СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Артур Конан Дойль
«Усадьба Под буками (Шерлок Холмс).»

"Усадьба Под буками (Шерлок Холмс)."

Из приключений Шерлока Холмса.

Перевод с английского А. Репиной.

Москва. Типография Вильде, Малая Кущовка, соб. дом, 1908.

- Для человека любящего искусство ради искусства,- заметил Шерлок Холмс, откладывая в сторону лист объявлений газеты "Daily Telegraph",- очень часто самое большое удовольствие доставляют именно маловажные случаи. Мне очень приятно заметить, что вы, Ватсон, поняли эту истину и в отчетах о наших делах (должен сказать, иногда несколько приукрашенных) отдали преимущество не "causes celebres" и не сенсационным процессам, в которых мне доводилось принимать участие, но случаям, быть-может, ничтожным самим по себе, давшим мне возможность воспользоваться моими способностями к выводам и логическому синтезу.

- А все же,- с улыбкой ответил я,- я не могу считать себя вполне свободным от обвинений в сенсационности, в которых укоряют мои воспоминания.

- Вы, может-быть, ошибались,- заметил Холмс, вынимая щипцами горящую головню и зажигая ею длинную черешневую трубку, которой он заменял обычную глиняную, когда бывал более склонен спорить, чем углубляться в размышления,- вы, может-быть, ошибались в том, что хотели придать краски и жизнь вашим рассказам вместо того, чтобы передавать только строгий последовательный ход моих заключений от причины к следствию. А это самое главное.

- Мне кажется, я всегда отдавал вам должное в этом отношении,- заметил я несколько холодно, так как меня отталкивал не раз уже замечаемый мною эгоизм, игравший большую роль в странном характере моего друга.

- Нет, это не эгоизм и не самомнение,- ответил он, как это часто случалось с ним скорее на мою мысль, чем на слова. - Если я требую полной справедливости к моему искусству, то только потому, что считаю его безличным: оно вне меня. Преступление - явление обыкновенное. Логика - редкое. Поэтому-то вам следует обращать более внимания на логику, чем на преступление. Вы низвели лекции на степень простых рассказов.

Было холодное весеннее утро. Мы сидели на квартире в улице Бэкер после завтрака у огня, который весело трещал в камине. Густой туман навис над темными домами и в желтых тяжелых клубах его окна противоположных домов казались черными, безформенными пятнами... Газоввый рожок бросал свет на белую скатерть стола, на серебро и посуду, стоявшую на нем. Шерлок Холмс все утро молча просматривал столбцы газетных объявлений. Не найдя в них ничего интересного, он пришел в дурное настроение и принялся отчитывать меня за мои литературные промахи.

- А между тем,- проговорил он после долгаго молчания, во время которого он курил свою длинную трубку и смотрел в огонь,- вас, в сущности, нельзя обвинить в стремлении к сенсационным темам, так как в большинстве случаев дела, которыми вы интересовались, не заключают в себе состава прсступления. Дело короля Богемии, странный случай с мисс Мэри Соутерлэнд, тайна человека с изуродованной губой и происшествие с аристократом-холостяком,- все это не имело противозаконного характера. Но зато, быть-может, избегая всего сенсационного, вы обращали свое внимание на слишком обыденные случаи.

- Может-быть, это и правда,- ответил я,- но зато мои заметки интересны и носят печать новизны.

- О, мой милый, какое дело публике, широкой публике, не умеющей отличить ткача по зубам, а композитора по большему пальцу на левой руке, какое ей дело до тонкостей анализа и дедукции. Впрочем, я и не виню вас, что вы интересуетесь тривиальными делами: время интересных процессов прошло. Люди - или, по крайней мере, преступники - потеряли всякую оригинальность, всякую энергию. Что касается до меня лично, то моя профессия вырождается в искусство отыскивания потерянных карандашей и советов пансионеркам. Кажется, в этом отношении, я дошел до последнего предела. Прочтите-ка письмо, которое я получил сегодня утром!

Он бросил мне смятое письмо. Оно было помечено предыдущим днем и отправлено с площади Монтэгю.

"Дорогой м-р Холмс! Мне необходимо посоветопаться с вами, принимать ли мне предлагаеемое место гувернантки, или нет. Если позволите, я приду завтра в половине одиннадцатаго.

С почтением

Виолетта Гёнтер".

- Вы знаете эту барышню? - спросил я.

- Нет.

- Теперь как раз половина одиннадцатаго.

- Да. А вот и звонят. Наверно, это она.

- Может-быть, происшествие будет интересное. Помните, история с голубым карбункулом казалась сущим пустяком, а потом дело-то вышло серьезное. А что если и теперь будет так!

- Будем надеяться! Наши сомнения скоро рассеятся. Если не ошибаюсь, это она.

Дверь в комнату отворилась. Вошла молодая девушка. Она была просто, но опрятно одета. Умное, подвижное лицо, все усеянное веснушками, и уверенные манеры обличали в ней женщину, которой приходилось самой пробивать путь к жизни.

- Извините, что обезпокоила вас,- сказала она Холмсу. - Со мной произошел странный случай и так как у меня нет ни родных, ни друзей то я решилась обратиться к вам, надеясь, что вы будете так добры - посоветуете мне, как поступить.

- Пожалуйста, садитесь, мисс Гентер. Рад служить вам.

Я заметил, что новая клиентка произвела на Холмса благоприятное впечатление. Он оглядел ее своим испытующим взглядом, потом опустил глаза, сложил пальцы и приготовился слушать её рассказ.

- Пять леть я пробыла гувернанткой в семье, полковника Сисиса Мунро,- начала свой рассказ мисс Гситер.- Два месяца тому назад полковник получил назначение в Галифакс, в Новой Шотландии, и увез детей в Америку. Я осталась без места. Я стала помещать объявления в газетах, ходила по объявлениям - все безуспешно, Наконец, небольшой запас накопленных мною денег стал приходить к концу, и я положительно не знала, что делать.

