозрительным показалось ему только то, что она советовала вернуться в Краков, а это совсем не входило в его планы, потому что он вовсе не хотел позволить бабе связать себя и водить на веревочке.

Но он всегда выше всего ставил интересы князя.

Когда он уже был близко от Верушиц, на дороге от Гданьска до Бохнии, душу его охватила нежная любовь к старым родителям. Уж сколько лет он не виделся с ними, не слышал их голосов, не знал материнских объятий.

Когда он был здесь с отцом в первый раз, Збышек говорил сыну, что новый дом надо будет поставить на том же холме, где остались развалины старого.

И теперь естественно взгляд его обратился в ту сторону, и он улыбнулся, видя, что там, среди зелени, уж возвышалась крыша какого-то строения. Сквозь листья желтело дерево новых стен, еще не успевшее почернеть. Вот и плетень, и пристройка около дома. Мартик, не разбирая уж дороги, поехал прямо по направлению к дому. Присматриваясь ближе, он заметил, что на том месте, где стояла прежде хата Дыгаса и лачуга глухого деда, теперь виднелись четыре хаты, окруженные садами.

Значит, у отца уже было четверо поселенцев, вольных или подневольных, но, значит, было и за что зацепиться.

Он бодро проехал между кустами, покрывавшими холм, на котором виднелся дом владельца.

Дом этот был невелик и не поражал великолепием, но очень хорошо построен из крепкого дерева; на каменный не хватило ни средств, ни времени. С одной его стороны бревна главного сруба так и остались необтесанными и неотделанными, как будто для того, чтобы можно было приделать к ним новую стену.

К дому примыкало крыльцо на столбах, а по обе стороны входных дверей было по одному и по два окна. Все надворные строения были сплетены из хвороста и прикрыты мелкой соломой или облеплены глиной. Посреди двора виднелся колодец с журавлем и при нем желоб на столбах. Во двор вели крытые ворота.

Мартик подумал с радостью, что все это принадлежало ему: и этот дом, и четверо поселян там, под холмом, а может быть, и еще где-нибудь в лесу.

Оруженосцы, которые ехали с ним, открыли ворота прежде, чем обитатели дома вышли навстречу. И только на скрип ворот вышел на крыльцо Хабер, радостно вскрикнул и исчез.

За ним в белой накидке выбежала старая Збита, не было только Збышка.

Мартик слез или, вернее, соскочил с коня, торопясь навстречу матери и тревожно расспрашивая об отце.

- Отец сейчас должен прийти, - весело отвечала Збита. - Посмотрел бы ты, как он здесь помолодел! Прежде бывало полдня сидит у огня, из дома его не выгонишь, чтобы коня досмотрел, а теперь целые дни пропадает в лесу, на лугах, присматривает за скотом и возится с этими несчастными поселянами, которые для нас просто наказание Божие.

- Хорошо, что хоть такие есть! - сказал Мартик.

- А кто знает, может быть, было бы лучше, если бы их совсем не было, - возразила мать. - Известное дело, добрый человек своего угла не бросит, а эти, что к нам прибрели, бродяги какие-то и воры, так что день и ночь надо быть настороже. Тащат, где что могут. Уж мы того Дыгаса, который здесь раньше жил, сделали солтысем и дали ему кусок земли, да что толку? Ни он, ни мы ничего с ними не поделаем!

Мать забросала его вопросами и сама рассказывала ему о всех своих бедах.

Мартик осмотрел свои владения. Все было убого, грубо сделано и еще пахло свежим деревом и краской. Скамьи, стол, полки, очаг с немудреными кухонными принадлежностями - везде была теснота и неудобство.

"А все же своя хата, - говорил себе Мартик, - никто тебя отсюда не выгонит и никому не надо кланяться".

Збита пространно рассказывала сыну о том, что они тут пережили, живя в шалаше, пока строился дом, а потом под навесом в телеге и в амбаре, как они, заложив дом, по старому обычаю, зарезали черную курицу, впустив ее первую в сруб, - когда вдруг появился обезумевший от радости Збышек и принялся обнимать и целовать сына.

