СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Артур Конан Дойль
«Морской договор (Шерлок Холмс).»

"Морской договор (Шерлок Холмс)."

Из приключений Шерлока Холмса.

Перевод с английского А. Репиной.

Москва. Типография Вильде, Малая Кущовка, соб. дом, 1908.

Июль месяц, в год моей женитьбы, останется навсегда памятным мне, благодаря трем интересным делам, в которых мне посчастливилось принимать участие вместе с Шерлоком Холмсом и изучать его метод. Дела эти записаны у меня под названием "Второе пятно", "Морской договор" и "Усталый капитан", Но первое из них касается интересов самых знатных фамилий Англии, и поэтому не может быть опубликовано в настоящее время. А между тем ни одно из дел, которыми занимался Холмс, не может служить лучшей иллюстрацией его аналитического метода, ни одно не произвело более сильного впечатления на близких к Холмсу сотрудников. У меня до сих пор хранится почти буквальный доклад о свидании, во время которого Холмс указывает все подробности дела г. Дюбюку, начальнику парижской полиции, и Фрицу фон-Бальдбауму, известному данцигскому специалисту. Оба эти специалиста совершенно напрасно потратили много энергии на расследование этого дела. Но рассказать все можно будет только в грядущем столетии, а пока я опишу второе из записанных мною происшествий, угрожавшее было стать важным национальным вопросом и отличающееся несколькими подробностями, придающими ему единственный в своем роде характер. В школе я был очень близок с одним из мальчиков - Перси Фельпсом. Ровесник мне по годам, он был старше меня на два класса. Способности у него были блестящия; он получал все награды, какие только давались в школе, и закончил тем, что получил стипендию, которая дала ему возможность продолжать свою победоносную карьеру в Кэмбридже. Насколько я помню, у него была знатная родня, и еще маленькими мальчиками мы знали, что брат его матери - лорд Хольдхёрст, известный консерватор. Это знатное родство приносило ему в школе мало пользы; напротив, нам казалось интересным повалить и отколотить именно его. Другое дело, когда он вступил в свет. До меня доносились слухи, что, благодаря его способностям и знаткым связям, он получил хорошее место в министерстве иностранных дел. Затем он совершенно исчез из моей памяти до тех пор, пока следующее письмо не напомнило мне об его существовании:

"Брайарбрэ, Уокинг.

"Любезный Ватсон, я не сомневаюсь, что вы помните "головастика" Фельпса, бывшего в пятом классе, когда вы учились в третьем. Может-быть, вы слышали, что благодаря влиянию дяди, я получил хорошее место в министерстве иностранных дел и пользовался там доверием и уважением до тех пор, пока ужасное несчастие не разрушило вдруг всей моей карьеры.

"Безполезно было бы описывать вам все подробности этого несчастного случая. Если вы согласитесь исполнить мою просьбу, то мне придется лично рассказать вам все. Я только-что оправился от воспаления мозга, которое продолжалось девять недель, и еще очень слаб. Не можете ли вы навестить меня и привести с собой вашего друга, м-ра Холмса? Мне хотелось бы узнать его мнение насчет одного дела, хотя знатоки и уверяют меня, что больше ничего уже нельзя сделать. Попытайтесь уговорить его и приезжайте как можно скорее. В том ужасном состоянии, в котором я нахожусь, каждая минута кажется часом. Скажите ему, что если я не просил его совета раньше, то не потому, чтобы сомневался в его талантливости, а оттого, что лишился способности соображать с той самой минуты, как удар постиг меня. Теперь рассудок вернулся ко мне, но я боюсь думать слишком много, чтобы не вызвать повторения припадка. Я еще так слаб, что, как видите, принужден диктовать письмо. Постарайтесь привезти его.

Ваш старый товарищ

Перси Фельпс".

Что-то в этом письме,- может-быть, усиленные мольбы о приглашении Шерлока Холмса,- тронуло меня. Тронуло настолько, что даже в том случае, если бы мне представлялась какая-нибудь трудная задача, я выполнил бы ее; а тут я хорошо знал, что Холмс любит свое искусство и всегда готов оказать помощь всякому, кто нуждается в ней. Жена согласилась со мной, что не следует терять ни минуты, и потому через час после завтрака и уже был в своей прежней квартире на улице Бэкер.

Холмс сидел у стола в халате, весь погруженный в какой-то химический опыт. Большая изогнутая реторта неистово кипела на голубоватом пламени бунзеновской лампочки и дистиллированные капли собирались в двухлитровую мензурку. Мой приятель еле взглянул на меня, когда я вошел в комнату. Видя, что он занят каким-то важным опытом, я уселся в кресло и стал ждать. Он погружал свою стеклянную трубочку то в один сосуд, то в другой и, наконец, поставил на стол пробирку. В правой руке у него был лоскуток лакмусовой бумаги.