"В Вест-Энде есть известная контора для приискания мест гувернанткам. Я заходила туда каждую неделго осведомляться, не найдется ли подходящего места. Основателем этого бюро был м-р Вэствэй, но ведет дело мисс Стонер. Она сидит у себя в конторе, а желающих получить место впускают поочередно.

"На прошлой неделе, когда я, по обыкновению, вошла в комнату мисс Стонер, она была не одна. Рядом с ней сидел страшно толстый человек с улыбающимся лицом, толстым подбородком, спускавшимся на шею, и с очками на носу. При виде меня он привскочил на стуле и поспешно обернулся к мисс Стонер.

,,- Вот это именно то, что нужно,- сказал он. - Лучше и быть не можеть. Чудесно! чудесно!

"Он, казалось, был в полном восторге и весело потирал руки. На меня он произвел хорошее впечатление.

"- Вы ищете места, мисс? - спросил он.

"- Да, сэр.

"- Гувернантки?

"- Да, сэр.

"- А ваши условия?

"- На моем последнем месте у полковника Спенса Мунро я получала четыре фунта в месяц,

"- О, о! Безобразие, чистое безобразие! - вскрикнул он, всплескивая руками, как бы в порыве горячаго гнева. - Как можно было предложить такую жалкую сумму такой милой барышне, обладающей такими талантами.

"- Может-быть, вы ошибаетесь насчет моей талантливости, сэр,- сказала я.- Я знаю немножко французский и немецкий языки, музыку, рисование...

"- Тс, тсь! - крикнул он.- Все это не имеет никакого отношения к делу. Главное в том чтоб вы умели вести себя и держаться, как истая лэци. Не сумеете - не годитесь для воспитания ребенка, которому со временем придется играть большую роль в истории страны. Сумеете - как можно вам предложить менее ста фунтов? Для начала я предлагаю вам сударыня сто фунтов жалованья.

"Вы можете себе представить, м-р Холмс, как заманчиво было подобного рода предложение для меня, у которой нет ни гроша в кармане. Джентльмэн, должно-быть, заметил мой недоверчивый взгляд, вынул бумажник и открыл его.

"- У меня в обычае,- проговорил он, улыбаясь так, что глаза его казались двумя блестящими линиями среди его пухлаго лица,- давать вперед молодым барышням половину их жалованья, так чтоб им было на что одеться и уехать.

"Никогда в жизни, казалось мне, я не встречала такого очаровательного и внимательного человека. Деньги мне были очень нужны, так как я задолжала лавочникам. Но, несмотря на это, предложение показалось мне несколько странным, и я решилась узнать хоть что-нибудь прежде, чем согласиться взять место.

"- Позвольте спросить, где вы живете, сэр? - спросила я.

"- В Гэмпшире. Очаровательное местечко. Называется усадьба "Под буками" и находится в пяти милях от Винчестера. Красивая местность, милая барышня, и прелестный старинный дом.

"- Я желала бы узнать, сэр, в чем будут состоять мои обязанности?

"- Один ребенок... славный, живой, шестилетний ребенок. О, если бы вы видели, как он убивает тараканов туфлей! Хлоп! хлоп! хлоп! Не успеешь оглянуться, как трех уж не бывало!

"Он откинулся на спинку кресла, и глаза его опять исчезли среди морщин.

"Меня несколько удивило подобного рода разлечение ребенка, но видя, что отец смеется, я подумала, что он просто шутит.

"- Значит, мне придется заниматься только с одним ребенком? - спросила я.

"- Нет, нет, милая барышня,- сказал он,- вам придется исполнять также приказания моей жены, понятно такие, какие приличны для барышни. Вы личего не имеете против этого?

"- Буду рада, если могу быть полезной.

"- Отлично. Вот, например, относительно одежды. Мы, знаете, люди со странностями, но с добрым сердцем. Так вот, если мы попросим вас носить то платье, которое дадим вам, вы ничего не будете иметь против этой маленькой причуды? а?

"- Ничего,- ответила я, сильно удивленная его словами.

"- Не будете обижаться, если будем просить вас сидеть тут или там?

"- О, нет!

"- А если мы попросим вас остричь волосы?

"Я еле поверила ушам. Как видите, м-р Холмс, волосы у меня густые и довольно редкого оттенка каштанового цвета. Мне было бы жаль пожертвовать ими.

"- К сожалению, это невозможно,- ответила я. Он пристально взглянул на меня, и я заметила, как тень пробежала по лицу его.

"- А я считаю это необходимым,- сказал он.- Это маленькая причуда моей жены, а как вы знаете, сударыня, с женскими причудами пркходится считаться. Итак, вы не соглашаетесь остричься?

"- Нет, сэр,- твердо ответила я.

"- А, отлично... значит, дело кончено. А жаль, потому что в других отношениях вы совершенно подходите к нашим условиям. В таком случае, мне нужно повидать других барышен, мисс Стонер.

"Хозяйка сидела все время молча, перебирая бумаги. При последних словах незнакомца она взглянула на меня таким недовольным взглядом, что я невольно заподозрила, что мой отказ заставляет ее терять хорошие деньги.

"- Вы желаете оставаться в списке? - спросила она.

"- Да, мисс Стонер.

"- Но, право, это кажется вполне бесполезным, раз вы отказываетесь от таких превосходных предложений,- резко проговорила она.- Вряд ли вам дождаться другого подобнаго. Прощайте, миссь Гёнтер.

"Когда я вернулась домой, мистер Холмс, и увидела, что в буфете у меня ничего нет, а на столе лежат неуплаченные счета, то невольно спросила себя, не сделала ли я глупости. Ну, если у этих господ какия-то странные причуды, если они требуют необычайного повиновения, то зато они и готовы давать хорошую плату за свои эксцентричности. В Англии гувернантки редко получают сто фунтов в год. Да и к чему мне длинные волосы? Многим очень идут короткие, может-быть, пойдут и мне. Через два дня я была вполне уверена, что я сделала большую глупость и подумывала уже переломить свою гордость, пойти в контору и узнать, не свободно ли еще это место, как вдруг получаю письмо. Оно со мной, и и прочту его вам.

"Под буками", вблизи Винчестера.