Старик действительно выглядел помолодевшим, хотя волосы у него поседели, а сам он потолстел, и лицо его сморщилось, как замороженное яблоко.

Он сделался теперь болтливым и быстрым в движениях.

В первую минуту все говорили сразу, не слушая друг друга, и радовались все, не исключая слуг.

Збышек хвастался тем, что он сделал за это время, и уверял, что это просто чудо. Збита жаловалась на все перенесенные ею невзгоды. Хабер старался намекнуть, что и он тут играл некоторую роль. Суетились с ужином, а Мартик торопился рассказать про себя, и долго еще никто не мог успокоиться, пока все не устали.

Выпив пива и закусив хлебом, стали разговаривать спокойнее. Збышек настаивал на том, что он только с Божьей помощью мог сделать так много, и никто на его месте не успел бы справиться с таким множеством дел. Он жаловался на поселенцев, из которых один был под сильным подозрением в знакомстве с разбойниками и грабежах на большой дороге, другой - был пьяница: напившись до потери сознания, он хватался за топор и набрасывался на людей, а третий был лентяй и бездельник.

Однако с помощью этих людей и случайных наемных рабочих собирали сено для лошадей, возделывали поля, на равнине урожай был хороший. На скотном дворе блеяли овцы, стояло несколько лошадей и коров.

Збышек надеялся после того, что ему уже удалось сделать, достигнуть со временем хороших результатов. Жаловался только на то, что его очень притесняли с десятиной в пользу духовенства и надоела возня с поселенцами, и еще на то, что на границе рубили У него лес, а сосед вел с ним войну из-за луга.

На целый вечер хватило этих жалоб на судьбу, но несмотря на это Збышек был счастлив, весел и здоров. Бесконечно радовали и занимали его рассказы сына о войне и о всех испытанных им передрягах.

Старик по своим делам ездил часто не только в Бохнию, но и в самый Краков. Разговор перешел на князя. Мартик был уверен, что скоро увидит его в короне, после того как Познань и Гнезно перешли в его руки.

Но Збышек покачивал с сомнением головой.

- Дай ему, Боже, и здесь, и на небе корону. Я от души ему желаю... но когда так потолкуешь с тем и другим и наслушаешься всего... страх берет!

- Почему страх? - с удивлением спросил сын.

- Много у него врагов, - отвечал старик. - Особенно немцы им недовольны.

Мартик вспомнил слова Греты перед его отъездом и начал расспрашивать.

- Почему же им так худо? Кто жалуется на него?

- В Кракове, - говорил отец, - почти все немцы против него, потому что он из всех князей меньше всех онемечился, а еще потому - как они говорят, - что он с них кожу сдирает.

- Ха, ха! - смеялся Мартик. - Да с кого же и брать, если не с них? У нашего пана нет наследства ни от отца, ни от дяди, ни от брата. Кто же ему даст денег, как не его подданные? Но ведь для того чтобы они могли спокойно вести свою торговлю и наживать богатство, он за них проливает и свою, и нашу кровь. Что же он будет даром это делать?

- Ну вот, а они пищат, жалуются, - возражал Збышек, - и... что хуже всего, - грозятся отомстить... Болтают свиньи, что будут искать себе нового пана.

Услышав это, Мартик в гневе вскочил с места и погрозил кулаком.

- Пусть себе поют! - крикнул он. - Мы им заткнем глотки! И принялся расспрашивать отца, где он это слышал. Збышек

отвечал, что это мог каждый услышать: на рынке в Кракове немцы громко говорили, что им невозможно жить под польским князем, потому что при нем верх взяли рыцари и шляхта, и все их задирают, а у Локотка последний воин больше значит, чем краковский войт.

- Да иначе и не должно быть! - сказал Мартик.

Збышек тревожно оглянулся, не слышит ли кто, и прибавил по секрету, что, по слухам, мещане уж сговорились с силезцами выгнать Локотка из Кракова. Другие же уверяли, что опять идут переговоры с чехами. Мартик промолчал, но про себя подумал, что теперь он понял, на что намекала Грета, и что было бы благоразумнее сидеть теперь в Кракове, чем спешить на поморские земли. Заговор против князя так его возмутил, что он заранее поклялся отомстить жестоко его врагам. И напуганный словами отца, он едва высидел несколько дней в Верушицах, - так тянуло его в Краков.