- Вы пришли как раз в критическую минуту,- проговорил он. Если эта бумажка останется синей - хорошо; если же станет красной, то дело идет о жизни человека.

Он опустил бумажку в пробирку, и она сразу окрасилась в темно-красный цвет.

- Гм! я так и думал! - вскрикнул Холмс.- Через минуту я к вашим услугам, Ватсон. Табак вы найдете в персидской туфле.

Он подошел к письменному столу, набросал несколько телеграым и отдал их мальчику. Потом он бросился в кресло и, подняв колени, охватил их руками.

- Самое обыкновенное убийство,- сказал он.- Мне кажется, у вас есть что-то получше. Вы прямо буревестник преступлений, Ватсон. Что там такое?

Я подал ему письмо, которое он прочел с сосредоточенным вниманием.

- Немногое узнаешь из этого; не правда ли?- заметил он отдавая письмо обратно.

- Почти ничего.

- Только почерк интересный.

- Но ведь писал не он сам.

- Вот именно. Это женский почерк.

- Наверно мужской! - сказал я.

- Нет, женский, и почерк женщины с редким характером. Видите, для начала изследования недурно знать, что клиент состоит в близких отношениях с человеком исключительным но своим добрым или хорошим качествам. Это заинтересовало меня. Если вы готовы, то отправимся сейчас же в Уокинг и взглянем на дипломата, находящагося в таком печальном состоянии, и на даму, пишущую письма под его диктовку.

Нам посчастливилось попасть на ранний поезд в Ватерлоо, и менее чем через час мы уже были в сосновых лесах и среди вереска Уокинга. Брайарбрэ оказался большим особняком, стоявшим среди обширного парка, в нескольких минутах ходьбы от станции. Мы послали наши карточки, и нас ввели в изящно убранную гостиную, куда к нам скоро вышел довольно полный господин, встретивший нас очень гостеприимно. На вид ему было скорее под сорок, чем под тридцать лет, но щеки его были так румяны, а глаза так веселы, что он производил впечатление пухлаго шаловливого ребенка.

- Как я рад, что вы приехали,- сказал он, радушно пожимая нам руки. - перси все утро спрашивал про вас. Он, бедняга, цепляется за каждую соломенку. Его отец и мать просили меня повидаться с вами, так как им тяжело всякое упоминание об этом деле.

- Мы не знаем никаких подробностей,- заметил Холмс.- Вы, как я замечаю, также не член их семьи.

Наш новый знакомец сначала удивился, потом взглинул вниз и рассмеялся.

Вы, вероятно, видели монограмму "Дж. Г." на моем брелоке,- сказал он.- Одно мгновение я подумал, что вы слишком догадливы. Меня зовут Джозеф Гаррисон, и так как Перси должен жениться на моей сестре Анни, то я стану его родственником. Вы увидите мою сестру в его комнате: в продолжение двух месяцев она неусыпно ухаживает за ним. Не пойти ли нам к нему сейчас же? Я знаю, с каким нетерпением он ожидает вас.

Комната, куда он повел нас, была в одном этаже с гостиной. Она представляла собой нечто среднее между будуаром и спальней и была вся заставлена цветами. Молодой человек, очень бледный и истощенный, лежал на кушетке у открытого окна, через которое доносился чудный запах из сада и напоенный ароматами летний воздух. Рядом с ним сидела женщина, которая встала при нашем появлении.

- Уйти мне, Перси? - спросила она. Он удержал ее за руку.

- Как поживаете, Ватсон? - ласково сказал он.- Я никогда не узнал бы вас с этими усами, да, я думаю, и вы не признали бы меня. Это, вероятно, ваш знаменитый друг м-р Шерлок Холмс?

Я представил их друг другу и мы сели. Толстый господин вышел из комнаты, но сестра его осталась и продолжала держать руку больного. Это была женщина поразительной наружности - небольшого роста, слишком полная, но с чудным, оливковым цветом лица, большими, темными, как у итальянки, глазами и роскошными черными волосами. Яркий цвет её лица еще более оттенял худобу и смертельную бледность молодого человека.

- Не буду отнимать у вас времени и сраэу перейду к делу,- сказал он, приподнимаясь на кушетке. Я был счастлив, м-р Холмс, успех сопровождал меня во всем, как вдруг на кануне женитьбы, внезапное, страшное несчастье разбило все мои надежды на будущее.

"Может-быть, Ватсон говорил вам, что я служил в министерстве иностранных дел и, благодаря влиянию моего дяди, лорда Хольдхёрста, быстро получил ответственное место. Когда дядя сделался министром иностранных дел, он стал давать мне конфиденциальные поручения, и так как мне удавалось всегда успешно выполнять их, то он, наконец, вполне убедился в моих способностях и такте.