"Дорогая мисс Гёнтер. Мисс Стонер была так добра, что дала мне ваш адрес. Пишу, чтобы спросить вас, не переменили ли вы своего решения. Моей жене хочется, чтобы вы согласились жить у нас, так как вы очень понравились ей по моему описанию. Мы согласны давать вам по тридцати фунтов за три месяца - т.-е. 120 ф. в год, чтобы вознаградить вас за мелкие неприятности, причиняемые нашими причудами. Да вообще в них нет ничего затруднительнаго. Жена любит особый оттенок синего цвета - bleu electrique" - и желает, чтобы вы носили платье этого цвета по утрам. Вам не придется тратиться, так как у нас осталось такое платье от нашей дорогой дочери Алисы (которая живет теперь в Филадельфии); оно будет, я думаю, как раз впору вам. Не думаю также, чтобы вам было особенно неприятно сидеть где-либо в указанном месте или заниматься, чем вас попросят. Что же касается волось, то, как ни жаль обрезать такие чудесные волосы, я должен настоять на этом; однако, надеюсь, что увеличение жалованья вознаградит вас за потерю. Ваши обязанности относительно ребенка очеыь легкие, приезжайте же, я буду ждать вас в Винчестере с экипажем. Дайте знать, с каким поездом приедете.

С почтением

Джефро Рюкэстль".

"Вот, м-р Холмс, письмо, только-что полученное мной. Я решилась принять это место. Однако, прежде чем сделать решительный шаг, я обращаюсь к вам за советом".

- Раз вы решились, то нам не о чем и говорить, мисс Гёнтер,- улыбаясь, проговорил Холмс.

- А вы посоветовали бы мне отказаться?

- Признаюсь, я не желал бы видеть свою сестру на таком месте.

- Что это значит, м-р Холмс?

- Ах, у меня нет никаких данных. Я не могу ничего сказать. Может-быть, вы сами составили себе какое-нибудь мнение?

- По-моему, возможно только одно предположение. М-р Рюкэстль показался мне очень добрым человеком. Может-быть, жена его сумасшедшая и он желает скрыть это, чтобы ее не засадили в лечебницу; он исполняет все её капризы, чтобы предотвращать приступы бешенства.

- Конечно, это возможное, даже очень возможное предположение. Но, во всяком случае, это не очень-то приятное место для молодой барышни.

- Но деньги, м-р Холмс, деньги!

- Да, конечно, жалованье хорошее, даже слишком хорошее. Вот это-то и тревожит меня. Отчего они дают вам 120 ф., когда любая пойдет за 40? Наверно, есть какая-нибудь основательная причина.

- Я думала, что надо вам рассказать все, чтобы вы поняли, если понадобится потом ваша помощь. Я буду чувствовать себя сильнее, зная, что вы стоите за моей спиной.

- Можете быть спокойны в этом отношении. Дело обещает быть одним из самых интересных за последние месяцы. Тут встречаются совершенно новые черты. Если вы будете в недоумении или опасности...

- Опасности! Какого рода опасности?

Холмс серьезно покачал головой.

- Опасности не будет, если мы сумеем определить, в чем она состоит,- сказал он.- Дайте мне телеграмму, и я приеду к вам во всякое время дня или ночи.

- Этого достаточно,- проговорила она, вставая. Всякое выражение тревоги исчезло с её лица.

- Теперь я совершенно спокойно уеду в Гемпшир. Сейчас же напишу м-ру Рюкэстлю, принесу в жертву мои бедные волосы, а завтра отправлюсь в Винчестер.

Она в кратких словах поблагодарила Холмса, простилась с нами обоими и поспешно вышла из комнаты.

- Ну, эта барышня сумеет постоять за себя,- проговорил я, прислушиваясь к её быстрым, решительным шагам.

- И отлично, так как, я думаю, ей скоро придется позвать нас,- серьезно сказал Холмс.

Вскоре предсказание моего приятеля оправдалось. В продолжение двух недель я часто думал о мисс Гёнтер. Необыкновенно большое жалованъе, странные условия, легкие обязанности,- все было ненормально, все указывало на нечто особенное. Я не мог решить, что это причуда или преступный замысел, не мог решить, что за человек, пригласивший мисс Гёнтер - филантроп или негодяй. Я заметил, что Холмс часто сидел, нахмурив брави, весь погруженный в раздумье, но когда я заговорил о мисс Гёнтер, он только махал рукой.

- Данных, данных! - кричал он. - Без глины не сделать кирпичей,- и заканчивал словами, что не желал бы своей сестре подобного места.

Наконец, поздней ночью, мы получили телеграмму. Я только что собирался уйти спать, а Холмс принялся за свои химические опыты. Я часто оставлял его вечером среди реторт и пробирок и находил его утром в том же положении. Он вскрыл желтый конверт, пробежал телеграмму глазами и бросил ее мне.

- Посмотрите в путеводителе, как идут поезда,- проговорил он, возвращаясь к своим химическим опытам.

Телеграмма была короткая и ясная.

"Пожалуйста, будьте завтра в полдень в гостинице "Черный Лебедь", в Винчестере. Приезжайте. Я ничего не понимаю.

Гёнтер".

- Поедете со мной? - спросил Холмс, подымая глаза.

- Очень бы хотелось.

- Так посмотрите расписание.

- Есть поезд в половине десятаго. В Винчестер приходит в 12 ч. 30 м.,- сказал я, просмотрев расписание.

- Отлично. Пожалуй, лучше отложить анализ ацетонов, так как завтра нужно быть вполне свежим.

На следующий день в одиннадцать часов мы подъехали к древней английской столице. Все время пока мы ехали, Холмс рылся в газетах, но после того как мы въехали в Гэмпшир, он отбросил их и стал восхищаться окружавшим нас видом. Стоял идеальный весенний день, По светло-голубому небу с востока на запад неслись легкие белые облачка. Солнце ярко светило, но в воздухе чувствовалась живительная свежесть, вливавшая энергию в душу человека, Повсюду среди свежей зеленой листвы мелькали красные и серые крыши ферм.

- Ну, разве это не прекрасно?!- вскрикнул я с энтузиазмом человека, только что покинувшего туманы улицы Бэкер.

