СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Жюль Верн
«Завещание чудака (Le Testament d'un excentrique). 5 часть.»

"Завещание чудака (Le Testament d'un excentrique). 5 часть."

Миру остается теперь только ждать дальнейших событий и результатов следующих тиражей, которые будут производиться каждые два дня.

Идея, выдвинутая газетой Трибуна, пользовалась большим успехом и была принята не только Америкой, но и всеми другими странами.

Если партнеров в настоящее время не шесть, а семь, то почему бы не поступить так, как это делается для жокеев на бегах? Почему каждому из семи партнеров не присвоить себе какого-нибудь определенного цвета из семи цветов радуги, расположив их в том порядке, какой эти цвета занимают в последней?

Таким образом, у Макса Реаля будет фиолетовый цвет, у Тома Крабба - синий, у Германа Титбюри - голубой, у Гарри Кембэла - зеленый, у Лисси Вэг - желтый, у Годжа Уррикана - оранжевый и у X. К. Z. - красный.

И с этих пор маленькие разноцветные флажки ежедневно втыкались в те пункты, которые партнеры матча Гиппербона занимали на карте благородной игры Соединенных штатов Америки.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава I

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК

15 мая в полдень в почтовом бюро Форта Рилей Макс Реаль получил телеграмму, отправленную в тот же день из Чикаго. Десять очков, из пяти и пяти, таково было число очков, выброшенных игральными костями для первого партнера.

Из восьмой клетки, штата Канзас, эти десять очков отсылают игрока в одну из клеток штата Иллинойс. Согласно правилам этой игры, данная клетка требует удвоить число очков, и в результате двадцать очков приводят игрока в двадцать восьмую клетку, штат Вайоминг.

- Очень, очень удачно! - оскликнул Макс Реаль, когда он и Томми вернулись в гостиницу.

. - Раз мой хозяин доволен, - ответил милый юноша, - то и я тоже, конечно.

- Он безусловно доволен, - сказал Макс Реаль, - и по двум причинам: во-первых, потому, что путешествие не будет продолжительно, так как штаты Канзас и Вайоминг почти соприкасаются; во-вторых, потому, что мы будем иметь возможность осмотреть самую красивую часть Соединенных штатов, изумительный Национальный парк Йеллоустон, с которым я еще незнаком. Вот она - моя счастливая звезда, я узнаю ее!.. Выбросить для меня именно десять очков, которые дают мне двойной ход и помещают штат Вайоминг на моем пути! Понимаешь ты это, Томми? Понимаешь?

- Нет, хозяин, - ответил Томми.

Томми действительно не в состоянии был понять все эти остроумные комбинации благородной игры Американских Соединенных штатов, которые так восхищали молодого художника.

Но это было не важно, и Макс Реаль мог только поздравлять себя с таким удачным вторым тиражом, хотя он и отставал еще от Лисси Вэг и командора Уррикана; но этот последний, как известно, был вынужден начать партию сызнова, И действительно, это путешествие было не только не утомительно, но еще позволяло побывать в самом очаровательном уголке штата Вайоминг.

Вот почему, желая пробыть там как можно больше времени и располагая только пятнадцатью днями - с 15 до 29 мая, Макс Реаль решил немедленно уехать из маленького городка, Форта Рилей.

Следующую телеграмму на свое имя Макс Реаль должен был получить в Шайенне, столице Вайоминга, конечно, если до тех пор партия никем не будет выиграна.

В сущности, Годжу Уррикану достаточно было бы получить десять очков, для того чтобы достигнуть шестьдесят третьей, и последней, клетки, поскольку первое же новое метание костей сразу перенесло его в пятьдесят третью клетку, что дало ему возможность намного опередить всех своих конкурентов.

- И он очень на это способен, этот ужасный человек, - сказал Макс Реаль, когда газеты опубликовали результат последнего тиража. И тогда никаких больше разговоров о наследстве, я не смогу тебя купить, мой бедный Томми!.. Но, как бы то ни было, я все же успею осмотреть окрестности Йеллоустона!.. Презренный раб, запирай же наши чемоданы и скорее в путь, в Национальный парк!

"Презренный раб", чувствуя себя польщенным, быстро покончил все приготовления к отъезду.

Если бы Макс Реаль ограничился переездом из Форта Рилей прямо в Шайенн, то он сделал бы всего четыреста пятьдесят миль в один день, пользуясь железнодорожной линией, соединяющей эти два города, но так как он намеревался подняться до северо-западного угла штата Вайоминг, занятого Национальным парком, то это расстояние по меньшей мере должно было удвоиться.

Немедленно по получении депеши Макс Реаль принялся изучать железнодорожное расписание, выбирая наиболее короткий путь. В результате он узнал, что две ветви Тихоокеанской железной дороги предоставляли почти одинаковые гарантии в быстроте передвижения.

Одному из маршрутов фиолетовый флаг (это был флаг первого партнера) отдал предпочтение. По приезде в Шайенн он придумает какую-нибудь другую комбинацию с целью попасть как можно скорее в Национальный парк.

Макс Реаль отправился в путь 16 мая после полудня, забрав все принадлежности живописи, и вместе с Томми, который нес его чемодан, уселся в вагон. Колоссальны и плоски, без спусков и подъемов, эти западные равнины Канзаса, орошаемые ниспадающими с белых гор Колорадо водами реки Арканзас. И до чего проста конструкция этих железнодорожных путей! По мере того как рельсы клались на путь, паровоз их поглощал, и железнодорожная линия удлинялась ежедневно на несколько миль.

Правда, все эти бесконечные степи не представляют ничего любопытного для глаз художника, но зато в следующей за ними гористой части Колорадо местность становится необыкновенно разнообразной и живописной.

Ночью поезд переехал геометрическую границу двух штатов и ранним утром остановился в Денвере.

Осмотреть этот город, хотя бы часок, Макс Реаль не имел возможности. Поезд шел дальше, в Шайенн, и, выйдя из него, молодой художник мог запоздать на целый день. Теперь же этот переезд длиной в сотню миль, причем поезд оставил в стороне великолепную панораму Снежных гор с вершинами Лонг-Пика, совершился очень быстро.

Что такое Шайенн? Это название реки и города, а также индейцев, населявших когда-то эту часть страны. Город Шайенн возник на одной из стоянок или лагерей, которые служили жилищем первых золотоискателей. Палатки постепенно сменялись хижинами, хижины - домами, расположенными вдоль улиц и площадей. Вокруг образовалась сеть железных дорог, и в настоящее время Шайенн насчитывает около двенадцати тысяч жителей. Построенный на высоте тысячи туазов, он является важной станцией этого великого Тихоокеанского железнодорожного пути.

Штат Вайоминг не имеет природных границ и довольствуется теми, которые провели геодезисты - прямыми линиями, составляющими стороны прямоугольника. Это страна величавых гор и глубоких долин, в которых реки Колорадо, Колумбия и Миссури берут свое начало. А страна, давшая начало трем водным путями, играющим такую важную роль в американской гидрографии, имеет полное право прибавить еще одну звездочку к тем, которые сверкают на флаге Соединенных штатов.

Согласно своему обыкновению, Макс Реаль сохранял полное инкогнито. Город Шайенн не знал, что в этот день его посетил один из участников матча Гиппербона. Он не ждал к себе его, тем более так рано. Было известно, что он только 29-го должен явиться в назначенный пункт. Это дало ему возможность избежать всяких приемов и банкетов, вредных для желудка, и скучнейших церемоний. Они, без сомнения, были бы организованы в его честь городским населением, склонным к шумным проявлениям восторга. Среди них фигурировали бы, конечно, и женщины, пользующиеся в этом штате избирательным правом наравне с мужчинами.

Выйдя из вагона утром 16 мая, Макс Реаль принял все меры к тому, чтобы как можно скорее попасть в Национальный парк. Если бы он имел в своем распоряжении больше времени, то мог бы отправиться туда в экипаже, останавливаясь там, где ему понравится, подробно исследуя эту область горного хребта Ларами, все эти высоко лежащие равнины, глинистая почва которых была когда-то дном громадного озера, переходя вброд бесчисленные горные ручьи, капризно извивающиеся притоки Плат-Ривер и Норт-Форта, осматривая террасы этой изумительной орографической системы (Орография - отдел географии, занимающийся изучением земной поверхности и строения земной коры.) с ее извилистыми долинами, дремучими лесами и сетью притоков реки Колумбии, словом, всю эту страну, в которой поднимаются более чем на две тысячу туазов над уровнем моря горы Юниэн-Пик, Хайден-Пик, Фремонт-Пик и эта дикая вершина Ураган в горном хребте Уайд-Уотер. Отсюда, может быть, и пошло название Орегон. Эта вершина известна вечно бушующими вокруг нее бурями и имеет полное основание соперничать в этом отношении с не менее диким командором Урриканом.

Да, путешествовать здесь в экипаже, верхом или пешком, на свободе, останавливаясь по желанию в самых красивых уголках этой местности, раскидывать свою походную палатку то там, то здесь, не торопясь куда-то к сроку, - что может быть более привлекательным для художника, и с каким восторгом Макс Реаль совершил бы путешествие при таких условиях! Но мог ли он забыть, что он не только художник, но и партнер, что он не принадлежит себе, сделавшись игрушкой случая, завися теперь всецело от него, от удара игральных костей; что он взял на себя обязательство в назначенный день являться в указанный пункт, играть роль шахматной пешки?

"Пешка, которой судьба распоряжается, как ей заблагорассудится, - говорил он себе. - Ведь это факт, что я ничего другого собой теперь не представляю! В этом - какое-то полное отсутствие человеческого достоинства, и все лишь для того, чтобы иметь маленький шанс - один из семи - получить наследство этого покойного чудака! Краска заливает мне лицо всякий раз, когда этот смуглолицый Томми упорно на меня смотрит!.. Я должен был бы послать нотариуса Торнброка к черту и отказаться от этой нелепой партии. Мой уход доставил бы большое удовольствие таким типам, как Титбюри, Крабб и Уррикан!.. Я ничего не говорю про милую и скромную Лисси Вэг. Эта молодая девушка показалась мне не очень-то обрадованной тем, что попала в число этих "семи"!.. Да, к черту! Я сделал бы это немедленно и остался бы здесь, в Вайоминге, сколько мне захотелось бы, если бы не мать, которая никогда не простила бы моего дезертирства!.. Но, в конце концов, раз я уже здесь, в этой изумительной, совершенно неправдоподобной стране Йеллоустон, то осмотрим все, что только возможно осмотреть в какие-нибудь двенадцать дней".

Так рассуждал Макс Реаль, и это было довольно правильное рассуждение после подробного изучения маршрута, наиболее подходящего при данных условиях. Дело в том, что, путешествуя так, как ему хотелось, он не только не избежал бы запаздывания, но и мог бы подвергнуться разного рода опасностям. Как равнина, так и долина центральной части штата Вайоминг далеко не безопасны, когда путешествуют вот так, без всякой охраны. Не говоря уже о возможности встретиться с дикими зверями - медведями и другими хищниками, можно подвергнуться нападению индейцев, этих кочующих представителей племени сиу, которые не все еще поселены в назначенные и отведенные для них Соединенными штатами места.

Вот почему во время разведок, которые федеральное правительство организовало в 1870 году с целью подробно исследовать местность Йеллоустон, стоящие во главе экспедиции господа Дон, Лэнгфорд и докторХайден путешествовали по стране в сопровождении военного конвоя, охранявшего их миссию, а два года спустя, 1 марта 1872 года, Конгресс объявил, имея на то полное основание, весь этот район Национального парка "восьмым чудом мира".

Два трансконтинентальных железнодорожных пути соединяют Нью-Йорк с Сан-Франциско. Первый, носящий название Центральной Тихоокеанской железной дороги, длиной в три тысячи триста восемьдесят миль. Начиная с Грейнджера, он носит название Орегон-Шорт-Лайн и идет через Огден. Второй, длиной в пять тысяч триста миль, идет через Топику, Денвер и в Шайенне примыкает к первой линии.

От города Шайенна до Огдена всего пятьсот пятнадцать миль, а от Огдена до Мониды, самой близкой станции от Национального парка, всего четыреста пятьдесят миль. Поэтому вполне естественно, что Макс Реаль, желавший как можно скорее добраться до северо-западного угла штата Вайоминг, выбрал именно маршрут, который, если бы его слегка удлинить, все равно дал бы ему возможность осмотреть город Огден.