"Почти десять недель тому назад - именно 23-го мая - он позвал меня к себе в комнату и, по хвалив меня за успешное окончэние данного мне дела, сказал, что хочет дать мне новое конфиденциальное поручение.

"- Вот,- сказал он, вынимая серый сверток из своего бюро,- вот оригинал секретного договора между Англией и Италией, некоторые слухи о котором, к сожалению, уже проникли в печать. Крайне важно скрыть остальное. Французское, или русское, посольства заплатили бы огромные деньги, чтобы узнать подробности этих бумаг. Я ни за что не выпустил бы их из своего бюро, если бы не нужны были копии. Есть у тебя в канцелярии письменный стол?

"- Да, сэр.

"- Ну, так возьми договор и запри его в стол. Я отдал приказание, чтобы ты остался позже других, так что ты можешь переписать бумаги на свободе, не боясь, что кто-нибудь подсмотрит. Когда кончишь, запри в стол оригинал и копию и отдай мне лично завтра и то и другое.

"Я взял бумаги и..."

- Извините, одну минутку,- сказал Холмс;- во время этого разговора вы были одни?

- Совершенно одни.

- В большой комнате?

- Тридцать футов по каждой стене.

- В средине ея?

- Приблизительно, да.

- И говорили тихо?

- Дядя всегда говорит замечательно тихо. Я же почти ничего не говорил.

- Благодарю вас,- сказал Холмс, закрывая глаза,- пожалуйста, продолжайте.

- Я сделал все, как он велел, и стал ожидать, когда уйдут другие чиновники. Одному из них, работавшему в моей комнате, Чарльзу Горо, надо было доделать какую-то работу. Я оставил его и пошел обедать. Когда я вернулся, он уже ушел. Мне очень хотелось поскорее окончить работу, так как я узнал, что Джозеф - мистер Гаррисон, которого вы только-что видели,- в городе и поедет в Уокинг с одиннадцатичасовым поездом, на который я также рассчитывал попасть если будет возможно.

"Когда я стал рассматривать договор, то убедился, что дядя нисколько не преувеличивал его значения. Не буду сообщать вам подробностей, скажу только, что он определяли положение Великобритании относительно тройственного союза и предуказывал образ действия страны в случае, если французский флот приобретет большие преимущества над итальянским в Средиземном море. Разбирались вопросы специально морские. В конце стояли подписи сановников, подписавших договор. Я пробежал бумагу глазами и принялся списывать ее.

"Этот длинный документ, написанный по-французски, содержал двадцать шесть отдельных статей. Я писал, как только мог скоро, но к девяти часам успел списать только девять статей и потерял всякую надежду попасть на поезд. Какая-то сонливость и тупость овладели мной - частью под влиянием обеда, а частью вследствие работы в течение целаго дня. Я подумал, что, может-быть, чашка кофе освежит меня. В маленькой комнатке под лестницей всегда дежурит курьер, который, в случае нужды, может сварить на спиртовой лампочке кофе для заработавшихся чиновников. Я позвонил, чтобы он пришел.

"К моему удивлению, на зов явилась какая-то толстая пожилая женщина с грубым лицом, в переднике. Она сказала, что она жена курьера и занимается поденной работой. Я приказал ей дать кофе.

"Я переписал еще две статьи и, почувствовав еще большую сонливость, встал и принялся ходить по комнате, чтобы размять ноги. Кофе мне еще не подали. Не понимая причины задержки, я отворил дверь в коридор и пошел узнать, в чем дело. От комнаты, в которой я работал, идет слабо освещенный коридор. Он заканчивается извилистой лестницей, внизу которой находится комната курьера. На половине лестницы есть маленькая площадка, на которую под прямым углом выходит другой коридор. Этот коридор ведет, по другой маленькой лестнице, к маленькой двери, через которую ходит прислуга, а также чиновники для сокращения пути из Чарльз-Стрит. Вот грубый набросок расположения комнат".

набросок расположения комнат (Шерлок Холмс)   

- Благодарю вас. Мне кажется, я вполне понимаю вас,- сказал Шерлок Холмс.

- Чрезвычайно важно, чтобы вы обратили внимание на этот пункт. Я спустился по лестнице в переднюю и увидел, что курьер крепко спит, сидя перед кофейником, стоявшим на спиртовой лампочке. Вода в кофейнике кипела так яростно, что брызги её падали на пол. Я только-что протянул руку, чтобы растолкать курьера, продолжавшего спать крепчайшим сном, как над головой его раздался сильный звон колокольчика. Он проснулся, вскочил на ноги и с недоумением взглянул на меня.