Холмс покачал головой с серьезным видом.

- Знаете, Ватсон, на людях, подобных мне, лежит проклятие: на все смотришь с точки зрения своей специальности,- сказал он.- Вот вы смотрите на эти разбросанные домики и восхищаетесь их красотой. Смотрю я - и единственно, что приходит мне ка мысль: как уединенно они стоят и как легко тут совершить преступление.

- Господи! - вскрикнул я. - Ну, кому придет в голову мысль о преступлении, когда смотришь на эти милые, старые жилища?

- Они всегда наполняют мою душу ужасом. Я глубоко верю, Ватсон, на основании опыта, что самые глухия и скверные улицы Лондона не хранят в себе столько ужасных воспоминаний о грехе, сколько улыбающиеся, красивые деревни

- Вы пугаете меня.

- Но ведь это же вполне ясно. В городе общественное мнение может играть роль закона. В самой жалкой улице крик истязуемого ребенка или звук побоев, наносимых каким-нибудь пьяницей, вызывает сострадание или негодование соседей, да и все органы правосудия под рукой, так что всегда можно принести жалобу, и наказание следует за преступлением. Но взгляните на эти маленькие уединенные домики, наполненные, в большинстве случаев, бедными невежественными людьми, не имеющими ни малейшего понятия о законе, Подумайте о дьявольски жестоких, ужасных вещах, которые могут совершаться здесь из года в год, и никто не будет ничего знать. Если бы барышня, которая обращается к нам за помощью, жила в Винчестере, я нисколько бы не боялся за нее. Опасность в том, что она живет в пяти милях от города. Однако, ясно, что ничто лично ей не грозит.

- Если она приезжает в Винчестер, чтобы повидаться с нами, то, значит, может и вообще уехать оттуда.

- Очевидно. Она свободна.

- Так в чем же дело? Как объясняете вы это?

- Я придумал семь объяснений известных нам фактов. Которое из них верное - узнаем из новых сведений, когорые, без сомнения, ожидают нас. Вот и колокольня собора. Скоро мы услышим, что расскажет нам мисс Гёнтер.

"Черный Лебедь" - известная гостиница на Гайстрите, вблизи станции. Мисс Гёнтер ожидала нас там. Завтрак был приготовлен в отдельной комнате.

- Я так рада, что вы приехали,- сказала она серьезным тоном.- Это чрезвычайно мило со стороны обоих вас. Я, право, не знаю, что мне делать. Ваши советы будут иметь громадное значение.

- Разскажите, пожалуйста, что случилось с вами.

- Непременно. Но мне нужно поторопиться, так как я обещала м-ру Рюкэстлю, что вернусь к трем часам. Я получила от него позволение отправиться в город, хотя он и не подозревает зачем.

- Ну-с, говорите все по порядку, сказал Холмс, вытягивая к камину свои длинные ноги и приготовившись слушать.

- Во-первых, не могу, по справедливости, сказать, чтобы м-р или м-с Рюкэстль дурно обращались со мной. Но я не понимаю их, и многое тревожит меня.

- Чего вы не понимаете?

- Их поведения. Но я расскажу вам все. Когда я приехала, м-р Рюкэстль встретил меня на станции и отвез меня в экипаже в "Под буками". Местность, как он говорил, действительно красивая, но сам дом некрасив. Это - большое, четырехугольное, квадратное здание, выкрашенное в белую краску, на которой видны пятна от сырости и дурной погоды. Вокруг дома разведен сад; с трех сторон он окружен лесами, с четвертой идет поле, которое спускается к Соутгэмптонской большой дороге, извивающейся ярдах в ста от подъезда. Поле принадлежит м-ру Рюкэстлю, а леса - лорду Соутертону. Группа буков перед домом дала название усадьбе.

"Хозяин, любезный как всегда, привез меня и познакомил с женой и ребенком. Наше предположение насчет м-с Рюкэстль оказалось неверным, м-р Холмс. Она вовсе не сумасшедшая, Это - молчаливая, бледная женщина лет тридцати. Она гораздо моложе мужа, которому, по-моему, не менее сорока пяти лет. Из их разговора я узнала, что они женаты около семи лет, что он вдовец, и его единственная дочь от первого брака уехала в Филадельфию. М-р Рюкэстль сказал мне по секрету, что причиной её отъезда было непобедимое отвращение к мачехе. Так как дочери должно быть не менее двадцати лет, то, понятно, её положение в доме при молодой мачехе могло быть неприятным.

"М-с Рюкэстль показалась мне такой же безцветной по уму и характеру, как и по наружности. Она не произвела на меня никакого впечатления. Это - полная ничтожность. Очевидно, она страстно любит своего мужа и ребенка. Она все время смотрела то на одного, то на другого своими светло-серыми глазами и предупреждала каждое их желание. Муж также, по-своему, был добр с ней, и, вообще, они казались счастливыми супругами. И все же у этой женщины есть какое-то затаенное горе. По временам она погружается в глубокое раздумье, и тогда на лице её появляется печальное выражение. Несколько раз я заставала ее в слезах. Иногда я думала, что ее беспокоит характер сына, так как мне никогда не случалось встречать такого избалованного и злого мальчика. Он мал для своих лет; голова непропорционально велика. Вся жизнь его, повидимому, проходит в смене припадков дикого бешенства промежутками угрюмого расположения духа. Единственное его развлечение - это причинять боль всякому слабейшему существу. Он выказывает замечательную изобретательность в ловле мышей, птичек и насекомых. Но мне не хочется говорить о нем, м-р Холмс, и к тому же он имеет мало отношения к моему рассказу".

- Я рад всякой подробности,- заметил Холис,- какой бы пустячной она ни казалась вам,

- Постараюсь не пропустить ничего важнаго. Единственное, что сразу неприятно подействовало на меня - это вид и поведение прислуги. Слуг только двое - муж и жена. Толлер - так зовут мужа - грубый, неуклюжий человек с седыми во лосами и бакенбардами и постоянным запахом водки. С тех пор, как я живу в доме, он два раза был совершенно пьян, но м-р Рюкэстль, кажется, не обратил внимания на это. Его жена очень высокая, сильная женщина, с кислым лицом, молчаливая, как м-с Рюкэстль, но не такая любезная, как она. Это очень неприятная пара, но, к счастью, я провожу большую часть дня в детской и в моей комнате, которые находятся в одном углу дома.