В этот самый вечер, продолжая хранить полное инкогнито, Макс Реаль и Томми сели в поезд и помчались через длинные болотистые равнины Ларами. Они еще спали крепким сном, когда поезд остановился на станции Бентон-Сити, представляющей собой один из тех городов, которые вырастают на поверхности ДальнегоЗапада, как грибы, немного ядовитые при своем появлении на свет, но обезвреженные благодаря правильно взращенной культуре.

Утром 17 мая поезд остановился в Огдене. Кроме индейцев, здесь встречается также довольно значительное число китайцев.

Именно там Центральная Тихоокеанская железная дорога, прежде чем обогнуть озеро Грэйт-Солт-Лейк, отделяет от себя ветвь, которая тянется на протяжении четырехсот пятидесяти миль вплоть до Хелина-Сити. В этом же пункте другая ветвь железнодорожной линии направляется на юг и соединяет Огден с Грэйт-Солт-Лейк-Сити, столицей штата, большим мормонским (Мормоны - члены северo-американской религиозной секты. Учение мормонов - смесь многобожия и христианства. В этой секте была очень развита эксплуатация руководителями рядовых членов. Среди мормонов было распространено многоженство. Центром мормонов являлся район Соленого озера в Северной Америке.) городом.

Таким образом, Макс Реаль имел возможность, сделав очень маленький крюк - не больше тридцати шести миль, - заехать в этот интересный город, пользующийся такой известностью. И тем не менее он от этого воздержался. Весьма возможно, однако, что, по капризу игральных костей, ему придется еще раз очутиться поблизости от этого города святых.

Весь день 17 мая был занят переездом через территорию штата Айдахо. Макс Реаль двигался вдоль горной цепи Бир-Ривер, мимо Горячих ключей, и, оставив на востоке границу штата Вайоминг, к вечеру достиг крайнего пункта Айдахо в городе Оксфорде.

Айдахо принадлежит бассейну реки Колумбии, богатой золотоносными жилами, которые привлекают туда шумные толпы искателей и промывателей золота. Столицей штата является город Бойзе-Сити с населением в две тысячи пятьсот жителей. На этой территории находится несколько резерваций (районов), отданных индейским племенам.

Штат Монтана представляет собой гористую страну, как указывает и его название. Он один из самых больших по размерам штатов всего Союза, негодный для полевой культуры, но очень благоприятный для скотоводства. Почва его очень богата золотыми, серебряными и медными жилами. Из всех штатов это тот, в котором индейские племена занимают самые большие территории на Дальнем Западе, беспокойное соседство которых американцы не очень охотно переносят.

Виргиния-Сити, столица штата, вначале проявляла все признаки быстрого расцвета, подобно большинству городов этих западных территорий, но в настоящее время она потеряла свое значение. Ей на смену выдвинулись города Бьютт-Сити и Хелина, хотя население первого из них значительно уменьшилось.

Само собой разумеется, что существуют быстрые и комфортабельные средства сообщения между Национальным парком и станцией Монида, где остановился первый партнер, и с каждым годом эти средства сообщения будут все усовершенствоваться, по мере того как будет увеличиваться число туристов Старого и Нового Света, приглашаемых федеральным правительством осмотреть территорию Йеллоустона.

Вот почему Макс Реаль мог немедленно выехать из Мони-ы, воспользовавшись прекрасно организованным экипажным сообщением, и спустя несколько часов вместе с Томми прибыл к назначенному пункту.

Можно сказать, что национальные парки по отношению к территории республики играют такую же роль, какую играют скверы ее больших городов. Кроме Йеллоустонского парка, были созданы еще другие, новые, как, например, парк Кретер-Лейк на вулканической территории штата, называемой американской Швейцарией, Сад Богов, так красиво расположенный среди гористой зоны реки Колорадо.

В конце февраля 1872 года сенат и палата депутатов выслушали чтение одного доклада, который должен был быть представлен в Конгресс.

Вопрос шел о запрещении частным лицам селиться на территории Союза размером пятьдесят пять на шестьдесят пять миль, находящейся неподалеку от источников рек Йеллоустона и Миссури, с предоставлением этой части под охрану данного штата. С этих пор этот район становится Национальным парком, и пользоваться им будет весь американский народ.

Заявив, что пространство, заключенное в указанных границах, не годится ни для каких доходных культур, докладчик прибавил:

"Предлагаемый закон нимало не уменьшит государственных доходов и будет принят повсеместно как мера, достойная духа прогресса, почетная как для Конгресса, так и для нации". Доклад был принят. Йеллоустонский Национальный парк был передан в Управление министерства внутренних дел.

Страна эта - одна из наиболее прославляемых, причем этой славой она обязана исключительно своим изумительным природным красотам, к которым рука человека ничего не прибавила.

Тем не менее до некоторой степени человек все же внес свое: с целью привлечь в этот Национальный парк экскурсантов всех пяти частей света он упростил передвижение по этой территории целой сетью удобных дорог, проложенных среди самой хаотической природы. Во многих пунктах теперь высятся великолепные отели, изящество которых соединяется с комфортом. Путешествовать по этой местности можно теперь в полной безопасности. Приходится бояться только одного - чтобы эта страна не превратилась в одну сплошную лечебную станцию, в один колоссальный водный курорт, куда стали бы стекатвся толпы больных, привлеченных горячими источниками Файр-Хола и Йеллоустона.

А кроме того, - как об этом пишет Элизе Реклю, - все эти национальные парки уже успели превратиться в колоссальные охотничьи угодья для директоров различных финансовых компаний, которым уже принадлежат все ведущие к паркам железные дороги и лучшие отели.

Здесь-то именно (к сожалению, в это время года громадный караван-сарай был переполнен путешественниками) Макс Реаль проводил все время. На его счастье, никто не подозревал в нем одного из участников матча Гиппербона. В противном случае ему не давали бы покоя целые сотни любопытных. Без них же он мог бродить, где ему вздумается, восхищаясь поразительными природными красотами этой местности (не вызывавшими, надо сознаться, большого одобрения со стороны Томми). Он делал ежедневно по нескольку этюдов, которые молодой негр находил всегда несравненно более привлекательными, чем самые местности. Нет, никогда Макс Реаль не сумеет изгладить из своей памяти всех этих незабываемых чудес Национального парка!

"Только бы мне не опоздать явиться двадцать девятого числа в Шайенн! - мысленно говорил он себе. - Бог мой, что сказала бы тогда моя дорогая мать?"

Она действительно великолепна - эта долина Йеллоустона с обрамляющими ее базальтовыми горными массивами (из которых можно было бы выстроить целый дворец), с их острыми, неровными, точно искромсанными краями и снежными вершинами, в которых берут начало тысячи маленьких речек и ручейков, текущих в глубине сосновых лесов; со всеми этими каньонами с вертикальными, близко отстоящими стенами, образующими бесконечные коридоры, избороздившие всю местность. Там сосредоточены усилия необузданной, дикой природы. Там расстилаются целые поля лавы, обширные равнины, местами сплошь покрытые вулканическими извержениями. Там на черноватых скалистых обрывах на некотором расстоянии одна от другой высятся колонны, точно высеченные из камня рукой человека и испещренные желтыми и красными полосами, готовые модели для цветной архитектуры! Там беспорядочно громоздятся остатки лесов, погибших под горячей лавой кратеров, теперь уже остывших.

А что сказать о самом озере Йеллоустоне с берегами, усеянными осколками обсидиана, об озере, лежащем на плоской возвышенности на высоте семи тысяч футов над уровнем моря! Этот бассейн с кристаллически чистой водой, площадью в триста тридцать квадратных миль, местами покрыт гористыми островами, и целые столбы пара выбрасываются не только на его берега, но и на зеркальную поверхность его спокойных и глубоких вод, переполненных форелями.

И все это озеро окружено целой системой гор несравненной красоты!

Там Макс Реаль, забывая об убегавших днях и часах, запасался неизгладимыми воспоминаниями, пораженный зрелищем этой изумительной природы. Неутомимый турист, он осматривал окрестности озера Йеллоустона, эти бассейны с водами, окрашенными в сверкающий пурпур покрывающих их водорослей ослепительно ярких оттенков. Он пробрался на север, вплоть до того места, где находятся водоемы Мамонтовых источников, купался в их базальтовых бассейнах, расположенных полукругом, наполненных теплой водой и покрытых облаками пара. Он был оглушен шумом двух водопадов реки Йеллоустона, воды которой на протяжении полумили изливаются бурными потоками, каскадами и водоворотами, а потом несутся дальше по узкому руслу между острыми отрогами скал и теряются в облаках влажной пыли, совершая прыжок в сто двадцать футов. Он бродил между огненными ямами, окаймляющими поток Файр-Хол. В этой долине, изрытой стремительным течением притока реки Мадисон, насчитываются целые сотни горячих источников, грязевых фонтанов и гейзеров, с которыми не могут соперничать самые знаменитые гейзеры Исландии.

А какая панорама развертывается по берегам этого капризного, извилистого потока Файр-Хол, получившего свое начало в одном из небольших озер и стремящегося на север! На всех уступах горных массивов, спускающихся к самому его руслу, виднеются вулканические кратеры и дымятся гейзеры, носящие характерные названия: здесь Олд-Фейсфул (Олд-Фейсфул - Верный Старик.) с его совершающимися через определенные промежутки извержениями, хотя с некоторых пор они становятся менее регулярными. Далее Шато-Фор (Шато-Фор - Крепкий Замок.) на берегу болотистого пруда, своей формой напоминающий старую башенку, стены которой обильно орошаются дождем сгущенных паров гейзера. Дальше Рюш (Рюш - Улей.), чудовищный колодец, верхняя закраина каменной кладки которого подымается над почвой, точно часть какой-то бащни; потом Гран-Гейзер (Гран-Гейзер - Большой Гейзер.), извергающийся регулярно через каждые тридцать два часа, и, наконец, Ле-Жеан (Ле-Жеан - Гигант.), выбрасывающий свои столбы пара на высоту ста двадцати футов, и Великанша, вдвое выше, чем он.

Такова эта местность, не имеющая себе равной во всем свете, где Макс Реаль так подробно изучал все долины, все каньоны, все заболоченные пространства, переходя от одного чуда природы к другому, беспрерывно восхищаясь. В этом уголке штата Вайоминг, орошаемого реками Файр-Хол и Верхний Йеллоустон, почва под ногами содрогается, точно железная крышка какого-то чудовищного парового котла, в котором смешиваются, соединяются и сплавляются различные теллурические вещества от действия внутренних огней, питаемых неистощимым центральным очагом.

Там происходят самые неожиданные и изумительные явления, подобные сценическим эффектам какой-нибудь феерии, которые совершаются по мановению палочки волшебника. Все это происходит здесь среди чудес Национального парка Йеллоустон, равного которому нельзя найти ни в какой другой стране земного шара.

Глава II

ПРИНЯЛИ ОДНОГО ЗА ДРУГОГО

- Я не думаю, чтобы он уже приехал.

- А почему вы не думаете?

- Потому что в моей газете ничего об этом не говорится.

- Плохо осведомлена ваша газета, так как в моей об"этой новости говорится очень подробно...

- В таком случае, я перестану абонироваться...

- И хорошо сделаете...

- Без сомнения! Нельзя же допускать, чтобы, когда дело касается фактов такой важности, газета молчала и ее абоненты ничего о них не знали.

- Это непростительно!

Этими фразами обменивались два гражданина Цинциннати, прогуливавшиеся по висячему мосту длиной в сто шестьдесят туазов, перекинутому через Огайо, почти у самого устоя Лэкинга, соединявшему Цинциннати с двумя предместьями, Нью-Фортом и Ковингтоном на территории Кентукки.

Река Огайо - Красавица река - отделяет на юге и юго-востоке штат Огайо от штатов Кентукки и Западная Виргиния. Геодезические долготы у него общие: на востоке со штатом Пенсильвания, на севере со штатом Мичиган, на западе со штатом Индиана.

Идя по этому мосту, изящество которого равняется смелости его строителя, вы видите промышленный город, растянувшийся на протяжении девяти миль вдоль правого берега реки вплоть до начала холмов, расположенных в том же направлении. Дальше на востоке виднеется Райский парк, а за ним городское предместье - виллы и коттеджи, затерявшиеся в окружающей их зелени.