Он хорошо знал город еще с того времени, когда они жили на Охотничьем хуторе, знал и мещан, - значит, ему и надо было сидеть в Кракове на страже. Все складывалось к тому, чтобы не разлучаться с Гретой. Он уже было совсем собрался, да полил дождь и задержал его дома, но нетерпение его все росло, и на другой день еще до рассвета, хотя дождь не переставал идти, он сел на коня и поехал еще скорее, чем приехал сюда. Князь Локоток был в это время в Кракове, хотя ему и надо бы было ехать на Поморье и вести переговоры с вероломными крестоносцами. Мар-тику хотелось увидеть его лично и передать ему то, что он слышал. Едва добравшись в грязь и распутицу до Кракова и поместившись в первой попавшейся гостинице на Околе, где его не знали, и где он назвал себя шляхтичем из-под Бохнии, Мартик на другой же день поспешил в замок. Здесь уж не видно было той пустоты и заброшенности, как несколько лет назад. С тех пор построили большое каменное здание, в котором жила княгиня с детьми и куда иногда приезжал Локоток; быстро поднялись три костела. Вокруг всего замка шли крепостные валы и укрепления.

Князь Владислав и жена его для себя не искали роскоши прежних владетелей, но для народа и иностранцев они должны были иметь большой двор и окружать себя королевской пышностью, как претенденты на польскую корону.

В торжественные дни все в замке наряжались в богатые, яркие костюмы, а в обыкновенные дни и господа, и слуги все одевались просто, так что трудно было принять их за таких знатных людей и их прислугу. Княгиня Ядвига была уже немолода и, вынужденная скрываться в годы изгнания князя у мещанина в Радзееве, привыкла к простому обиходу и скромной одежде.

Вечно занятая детьми, которых она нежно любила, она почти заменяла им няню и служанку. Неохотно отдавала их в чужие руки и старалась как можно реже оставлять их без себя. Княжеская семья жила, как живут люди, видевшие нужду и привыкшие довольствоваться черным хлебом. Но при дворе был заведен двойственный образ жизни. В своей семье жили как зажиточные помещики, не заботясь об излишествах и пышности. Но когда ко двору приезжали чужие, например, папский легат, посол от крестоносцев или шляхта из дальних земель, тотчас вынималось все самое лучшее и самое богатое. Слуги надевали праздничное платье, Ядвига сбрасывала серую будничную одежду, а князь облекался в пурпурную мантию.

Но как только послы съезжали со двора, все с радостью возвращались к обычной жизни.

В замке был заведен образцовый порядок, какого здесь давно не видали, приказания исполнялись по одному знаку, и никто не смел ослушаться.

Для князя наступило тревожное, даже грозное время. Он чувствовал, что до тех пор пока не возложит на себя корону, все будут стараться повредить ему. Силезцы и немцы по-прежнему издевались над ним и грозили изгнать из Кракова, часть духовенства и епископ также были против него. Он был постоянно настороже. Были и у него преданные ему люди, но снисходительность и попустительство всегда создают человеку больше друзей, чем суровая требовательность. Те, которые боялись его, скрывали свою ненависть. До сих пор не было случая, где он мог обнаружить жестокость, но все подозревали, что он может быть неумолимым.

Немцы, когда смотрели ему прямо в глаза, чувствовали, как у них мороз пробегал по коже.

На них накладывали все новые поборы, пошлины, взаимообразные отчисления и добровольные приношения, а отказаться никто не смел; войт покорно кланялся, молчаливый и непроницаемый. Отовсюду собирались тучи, а князь, занятый Поморьем и крестоносцами, не видел их или не хотел видеть.

Было раннее утро, но княжий двор уже кишел народом; шум не было, потому что было приказано соблюдать тишину. Слуги и стража двигались спокойно, чинно, в полном порядке - каждый знал свое место.