"В продолжение двух дней по моем приезде жизнь моя шла совершенно спокойно; на третий м-с Рюкэстль после завтрака подошла к мужу и шепнула ему что-то.

"- О, да,- проговорил он, оборачиваясь ко мне.

"- Мы чрезвычайно обязаны вам, мисс Гёнтер, что вы согласились исполнить наш каприз и обрезали свои волосы. Уверяю вас, что вы нисколько не подурнели от этого. Теперь посмотрим, как вам пойдет платье цвета "blue eleciricqe". Оно лежит на постели у вас в комнате. Не будете ли вы так добры надеть его.

"Платье оказалось особенного голубого цвета из отличной материи, в роде бежа, но, несомненно, поношенное. Сшито оно было как-будто по моей мерке. При виде меня супруги Рюкэстль пришли в какой-то неестественный восторг. Они дождались меня в гостиной, очень большой комнате с тремя окнами, доходящими до полу. У среднего окна, спиной к нему, стоял стул, на который меня попросили сесть. М-р Рюкэстль ходил по комнате, рассказывая мне самые смешные истории. Вы не можете себе представить, как он был комичен. Я хохотала до слез. М-с Рюкэстль, очевидно, не понимает юмора; она не улыбнулась ни разу и все время сидела, сложив руки на коленях, с печальным, тревожным вырижением на лице. Приблизительно через чась м-рь Рюкэстль вдруг заметил, что пора приниматься за дела и что я могу переменить платье и идти в детскую к Эдуарду.

"Через два дня повторилась та же церемония - снова я переменила платье, снова села у окна и ото всей души смеялась над смешными историями, которые рассказывал мне м-р Рюкэстль. Репертуар у него был обширный, и рассказывал он неподражаемо. Потом он дал мне роман в желтой обложке, повернул немного мой стул так, чтобы моя тень не падала на книгу, и по просил меня почитать ему. Я читала минут десять, начав со средины главы. Внезапно он прервал меня на половине фразы, сказав, чтобы я переоделась.

"Можете себе представить, м-р Холмс, как все это возбудило мое любопытство. Я заметила, что они всегда старались посадить меня спиной к окну. Понятно, что меня охватило страстное желание узнать, что делается у меня за спиной. Сначала это казалось невозможным, но скоро счастливая мысль пришла мне в голову. У меня было сломанное ручное зеркальце. На следующий раз я спрятала кусочек стекла в платке, поднесла его во время взрыва смеха к глазам и приноровилась так, чтобы видеть, что делалось сзади меня. Признаюсь, меня ожидало разочарование - там ничего не оказалось.

"По крайней мере, таково было мое первое впечатление. При втором взгляде я заметила, что на Соутгэмптонской дороге стоит маленький бородатый человек в серой одежде и смотрит в мою сторону. Эта большая проезжая дорога, и на ней обыкновенно бывает много народа. Но этот человек стоял, облокотясь на изгородь, и пристально смотрел на дом. Я опустила платок и, взглянув на м-с Рюкэстль, увидала, что она смотрит на меня проницательным взглядом. Она ничего не сказала, но, я уверена, что она догадалась, что у меня в руке было зеркало, в котором я видела, что происходило за моей спиной. Она поднялась со стула.

"- Джефро,- сказала она,- какой-то нахал смотрит с улицы на мисс Гёнтер.

"- Кто-нибудь из ваших друзей, мисс Гёнтер?

"- Нет; у меня нет здесь знакомых.

"- Что за дерзость? Пожалуйста, обернитесь и махните рукой, чтобы он ушел.

"- Не лучше ли не обращать внимания?

"- Нет, нет, он станет, пожалуй, постоянно шататься тут. Пожалуйста, обернитесь и махните ему рукой вот так.

"Я исполнила его желание, и м-с Рюкэстль тотчас же спустила штору. Это было неделю тому назад, и с тех пор я не сидъла больше у окна, не надевала голубого платья и не видала этого человека на дороге".

- Пожалуйста, продолжайте,- сказал Холмс. - ваш рассказ обещает быть чрезвычайно интересным.

- Боюсь, что вы найдете его несколько бессвязным. В первый же день моего пребывания в усадьбе, м-р Рюкэстль свел меня в маленький амбар у кухни. Подходя к нему, я услышала громкий лязг цепи и какой-то шум, как-будто там двигалось большое животное,

"- Взгляните сюда! - сказал м-р Рюкэстль, риздвигая доски.- Ну, разве он не красавец?

"Я взглянула в щель и увидела в темноте два горящих глаза и смутное очертание какой-то фигуры.

"- Не бойтесь,- сказал м-р Рюкэстль, заметив, что я вздрогнула.- Это Карло, моя большая дворовая собака. Я называю ее моей, но в действительности только старый Толлер, мой грум, умеет справляться с ней. Мы кормим ее только раз в день, да и то понемногу, так что она всегда бывает впроголодь. Толлер выпускает ее по ночам, и не поздоровится тому, кто попадется ей на клыки.

"Предостережение было не напрасно: через два дня я случайно выглянула из окна около двух часов ночи. Стояла чудная лунная ночь; на лужайке перед домом было светло почти как днем. Я стояла у окна, очарованная тихой красотой расстилавшагося передо мной вида, как вдруг заметила, что какое-то существо движется в тени буков. Когда оно вышло на свет, то оказалось громадной собакой, величиной почти с теленка. Она была страшно худая, коричнского цвета, с черной мордой и опущенным хвостом. Она медленно прошла по лужайке и исчезла в тени на другой стороне. Сердце у меня сжалось от ужаса при виде этого безмолвного страшного часового. Никакой разбойник не испугал бы меня так.