Реку Огайо вполне правильно сравнивают с европейскими реками: виднеющиеся на ее берегах села и окружающая их растительность носят совершенно европейский характер.

Продолжая разговаривать, два гражданина, потомки которых пожалеют, что не знали ни их имен, ни их социального положения, смотрели через проволочные переплетения между пролетами моста на пароходы и баржи, сновавшие по реке и скользившие под тремя железнодорожными мостами, перекинутыми в разных местах, с проложенными на них путями, служившими средством связи между двумя соседними штатами.

Надо прибавить, что в этот день 28 мая, немало других граждан, таких же неизвестных, как и эти двое, заводили оживленнейшие разговоры в промышленных кварталах на пивоваренных, мукомольных, рафинадных заводах, в мастерских, которых в Цинциннати насчитывается около семи тысяч, а также на городских рынках и вокзалах, где группы разговаривающих были особенно демонстративны и шумны. Не создавалось впечатления, что эти почтенные горожане принадлежат к высшим классам города, к обществу ученых и артистов, посещавших университетские лекции и богатые библиотеки и осматривавших драгоценные коллекции и музеи Цинциннати. Нет! Оживление замечалось главным образом в низших слоях населения и не распространялось на богатые кварталы, на модные улицы, на скверы и парки с их великолепными, особенно каштановыми деревьями, от которых штат Огайо и получил название - Бэкей-Стэт (Каштановый штат).

Проходя мимо этих групп и прислушиваясь к разговорам, можно было услышать такие фразы:

- Вы его видели?

- Нет. Он приехал вчера вечером очень поздно. Его посадил в закрытый экипаж и повез тот, кто с ним приехал...

- Повез куда?

- Вот чего никто не знает и что было бы крайне интересно узнать...

- Но, в конце концов, ведь он же приехал не для того, чтобы никому не показываться! Я думаю, что он будет на выставке.

- Да... говорят, послезавтра... на большом конкурсе в Спринг-Грове.

- Воображаю, какая там будет толпа!

- Будут давить друг друга!

Но такая манера судить о герое дня не была присуща большинству городских жителей. В той части города, которая находилась близко от бойни, там, где особенно ценятся физические качества и где отдают предпочтение росту, силе и мускулам индивидуумов перед их моральными и интеллектуальными качествами, многие недоверчиво пожимали плечами.

- Раздутая репутация, - сказал один.

- У нас и здесь найдутся такие же, - заметил другой.

- Больше шести футов, если верить рекламам...

- Футов, в каждом из которых, может быть, меньше двенадцати дюймов...

- Нужно будет посмотреть.

- Однако он до сих пор побивал, кажется, всех своих соперников...

- Ну!.. Ведь говорят также, что он побил рекорд... Но все это только для того, чтобы заинтересовать публику... Заинтересовать, а потом - ее обокрасть!

- Здесь мы не очень-то позволим себя надувать.

- Но разве он приехал сюда не из Техаса? - спросил один рослый малый, широкоплечий, с сильными мускулистыми руками, на которых виднелись еще следы крови, которая забрызгала его на бойне.

- Из Техаса... прямехонько оттуда, - ответил один из его товарищей, такой же, как он, рослый и сильный парень.

- В таком случае, подождем...

- Да... подождем. К нам уже не один такой приезжал, и он лучше бы сделал, если бы оставался там, где был.

- Но в конце концов, если он выиграет!.. Ведь это возмож- но и не удивило бы меня.

Как видно, мнения расходились. Это, конечно, не очень обрадовало бы Джона Мильнера, приехавшего накануне в Цинциннати со вторым партнером, Томом Краббом, который в результате второго метания игральных костей был отправлен из столицы Техаса в главный город Огайо.

В полдень 17 мая Джон Мильнер получил телеграмму, извещавшую его о результате тиража, произведенного в пользу знаменитого борца города Чикаго.

Без сомнения, Том Крабб мог считать себя редким удачником с большим основанием, чем Макс Реаль, хотя последний продвинулся сильно вперед благодаря полученному им удвоенному числу очков. Что касается Крабба, то он получил двенадцать очков, самое большое число, какое могут дать две игральные кости, но так как это число двенадцать падало на одну из клеток штата Иллинойс, то нужно было его еще удвоить, и полученное число двадцать четыре перебрасывало Тома Крабба с одиннадцатой сразу в тридцать пятую клетку.

Надо прибавить, что этот тираж направлял его в самые населенные провинции центра Североамериканских Соединенных штатов, где железнодорожное сообщение в высшей степени быстро и удобно, вместо того чтобы отсылать его куда-нибудь на самые окраины федерации.

Вот почему, когда Джон Мильнер покидал город Остин, его все горячо поздравляли. В этот день все пари увеличились, а ставка на Тома Крабба возросла не только в Техасе, но и во многих других штатах, особенно же на всех биржах штата Иллинойс, где ставка на него стала один против пяти, ставка еще более высокая, чем на Гарри Кембэла, до сих пор считавшегося избранным любимцем.

- Главное, берегите его, берегите!.. - советовали все Джону Мильнеру. - Хотя он одарен исключительно крепким здоровьем и мускулы его сделаны из хромовой стали, не давайте ему переутомляться!.. Нужно, чтобы он до конца не потерпел никакой аварии.

- Положитесь на меня, - решительным тоном объявил его тренер. - В шкуре Тома Крабба сидит не Том Крабб, а сам Джон Мильнер.

- И смотрите, - прибавили присутствующие, - смотрите, чтобы не было больше никаких путешествий по морю, ни длинных, ни коротких, раз морская болезнь приводит его в состояние полного упадка, как физического, так и морального.

- Которое, однако, длилось недолго, - возразил Джон Мильнер. - Но не беспокойтесь, между Галвестоном и Новым Орлеаном нет пароходного сообщения, Мы доедем до Огайо по железной дороге, не торопясь, как спокойные путешественники, раз у нас есть пятнадцать дней для того, чтобы попасть в Цинциннати.

Эта столица была именно той, которая занимала на карте завещателя тридцать пятую клетку, и Том Крабб оказался теперь впереди всех партнеров, за исключением только,командора Уррикана.

В этот самый день, напутствуемый пожеланиями и горячими приветствиями своих сторонников, Том Крабб был доставлен на вокзал, введен в вагон и укутан теплыми пледами, так как опасались влияния разных температур в Огайо и Техасе. Вскоре затем поезд тронулся и помчался без всяких остановок к границе штата Луизиана.

Путешественники в течение двадцати четырех часов отдыхали в Новом Орлеане, где им был оказан еще более горячий прием, чем в первый раз. Это объясняется тем, что ставка на знаменитого боксера все повышалась. Тома Крабба требовали в агентствах всех городов Союза. Это было какое-то безумие, неистовство! По подсчетам газет, суммы, поставленные на второго партнера в течение его переезда от столицы Техаса до метрополии штата Огайо, составляли по меньшей мере сто пятьдесят тысяч долларов.

- Какой успех! - говорил Джон Мильнер. - И какой прием нас ждет в Цинциннати... Да! Нужно, чтобы это было действительно настоящим триумфом... Я все уже обдумал...

Вот каков был план Джона Мильнера, придуманный им, чтобы еще более возбудить любопытство публики и ее восхищение Томом Краббом; такой план не мог бы не одобрить и знаменитый Барнум (Барнум - известный цирковой антрепренер.).

Дело шло не о том, - как это можно было бы подумать, - чтобы особенно шумно, при помощи реклам, объявить о приезде в столицу чемпиона Нового Света и послать вызов наиболее смелым боксерам Цинциннати, приглашая их на борьбу, из которой Том Крабб вышел бы, без сомнения, победителем. Возможно, что Джон Мильнер и попытается когда-нибудь к этому прибегнуть, если представится случай, но теперь ему хотелось главным образом соблюсти самое строгое инкогнито, не давая никаких сведений держателям пари о состоянии здоровья их любимца, и до самого последнего дня оставлять их в полной неизвестности, предоставляя им думать, что он не приедет к сроку, 31 мая, в назначенный пункт. И вот тогда он Представит Тома, окруженного ореолом, и его появление будет встречено с таким же торжеством, с каким встретили бы Илию, если бы этот пророк решил спуститься с небес в поисках своего оставленного на земле плаща.

Джон Мильнер как раз только что узнал из газет, что 30-го числа в Цинциннати назначен большой конкурс скота, конкурс, на котором лучшие представители рогатого, а также и не рогатого скота будут награждены разными медалями и аттестатами, которым все, по-видимому, придают очень большое значение. Какой подходящий случай выставить Тома Крабба в Спринг-Грове, на этой многолюдной ярмарке, и как раз тогда, когда все потеряют уже всякую надежду его увидеть, и как раз накануне дня, когда ему надлежало явиться в почтовое бюро метрополии!

Излишне говорить, что Джон Мильнер по этому поводу со своим компаньоном не советовался, имея на то свои причины. И в ту же ночь оба они уехали из Нового Орлеана, никого не предупредив о своем отъезде. Куда они делись? Вопрос, который на следующий день жители этого города задавали друг другу.

Джон Мильнер больше не придерживался того маршрута, которому он следовал, покинув штат Иллинойс. К тому же сеть железных дорог настолько запутана в районах центральных и восточных Соединенных штатов, что получается впечатление, точно вся карта сплошь покрыта настоящей паутиной. Таким-то образом, не спеша, нигде не заявляя о прибытии Тома Крабба, путешествуя по ночам и отдыхая днем, заботясь только о том, чтобы не обращать на себя внимания публики, обладатель синего флажка и его тренер проехали штаты Миссисипи, Теннесси, Кентукки и на рассвете 27 мая остановились в маленькой гостинице в предместье Ковингтон. Им оставалось теперь только переехать реку Огайо, чтобы очутиться в Цинциннати.

Так осуществилась идея Джона Мильнера, и Том Крабб явился в Цинциннати, сохранив полнейшее инкогнито.

По сведениям, получаемым из наиболее осведомленных газет, не было известно, что с ним случилось. После его отъезда из Нового Орлеана все следы были потеряны. Поэтому невольно напрашивается вопрос, что же означали все разговоры и предположения и что мог подумать сам Джон Мильнер, если бы он их услышал.

Разумеется, он имел все основания рассчитывать на сильное впечатление, которое Том Крабб произвел бы на жителей Цинциннати, разуверившихся в возможности увидеть второго партнера во-время на месте, а также на всех держателей пари, поставивших на него значительные суммы, если бы накануне того дня, когда он должен был прийти за телеграммой, Крабб внезапно появился бы на конкурсе ярмарки в Спринг-Грове.

А между тем кто знает, не лучше ли сделал бы Джон Мильнер, если бы использовал две недели, которые имел по выезде из Техаса, на то, чтобы демонстрировать своего знаменитого компаньона на территории штата Огайо? Разве этот штат не занимает четвертого места среди штатов Североамериканской республики, обладая населением в три миллиона семьсот тысяч жителей? Как с точки зрения занимаемого им положения участника матча Гиппербона, так и того, которое он занимал среди любителей и ценителей бокса, не лучше ли было перевозить его из города в город, выставляя напоказ жителям всех главных центров в штате Огайо? Таких городов очень много, они все процветают, и Тому Краббу они могли бы оказать самый лучший прием.

Если бы Джон Мильнер так упорно не цеплялся за придуманный им театральный эффект, он, без сомнения, нашел бы нужным показать своего знаменитого боксера в Кливленде, этом великолепном городе на берегу озера Эри, прогуливаясь с ним по аллее Эвклида, самой красивой из всех аллей Союза, и по всем широким улицам города, обсаженным редкостными кленами. Этот город обогатился благодаря эксплуатации своих источников минерального масла, бассейны которого непосредственно сообщаются с его городским портом, одним из самых оживленных на побережье озера Эри. Его торговый оборот превосходит двести миллионов долларов. Из Кливленда Том Крабб перебрался бы в Толидо и в Сандаски, тоже торговые порты, где сосредоточены целые флотилии рыболовных судов; оттуда - во все промышленные центры, которые черпают свою силу в водах реки Огайо, подобно тому как органы человеческого тела черпают жизненную силу в крови его артерий. Из таких городов надо назвать Старбенвилл, Мариетт, Галлиполис и многие другие.