"- Мистер Фельпс, сэр! - проговорил он.

"- Я пришел посмотреть, готов ли мой кофе.

"- Я кипятил воду, да и заснул, сэр.

"Он посмотрел на меня и затем, с вьгражением еще большего изумления, взглянул на все еще продолжавший звонить колокольчик.

"- Если вы здесь, сэр, то кто же звонит в колокольчик? - спросил он.

"- Колокольчик? - сказал я.- Что это за колокольчик?

"- Это колокольчик из той комнаты, в которой вы работали.

"Ужас оледенил мне сердце. Значит, кто-нибудь был в комнате, где на столе лежал мой драгоценный договор. Я, как безумный, сбежал с лестницы и побежал по коридору. Ни в коридоре, ни в комнате никого не было, мистер Холмс. Все было в полном порядке, но порученных мне бумаг на столе не оказалось. Копия лежала на месте, а оригинал исчез."

Холмс сидел на кресле, потирая руки. Я видел, что дело ему вполне по сердцу.

- Скажите, пожалуйста, что же вы тогда сделали? - проговорил он.

- Я сейчас же понял, что вор, должно-быть, пробрался на лестницу через боковую дверь. Я бы встретился с ним, если бы он вошел другим ходом.

- Вы, уверены, что он не мог прятаться все время в комнате или в коридоре, слабо освещенном по вашим словам?

- Это совершенно невозмождо. Крыса не могла бы спрятаться в комнате или в коридоре. Там нет ни одного укромного местечка.

- Благодарю вас. Продолжайте.

- Курьер угадал по моему побледневшему лицу, что произошло что-то неладное, и пошел за мной наверх. Мы оба быстро пробежали по коридору и по крутой лестнице, которая ведет на Чарльз-Стрит. Дверь была заперта, но не на замок. Мы распахнули ее и выбежали на улицу. Я хорошо помню, что в эту минуту на соседней церкви пробило три удара. Было три четверти десятаго.

-Это чрезвычайно важно,- проговорил Холмс, записывая на манжетке рукава.

- Ночь была очень темная; накрапывал теплый дождик. На Чарльз-Стрите было безлюдно, но в конце Уайтголля царило обычное оживление. Без шляп мы выбежали на улицу, на отдаленном конце которой стоял полицейский.

- Произошло воровство! - задыхаясь, проговорил я. - Из министерства иностранных дел украден очень важный документ. Не проходил ли здесь кто-нибудь?

"- Я стою здесь четверть часа, сэр,- ответил полицейский. - За это время прошла только одна пожилая высокая женщина в шали.

"- Ах, это моя жена,- сказал курьер. - А больше никто не проходил?

"- Никто.

"- Ну, значит, вор прошел другой дорогой,- проговорил курьер, дергая меня за рукав.

"Но я не удовольствовался этим; к тому же очевидные старания курьера увести меня только усилили мои подозрения.

"- В которую сторону пошла эта женщина?- крикнул я.

"- Не знаю, сэр. Я видел ее, но не обратил особого внимания. Мне показалось, что она торопилась куда-то.

"- Как давно это было?

"- О, только несколько минут тому назад!

"- Минут пять?

"- Да, не более того.

"- Сэр, вы только теряете время, когда важна каждая минута - поверьте мне на слово: старуха моя тут ни при чем, и пойдемте в тот конец улицы. Ну, если вы не пойдете, я пойду один,- и он бросился в другую сторону.

"Но я догнал его и схватил за рукав.

"- Где вы живете? - спросил я.

"- No 16 Анви-Лэн, Брикстон,- ответил он,- но не идите по ложному следу, мистер Фельпс. Пойдемте в другой конец улицы и посмотрим, не узнаем ли там чего-нибудь.

"Я ничего не терял, исполняя его совет, и потому мы оба вместе с полицейским бросились на противоположный конец улицы. Народу там было очень много, но так как погода была сырая, то все торопились укрыться куда-нибудь. Прогуливающихся, к которым можно было бы обратиться с вопросами, не оказывалось.

"Затем мы вернулись в канцелярию и обыскали всю лестницу и коридор, но безуспешно. Коридор, ведущий в комнату, покрыт светлым линолеумом, на котором очень ясно отпечатлевается всякое пятно, Мы внимательно оглядели его, но не нашли следов ног".

- Дождь шел целый вечер?

- Начиная с семи часов.

- Как же так женщина, вошедшая в комнату около девяти, не запачкала линолеума своими грязными сапогами?

- Я рад, что вы предложили этот вопрос. Он мне пришел также в голову тогда. Поденщицы обыкновенно снимают сапоги внизу у курьера и надевают туфли.