"А теперь я должна рассказать вам очень странный случай. Как вы уже знаете, я обрезала волосы в Лондоне. Уезжая, положила их на дно чемодана. Однажды вечером, уложив ребенка, я начала разглялывать мебель в своей комнате и убирать мои вещи. Между прочими вещами тут был старый комод, два верхних ящика которого были открыты и пусты, а нижний заперт. Я наполнила верхние бельем, но у меня осталось еще много вещей, и мне было неприятно, что я не могу воспользоваться третьим ящиком. Мне пришло в голову, что его заперли случайно, и потому я вынула связку ключей и попробовала открыть ящик. Первый же ключ вполне пришелся к замку, и я открыла ящик. Ни за что вам не угадать, что было там! Мои собственные волосы.

"Я вынула их из комода и начала рассматривать. Волосы были того же оттенка, как мои, и так же густы. Но как могли мои волосы очутиться в этом комоде? Дрожащими руками раскрыла я чемодан, вынула из него все вещи и достала волосы. Я положила рядом обе косы и уверяю вас, что их нельзя было отличить одну от другой. Разве это не удивительно? Но как я ни ломала голову, я ничего не могла придумать. Я положила чужие волосы обратно в комод и ничего не сказала Рюкэстлям, так как чувствовала себя неправой в том, что отперла ящик. "Может-быть, вы заметыли, что я довольно наблюдательна по натуре, м-р Холмс, и потому я скоро хорошо узнала план всего дома. Один флигель казался вполне необитаемым. Дверь из него шла в помещение Толлеров, но она была всегда заперта. Однако, однажды, подымаясь на лестницу, я встретила м-ра Рюкэстля, выходившего из этой двери со связкой ключей в руках. Он совсем не походил на того веселаго человека, которого я привыкла видеть. Щеки у него были красные, лоб сердито нахмурен, а жилы на висках напряглись от гнева. Он захлопнул дверь и быстро прошел мимо, не взглянув на меня и не сказав ни слова.

"Это возбудило мое любопытство, и когда я пошла гулять со своим воспитанником, то направилась в ту сторону, откуда могла видеть окна флигеля. Три из них были грязны, а четвертое закрыто ставнями. Очевидно, во флигеле никто не жил. Мистер Рюкэстль, веселый и радостный, как всегда, подбежал ко мне.

"- Ах, не сердитесь на меня, милая барышня, что я прошел мимо вас, не сказав ни слова,- проговорил он.

"Я ответила, что нисколько не обиделась.

"- Кстати,- прибавила я,- у вас тут много пустых комнат, а в одной из них закрыты ставни.

"Он взглянул на меня с удивлением и, как мне показалось, с некоторым смущением.

"- Я очень увлекаюсь фотографией,- сказал он,- и устроил тут мастерскую. Однако, милая барышня, как вы наблюдательны! Кто мог бы подумать это!

"Он говорил шутливым тоном, но во взгляде, устремленном на меня, я прочла выражение неудовольствия и подозрения.

"Ну, м-р Холмс, как только я поняла, что во флигеле есть что-то, чего я не должна знать, мной овладело страстное желание попасть туда. Это было не только пустое любопытство, хотя я и любопытна по природе. Скорее это было чувство долга - предчувствие, что из этого выйдет что-то хорошее. Говорят о женском инстикте, может быть, он и говорит во мне. Я твердо решилась воспользоваться первым удобным случаем, чтобы пройти в запретную дверь..

"Случай этот представился только вчера. Следует сказать, что в пустом флигеле, кроме мистера Рюкэстля, бывают также Толлер и его жена. Один раз я видела, как он пронес в дверь большой холщевой мешок. Последнее время он сильно пил, а вчера вечером был совершенно пьян. Подымаясь наверх, я заметила, что в двери торчит ключ. Наверно, это забыл его Толлер. Мистер и миссис Рюкэстль были внизу с ребенком. Случай благоприятствовал мне. Я тихо повернула ключ в замке, открыла дверь и вошла.

"Перед мной был небольшой коридор; справа от него шел другой коридор, в который выходили три двери. Первая и третья вели в пустые комнаты с окнами, покрытыми густым слоем пыли. Средняя дверь была заперта на замок и, кроме того, прикрыта снаружи широким железным прутом, снятым, очевидно, с кровати; один конец шеста был прикреплен к кольцу в стене, а другой привязан веревкой. В замке ключа не было. Забаррикадированная дверь соответствовала как раз запертому окну, но по пробивавшемуся из-под неё свету я заметила, что в комнате не темно. Очевидно, там было окно наверху. Я стояла, смотря на дверь и думая, какая тайна скрывается тут, когда внезапно услышала шаги в комнате и при неясном свете, сквозившем из-под двери, увидела двигавшуюся там тень. Ужасный, безумный страх овладел мною. Натянутые нервы не выдержали - я повернулась и побежала, побежала, словно убегая от чьей-то страшной руки, старавшейся удержать меня. Я вылетела из двери и попала прямо в объятия мистера Рюкэстля.

"- Так это вы,- улыбаясь, проговорил он.- Я так и подумал, когда увидел, что дверь отперта.

"- О, я так испугалась! - задыхаясь, сказала я.

"- Ах, милая барышня, милая барышня! - если бы вы знали, как ласково говорил он. - Чего же вы так испугались, дорогая барышня?

"Но он перехитрил: слишком уже ласково говорил он, а потому я насторожилась.

"- Я имела глупость войти в пустой флигел,- ответила я. - Но там так пусто и темно, что я испугалась и выбежала вон. И какая страшная тишина!

"- И это все? - спросил он, смотря на меня проницательным взглядом.

"- А что такое? - сказала я.

"- Зачем, по вашему, я запираю эту дверь?

"- Право, не знаю.

"- А для того, чтобы туда не ходили те, которым там делать нечего. Понимаете?

"Он продолжал любезно улыбаться.

"- Если бы я знала...

"- Ну, теперь вы знаете. И если вы еще раз переступите этот порог...- в одно мгновение его улыбка перешла в гримасу бешенства, а лицо приняло дьявольское выражение,- я брошу вас Карло.