Само собой разумеется, что железные дороги пересекают его по всем направлениям, проходя через богатейшие поля хлебных злаков, среди которых преобладает маис, через табачные плантации и виноградники, через зеленеющие долины и целые рощи деревьев изумительной красоты - акаций, железных деревьев, сахарных кленов, черных тополей и плантанов, стволы которых имеют в окружности от тридцати до сорока футов. Их можно сравнить с гигантскими секвойями западных территорий. Поэтому понятно, что, будучи так щедро награжден природой, штат Огайо является одним из наиболее могущественных штатов Союза.

Нужно прибавить, что скот является предметом широкой торговли этой страны, которым она во множестве снабжает заводы Чикаго, Омахи и Канзас-Сити, чем и объясняется важное значение ее рынков и, между прочим, этого конкурса представителей бычьих, овечьих и свиных пород, который был назначен на 30-е число настоящего месяца.

Раздумывать о плане, намеченном Джоном Мильнером, было уже поздно. Тома Крабба не будут показывать ни в каких больших городах. Он доехал до границы штата Кентукки без каких бы то ни было неприятных приключений, без малейшего утомления, путешествуя так, как об этом рассказано выше. За время его пребывания в Техасе к нему вернулось его обычное здоровье, вся его физическая сила. В дороге он ничего не потерял, у него был прекрасный вид, и какое это будет торжество, когда он предстанет таким перед публикой в Спринг-Грове!

На следующий день Джон Мильнер захотел пройтись по городу, но, разумеется, не в обществе своего компаньона. Уходя из гостиницы, он сказал Краббу:

- Том, ты останешься здесь и подождешь меня.

И так как Джон Мильнер это сказал не для того, чтобы с ним посоветоваться, то Тому Краббу отвечать было нечего.

- Ты ни в коем случае не должен выходить из комнаты, - прибавил Джон Мильнер.

Том Крабб вышел бы, если бы это ему позволили. Но ему сказали не выходить, и он не выйдет.

- Если я долго не вернусь, - прибавил еще Джон Мильнер, - то тебе подадут сюда твой первый завтрак, потом второй, потом твой ленч, потом твой обед, потом ужин. Я отдам приказание, и тебе не придется беспокоиться о твоем питании.

Нет, разумеется, Том Крабб не будет беспокоиться в данных условиях. Он будет терпеливо ждать возвращения Джона Мильнера. Потом, направившись к широкому креслу-качалке, он тяжело в него опустился, слегка раскачиваясь, и мозг его оцепенел в обычном для него бездействии.

Джон Мильнер спустился в контору гостиницы, заказал меню из самых питательных блюд, которые надлежало подать его компаньону, и по улицам Ковингтона направился к берегу реки Огайо. Переплыв ее на пароме и сойдя на ее правом берегу, он засунул руки в карманы и отправился бродить по торговому кварталу города.

Там царило значительное оживление, в чем Джон Мильнер не замедлил убедиться, пытаясь уловить несколько фраз, которыми обменивались прохожие. Он нисколько не сомневался в том, что все были очень заинтересованы ожидаемым приездом второго партнера матча Гиппербона.

С этой целью Джон Мильнер переходил из одной улицы в другую, останавливаясь около оживленно разговаривающих групп перед магазинами и на площадях, где общее оживление выражалось особенно шумно. В толпе участвовали также и женщины, а они ведут себя в Америке не менее бурно, чем в любой стране старого материка.

Джон Мильнер чувствовал себя весьма удовлетворенным, но ему хотелось узнать, до каких пределов дошло нетерпение тех, кто не видел еще Тома Крабба в Цинциннати.

Вот почему, увидав почтенного Дика Вольгода, хозяина колбасной, в высоком цилиндре, в черном костюме и рабочем фартуке, стоявшего у дверей своей лавки, он вошел в нее и спросил окорок ветчины, который он, конечно, мог всегда легко использовать. Потом, заплатив, не торгуясь, сколько требовалось, он проговорил, направляясь к дверям:

- Завтра ведь конкурс?

- Да... Интересная церемония, - ответил Дик Вольгод. - этот конкурс сделает честь нашей округе.

- Будет, разумеется, большая толпа в Спринг-Грове? - спросил Джон Мильнер.

- Весь город там будет, сударь, - ответил Дик Вольгод тем вежливым тоном, каким говорит каждый серьезный колбасник с клиентом, только что купившим у него большой окорок. - Подумать только, такая выставка!

Джон Мильнер насторожился. У него положительно захватило дыхание... Как могли догадаться, что он хотел выставить Тома Крабба в Спринг-Грове? Но он только сказал:

- Значит... не боятся запозданий, которые всегда могут произойти?

- Ни в коем случае...

И так как в эту минуту в лавку входил новый клиент, то Джон Мильнер вышел на улицу слегка озадаченный. Можно понять его состояние, представив себя на его месте...

Он не сделал еще и ста шагов, когда на углу пятой перекрестной улицы внезапно остановился совершенно пораженный, поднял руки к небу и выронил окорок на тротуар.

Там, на стене угольного дома, виднелась афиша, на которой красовались написанные большими буквами слова:

ОН ПРИЕЗЖАЕТ! ОН ПРИЕЗЖАЕТ!! ОН ПРИЕЗЖАЕТ!!! ОН ПРИЕХАЛ!!!!

Действительно, это переходило уже все границы. Как?! Пребывание Тома Крабба в, Цинциннати всем известно?! Знали, что нечего было бояться, чтобы чемпион Нового Света опоздал к назначенному сроку?! Это объясняло то оживление, ту радость, которые испытывали все жители города, и то удовольствие, которое проявлялось в словах колбасника Дика Вольгода.

Безусловно чересчур трудно - скажем даже, невозможно - знаменитому человеку избежать всех неудобств, связанных с его славой, и приходилось навсегда отказаться от мысли о возможности набросить, на плечи Тома Крабба покрывало строгого инкогнито.

Другие афиши были еще более красноречивы и, не ограничиваясь одним извещением о его приезде, прибавляли, что он приехал прямо из Техаса и будет фигурировать на конкурсе в Спринг-Грове.

- Нет, это уж слишком!.. - вскричал Джон Мильнер. - Оказывается, все уже знают о моем намерении привести туда Тома Крабба!.. А между тем я ведь никому ни слова об этом не сказал!.. Может быть, только... я когда-нибудь говорил об этом в присутствии Крабба, и Крабб, который вообще никогда ничего не говорит, на этот раз кому-нибудь об этом дорогой разболтал... Ничем другим объяснить это невозможно!

Вскоре затем Джон Мильнер возвратился в предместье Ковингтон. Придя в гостиницу ко второму завтраку, он ничего не сказал Тому Краббу о той неловкости, которую тот, очевидно, совершил, и, решив ничем не выказывать ему своего неудовольствия, провел с ним остаток дня.

На следующее утро в восемь часов оба они отправились к реке и, перейдя висячий мост, стали подниматься вверх по городским улицам.

Национальный конкурс скота происходил в его северо-западной части, в Спринг-Грове. Туда уже массами стекалась публика, которая, что не ускользнуло от Джона Мильнера, не проявляла никаких признаков волнения и беспокойства. Со всех сторон спешили веселые и шумные группы людей, любопытство которых, - они это знали, - должно было быть вскoре удовлетворено.

Возможно, Джон Мильнер думал, что еще до своего появления в Спринг-Грове Том Крабб будет узнан по своему исключительному росту и дородности. Черты его лица, его фигура столко уже раз воспроизводились фотографами и пользовались такой популярностью во всех даже самых захолустных городках Союза! Но нет! Никто им здесь не занимался, никто на него не оборачивался, никто и не подозревал, что этот колосс, приравнивавший свои шаги к шагам Джона Мильнера, был не только знаменитым боксеров-бойцом, но еще и партнером матча Гиппербона, тем самым, которого игральные кости отправили в тридцать пятую клетку, в штат Огайо, в город Цинциннати.

Было девять часов, когда они дошли до Спринг-Грова. Место, где происходил конкурс, было уже битком набито публикой. К шуму, производимому зрителями, присоединялись еще мычание, блеяние и ворчание животных, из которых избранные счастливцы должны были фигурировать на страницах официальных списков награжденных.

Там были собраны великолепные представители овец и свиней самых лучших пород, а также молочных коров и быков.

Более четырехсот тысяч экземпляров высылает ежегодно Америка в Англию. Там восседали рядом с известнейшими скотоводами и "короли рогатого скота", пользующиеся почетом наряду с наиболее уважаемыми гражданами Соединенных штатов. В центре помещалась эстрада, на которой должны были фигурировать выставленные экземпляры.

В эту минуту Джону Мильнеру пришла в голову мысль растолкать толпу, устремиться к эстраде, ввести на нее своего спутника и громко крикнуть:

- Вот Том Крабб, чемпион Нового Света, второй партнер матча Гиппербона!

Какое громадное впечатление должно было произвести неожиданное появление на эстраде перед взволнованной публикой этого героя дня!

И, толкая Тома Крабба вперед, двигаясь как на буксире у этого колосса, он растолкал ряды зрителей и собрался уже вскочить на эстраду. . .

Но места на эстраде не оказалось, оно было занято... И кем?.. Свиньей, громаднейшей свиньей, колоссальным продуктом двух американских пород "полэнтчайн" и "ред-джерси", трехлетней свиньей, проданной за двести пятьдесят долларов еще тогда, когда она весила тысячу триста двадцать фунтов, совершенно феноменальной свиньей длиной около восьми футов, а высотой около четырех, причем окружность ее шеи равнялась шести футам, корпуса - семи с половиной, вес же ее в данный момент составлял тысячу девятьсот пятьдесят четыре фунта! Вот этот-то образец семейства "суилльенн" и был привезен из Техаса!.. Это о его приезде было напечатано на всех афишах Цинциннати!.. Это на нем сосредоточилось в этот день все внимание публики!.. Это его привел на эстраду при громких рукоплесканиях счастливый владелец!

Так вот перед какой новой звездой померкла звезда Тома Крабба! Перед чудовищно колоссальной свиньей, которая должна была быть премирована на конкурсе Спринг-Грова!..

Сраженный такой неожиданностью, Джон Мильнер остановился, попятился. Потом, сделав знак Тому Краббу следовать за собой, отправился обратно в отель, выбирая самые пустынные улицы, и, разочарованный, пристыженный, заперся в своей комнате и весь день не выходил из гостиницы. И если когда-нибудь городу Цинциннати представлялся случaй вернуть себе название города Поркополиса (Поркополис - Свиногород.), которое у него отнял Чикаго, то это было именно 30 мая 1897 года!

Глава III

ЧЕРЕПАШЬИМ ШАГОМ

"Получена от мистера Германа Титбюри из Чикаго сумма в триста долларов - уплата штрафа, к которому он был приговорен судом 14-го числа текущего месяца за нарушение закона, касающегося спиртных напитков.

Коле, штат Мэн, 19 мая 1897 года.

Секретарь

Вальтер Фик"

Таким образом, Герману Титбюри пришлось подчиниться наложенному на него взысканию, несмотря на его упорное сопротивление, продолжавшееся вплоть до 19 мая. Когда эта сумма была наконец уплачена, личность третьего партнера установлена и доказано, что действительно мистер и миссис Титбюри путешествовали под фамилией Филд, судья Р. Т. Ор-дак, продержав их три дня в тюрьме, нашел возможным этим удовольствоваться.

И пора было!

В этот день, 19-го числа, в восемь часов утра нотариус Тор-нброк произвел шестое метание костей и заинтересованного партнера уведомил телеграммой в Кале.

Жители этого маленького городка, оскорбленные тем, что один из партнеров матча Гиппербона скрывался под вымышленным именем, не проявили по его адресу никаких теплых чувств и даже подсмеивались над его неудачей. Очень довольные вначале тем, что я- штате Мэн именно их город Кале был пунктом, выбранным покойным Гиппербоном, они не могли простить обладателю голубого флажка, что он не сказал своего настоящего имени в первый же день своего приезда в город. Вот почему, когда настоящее имя его стало наконец известно, оно не произвело никакого впечатления. Как только сторож открыл ему двери тюрьмы, Герман Титбюри направился в гостиницу. Никто его не провожал, никто не оборачивался посмотреть на него, когда он шел по улице. Надо сказать, что чета эта не очень дорожила приветствиями толпы, которые так любил Гарри Кембэл, и желала только одного - как можно скорее уехать из Кале.