- Это очевидно. Итак, следов не было видно, несмотря на сырую погоду? Сцепление обстоятельств, действительно, очекь интересное. Что же вы затем сделали?

- Мы обыскали и комнату. Потайной двери тут не могло быть, а окна находятся на высоте тридцати футов от земли; оба они были заперты изнутри. Ковер исключает всякую мысль о люке, а потолок самый простой, выбеленный клеевой краской. Я готов прозакладывать свою жизнь, что вор вышел через двор.

- А камин?

- Там нет его. Есть только печка. Шнурок колокольчика висит как раз направо от моего стола. Тот, кто звонил, подошел для этого прямо к столу. Но зачем бы преступнику звонить в колокольчик? Это просто неразрешимая задача.

- Действительно, случай необычайный. Что же вы предприняли потом? Вы, вероятно, осмотрели всю комнату, чтобы найти какие-либо следы преступника - окурок сигары, оброненную перчатку или шпильку, или какую-нибудь другую мелочь?

- Там не было ничего подобного,

- А запаха?

- Ну, мы об этом не подумали;

- Ах, запах табаку имел бы для нас очень важное значение в этом случае.

- Я никогда не курю сам и поэтому думаю что заметил бы запах табаку. Вообще не было положительно никаких данных. Единственным осязательным фактом является то обстоятельство, что жена курьера - миссис Тэнджей - торопливо ушла из данного места. Сам курьер объяснил только, что она уходила почти всегда в то время. Полицейский и я решили, что лучше всего схватить эту женщину, пока бумаги еще у нея,

"Между тем слух об этом происшествии дошел до полиции. Явился сыщик, м-р Форбс, и энергично принялся за дело. Мы наняли экипаж и через полчаса приехали по данному адресу. Нам отворила дверь какая-то молодая женщина, оказавшаеся старшей дочерью м-с Тэнджей. Она сказала, что мать еще не возвращалась, и попросила нас подождать ее в передней комнате.

"Минут через десять кто-то постучался в дверь, и тут мы сделали первую серьезную ошибку, за которую я упрекаю себя. Вместо того, чтоб отворить дверь самим, мы допустили дочь сделать это и слышали, как она сказала: "Мать, тут дожидаются тебя двое людей". Мгновение спустя мы услышали чьи-то поспешные шаги. Форбс распахнул дверь, и мы оба вбежали в заднюю комнату или кухню, но женщина обогнала нас. Она смотрела на нас вызывающим взглядом. Внезапно она узнала меня, и выражение полного изумления показалось на её лице.

"- Да неужели же это м-р Фельпс из канцелярии! - вскрикнула она.

"- Ну, а за кого же вы приняли нас, когда убежали? - спросил мой товарищ.

"- Я думала, вы за долгом,- ответила она.- У нас тут вышли неприятности с одним торговцем.

"- Это вы неудачно придумали,- ответил Форбс. - У нас имеются данные предполагать, что вы взяли важную бумагу из министерства иностранных дел и убежали, чтоб отдать ее кому-то. Вы поедете с нами в полицию, и вас обыщут там.

"Напрасно она протестовала и сопротивлялась. Привели карету, и мы отправились все втроем. Но сначала мы осмотрели кухню, и особенно плиту, чтобы посмотреть, не сожгла ли она бумаг в ту минуту, как осталась одна. Однако мы не нашли ни золы, ни каких бы то ни было остатков. Как только мы приехали в "Scotland Yard", мы велели немедленно приставленной для этого женщине обыскать ее, Я ждал с мучительной тревогой результатов обыска. Бумаг у подозреваемой не оказалось.

"Тогда только я понял весь ужас моего положения. До тех пор я только действовал, и деятельность заглушала мысли. Я был так уверен в том, что найду договор, что не решался даже подумать о том, что будет, если он пропал. Но теперь делать было нечего, и я мог на досуге уяснить себе мое положение. Это было ужасно! Ватсон может сказать вам, что в школе я был нервным, чувствительным мальчиком. Таков уж я по натуре. Я подумал о дяде и его товарищах по кабинету, о позоре, который я навлек на него, на себя, на всех моих родных. Что из того, что я жертва необыкновенного случая? Никакие случайности не допускаются там, где затронуты дипломатические интересы. Я погиб, погиб постыдно, безнадежно. Не помню, что я сделал. Думаю, что разыграл целую сцену. Мне смутно припоминается, как вокруг меня собралась толпа чиновников, старавшихся утешить меня. Один из них отвез меня на Ватерлоо и посадил в поезд, шедший в Уокинг. Я думаю, он проводил бы меня до дома, если бы в том же поезде не ехал доктор Феррьер, который живет по соседству со мной. Доктор чрезвычайно любезно согласился взять меня на свое попечение и хорошо сделал, потому что на станции у меня сделался припадок, и прежде чем мы доехали до дома, я стал буйным и сумасшедшим.