На малом дворе, вблизи от княжеского замка, стояли кони тех панов, которые приехали к князю, слуги размещались по предназначенным для них хатам, где никто не умирал с голоду, но и никто не пользовался никакими излишествами.

Княжеских средств и то едва хватало на многочисленные расходы. Мартик, который хорошо знал и коней, и людей панов, особенно часто приезжавших к князю и гостивших у него, здоровался с молодыми шляхтичами, составлявшими свиту каштеляна Вержбенты, Збигнева из Бжезя, Ратульда Грыфа Трепки, прозванного Жилой, Петрослава из Мстышина, молодого Прандоты из Козеглова, Якова из Концполя, Лигензы с Бобрка, Домбровы из Росткова и других.

Он стоял среди других, ожидая выхода князя и осматриваясь вокруг: княжеский замок мало отличался от замков богатой шляхты. Здесь все надо было восстановить сначала, а Локоток, не заботясь о внешнем великолепии, предпочитал настоящую силу ее отблеску, и воины в лагере были ему дороже денег в его сокровищнице. Да деньги редко у него и водились; стоило только им появляться, как их расхватывали начальники воинских частей. Все города и особенно Краков стонали под тяжестью налогов.

Долго пришлось Мартику ждать разъезда гостей; зная здесь всех служащих, он пошел к охмистру князя, прося его выхлопотать ему личное свидание с князем.

После обеда Мартика проводили, наконец, боковыми дверями в горницу князя.

Локоток имел такой вид, как будто собирался куда-то выехать; он никогда не отдыхал и не знал устали, а если иногда утомлялся в совете после долгих речей, то шел осмотреть войско или приказывал писать письма, или принимал пришедших к нему с донесениями. А таких всегда было много, особенно из различных областей Поморья, Куяв и Великой Польши.

При виде Мартика князь усмехнулся.

- Уже поправился? - сказал он. - Ну слава Богу. Опять хочешь в войско?

Мартик вздохнул.

- Милостивый князь, - сказал он, - хотя мне приятнее быть в войске, но я хотел бы теперь остаться в Кракове. Я чую здесь что-то недоброе: с немцами и мещанами надо быть осторожными. Я их хорошо знаю и все их уловки изучил. Я думаю, что вы прикажете мне посидеть здесь и присмотреть за ними.

- Гм... - сказал князь, - сдается мне, что тут замешана какая-то женщина!

- Нет... милостивый князь... ни для одной из них я не отказался бы от службы, - грустно улыбнувшись, сказал Мартик. - Никто тут не замешан, а вот немецкого духа я больше выносить не могу.

Локоток приблизился к нему.

- Знаешь ты что-нибудь? - спросил он.

- Мало или почти ничего... но в воздухе что-то есть. Смотрят на нас косо, плачутся на налоги, а может быть, и сговариваются с чехами и силезцами. Епископ никуда не годится, а войт - еще хуже.

Он покачал головой, а князь задумался.

- Не верится мне что-то в заговор, - подумав, сказал он, - но... осторожность не мешает. Если знаешь средство выведать у немцев их мысли, останься... поступай, как знаешь. Но если будешь без дела сидеть в Кракове, то они сейчас же заподозрят что-нибудь, у них нюх хороший. Возьми какую-нибудь службу в замке, тогда будешь занят... и хватит времени заглядывать в город.

- Я буду при охране замка, - отвечал Мартик. - И пусть ваша милость прикажет, чтобы меня не очень стесняли на службе, тогда я буду иметь больше свободного времени.

С минуту они помолчали; Локоток нахмурился.

- Ах эти немцы, - проворчал он, - когда же мы наконец избавимся от них... И здесь, и везде они меня преследуют: саксонцы, бранденбуржцы, крестоносцы, а здесь у нас они кишат, как муравьи. Все они знают друг друга и держатся вместе, а нас ненавидят так же, как и мы их.

Как только он произнес это, доложили о приходе двух краковских наследственных войтов, как будто он вызвал их своими словами. Альберт и брат его Генрих вошли гордые, величественные, одетые, как самые знатные вельможи, в шелк и золото. Старший, Альберт, шел впереди и выступал с таким достоинством, как будто он был воевода или каштелян.