Было девять часов утра, и им надо было ждать еще три часа до того момента, когда они смогут отправиться, наконец в телеграфную контору. Вот почему у мистера и миссис Титбюри нашлось время, пока они пили свой утренний чай, заняться приведением в порядок своих счетов.

- Сколько мы истратили со дня нашего отъезда из Чикаго? - спросил супруг.

- Восемьдесят восемь долларов и тридцать семь центов, - ответила его супруга.

- Так много?

- Да, и это при том, что мы совершенно не тратили зря денег во все время пути.

Всякий, у кого в жилах не текла кровь Титбюри, был бы очень удивлен такой незначительной цифрой расходов. Но правда и то, что эту сумму должны были еще значительно увеличить взысканные с них триста долларов штрафа, которые произвели довольно значительное кровопускание в кассе супругов.

- Только бы телеграмма, которую мы ждем сегодня из Чикаго, не заставила нас отправиться на другой конец территории! - проговорил со вздохом мистер Титбюри.

- Придется, во всяком случае, этому подчиниться, - решительным тоном объявила миссис Титбюри.

- Я предпочел бы отказаться...

- Опять! - вскрикнула властная матрона. - Чтобы это было в последний раз, Герман! Чтобы ты больше никогда не говорил о том, что хочешь отказаться от возможности выиграть шестьдесят миллионов долларов!

Наконец три часа прошли, и без двадцати минут двенадцать чета Титбюри появилась в почтовой конторе, горя нетерпением узнать, что ее ожидало. Все-таки пять-шесть любопытных пришли туда на них посмотреть.

Какое невнимание по сравнению с оказанным другим партнерам матча вниманием в Форте Рилей, в Остине, в Санта-Фе, в Милуоки и в Ки-Уэсте, где перед окошечком телеграфного бюро всегда толпились любопытные!

- Телеграмма мистеру Герману Титбюри из Чикаго, - проговорил телеграфный чиновник.

Тот, к кому он обращался, почувствовал такой прилив cлабости в момент, когда решалась его судьба, что колени его подогнулись, язык отказался повиноваться, и он не мог произнести ни слова.

- Здесь! - ответила за него миссис Титбюри, толкая своего мужа к окошечку.

- Вы именно тот, кому адресована эта телеграмма? - спросил телеграфный чиновник.

- Тот ли? Ну, разумеется, тот самый! - вскричала миссис Титбюри.

- Тот самый, - ответил наконец третий партнер. - Можете об этом справиться у судьи Ордака... Мне это достаточно дорого обошлось, чтобы ко мне больше не приставали с заверением собственной личности!

Действительно, никакого сомнения на этот счет быть не могло. Телеграмма была передана миссис Титбюри, которая ее и распечатала, так как дрожащие руки ее мужа не могли этого сделать,

И вот что она прочла голосом, который все слабел и слабел, а последние произнесенные ею слова были почти совсем не слышны:

Герману Титбюри.

Два очка, из одного и одного. Грэйт-Солт-Лейк-Сити, штат Юта.

Торнбронк

Чета почти лишилась чувств, и при сдержанных насмешках присутствующих их усадили на одну из стоявших в конторе скамеек.

В первый раз двумя очками - из одного и одного - быть отправленным во вторую клетку, в глубь штата Мэн, а во второй раз - опять двумя очками, из одного и одного - отправиться в четвертую клетку, в штат Юта!.. Всего четыре очка в два раза! И в довершение всего, после переезда из Чикаго на одну из окраин Союза отправляться на другую, противоположную его окраину, западную!

Когда прошли несколько первых минут слабости - надо признаться, слабости весьма понятной, - миссис Титбюри выпрямилась и, снова преобразившись в решительную особу, главу семьи, взяла своего мужа под руку и потащила его по улицам к гостинице Сэнди-Бар.

Нет! Неудача их чересчур преследовала! Как опередили их за это время остальные партнеры - Том Крабб, Макс Реаль, Гарри Кембэл, Лисси Вэг, не говоря уже о командоре Уррикане! Они все носились, как зайцы, а эти Титбюри ползли, как черепахи!.. К тысячам миль, которые они уже сделали по дороге от Чикаго до Кале, им надлежало прибавить еще две тысячи двести миль, которые отделяли Кале от Грэйт-Солт-Лейк-Сити!

Но, в конце концов, если Титбюри решат не уходить из матча, то им надо не задерживаться в Кале и ограничиться несколькими днями отдыха в Чикаго, так как до их появления в штате Юта в их распоряжении около двух недель, с 19 мая по 2 июня. Но госпожа Титбюри и слышать не хотела о том, чтобы ее муж вышел из партии, а потому в тот же день с первым же поездом чета уехала из Кале, сопровождаемая всеми пожеланиями, которыми население награждало... их конкурентов. После такой неудачи ставка на третьего партнера, если у него таковая и была, безусловно упадет до смехотворного и голубой флаг перестанет "играть".

Несчастной чете не пришлось, впрочем, заботиться о своем маршруте, так как надо было снова взять тот, который их доставил в штат Мэн. По приезде же в Чикаго в их распоряжении будут поезда Тихоокеанской дороги, прибывающие через Омаху, Грейнджер и Огден в столицу штата Юта.

После полудня маленький городок Кале освободился от присутствия этих несимпатичных людей, имевших всегда такой унылый, недовольный вид. Жители надеялись, что различные случайности, связанные с благородной игрой Американских Соединенных штатов, их в Кале не вернут. Эту надежду, безусловно, разделяли и сами пострадавшие.

Через сорок восемь часов, проведенных в дороге, Титбюри добрались до Чикаго, утомленные переездами, которые были тяжелы для их возраста. Им пришлось даже провести несколько дней в своем доме на Робей-стрит, так как мистер Титбюри дорогой захворал острым ревматизмом, свойственным его годам, который он обычно лечил полным презрением (особый вид дешевого лечения, так гармонировавший с его врожденной скаредностью). Но на этот раз ноги действительно отказывались поддерживать хозяина, и с вокзала его пришлось перенести в дом на руках.

Само собой разумеется, что газеты не замедлили известить о его приезде. Репортеры газеты Штаат-Цейтунг, относившиеся к нему сочувственно, явились с визитом. Увидев же, в каком состоянии он находится, они предоставили его преследовавшей его неудаче. Агентства не находили желающих даже и при ставке семь против одного.

Но все забыли принять в расчет Кэт Титбюри, бой-бабу, которая очень скоро снова проявила себя. Ревматические боли мужа она принялась лечить не равнодушием, а силой. С помощью своей прислуги, этого драгуна в юбке, она растирала ревматика так энергично, что тот едва не лишился кожи на ногах! Никогда никакая скребница не чистила так ни лошади, ни осла. Нечего прибавлять, что ни доктор, ни аптекари не принимали в этом деле никакого участия, но возможно, что больной остался от этого только в выигрыше.

В общем, чета запоздала всего только на четыре дня, и 23-го начались приготовления к дальнейшему путешествию. Пришлось вынуть из кассы кредитные билеты на сумму в несколько тысяч долларов, и 24-го утром муж и жена снова отправились в путь, имея в своем распоряжении достаточно времени, чтобы в назначенный срок прибыть в столицу мормонов.

Из Чикаго железная дорога идет прямо в Омаху, оттуда - в Огден и дальше, вплоть до Сан-Франциско.

В конце концов чета Титбюри должна была быть счастлива тем, что ее не отослали куда-нибудь в Калифорнию: их путь удлинился бы тогда на целую тысячу миль.

28 мая после полудня они прибыли в Огден, важную станцию, откуда добавочная железнодорожная ветвь ведет в Грэйт-Солт-Лейк-Сити.

Там произошла встреча, спешу пояснить, не двух поездов, но двух партнеров матча Гиппербона, встреча, которая повлекла за собой весьма странные последствия.

В этот самый день в полдень Макс Реаль, возвращаясь из Национального парка, остановился в Огдене, откуда на следующий день, 29 мая, намеревался поехать в Шайенн, чтобы узнать о результатах третьего метания игральных костей. И вот, прогуливаясь по платформе вокзала, он неожиданно наткнулся на Германа Титбюри, того самого Титбюри, в обществе которого он следовал за погребальной колесницей Вильяма Гиппербона, а потом сидел в зале Аудиториума во время чтения завещания эксцентричного покойника.

На этот раз чета Титбюри не ришилась путешествовать под вымышленной фамилией. Супруги не хотели вновь подвергаться тем неприятностям, которые потерпели в Кале, и если бы мистер Титбюри нашел возможность не называть себя во время пути, то, разумеется, по приезде в гостиницу города Грэйт-Солт-Лейк-Сити он не замедлит расписаться своим настоящим именем. Незачем, не правда ли, разглашать во время пути об ожидавшем его наследстве в триста миллионов франков! Достаточно будет сказать об этом в самой столице штата Юта, а если бы там попробовали его эксплуатировать, он сумеет себя защитить.

Поэтому можно представить себе, как он был неприятно изумлен, когда в присутствии нескольких пассажиров, вышедших вместе с ним из вагона, кто-то назвал его по имени.

- Если я не ошибаюсь, с господином Германом Титбюри из Чикаго, моим конкурентом в матче Гиппербона, я имею удовольствие сейчас говорить?

Чета вздрогнула от неожиданности. Видимо недовольный этим вопросом, обращавшим на них внимание публики, мистер Титбюри обернулся и сделал вид, что совершенно не помнит этого молодого человека, хотя прекрасно его узнал.

- Вероятно вы ошиблись, - ответил он, - я не тот, за кого вы меня принимаете.

- Извините, - возразил молодой художник, - я не мог ошибиться! Мы были вместе на знаменитых похоронах... в Чикаго... Макс Реаль, первый партнер...

- Макс Реаль?.. - переспросила миссис Титбюри таким тоном, точно она слышала это имя впервые.

Тогда Макс Реаль, которого это начинало раздражать, сказал:

- Что же, в конце концов, все это значит? Разве вы не Герман Титбюри из Чикаго?

- Но, - ответил тот, - по какому праву вы позволяете себе спрашивать меня?

- А, так вы вот как это принимаете? - воскликнул Макс Реаль, надевая шляпу. - Вы не желаете быть больше мистером Титбюри, одним из "семерых", который сначала был послан в штат Мэн, а потом в Юта... Ну что ж! Дело ваше!.. Что касается меня, то я Макс Реаль и возвращаюсь из Канзаса, из Вайоминга. А теперь - добрый вечер.

И так как поезд в Шайенн отправлялся через одну-две минуты, он бросился в один из вагонов, сопровождаемый Томми, оставив на перроне изумленную чету, посылавшую проклятия этим ни на что не годным людям, художникам.

В эту минуту какой-то человек, не без интереса следивший издали за этой маленькой сценой, подошел к мистеру и миссис Титбюри. Он был одет с некоторой изысканностью, на вид ему можно было дать лет около сорока; лицо - приятное, открытое, могущее внушить полное доверие даже самым подозрительным людям.

- Вот невежа, который заслужил хорошего урока за свою дерзость, - проговорил он с легким поклоном по адресу миссис Титбюри, - и если бы только я не боялся вмешаться в дела, которые меня не касаются...

- Очень вам благодарен, - ответил Титбюри, польщенный, что такой элегантный господин выражал желание за него заступиться.

- Но, - продолжал этот изящный незнакомец, - разве это действительно Макс Реаль, ваш партнер?

- Да... мне кажется... действительно... - ответил мистер Титбюри. - Хотя я его почти не знаю...

- В таком случае, - прибавил незнакомец. - я ему желаю всевозможных неприятностей за то, что он позволил себе говорить таким тоном с людьми, заслуживающими всякого уважения, а вам желаю победить его в этой партии... Его, а также и всех других, само собой разумеется!

Нужно было быть настроенным очень враждебно ко всем людям, чтобы не отнестись сочувственно к человеку, выказывавшему такую любезность и в такой мере интересовавшемуся успехом мистера и миссис Титбюри.

Кто же был этот незнакомец? Мистер Роберт Инглис из Грэйт-Солт-Лейк-Сити, собиравшийся в тот же день туда возвратиться, коммивояжер одного торгового предприятия, который прекрасно знал всю округу, изъездив ее вдоль и поперек в течение нескольких лет. Вот почему, объявив свое имя и свою профессию, он галантно предложил чете Титбюри свои услуги в качестве проводника, обещая найти гостиницу по их вкусу.