"Можете себе представить, каково было состояние боях близких, когда звонок доктора разбудил их и они увидели меня в подобном положении. Бедная Анни - вот она - и моя мать были в полном отчаянии. Доктор Феррьер слышал кое-что на станции от сыщика и передал им все. Понятно, это не улучшило дела. Очевидно было, что у меня будет продолжительная болезнь. Поэтому Джозефа выгнали из его уютной спальни и поместили тут меня. Здесь я лежал целых девять недель, мистер Холмс, без сознания. У меня было воспаление мозга. Если бы не уход мисс Гаррисон и не лечение доктора - вы бы не говорили сегодня со мной. Анни ухаживала за мной днем, а no ночам за мной смотрела сиделка, так как в припадках бешенства я был способен на все. Разсудок мой прояснялся медленно, а память вернулась только в последние три дня. По временам я желаю, чтобы она и вовсе не возвращалась, Первым моим делом было телеграфировать м-ру Форбсу, в руках которого находится дело. Он приехал и сказал мне, что, несмотря на все усилия, ему не удалось найти нити, за которую можно было бы ухватиться. Курьера и его жену расспрашивали чрезвычайно подробно, но не могли ничего добиться от них. Тогда подозрение полиции пало на молодого Горо, который, если помните, оставался в этот вечер на службе позже других. Единственным поводом к подозрению являлось то обстоятельство, что он остался, когда ушли другие, и носит французскую фамилию; но я начал работу только после его ухода, а его родные, хотя и гугенотского происхождения, но по своим симпатиям и традициям такие же антличане, как мы с вами. Подозрения ничем не подтвердились, и дело на том и окончилось. Обращаюсь к вам, м-р Холмс, как к последней моей надежде. Если и вы не поможете мне, то моя честь и карьера погублены навеки".

Больной, обезсиленный долгим рассказом, опустился на подушку, и добровольная сиделка дала ему выпить какого-то подкрепляющего лекарства. Холмс молча сидел, откинув голову и закрыв глаза. Посторонний мог бы подумать, что он слушает совершенно безучастно, но я видел, что он был весь внимание.

- Вы рассказали все так ясно,- наконец, проговорил он,- что мне остается предложить вам очень мало вопросов. Однако есть один чрезвычайно важный. Вы никому не рассказывали о возложенном на вас поручении?

- Никому.

- А например, мисс Гаррисон?

- Нет. Я не был в Уокинге в промежуток между получением поручения и его выполнением.

- И не виделись, случайно, с кем-нибудь из близких?

- Нет.

- Знает ли кто-нибудь из них ход в канцелярию?

- О, да, все.

- Впрочем, раз вы говорите, что никому не рассказывали про договор, то эти вопросы не идут к делу.

- Я ничего не говорил.

- Что вы знаете о курьере?

- Ничего, кроме того, что он отставной солдат.

- Какого полка?

- Слышал, что гвардейскаго... "Кольдстрим"

- Благодарю. Не сомневаюсь, что Форбс сообщит мне некоторые подробности. Чиновники отлично умеют собирать факты, хотя не всегда использывают их... Что за прелестный цветок - розы!

Он прошел мимо кушетки к открытому окну и приподнял склонившийся стебель розы, любуясь на красивое сочетание пурпурового и зеленого цветов. Для меня это увлечение являлось новой чертой в характере Холмса, так как мне ни разу не приходилось видеть, чтобы он особенно инте ресовался такими предметами.

- Нет ничего, в чем выводы были бы так необходимы, как в религии,- проговорил Холмс, прислоняясь к ставням. - Человек рассуждающий может тут построить все как в точных науках. Мне кажется, что нашу высшую уверенность в благости Провидения можно основывать именно на цветах. Все другое - силы, желания, пища - насущная необходимость. А эта роза - роскошь. Ея запах и цвет - украшения жизни, но не необходимые условия ея. Только благость дает излишества, и потому-то я говорю, что цветы должны поддерживать в нас надежду.

Во время этой тирады Холмса выражение удивления и разочарования показалось на лице Перси Фельпса и его сиделки. Он впал в мечтательное настроение, продолжая держать розу в руках. Мисс Гаррисон прервала молчание.

- Как вы полагаете, есть надежда разрешить эту тайну, м-р Холмс?- спросила она с оттенком колкости в голосе.

- О, тайну! - ответил он, вздрогнув и как бы возращаясь к прозе жизни. - Было бы нелепым отрицать, что дело чрезвычайно трудное и сложное, но обещаю вам хорошенько заняться им и сообщить все обстоятельства, которые обратят на себя мое внимание.