"Я так испугалась, что, ничего не сознавая, пробежала к себе в комнату. Опомнившись, я увидела, что лежу на кровати. Тогда я подумала о вас, мистер Холмс. Мне было необходимо посоветоваться с кем-нибудь. Я боюсь жить там, боюсь мистера Рюкэстля, его жены, прислуги, даже ребенка. Все они наводят на меня ужас. Если же вы приедете,- думала я,- все будет хорошо. Конечно, я могла бы бежать из их дома, но любопытство боролось во мне с чувством страха. Наконец,- я решила послать вам телеграмму. Я надела шляпу и пальто, пошла на телеграф, за полмили от дома, дала вам телеграмму, и вернулась домой несколько успокоенной. По мере того, как я подходила к дому, мной овладел ужас при мысли, что собака спущена с цеии, но я вспомнила, что Толлер напился до полного безчувствия, а только он имеет влияние на свирепаго Карло и решается выпускать его. Я проскользнула к себе в комнату и долго не спала от радости, что увижу вас. Сегодня утром я, без всяких затруднений, получила позволение поехать в Винчестер, но должна вернуться к трем часам, потому что Рюкэстли едут в гости, а я остаюсь с ребенком, Ну, теперь я рассказала вам все свои приключения, м-р Холмс, и буду очень рада, если вы объясните мне, что все это значит, а главное - посоветуйте, что мне делать".

Холмс и я с напряженным любопытством слушали эту странную историю. По окончании её Холмс встал со стула и стал ходить по комнате, заложив руки в карманы. Лицо его было чрезвычайно серьезно.

- Толлер все еще пьян? - спросил он.

- Да. Я слышала, как его жена говорила м-с Рюкэстль, что ничего не может поделать с ним.

- Это хорошо. А Рюкэстли сегодня в гостях?

- Да.

- Нет ли в доме погреба с крепким замком?

- Есть. Там держат вино.

- Вы все время действовали, как храбрая, разумная женщина, мисс Гёнтер. Можете ли вы совершить еще один подвиг? Я не просил бы сделать это, если бы не считал вас исключительной женщиной.

- Попробую. В чем дело?

- К семи часам я и мой друг приедем в усадьбу "Под буками". Рюкэстли уедут к этому времени, а Толлер, надеюсь, будет не в состоянии понять что-либо. Остается только миссис Толлер. Если бы вы могли послать ее за чем-нибудь в погреб, а затем запереть ее там на замок, вы значительно бы помогли делу.

- Я сделаю это.

- Превосходно! Тогда мы будем в состоянии основательно изследовать это дело. Конечно, возможно только одно объяснение: вас пригласили затем, чтобы вы изображали ту, которая заключена в известной вам комнате. Это вполне ясно. И если не ошибаюсь, узница не кто иная, как мисс Алиса Рюкэстль, которая, как рассказывают, уехала в Америку. Без сомнения, избрали именно вас, как похожую на нее ростом, фигурой и цветом волос. Ее остригли, вероятно, после какой-нибудь болезни - вот почему и вам пришлось пожертвовать своими волосами. По странной случайности вам попалась её коса. Человек, которого вы видели на дороге, несомненно, её друг, а может-быть, и жених. Видя вас в платье Алисы и так похожей на нее, он, по вашему смеху и жестам, заключил, что мисс Рюкэстль вполне счастлива и не нуждается более в его любви. Собаку выпускают ночью, чтобы помешать ему видеться с девушкой. До сих пор все ясно. Самым серьезным обстоятельством в деле является характер ребенка.

- Какое отношение это может иметь к делу?- вскрикнул я.

- Дорогой мой Ватсон, вы, как врач, постоянно определяете наклонности ребенка, изучая его родителей. Разве не может быть обратно? Я часто распознавал характер родителей, наблюдая их детей. Этот ребенок неестественно жесток; унаследовал ли он эту жестокость от вечно улыбающагося отца (что, по-моему, весьма вероятно) или от матери - во всяком случае плохо бедной девушке, попавшей в их руки.

- Я уверена, что вы правы, мистер Холмс,- сказала наша клиентка.- Теперь мне припоминаются тысячи мелочей, по которым я вижу, что ваши предположения вполне справедливы. О, не будем терять времени и поможем несчастной!

- Надо действовать осторожно, так как мы имеем дело с чрезвычайно хитрым человеком. В семь часов мы будем у вас и, вероятно, скоро выясним дело.

Ровно в семь часов мы подошли к усадьбе, оставив экипаж на постоялом дворе. По группе буков, темные листья которых отливали темным золотом при последних лучах заходящего солнца, мы узнали бы дом, даже если бы мисс Гёнтер не встретила нас на крыльце.

- Устроили? - спросил Холмс.

Откуда-то снизу доносился громкий стук.

- Это стучит м-с Толлер в погребе,- сказала мисс Гёнтер,- Муж её храпит на полу в кухне. Вот его ключи; такие же есть и у мистера Рюкэстля.

- Прекрасно оборудовали дело! - в восторге вскрикнул Холмс. - Теперь ведите нас, и мы скоро покончим с этой темной историей.

Мы отперли дверь, прошли коридор и очутились перед запертой дверью, которую описывала нам мисс Гёнтер. Холмс перерезал веревку и снял засов. Он попробовал несколько ключей, но безуспешно. Изнутри ничего не было слышно, и лицо Холмса омрачилось.

- Надеюсь, мы не опоздали,- проговорил он.- Я думаю, мисс Гёнтер, мы лучше войдем одни, без вас. Ну, идите сюда, Ватсон, посмотрим, не удастся ли нам сломать дверь.

Дверь была старая и сразу подалась. Мы бросились в комнату. Она была пуста. Кроме кровати, столика и корзины белья в ней мичего не было. Окно наверху оказалось открытым, а узница исчезла.

- Тут произошло нечто скверное,- сказал Холмс. - Молодец пронюхал о намерениях мисс Гёнтер и похитил свою жертву.

- Но как?

- Через слуховое окно. Сейчас мы увидим, как он это сделал.

Холмс взлез на крышу.

- Ага! - крикнул он.- Вот тут приставлена лестница. По ней он и спустился.

- Это невозможно,- возразила мисс Гёнтер; - лестницы здесь не было, когда уезжали Рюкэстли.