Разве можно было отказаться от такого предложения мистера Роберта Инглиса, который им к тому же заявил, что он ассигновал большую сумму денег, держа пари за успех третьего партнера! А потому, взяв небольшой багаж четы Титбюри, мистер Инглис последовал за ней в один из вагонов поезда, который уходил через несколько минут из Огдена. Мистер Титбюри был особенно тронут тем, что мистер Роберт Инглис выражал готовность расправиться с Максом Реалем так, как тот, по его мнению, заслуживал. Вообще, он мог только поздравить себя с тем, что судьба послала им такого любезного товарища по путешествию, готового служить проводником в столицу штата Юта.

Таким образом, все складывалось как нельзя лучше. Путешественники сели в вагон, и можно с уверенностью сказать, что никогда еще время не летело для них так быстро, как в течение этого переезда длиной в пятьдесят с чем-то миль.

В беседе мистер Инглис оказался настолько же интерес ным, насколько и неистощимым. Что, по-видимому, особенно понравилось очаровательной миссис Титбюри, так это то, что их новый знакомый оказался сорок третьим по счету ребенком в семье мормонов, само собой разумеется, родившимся до того, как полигамия (Полигамия - многоженство.) была запрещена декретом президента Соединенных штатов.

Это не должно никого удивлять, так как апостол Герберт Кимлеб, первый советник церкви, умирая, оставил тринадцать жен и пятьдесят трех детей. Нужно надеяться, что репортер Трибуны Гарри Кембэл, если бы судьба перенесла его в штат Юта, никогда не стал бы брать пример с своего однофамильца. К тому же эти два имени пишутся не совсем одинаково, а главное то, что в Грэйт-Солт-Лейк-Сити полигамия в настоящее время окончательно запрещена.

Если этот разговор нравился Титбюри, то именно потому, что нельзя было себе представить собеседника более очаровательного, чем мистер Инглис. Он рассказал об Иосифе Смите, который в 1830 году почувствовал себя пророком и нашел золотые таблички, на которых были написаны божественные законы мормонизма, но вскоре затем был умерщвлен. Инглис в трогательных дифирамбах рассказал о Бригаме Юнге, папе и главе церкви, который, не считаясь ни с усталостью, ни с опасностями, перевел членов общины в местность, смежную с Грэйт-Солт-Лейк-Сити, где в 1847 году основал Новый Иерусалим.

Но преследование "верных" становилось все интенсивнее и в "святом" городе, так как федеральное правительство прекрасно поняло (это Роберт Инглис скрыл), что штат Юта стремится главным образом к тому, чтобы сделаться независимым, а не к тому, чтобы культивировать религиозные убеждения секты. Вот почему в 1851 году генерал Грант заключил папу и апостолов в тюрьму.

- О, друзья мои! - вскричал Роберт Инглис, и в голосе его звучали такие растроганные нотки, что они вызвали слезы на глазах миссис Титбюри. - Если бы вы знали Бригама Юнга, нашего всеми почитаемого папу, если бы видели его волосы, зачесанные хохолком, его седеющую бороду, обрамляющую щеки и подбородок, его глаза, похожие на глаза рыси, если бы вы знали Джорджа Смита, двоюродного брата пророка, написавшего историю церкви, и Даниэля Уэлса, второго советника, и Элизу Сноу, одну из духовных жен папы...

- Она была хорошенькая? - спросила миссис Титбюри.

- Страшно безобразная. Но что значит красота для женщины?! - ответил Роберт Инглис, и та, которой он говорил, слегка улыбнулась одобрительной улыбкой.

- А каких лет теперь Бригам Юнг? - спросил мистер Титбюри.

- Никаких, потому что он уже умер, но если бы он жил, ему было бы сто два года.

- А вы, мистер Инглис? - спросила после маленькой паузы госпожа Титбюри. - А вы сами - женаты?

- Я, дорогая госпожа Титбюри? Но для чего теперь жениться, раз полигамия запрещена; Справляться с одной женой труднее, чем с пятьюдесятью.

И мистер Инглис засмеялся так заразительно, что чета Титбюри не могла не присоединиться к его веселью.

Территория Огденской ветки очень плоская и бесплодная; почва ее - из песка и глины, смешанных с солончаками, покрывающими его поверхность беловатым налетом, как это можно видеть в обширной пустыне на западном побережье озера. Там растет только тимьян, шалфей, розмарин, дикий вереск и громадное количество подсолнухов с желтыми цветами. На востоке поднимаются далекие окутанные туманом вершины горной цепи Уасэг.

В половине восьмого поезд остановился у платформы Грэйт-Солт-Лейк-Сити.

"Великолепный город!" сказал Роберт Инглис. И, конечно, спутник четы Титбюри не позволит своим новым друзьям уехать прежде, чем они его хорошо не осмотрят, город с пятидесятитысячным населением (пять тысяч он, между прочим, прибавил). Великолепный город,, - повторил он, - обрамленный на востоке великолепными горами и соединенный великолепным Иорданом с великолепным Соленым озером; город, отличающийся необыкновенно здоровым климатом, с домами и коттеджами, окруженными массой зелени, огородами, плодовыми садами, засаженными яблонями, сливовыми, абрикосовыми и персиковыми деревьями, дающими лучшие во всем мире плоды! А по обеим сторонам улиц великолепные магазины, каменные здания, такие великолепные! Все его памятники представляют собой великолепные образцы мормонской архитектуры. Великолепный дом президента, в котором проживал когда-то сам Бригам Юнг, великолепный табернакль (Табернакль - походный храм древних евреев.), чудо архитектурного искусства, строение, где могли свободно помещаться восемь тысяч "верных". А в былые времена какие происходили великолепные церемонии, во время которых папа и его апостолы восседали на великолепной эстраде, окруженными святыми - мужчинами, женщинами и детьми! В общем, все сплошь великолепие.

Нужно сознаться, что из любви к своему родному городу мистер Инглис допускал в своем рассказе некоторые преувеличения. Город Грэйт-Солт-Лейк-Сити не заслуживает таких похвал. Он слишком велик для своих жителей, и если он обладает некоторыми природными красотами, то художественные красоты в нем совершенно отсутствуют.

Что же касается знаменитого табернакля, то, по правде сказать, он производит впечатление крышки громадного парового котла, положенной на землю.

Во всяком случае, не могло быть речи о том, чтобы осматривать Грэйт-Солт-Лейк-Сити в этот самый вечер. Необходимо было прежде всего выбрать гостиницу, и так как господин Титбюрй не желал и слышать о каких-нибудь высоких ценах, то его проводник предложил ему поместиться вне самого города, в Чип-Отеле, или, иначе говоря, в Дешевой гостинице.

При этом названии и муж и жена почувствовали себя вполне успокоенными и довольными. Потом, оставив чемодан на вокзале, с тем что они придут за ним, если Чип-Отель им понравится, они последовали за мистером Инглисом, выразившим желание нести сумку и плед "прелестной и почтенной дамы".

Спустившись в нижние кварталы города, где супруги Титбюрй не могли ничего видеть, так как была уже почти ночь, и дойдя до правого берега реки, которую мистер Инглис назвал Крессент-Ривер, они прошли около трех миль.

Возможно, что чета Титбюрй нашла этот путь немного длинным, но при мысли, что гостиница окажется тем дешевле, чем дальше она будет от города, они, конечно, не жаловались.

Наконец около половины девятого, когда их окутала уже абсолютная темнота, так как небо было все в тучах, путешественники подошли к крыльцу дома, о внешности которого они в темноте не могли судить.

Спустя несколько минут хозяин гостиницы, надо сознаться, малый довольно-таки жуткого вида, провел их в комнату нижнего этажа с выбеленными известкой стенами; мебель ее составляли кровать, стол и два стула. .Они нашли это вполне достаточным и поблагодарили мистера Инглиса, который простился с ними, обещав прийти на следующий день утром.

Очень утомленные, мистер и миссис Титбюрй, поужинав остатками провизии, которые они нашли в своей дорожной сумке, легки спать. Вскоре они крепко заснули, и оба видели во сне, что предсказание милейшего мистера Инглиса сбылось и что следующее метание костей давало им возможность обогнать на несколько клеток своих соперников.

Они проснулись в восемь часов утра и чувствовали себя вполне отдохнувшими; оделись не спеша, так как им нечего было делать в ожидании прихода своего проводника, чтобы в его обществе осмотреть город. Это не означало, конечно, что они были любознательны по природе, о нет! Но как отказаться от любезного предложения Роберта Инглиса, который хотел показать им все чудеса великого мормонского города!

Было уже девять часов. Никто не являлся. Мистер и миссис Титбюри, совсем одетые, готовые отправиться на прогулку, стояли у окна и смотрели на большую дорогу, которая шла мимо Чип-Отеля.

Дорога эта, как им объяснил накануне их любезный чичероне (Чичероне - проводник.), в прежние времена была дорогой эмигрантов. Она шла по берегу Крессент-Ривер, и по ней тянулись когда-то целые фургоны, наполненные товарами, предназначенными для лагерей первых пионеров (переселенцев). Эти фургоны были запряжены волами, которыми правил специальный погонщик, и, для того чтобы проехать расстояние от Нью-Йорка до западной территории Союза, требовалось несколько месяцев.

Чип-Отель находился, очевидно, в очень уединенном месте, так как, высовываясь из окна, мистер Титбюри не видел ни одного дома ни на этом, ни на противоположном берегу реки. Ничего, кроме темной зелени сосновых лесов, покрывавших склоны высокой горы.

В десять часов все еще никого не было. Мистер и миссис Титбюри начали волноваться, притом они уже испытывали голод.

- Пойдем куда-нибудь, - сказала жена.

- Хорошо, пойдем, - сказал он.

Они открыли дверь своей комнаты и очутились в большом зале деревенского кабачка, дверь которого выходила на дорогу.

На пороге виднелись двое плохо одетых мужчин. Вид их не внушал доверия. Их глаза были затуманены джином, и казалось, они стояли на страже у слегка приотворенной двери.

- Выход запрещен!

Это восклицание, сделанное грубым тоном, относилось к господину Титбюри.

- Как?! Нельзя выйти?

- Нельзя... не заплатив.

- Не заплатив?!

Из всех слов английского языка это было то, которое звучало особенно неприятно для мистера Титбюри.

- Заплатить?! - повторил он. - Заплатить, чтобы иметь право выйти?! Вы шутите!..

Миссис Титбюри, охваченная в первую минуту невольным страхом, иначе взглянула на положение и спросила:

- Сколько?

- Три тысячи долларов!

Этот голос... Она его узнала... Это был голос Роберта Инглиса, который в этот момент появился на пороге гостиницы.

Но господин Титбюри, менее проницательный, чем его жена, все еще хотел обратить это дело в шутку.

- Э, - воскликнул он, - а вот и наш друг!

- Собственной своей персоной, - ответил тот.

- И все в таком же хорошем настроении?

- Все в таком же.

- Не правда ли, очень забавно это требование трех тысяч долларов!

- Что поделать, мой милейший мистер Титбюри, - ответил мистер Инглис, - такова цена одной ночи в Чип-Отеле.

- Вы это серьезно? - просила миссис Титбюри бледнея.

- Очень серьезно, миссис Титбюри.

Ее супруг в порыве гнева попытался было проскочить в дверь.

Две сильные руки тяжело опустились на его плечи и приковали к месту.

Этот Роберт Инглис был просто-напросто одним из тех негодяев, которых так много встречается в отдаленных местностях Союза, где они ждут подходящих весьма нередких удобных случаев. Уже не один путешественник был обобран этим якобы сорок третьим ребенком мормонской семьи при содействии таких участников, как эти два индивидуума, стоявшие у дверей Чип-Отеля. Попав на след подходящей для Него жертвы, он предложил свои услуги супругам Титбюри и, удачно выведав от них в разговоре, что они везут с собой три тысячи долларов - весьма неосторожное признание, надо сознаться, - завел их в этот уединенный кабачок, где они были теперь всецело в его власти.

Мистер Титбюри это понял, но слишком поздно.

- Послушайте, - сказал он, - я требую, чтобы вы нас немедленно отсюда выпустили! У меня в городе дела...

- Не ранее второго июня, когда вы должны будете получить телеграмму, а сейчас только двадцать девятое мая.

- И вы предполагаете задержать нас здесь еще в течение целых пяти дней?