- Видите ли вы какую-либо нить?

- Вы дали мне целых семь, но конечно, мне нужно испробовать их прежде, чем решить, пригодны ли оне.

- Вы подозреваете кого-нибудь?

- Самого себя...

- Как? Что это значит?

- Подозреваю самого себя в том, что вывел заключения слишком поспешно.

- Так отправляйтесь в Лондон и проверьте ваши заключения.

- Превосходный совет, мисс Гаррисон,- сказал Холмс, вставая.- Я думаю, Ватсон, это лучшее, что мы можем сделать. Не предавайтесь ложным надеждам, м-р Фельпс. Дело очень запутанное.

- Я буду ожидать вас с лихорадочным нетерпением,- ответил молодой человек.

- Хорошо, я приеду завтра утром с тем же поездом, хотя, по всем вероятиям, не сообщу вам ничего новаго.

- Да благословит вас Бог за это обещание,- воскликнул. больной; - я оживаю при мысли, что возможно что-нибудь сделать. Между прочим, я получил письмо от лорда Хольдхёрста.

- Aral Что же он пишет?

- Письмо холодное, но не резкое. Я думаю, от резкости его удержала моя серьезная болезнь. Он повторяет, что дело чрезвычайно важное, и прибавляет, что ничего не будет предпринято относительно моей будущности - под этими словами он, конечно, подразумевает отставку,- пока я не понравлюсь и мне не представится возможность исправить беду.

- Ну, это разумно и деликатно,- сказал Холмс.- Ѣдем, Ватсон. В городе нам предстоит много дела.

М-р Джозеф Гаррисон отвез нас на станцию, и скоро мы уже неслись в портсмутском поезде.

- Очень весело въезжать в Лондон по одной из этих линий, которые проходят так высоко, и откуда вам открывается вид на дома, подобные этому.

Я думал, что он шутит, потому что вид был довольно мрачный, но он скоро объяснил свою мысль.

- Посмотрите на эти большие, отдельные группы построек, возвышающиеся над сланцевыми крышами, как кирпичные острова среди моря свинцового света.

- Школьные здания.

- Маяки, мой милый! Светильники будущаго! Семенные коробочки с сотнями светлых зернышек в каждой, из которых выйдет будущее, лучшее, более умное поколение Англии. Как вы думаете, этот Фельпс не пьет?

- Думаю, что нет.

- И я полагаю то же. Но следует допускать всякие предположения. Бедняга попал в сильную передрягу, и еще вопрос, удастся ли кам выручить его. Что вы думаете о мисс Гаррисон?

- Девушка с сильным характером.

- Да, но порядочная, или я сильно ошибаюсь. Она и её брат - единственные дети железного фабриканта, где-то около Нортумбэрленда. Фельпс сделал ей предложение, стал её женихом во время путешествия в прошлом году, и она приехала сюда, в сопровождении брата, чтобы познакомиться с своими будущими родными. Тут произошла катастрофа, и она осталась ухаживать за своим возлюбленным. Брату Джозефу понравилось здесь, и он также остался. Как видите, я навел уже несколько справок. Но сегодняшний день весь должен быть посвящен справкам.

- Моя практика...- начал я.

- О, если ваши дела интереснее моих...- возразил Холмс несколько резко.

- Я хотел только сказать, что моя практика может обойтись без меня день другой - теперь ведь самое тихое время года.

- Превосходно,- сказал Холмс. Хорошее расположение духа вернулось к нему.- Ну, так мы вместе займемся делом. Я думаю, прежде всего нам нужно повидаться с Форбсом. Он, вероятно, расскажет нам все необходимые подробности так, что мы будем знать, как подойти к делу.

- Вы сказали, что нашли нить.

- Даже несколько; но пригодности их мы можем испытать только путем новых справок. Труднее всего выследить преступление, цель которого неизвестна. Нельзя сказать этого про данное преступление. Кому оно может быть полезно? Французскому посланнику, русскому, тому, кто может продать бумаги одному из них, и, наконец, лорду Хольдхёрсту.

- Лорду Хольдхёрсту?

- Ведь возможно допустить, что государственный деятель может быть в таком положении, что случайное исчезновение подобного докумеита не особенно огорчило бы его.

- Только не человек такой безупречной репутации, как лорд Хольдхёрст.

- Однако нам нельзя не принять этого во внимание. Мы сегодня повидаемся с благородным лордом и увидим, не скажет ли он нам чего-нибудь. А пока я уже навожу справки.

- Уже наводите?

- Да, со станции Уокинг я телеграфировал во все вечерния лондонские газеты. Вот какое объявление появится в них.