Его холодное, ничего не выражающее лицо и проницательный взгляд заключали в себе что-то такое, что возбуждало недоверие и обнаруживало плохо скрытую неприязнь.

Локоток принял их с суровым видом.

- Милостивый князь, - заговорил Альберт, отвешивая низкий поклон. - Мы приходим к вам с просьбой о милосердии к нашему городу. Мы сгибаемся под тяжестью всяческих притеснений, а тут еще сандечане мешают нашей торговле, от города то и дело отрывают куски земли и на ней разводят для вашей милости сады и парки. Купечество стонет и жалуется.

Князь, устремив неподвижный взгляд на войта, позволил ему договорить до конца и высказать все, что он хотел, не прерывая его.

- Имейте терпение, - сказал он, наконец. - Я должен защищаться и удержаться на своем месте, тесня со всех сторон неприятеля. Как только мои заботы окончатся, настанут лучшие времена и для вас; город отдохнет, когда я буду отдыхать. Пока я не имею уверенности в своих делах, и вам не дождаться лучшего. Помогите мне, чтобы тяжелое время скорее прошло.

Тогда заговорил младший Генрих, а потом опять старший, оба жаловались и плакались на судьбу; князь холодно смотрел на них и, наконец, заговорил насмешливо:

- Милые мои, а что бы вы сказали, если бы я рассказал вам о своих обидах и горестях, а их немало? Никто тут не поможет. Вы должны нести свое бремя, а я - свое. Повторяю вам, помогите мне достигнуть мира, тогда и вам будет хорошо.

Альберт тотчас же ответил, что денег у них нет, и они не могут дать требуемого.

- У меня их тоже нет, а я в них очень нуждаюсь, - прервал Локоток. - Вам легче достать их, чем мне.

Ничего иного нельзя было от него добиться, и Альберт наконец замолчал. Так постояли они, ожидая, что князь умилостивится, но, не дождавшись ничего, сумрачно поклонились и вышли.

У крыльца ждали их кони, они сели и поехали в своих богатых одеждах, но с нахмуренными, не праздничными лицами, прямо к дому войта, где ждали те, что их сюда послали.

У ворот дожидались их Герман Ратиборский, Зудерман, Пецольд Рожновский, Хинча Кечер и еще несколько богатых купцов из тех, что тут хороводили, все очень взволнованные; издали заметив войта, они с надеждой устремили на него взгляды, но Генрих дал им знать, что ничего хорошего нельзя было ждать. В прежнее время все эти люди были окружены в городе почетом и уважением, их мнение торжествовало, перед ними склонялись, с ними считались, потому что они здесь держали все в своей власти.

Один лишь Локоток показал им, что для него они были только гости и временные обитатели города, и от них он требовал послушания и готовности к жертвам.

Городские заправилы были глубоко оскорблены таким отношением. На улице никто не начинал разговора: Альберт слез с коня и пошел к себе в дом, за ним первым последовал Герман Ратиборский, а затем и все остальные.

Когда все поднялись в верхний этаж и вошли в главную горницу, Альберт сбросил с себя верхнюю одежду и снял шапку, потом обвел взглядом своих гостей и приказал закрыть двери и приставить к ним стражу, чтобы никто не мог подслушать.

Все окружили войта, приготовляясь слушать принесенные им вести. Альберт провел по лицу белой, бледной рукой.

- Напрасно было бы надеяться на князя, - сказал он, - от него мы ничего не дождемся. Он ненавидит немцев, никакого сожаления к нам у него нет, мы или погибнем в его княжение, или должны будем убираться отсюда прочь. Меч заменяет у него все законы.

- Это правда, - подтвердил Герман, - нам давно следовало подумать об этом.

Все тревожно переглянулись между собой. Альберт поднял руку.

- Я требую от вас послушания и молчания. Нам нужен другой повелитель, и мы его добудем. Мы должны освободиться от польской власти и польских законов.

Ропот одобрения был ответом на эти слова.

- Мы должны пригласить сюда князя из Силезии, - сказал Альберт.

Никто не возражал ему.