- Возможно даже долее, возможно даже значительно долее, - ответил любезный джентльмен, - если только вы не уплатите мне три тысячи долларов кредитными билетами одного из банков Чикаго.

- Негодяй!

- Я говорю с вами вежливо, - заметил мистер Инглис, - будьте добры говорить также и самною, мистер Голубой флаг!

- Но эти деньги... это все, что я имею.

- Такому богачу, как Герман Титбюри, будет очень легко выписать из Чикаго столько, сколько ему понадобится... Касса его в прекрасном состоянии!.. Заметьте, дорогие, что эти три тысячи долларов вы имеете сейчас при себе и что я легко мог бы вынуть их из вашего кармана. Но, клянусь Ионафаном, мы не воры. Таковы цены Чип-Отеля, и вам придется этому подчиниться.

- Никогда!

- Как угодно.

После этих слов дверь снова заперли, и супруги оказались заключенными в низкой комнате гостиницы.

Какие проклятия посылали они этому ужасному путешествию, связанному с ним утомлению, не говоря уже об опасности, которой они подвергались! После штрафа, уплаченного в Кале, теперь этот грабеж в Грэйт-Солт-Лейк-Сити! И какое несчастье, что они встретили этого бандита Инглиса!

- Нашими бедами мы обязаны негодяю Реалю! - вскричал мистер Титбюри. - Мы не хотели называть себя до приезда в этот город, а эта дрянь кричала наше имя на весь вокзал Огдена, где было столько народу! И нужно было, чтобы такой бандит оказался там же и услышал все! Но что же нам теперь делать?

- Пожертвовать этими тремя тысячами долларов, - сказала миссис Титбюри.

- Никогда!.. Никогда!

- Герман!.. - Это было все, что сказала его властная супруга.

В конце концов необходимость все равно заставила бы это сделать. Как бы ни упрямился мистер Титбюри, злоумышленники сумели бы принудить его принести эту жертву. И если они, вырвав насильственным путем эти деньги, бросили бы его потом вместе с миссис Титбюри в реку, кого бы обеспокоила участь каких-то приезжих, присутствие которых в гостинице Чип-Отель никому в городе не было известно?

Но мистер Титбюри все-таки пытался противиться. Может быть, кто-нибудь придет им на помощь... Может быть, покажется на дороге отряд полиции или, по крайней мере, прохожие, которых он подзовет к окну... Тщетная надежда! Через несколько минут супруги были отведены в комнату, окно которой выходило во внутренний двор.

Свирепого вида хозяин гостиницы принес им какую-то еду. Без сомнения, за тысячу долларов в день можно предоставить в Чип-Отеле не только постель, но и некоторое питание!

Двадцать четыре часа... сорок восемь часов прошли в таких условиях! Трудно сказать, какое бешенство овладело заключенными! К тому же им не представилось даже случая увидеть снова мистера Инглиса, который держался теперь, очевидно, в стороне, делая вид, что он не оказывает на приезжих какого-либо давления.

Наконец на всех календарях Союза появились слова "первое июня". На другой день около полудня третий партнер обязан был явиться в телеграфную контору Грэйт-Солт-Лейк-Сити. Если бы его присутствие там не было зарегистрировано, то он потерял бы все права на дальнейшее участие в партии, такой неудачной для носителя голубого флага!

Нет!.. Мистер Титбюри не хотел уступать... Он не уступит... Но, взволнованная всеми этими отсрочками, в дело вмещалась миссис Титбюри и на этот раз проявила такую силу убеждения, что ее воля не могла не восторжествовать. Предположим, что мистер Титбюри по капризу игральных костей был бы отослан в "лабиринт", в "колодец" или в тюрьму, разве ему не пришлось бы платить двойного и тройного штрафа? И что же? Разве он стал бы протестовать, отказываться? Нет!.. Ну, и в данном случае ничего другого не оставалось, как покориться, потому что если он крепко цепляется за свои деньги, то еще важнее крепко защищать свою жизнь, а их жизнь в руках этих злоумышленников. В общем... ничего другого не оставалось, как заплатить.

Мистер Титбюри сопротивлялся еще до семи часов вечера в надежде, что судьба пошлет ему кого-нибудь на помощь, но этого не случилось, а ровно в половине восьмого в дверях появился мистер Инглис, как нельзя более вежливый и любезный.

- Завтра - торжественный день, - сказал он, - и было бы хорошо, если бы сегодня вечером вы перебрались в Грэйт-Солт-Лейк-Сити.

- Но кто же этому мешает, как не вы? - воскликнул мистер Титбюри, задыхаясь от злобы.

- Я? - повторил мистер Инглис улыбаясь. - Да ведь для этого достаточно, чтобы вы заплатили по счету...

- Вот, - проговорила миссис Титбюри, протягивая мистеру Инглису пачку кредитных билетов, которые ее муж передал ей со смертельной мукой в душе.

Мистер Титбюри почти потерял сознание, уведев, как этот негодяй пересчитывал деньги, и ничего не нашелся ответить, когда бандит сказал:

- Мне нет надобности давать вам в этих деньгах расписку, но не бойтесь, я ими расплачусь за вас в гостинице. А теперь мне остается пожелать вам доброго вечера и такой удачи, которая дала бы вам возможность выиграть миллионы Гиппербона.

Выходная дверь оказалсь отпертой, и чета стремительно выбежала из гостиницы.

Было совсем почти темно и очень трудно ориентироваться в местности. Как же указать полиции тот пункт, где произошла эта трагикомическая сцена? Но в данную минуту нужно было спешить в город, огни которого виднелись вдали, на берегу Крессент-Ривер. Через какой-нибудь час чета Титбюри дошла до Нового Сиона и вошла в первый попавшийся отель. Ни один, конечно, не мог бы оказаться таким дорогим, как Чип-Отель.

На следующее утром, 2 июня, мистер Титбюри явился в контору шерифа, чтобы принести ему свою жалобу и потребовать, чтобы его агенты отправились на поиски Роберта Инглиса. Может быть, они успели бы отнять у него эти три тысячи долларов!

Шериф, судья интеллигентного вида, выслушал жалобу с большим участием. К несчастью, мистер Титбюри мог дать только очень неясные указания, касающиеся этого кабачка. Его привели туда вечером, и он покинул его тоже вечером. Когда же он стал говорить о Чип-Отеле, находившемся на берегу Крессент-Ривер, то шериф ответил, что не знает никакой гостиницы и кабачка с таким названием и что реки Крессент-Ривер в стране не существовало. Было очень трудно поймать злоумышленника, который, наверно, успел уже убежать вместе со своими соучастниками. Посылать же за ними вдогонку целую бригаду сыщиков бессмысленно: в лесистой и гористой стране это все равно ни к чему бы не привело.

- Вы сказали, мистер Титбюри, - обратился к нему шериф, - что имя этого человека...

- Инглис.... Имя этого мерзавца - Роберт Инглис..

- Да... то есть это то имя, которое он вам дал?.. Но сейчас я уже не сомневаюсь, что дело идет о знаменитом Билле Арроле. Я узнаю его по манере действовать. Это не первый его опыт в этой области.

- И вы его до сих пор не арестовали? - с негодованием вскрикнул господин Титбюри.

- Нет еще, - ответил шериф, - мы сейчас находимся в периоде усиленных наблюдений... Когда-нибудь он все равно нам попадется...

- Слишком поздно для меня!

- Да... но для него вовремя, и он будет посажен на электрическое кресло... если только его не повесят.

- Но мои деньги, шериф, мои деньги?

- Что поделать!.. Нужно прежде всего задержать проклятого Билла Аррола, а сделать это не так-то просто!.. Все, что я могу вам обещать, мистер Титбюри, это прислать вам кончик веревки, если его повесят, ну, а с таким талисманом вы будете иметь все шансы выиграть партию!

Это было все, чего Титбюри мог добиться от оригинального шерифа мормонского города.

Глава IV

ЗЕЛЕНЫЙ ФЛАГ

Зеленый флаг принадлежал Гарри Кембэлу. Им обозначался путь его следования и прибытия в те или другие города штата, и выбран он был для четвертого партнера потому, что в солнечном спектре этот цвет занимает четвертое место.

Главный репортер газеты Трибуна был этим выбором очень доволен: ведь зеленый цвет считается цветом надежды!

Впрочем, с его стороны было бы неблагодарностью жаловаться на судьбу, которая ему покровительствовала и как туристу и как игроку. Будучи отослан первым ударом игральных костей в штат Нью-Мексико, он теперь десятью очками отсылался в двадцать вторую клетку, в Южную Каролину, на границу федеральной территории, в Чарлстон, крупнейший город штата. Он прекрасно знал, что держатели пари оспаривали его во всех агентствах, что на него был спрос на всех биржах, что ставка на него доходила до одного против девяти, ставка, о которой ни один из конкурентов еще никогда не слыхал, что повсюду его рекламировали как "любимца фортуны".

К счастью, покидая город Санта-Фе, репортер не слышал, как Изидорио, его весьма практичный возница, заявил, что не рискнул бы поставить на него и двадцать пять центов, поэтому он мог по-прежнему верить в свою счастливую звезду.

У него было впереди еще много времени, с 21 мая по 4 июня, для того чтобы доехать до Южной Каролины, а так как, начиная со станции Клифтон, путешествие должно было совершаться без всяких затруднений по железной дороге, то он, конечно, успел бы приехать в назначенное место к сроку.

21 мая Гарри Кембэл выехал из Санта-Фе. На этот раз ему не пришлось соблазнять своего нового возницу никакими большими кушами. Вечером он приехал на станцию Клифтон, откуда железная дорога, минуя параллель, служащую южной границей штата Колорадо, доставила его в Денвер, столицу этого штата.

Вот размышления, которым Тпредавался в это время Гарри Кембэл, и тот план, на котором он остановился, игнорируя замечание, сделанное ему почтенным мэром города Буффало, что он "принадлежит не себе, а всем тем, кто держит за него пари".

"Итак, я перенесся сюда, в одну из самых лучших, самых красивых провинций Союза, - говорил он себе. - Цепь Скалистых гор на западе, а на востоке равнины, отличающиеся необычайным плодородием... Земля, богатая свинцом, серебром и золотом, сквозь которую текут целые реки нефти... Территория, куда устремляются и эмигранты, привлеченные ее природными богатствами, и бездельники, которых соблазняют курорты с целебными источниками, здоровый климат, чистота атмосферы!.. Я лично еще не был знаком с этой изумительной страной, и теперь мне представляется случай ее изучить... Могу я рассчитывать на то, что случай меня снова сюда когда-нибудь направит?.. Это очень мало вероятно!.. С другой стороны, для того чтобы достигнуть Южной Каролины, мне предстоит проехать три или четыре штата, в которых я уже бывал... Они не дадут мне ничего нового... Поэтому будет всего лучше, если я посвящу штату Колорадо все то время, которое имеется в моем распоряжении... Раз я явлюсь в Чарлстон 4 июня ровно в полдень, то моим сторонникам не за что будет меня упрекнуть... К тому же я могу делать то, что мне нравится, и те, кто этим недоволен, могут..."

Вот почему, вместо того чтобы продолжать свое путешествие по железной дороге, идущей через Окли, Топику и Канзас, Гарри Кембэл сделал 21 мая остановку в столице Колорадо, в одном из наиболее комфортабельных отелей.

В этом штате он провел только пять дней, до вечера 26 мая, но, как это всем известно, газетный репортер в состоянии сделать в такой короткий срок то, что никто из смертных не мог бы проделать и в гораздо более длинный. Это вопрос профессиональной тренировки, и чтобы в этом убедиться, достаточно пробежать заметки, сделанные Гарри Кембэлом в его записной книжке, которыми он пользовался для своих статей, посылаемых в газету Трибуна.

"22 мая. Осматривал Денвер. Нарядный город с широкими тенистыми улицами, великолепными магазинами, напоминающими магазины Нью-Йорка и Филадельфии, церквами, банками, театром, концертным залом, большим зданием университета Дальнего Запада, с первоклассными гостиницами и шикарными ресторанами. Французская кофейня. Очень хорошо в этой французской кофейне.

Денвер был основан в 1858 году при слиянии рек Черри-Крик и Плат-Ривер. В 1859 году в нем было всего только три женщины. В том же году там родился первый ребенок, а двадцать лет спустя там было уже двадцать пять тысяч жителей и беспрерывно рос приток приезжих. В настоящее время там около ста семи тысяч душ.

