СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Кнут Гамсун
«Голос жизни»

"Голос жизни"

Перевод А. Блока

Писатель X*** рассказывает:

Недалеко от внутренней гавани в Копенгагене есть улица, которая называется Вестерволь, - новый пустынный бульвар. Домов там мало, фонарей тоже, и прохожих почти не бывает. Даже сейчас, летом, редко кто вздумает по ней прогуляться.

Так вот! Вчера вечером со мной на этой улице произошло нечто.

Я успел пройтись несколько раз по бульвару, когда увидел, что навстречу мне идет дама. Кроме нас, не видать никого. Фонари зажжены, но все-таки довольно темно, и я не могу разглядеть ее лица. Должно быть, обычное дитя ночи, подумал я и прошел мимо нее.

В конце бульвара поворачиваю обратно, повернула и дама, мы встречаемся опять. Я подумал: она ждет кого-нибудь, посмотрим - кого. И еще раз прохожу мимо нее.

Когда мы поравнялись в третий раз, я приподнял шляпу и заговорил с ней.

Добрый вечер! Не ждет ли она здесь кого-нибудь?

Она вздрогнула. Нет... Да, ждет.

А нельзя ли мне составить ей компанию, пока придет тот, кого она ждет?

Да, можно, она не против. Она поблагодарила меня. Впрочем, она никого не ждет, она просто гуляет, здесь так тихо.

Мы медленно пошли рядом и начали говорить о посторонних вещах, я предложил ей руку.

- Ах нет, - отвечала она и покачала головой.

Идти так было не слишком весело, разглядеть ее я не мог из-за темноты. Я зажег спичку и посмотрел на часы, поднял спичку повыше и осветил ее.

- Половина десятого, - сказал я.

Она вздрогнула, точно ей стало холодно. Я воспользовался случаем, спросил:

- Вы озябли может быть, хотите зайти куда-нибудь, что-нибудь выпить? В "Тиволи"? В "Националь"?

- Нет мне сейчас никуда нельзя, как вы видите, - отвечала она.

И только тогда я заметил, что она была в длинной траурной вуали.

Я извинился, сославшись на темноту. И то, как она приняла мое извинение, сразу убедило меня, что это была не обыкновенная ночная женщина.

Возьмите меня под руку, - сказал я опять. - Вам будет теплее.

Она взяла меня под руку.

Мы несколько раз прошлись взад и вперед. Она просила меня опять взглянуть на часы.

- Десять часов, - сказал я. - Где вы живете?

- На Старой Королевской улице. Я остановил ее.

- Можно мне проводить вас до дому? - спросил я.

- Нет, это нельзя, - отвечала она. - Нет, нельзя... Вы живете на Бредгаде?

- Откуда вы знаете? - спросил я удивленно.

- Я знаю, кто вы, - отвечала она.

Молчание. Мы идем под руку, сворачиваем в освещенные улицы. Она шла быстро, длинная вуаль развевалась.. Она сказала:

- Пойдемте побыстрее.

У подъезда на Старой Королевской улице она повернулась ко мне, как будто хотела поблагодарить за то, что я проводил ее. Я открыл ей дверь, она медленно вошла. Я слегка придержал дверь плечом и вошел за ней. Она схватила меня за руку. Мы не сказали ни слова.

Мы поднялись по лестнице и остановились на третьем этаже. Она сама открыла входную дверь, открыла еще одну дверь, взяла меня за руку и ввела внутрь. Мы вошли в комнату; слышно, как на стене тикают часы. Дама остановилась на мгновение у двери, вдруг обвила меня руками и горячо и трепетно поцеловала в губы. Прямо в губы.

- Сядьте, - сказала она. - Вот софа. Я зажгу свет. И зажгла.

Я смущенно и с любопытством оглядывался. Это была большая, очень красиво обставленная гостиная; в открытые двери виднелись и другие комнаты. Я не мог понять, что за существо та, с которой я так странно познакомился. Я сказал:

- Как здесь красиво! Вы живете здесь?

- Да, этой мой дом, - отвечала она.

- Ваш дом? Вы здесь живете с родителями? Она засмеялась и ответила:

- Нет-нет. Я старая замужняя дама. Сейчас увидите. Она сняла пальто и вуаль.