- Он вернулся домой и приставил ее. Повторяю, он умный и опасный человек. Я не удивляюсь, если он сейчас придет сюда. Смотрите, Ватсон, держите револьвер наготове.

Он только-что успел проговорить эти слова, как в дверях комнаты показался очень толстый мужчина с тяжелой дубиной в руках. При виде его мисс Гёнтер вскрикнула и прижалась к стене, Шерлок Холмс подскочил к нему и закричал:

- Негодяй! Где ваша дочь?

Толстяк оглядел всех нас, потом взглянул на открытое слуховое окно.

- Я должен вас спросить об этом,- громко крикнул он, - негодяи! шпионы, воры! Я поймал вас! Вы в моих руках! Погодите, голубчики.

Он повернулся и быстро побежал вниз.

- Он побежал за собакой! - вскрикнула мисс Гёнтер.

- У меня есть револьвер,- сказал я.

- Закройте лучше входную дверь,- заметил Холмс, и мы все бросились на лестницу; ко едва мы успели добежат до передней, как на дворе послышался сначала лай собаки, а затем ужасный, раздираюший душу крик. Какой-то пожилой человек с красным лицом, шатаясь, вышел из боковой двери.

- Боже мой! - вскрикнул он.- Кто-то отвязал собаку. Ее не кормили два дня. Скорей, скорее! не то будет поздно!

Мы с Холмсом выбежали на двор, Толлер за нами. Громадное, голодное животное вцепилось в горло Рюкэстля, который корчился на земле и кричал от боли. Я подбежал к собаке и выстрелил в упор. Она упала, не разжимая своих острых белых зубов. С большим трудом мы разжали ей челюсти и внесли в дом Рюкэстля, живого, но страшно изуродованнаго. Мы положили его в гостиной на диван и послали отрезвившагося Толлера за мисс Рюкэстль, а я сделал, что мог, чтоб облегчить его страдания. Мы все стояли вокруг раненого, когда вдруг отворилась дверь и в комнату вошла высокая неуклюжая женщина.

- Миссис Толлер! - вскрикнула мисс Гёнтер.

- Да, мисс. М-р Рюкэстль выпустил меня, когда вернулся домой. Ах, мисс, жаль, что вы не открыли мне своих планов, Я бы сказала вам, что ваши труды напрасны.

- Ага! - сказал Холмс, пристально смотря на нее.- Очевидно, миссис Толлер знает больше всех остальных.

- Да, сэр, знаю и готова все рассказать.

- Тогда присядьте, пожалуйста; мы послушаем. Сознаюсь, что тут многое еще неясно для меня.

- Сейчас я объясню вам все,- сказала она.- Разсказала бы и раньше, если бы меня выпустили из погреба. Если дело дойдет до суда,- помните, что я ваш друг и была всегда другом мисс Алисы:

"Мисс Алиса не была вообще счастлива с тех пор, как отец её женился во второй раз. Она не имела никакого голоса в доме, и жилось ей плохо, но стало еще хуже с тех пор, как она познакомилась с мистером Фоулером. Насколько я знаю, у мисс Алисы есть свое отдельное состояние, но она так тиха и терпелива, что предоставляла м-ру Рюкэстлю распоряжаться всем. Он знал, что все изменится, когда появится жених, который потребует выдачи состояния, принадлежащего невесте. Тогда м-р Рюкэстль начал уговаривать ее подписать бумагу, что она предоставляет ему пользоваться её имуществом и в том случае, если выйдет замуж. Он так мучил ее этими уговорами, что у неё сделалось воспаление мозга, и в продолжение шести недель она была при смерти. Наконец, ей сделалось лучше, но от неё осталась лишь тень,- чудные её волосы были обрезаны. Однако, молодой человек остался верен ей и любил ее попрежнему".

- Ага! - сказал Холмс. - Теперь я все понимаю. М-р Рюкэстль решился прибегнуть к системе одиночного заключения?

- Да, сэр.

- И привез мисс Гёнтер из Лондона сюда, чтобы избавиться от неприятного постояиства мистера Фоулера?

- Да, сэр.

- Но мистер Фоулер, как настойчивый человек - каким и следует быть истому моряку - повел осаду на дом и, встретившись с вами, убедил вас, с помощью металлических или иных аргументов, что ваши интересы совпадают с его интересами.

- Мистер Фоулер очень милый, щедрый господин,- невозмутимо сказала миссис Толлер.

- И таким образом он устроил, что у вашего мужа было всегда достаточно водки, а лестница была приготовлена, как только хозяин ушел из дома.

- Так точно, сэр.

- Простите нас за причиненное вам беспокойство, м-с Толлер,- сказал Холмс. - Вы действительно разъяснили нам все, как нельзя лучше. Вот идет врач и м-с Рюкэстль. Я думаю, Ватсон, нам нужно проводить мисс Гёнтер в Винчестер. Наше присутствие здесь едва ли желательно.

Так была раскрыта тайна усадьбы "Под буками". М-р Рюкэстль не умер, но остался навсегда калекой... поддерживаемым заботами его преданной жены. Они все еще живут со своими старыми слугами, которые, вероятно, слишком хорошо знают прежнюю жизнь Рюкэстля. Мистер Фоулер и мисс Рюкэстль повенчались на другой же день после побега. М-р Фоулер занимает теперь какой-то пост на острове св. Маврикия. Что касается мисс Виолетты Гёнтер, то, к сожалению, мой приятель Холмс перестал интересоваться ею, как только узнал, в чем состояла тайна Рюкэстля. Теперь она - начальник частного училища в Уольсалле и, кажется, ведет свое дело очень успешно.

Артур Конан Дойль - Усадьба Под буками (Шерлок Холмс)., читать текст

См. также Артур Конан Дойль (Arthur Ignatius Conan Doyle) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Человек на четвереньках (Шерлок Холмс).
Перевод М. Кан Мистер Шерлок Холмс всегда придерживался того мнения, ч...

Человек с белым лицом (Шерлок Холмс).
Мой друг Уотсон не отличается глубиной ума, зато упрямства ему не зани...