Денвер считается городом, не имеющим себе соперников. Совершенно исключительный кислородный воздух на высоте четырех тысяч восьмисот семидесяти двух футов. На западе цепь гор Колорадо высотой в семь с половиной тысяч футов, зеленых у своего основания и с белыми вершинами. Вокруг города коттеджи. Если я выиграю партию, то построю себе такой коттедж на берегу Черрри-Крика - это восхитительное место для летнего пребывания. Заведу лошадей, экипажи, слуг - белых и черных...

Только что был хорошо принят губернатором штата, сенатором Эвансом. Выражал пожелание успеха и поздравлял. Держит пари за меня на большую сумму, и полагаю, что имеет на это основание".

"23 мая. Был в селениях горняков, превратившихся теперь в городки: Орориа, Голдн-Сити, Голдн-Гейт, Оро-Сити - имена, которые звучат красиво, но не так, однако, громко, как Ледвилл - город Свинца, извлекающий ежегодно до семидесяти тысяч тонн его, город, построенный недавно, но слишком отдаленный, чтобы я мог успеть его осмотреть".

"24 мая. Поезд перенес меня в Пуэбло (южное Колорадо), двигаясь все время вдоль громадной горной цепи. Важный промышленный центр, питаемый каменноугольными рудниками и нефтяными источниками. Приобрету один или два из них, если выиграю партию. Ехал через Колорадо-Спринг, так называемый "город миллионеров", славящийся своими ваннами и очень посещаемый больными или воображающими себя таковыми.

Видел любопытный Монумент-Парк с его архитектурными утесами и с изумительной панорамой. Колорадо занимает первое место в Соединенных штатах по добыче свинца, второе место по добыче серебра и золота (более ста двадцати миллионов в год) и третье по площади размером в сто четыре тысячи квадратных миль".

"25 мая. Вернулся из Швейцарии, - из американской Швейцарии, разумеется, - находящейся в восточной части горной цепи Колорадо. Это так же красиво, как и Национальный парк штата Вайоминг, красивее может быть, чем европейская Швейцария. Правда, что во мне говорит сейчас гражданин Соединенных штатов, но там действительно совершенно неописуемые по красоте парки - и на севере, и на юге, и в центре. Какое воспоминание осталось у меня от парка Фейр-Плей, окруженного величественными горами, среди которых гора Линкольн поднимается на четырнадцать тысяч футов над уровнем моря! Видел озера Близнецы в горном ущелье, где течет Арканзас. Эти два озера отделены друг от друга каменистыми моренами из обломков скал, причем длина одного озера две мили с половиной, а ширина - полторы мили, другого же - вдвое меньше. Хотел бы провести недели две в одном из хороших отелей в Дерри. Окончательно решил приобрести коттедж в Денвере и две каменноугольные копи в Колорадо, - все это на мои будущие миллионы... А почему не позволить себе приобрести еще какое-нибудь шале (Шале - хижина в швейцарском стиле.) на берегах озер Близнецов?

Видел колоссальные вершины цепи Скалистых гор, две вершины Сиерра-Мадре, находящиеся в самой возвышенной части Америки; эти Скалистые горы имеют в своем основании не менее трехсот семидесяти пяти лье. Вряд ли самые обширные государства Европы, за исключением России, могли бы их вместить. Подлинный становой хребет Северной Америки, составляющий с орографической системой Запада одну четверную часть всех Соединенных штатов! Соедините Альпы с Пиренеями и с Кавказом, и вы все-таки не получите горной цепи, равной по размерам цепи Скалистых гор.

Не имел времени отправиться к горе Сент-Круа, северной оконечности так называемой Национальной цепи. Но все же успел проникнуть через ворота Сада Богов в Сад Богов, находящийся в четырех милях от Колорадо, - Джанкшен. Тоже не сравнимый ни с каким другим парк, каменные глыбы которого кажутся окаменевшими великанами какой-то допотопной семьи гигантов. Прогуливался у подножия скалы Теокалес, напоминающей собой замок Бюрграв, только выстроенный на высоте двух с половиной тысяч футов - в воздухе.

Но нельзя запаздывать, однако, и забывать, что губернатор Колорадо и многие из его чиновников держат за меня пари! Поэтому я вернулся 26-го в Денвер и пошел снова взглянуть на место моего будущего коттеджа в тени великолепных деревьев на берегу Черри-Крика".

Гарри Кембэл в своих восхвалениях нисколько не преувеличивал достоинств столицы Колорадо и самого штата. Но каким количеством крови пропитана почва всей этой прекрасной страны! До 1867 года первым пионерам приходилось сражаться с шайеннами, арропахами, кэйсуэйсами, команчами, апашами, со всеми свирепыми племенами краснокожих, имевших таких начальников, как Черный Уголь, Белая Антилопа, Левая Рука, Вывихнутое Колено и Маленький Плащ! И разве можно когда-нибудь забыть о той страшной резне в окрестностях Санд-Крика, которая в 1864 году упрочила за белыми, ера жавшимися под начальством полковника Шивингтона, гос подство в этой стране.

День 26 мая Зеленый флажок провел в великолепной столице. В его честь в резиденции губернатора был назначен торжественный прием. Как известно, в Соединенных штатах человек ценится, главным образом, за его деньги, и в представлении жителей Колорадо, так же как и в его собственном, Гарри Кембэлл оценивался в шестьдесят миллионов долларов. Вот почему ему по заслугам был оказан торжественный прием любящими пышность американцами, у которых золото лежит не только в их кассах, карманах, но и в почве их страны и даже в названиях их главных городов!

На следующий день, 27 мая, четвертый партнер простился с губернатором и покинул город, напутствуемый шумными возгласами приветствий и пожеланий своих многочисленных сторонников. Из Денвера поезд направился в Форт Уолэс, пограничный город штата, потом пересек с запада на восток Канзас, проехал через Джефферсон-Сити, столицу штата Миссури, и, достигнув восточной границы его, вечером 28-го остановился на вокзале города Сент-Луис.

В планы Гарри Кембэла отнюдь не входило делать длительную остановку в этом большом городе, который был ему знаком. Сент-Луис занимал пятьдесят вторую клетку, изображавшую в благородной игре в "гусек" "тюрьму". К тому же те штаты, которые ему надлежало проехать, прежде чем попасть в Южную Каролину, готовили ему много заманчивых экскурсий, как, например, Теннесси, Алабама и Георгия. Вот почему он решил немного отдохнуть, проведя ночь в одном из лучших отелей города, и рано утром двинуться дальше.

Казалось, что ничто не должно было осложнить его путешествия и помешать ему в назначенный день явиться в Чарлстон. А между тем он едва совсем туда не попал, едва не был совершенно лишен возможности еще когда-нибудь где-нибудь путешествовать, и это в результате одного инцидента, которого никто не мог предвидеть и о котором будет сказано ниже.

Около четверти восьмого Гарри Кембэл шел по платформе вокзала, чтобы узнать точно время отхода поезда, когда внезапно наткнулся, или, вернее, на него наткнулся, какой-то человек, выходивший из дверей конторы.

Тотчас же последовал обмен "любезностями":

- Болван!

- Грубиян!

- Смотрите, куда идете!

- А вы оборачивайтесь!

И вслед за тем - слова, которые вылетают, как револьверные пули, когда ими обмениваются люди раздражительные и горячего темперамента.

Один из столкнувшихся был человеком, исключительно одаренным такими качествами, и читатель не удивится, узнав, что это был не кто иной, как Годж Уррикан.

Гарри Кембэл сразу узнал своего соперника.

- Командор! - вскричал он.

- Журналист! - ответил ему тот голосом, который, казалось, вырвался из пушечного жерла.

Это был действительно командор Уррикан, но на этот раз без своего верного Тюрка, и было лучше, что Тюрк не мог вмешаться в эту историю, которую он раздул бы до крайних пределов.

Как мы видим, Годж Уррикан не только пережил благополучно кораблекрушение, но нашел даже возможность покинуть Ки-Уэст. Но каким образом? Во всяком случае, свое путешествие он совершил очень ускоренным темпом, так как 25-го был еще во Флориде. Подлинное воскресение из мертвых! После того как его привезли в Ки-Уэст в таком ужасном состоянии, все его партнеры имели полное основание думать, что матч "семерых" будет продолжаться только шестью участниками партии.

Короче говоря, Годж Уррикан находился уже в Сент-Луисе, как в этом мог убедиться его соперник, столкнувшись с ним на перроне вокзала, и настроение его было хуже, чем когда-либо, что понятно. Ведь он ехал теперь в Калифорнию, откуда обязан был вернуться в Чикаго для того, чтобы начать партию сызнова, уплатив предварительно тройной штраф!

Будучи от природы добрым малым, Гарри Кембэл счел нужным сказать ему несколько вежливых слов.

- Примите мои поздравления, командор Уррикан, так как я вижу, что вы не умерли...

- Да, сударь, не умер даже при столкновении с одним неуклюжим субъектом и чувствую себя достаточно сильным, чтобы отправить на тот свет тех, кто, без сомнения, радовался, что меня больше не увидит!

- Это вы меня имели в виду? - спросил, нахмурившись, репортер.

- Да, сударь, - ответил Годж Уррикан, выразительно глядя прямо в глаза своему противнику, - дя, сударь, вас, любимчика фортуны!

Казалось, он злобно жевал эти слова, дробя их своими коренными зубами.

Гарри Кембэл, не отличавшийся никогда особой сдержанностью и начинавший горячиться, ответил:

- По-видимому, необходимость возвращаться из Калифорнии в Чикаго не делает людей более вежливыми.

Слова эти задели командора за самую чувствительную его струнку.

- Вы меня оскорбляете, сударь! - крикнул он.

- Понимайте, как вам будет угодно.

- Ну, я понимаю именно так, и вы мне ответите за ваши дерзости!

- Сию же минуту, если это вас устроит.

- Да... если бы у меня было время, - прорычал Годж Уррикан, - но у меня его нет.

- Ищите его.

- Что я сейчас разыщу, так это поезд, с которым мне необходимо уехать.

Поданный в эту минуту поезд пыхтел и свистел, готовый тронуться в путь. И нельзя было терять ни секунды. Командор со всех ног бросился к нему и, вскочив на площадку между двумя вагонами, закричал оттуда страшным голосом:

- Господин журналист, вы скоро услышите обо мне... скоро услышите!

- Когда?

- Сегодня же вечером... в Европейской гостинице.

- Я там буду! - ответил Гарри Кембэл.

Но, как только поезд двинулся, он сказал себе: "А ведь он ошибся, это зверь! Сел не в тот поезд и поедет туда, куда ему вовсе не нужно... Но дело его, конечно".

И действительно, поезд, о котором шла речь, удалялся в восточном направлении, по которому должен был ехать и Гарри Кембэл, чтобы попасть в Чарлстон.

Но Годж Уррикан не ошибся. Ему нужно было вернуться на предыдущую станцию, Геркуланум, где его ждал Тюрк. Дело в том, что между начальником станции Геркуланум и командором произошел горячий спор по поводу запоздавшего багажа последнего, спор, в который вмешался Тюрк и обещал бросить начальника станции в топку одного из его паровозов. Хозяин его успокоил и, воспользовавшись отходившим поездом, вскочил в него. Приехав на станцию Сент-Луис, он лично подал заявление о своем запоздавшем багаже. Вопрос этот без труда уладился, чемодан обещали вытребовать телеграммой, и когда Годж Уррикан выходил из конторы, чтобы сесть на поезд, уходивший в Геркуланум, произошла встреча его с репортером.

Увидав, что его противник уехал, Гарри Кембэл перестал интересоваться этим инцидентом и вернулся в Европейскую гостиницу, в которой остановился. После обеда он сделал довольно длинную прогулку по городу, и когда входил в отель, ему передали письмо, которое пришло с последним поездом из Геркуланума.

Жюль Верн - Завещание чудака (Le Testament d'un excentrique). 5 часть., читать текст

См. также Жюль Верн (Jules Verne) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Завещание чудака (Le Testament d'un excentrique). 6 часть.
Нет! Ведь нужно же иметь мозг, состоящий из таких химических элементов...

Завещание чудака (Le Testament d'un excentrique). 7 часть.
- Остановитесь! - закричал Винсент Брюк. - А иначе - берегитесь! - кри...