- Ну, смотрите! - сказала она и опять с неудержимой страстью обняла меня.

Ей было двадцать два - двадцать три года; на правой руке она носила обручальное кольцо и, пожалуй, в самом деле была замужней дамой. Красивая? Нет, слишком много веснушек, и почти нет бровей. Но все ее существо дышало волнующей жизнью, и рот ее был удивительно прекрасен.

Я хотел спросить, как ее зовут, где ее муж, если он у нее есть; хотел узнать, в чьем я доме; но она крепко прижалась ко мне, едва я открыл рот, и запретила проявлять любопытство.

- Меня зовут Эллен, - сказала она. - Хотите чего-нибудь? Ничего, я могу позвонить. Только вы должны уйти на время туда, в спальню.

Я вошел в спальню. Лампа из гостиной слабо освещала ее, я увидел две кровати. Эллен позвонила и велела принести вина; я слышал, как горничная поставила вино и вышла. Через минуту Эллен вошла в спальню, остановилась у двери. Я шагнул к ней, она слегка вскрикнула и в тот же миг пошла мне навстречу...

Это было вчера вечером...

Что случилось дальше? Потерпи, случилось еще многое!

Когда я проснулся утром, начинало светать. Дневной свет проникал по обе стороны шторы. Эллен тоже проснулась, она утомленно вздохнула и улыбнулась мне. Ее руки были белые и словно бархатные, грудь-такая высокая. Я ей шептал что-то, но она зажала мне рот губами с немой нежностью. Светало все больше и больше.

Через два часа я был уже на ногах. Эллен тоже встала, возилась со своей одеждой, надела ботинки. И тут я переживаю то, что до сих пор пронизывает меня ужасом, как страшный сон. Эллен идет за чем-то в соседнюю комнату, и в тот момент, когда она открывает дверь, я оборачиваюсь и взглядываю туда. Холодом веет от открытых окон, и среди комнаты, на длинном столе, лежит мертвец. Мертвец в гробу, в белом одеянии, с седой бородой. Худые колени торчат под покровом, точно яростно сжатые кулаки, а лицо желтое и ужасное. Я вижу все это в ярком дневном свете. Я отворачиваюсь и не говорю ни слова.

Когда Эллен вернулась, я был уже одет и собирался идти. Я еле мог ответить на ее объятие. Она что-то еще надела, она хотела проводить меня вниз, до самого подъезда, я не возражал и все еще ничего не говорил. В подъезде она прижалась к стене, чтобы не быть замеченной, и прошептала:

- До свидания.

- До завтра? - спросил я осторожно.

- Нет, не завтра.

- Почему не завтра?

- Молчи, милый, я должна завтра идти на похороны, умер один родственник. Вот, теперь ты знаешь.

- Так послезавтра?

- Да, послезавтра, я буду ждать тебя здесь, в подъезде. Прощай.

Я ушел...

Кто она была? И этот покойник? Как он сжимал кулаки, в какой трагикомической гримасе застыли углы рта! Послезавтра она будет снова ждать меня - идти или нет?

Я направляюсь прямо в кафе "Бернина", спрашиваю адресную книгу, отыскиваю Старую Королевскую улицу, такой-то номер, - так, я вижу фамилию. Я жду, пока принесут утренние газеты, набрасываюсь на них, чтобы посмотреть извещения об умерших; так, я нахожу и ее извещение, оно стоит первым в ряду, жирным шрифтом: "Мой муж скончался сегодня после продолжительной болезни, в возрасте 53 лет". Объявление помечено позавчерашним днем.

Я долго сижу и думаю. Живут муж и жена, она на тридцать лет моложе его, он долго болеет, однажды он умирает.

Молодая вдова вздыхает с облегчением. Жизнь, безумная очаровательница жизнь зовет, и она покорно отвечает на этот голос: иду!

В тот же вечер она идет на Вестерволь...

Эллен, Эллен - послезавтра!

Кнут Гамсун - Голос жизни, читать текст

См. также Кнут Гамсун (Knut Hamsun) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Дама из Тиволи
Перевод Константина Бальмонта Это было летом, во время концерта парижс...

Дама из Тиволи.
Перевод Е. Кившенко. Это было летом в Христиании, во время концерта Па...