- Локоток разбросал свои войска. Мы уж раз выбили его отсюда, прогнали и от Сандомира, и из других местечек, и теперь принудим его к бегству.

Альберт говорил это так убежденно, как будто он не сомневался в исполнимости своих планов, но лица окружающих выражали тревогу.

- Гм... - пробормотал Хинча Кечер, - если мы и примем это решение, то сначала надо хорошенько обсудить его, - мы знаем, что князь смел, отважен и упрям. С ним нелегко будет справиться.

Войт презрительно усмехнулся.

- Да, он отважен, - сказал он, - но сила его не равна его отваге. Будем только все помогать друг другу и готовить людей к тому, что необходимо на что-нибудь решиться, чтобы избавиться от рабства.

- Конечно, всякий силезец был бы для нас лучше, - отозвался Зудерман. - Теперь не то, что при Лешке Черном, когда мы здесь были панами, теперь мы должны уступать полякам. Теперь мы - их слуги. Для них должны даже язык свой ломать.

Альберт задумался и не слушал его.

- Силезцу, - прибавил он, - помогут чехи. Духовенство тоже имеет силу и власть, а с нами епископ Муската. Он не простит им Беч. Посчитайте-ка, какая это будет сила, если соединятся силезцы, чехи, бранденбуржцы, крестоносцы, епископ и мы.

Этот перечень вызвал улыбку удовольствия на лицах всех присутствующих, за исключением Кечера... Пецольд и Герман, смеясь, Ударили в ладоши. Герман, более осторожный, подошел к дверям удостовериться, не подслушивают ли.

- Нельзя терять время, - говорил Альберт. - Я сам поеду в Околь к князю Болеславу и поговорю с епископом. Надо послать гонцов к чехам и крестоносцам, чтобы склонить их на нашу сторону. Осадим его со всех сторон.

Войт взглянул на Германа Ратиборского, и тот кивнул головой в знак того, что он готов исполнить все, что требуется. Пецольд Рожновский сказал громко:

- Я поеду всюду, куда пошлете.

Образовались отдельные группы, разговаривали вполголоса.

Совещание продолжалось долго. Многое надо было тщательно обдумать. Под конец, когда все собрались уже расходиться, брат войта Генрих сказал, обращаясь к собранию:

- Пока все это сбудется, мы должны отвешивать им низкие поклоны, чтобы они не могли нас ни в чем заподозрить, а завтра и послезавтра нам надо заплатить последние наложенные на нас повинности. Пусть думают, что мы им покорились.

Германа возмутило это предложение.

- Еще что? - воскликнул он. - Зачем мы будем набивать их ненасытное горло. Зачем это все откладывать да откладывать!

Альберт покачал головой.

- Надо дать что-нибудь, чтобы усыпить их подозрительность. Если не соберем, сколько они требуют, заплатим половину, скажем, что больше не нашли... Попросим отсрочки.

- Половину! - подтвердил Зудерман. - Они жадны, возьмут и половину; а пока дождутся остального, их уж и след простынет.

- Ну, ладно и так, - сказал Герман, - а теперь держите язык за зубами и кланяйтесь низко до земли, пока их черти не унесут отсюда.

- Зудерман, - прибавил Альберт, - поедет в Сандомир уговаривать мещан, чтобы они поступали так же, как мы, и подчинились князю Опольскому. Генриха я пошлю в Сонч, может быть, и он к нам примкнет.

- С сандечанами ничего не выйдет, - заметил Хинча, который предвидел больше осложнений, чем другие. - Я бы советовал их не трогать - это наши враги. Если Краков пойдет направо, то они уж, наверное, свернут влево. С ними не выйдет ничего хорошего.

Крашевский Иосиф Игнатий - Борьба за Краков (При короле Локотке). 3 часть., читать текст

См. также Иосиф Игнатий Крашевский (Jozef Ignacy Kraszewski) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Борьба за Краков (При короле Локотке). 4 часть.
Но Альберт, который считал себя умнее Кечера, пожал плечами. - И в Сон...

Борьба за Краков (При короле Локотке). 5 часть.
Он добился от каштеляна только позволения усилить стражу в замке, рань...