Он передал мне листок бумаги, вырванной из записной книжки. На нем было написано карандашем:

"10 фунтов награды тому, кто сообщит номер кэба, привезшего седока к подъезду министерства иностранных дел или неподалеку от него 23-мая в три четверти десятого вечера. Дать знать 221, улица Бэкер".

- Вы уверены, что вор приехал в кэбе?

- Если и не в кэбе - неважность. Но если м-р Фельпс не ошибается, говоря, что в комнате негде скрыться, то вор должен был притти извне. Если он пришел в такую сырую ночь и не оставил следов на линолеуме, который осматривали через несколько минут после происшествия, то весьма вероятно, что он приехал в кэбе. Да, мне кажется, что мы смело можем остановиться на кэбе.

- Это возможно.

- Вот одна из тех нитей, о которых я говорил. Она может довести нас до чего-нибудь. А затем колокольчик... главнейшая особенность дела. Отчего зазвонил колокольчик? Может-быть, вор дернул его, бравирая опастность? Или, может-быть, кто-нибудь бывший с вором дернул звонок, чтобы предупредить преступление. Была ли это простая случайность? Или...

Холмс снова погрузился в глубокое, безмолвмое раздумье, но мне, привыкшему ко всем его настроениям, показалось, что в его уме возникла внезапно новая догадка.

Было двадцать минут четвертого, когда мы приехали на вокзал и, наскоро позавтракав в буфете, отправились в "Scotland Yard". Холмс уже телеграфировал Форбсу, и он ожидал нас. Это был маленький человек с проницательным, но вовсе не любезным выражением лисьяго лица. Он встретил нас холодно и стал еще холоднее, когда услышал причину нашего посещения.

- Слышал я о вашем способе вести дела, м-р Холмс,- колко проговорил он.- Пользуетесь всеми данными, добытыми полицией, а потом стараетесь окончить дело сами, набросив тень на тех, которые начали розыски.

- Напротив,- возразил Холмс.- Из пятидесяти трех моих последних дел мое имя упоминается только в четырех, а в сорока девяти остальных вся честь принадлежит полиции. Я не виню вас в том, что это неизвестно вам: вы молоды и неопытны; но если желаете достигнуть успеха в вашей новой деятельности, то вам следует работать со мной, а не против меня.

- Я был бы очень рад некоторым указаниям,- сказал сыщик, изменяя тон,- До сих пор, правда, я не имел никакого успеха.

- Какие шаги вы сделали?

- Подозрение пало на курьера Тэнджей. Аттестат из полка у него прекрасный, и никаких улик против него нет. Но жена у него плохая. Я думаю, она знает больше, чем говорит.

- Вы проследили за ней?

- Мы приставили к ней одну из наших женщин. М-с Тэнджей пьет; наша поверенная два раза разговаривала с ней, когда та была навеселе, но ничего не добилась.

- Насколько я слышал, у них была назначена продажа с аукциона.

- Да, но долг был уплачен.

- Откуда они взяли деньги?

- Он получил свою пенсию; но вообще незаметно, чтобы у них были деньги.

- Чем она объяснила свое появление на звонки м-ра Фельпса?

- Она сказала, что муж её очень устал, и она хотела помочь ему.

- Конечно, это подтверждается тем, что немного позднее он оказался спящим на стуле. Итак, против него нет улик, кроме репутации жены. Спросили вы ее, почему она так спешила в тот вечер? Ея поспешность обратила на нее внимание констэбля.

- Она запоздала и торопилась домой.

- Указали вы ей на то, что вы и м-р Фельпс были у неё на квартире раньше ея, хотя она вышла на двадцать минут раньше вас?

- Она объясняет это разницей между омнибусом и кэбом.

- Объяснила она, почему, придя домой, пробежала прямо в кухню?

- Потому что там у неё лежали деньги, которыми она уплатила долг.

- Однако, у неё есть ответ на все. Спрашивали ли вы ее, не видела ли она кого-нибудь на Чарльз-Стрите?

- Только констэбля.

- Ну, вы, кажется, допросили ее достаточно подробно. Что вы еще сделали?

- В продолжение девяти недель следили за Горо, но безуспешно. Против него нет ни малейших улик.

- Еще что?

- Да, ничего, нет вовсе улик.

- Есть у вас какое-нибудь предположение, отчего звонил колокольчик?

- Должен сознаться, что теряюсь в догадках. Надо обладать большим хладнокровием, чтобы сделать такую штуку.

- Да, очень странный поступок. Очень благодарен вам за сообщения. Дам вам знать, если удастся предоставить виновнаго. Идем, Ватсон.

- Куда же мы отправимся теперь? - спросил я, когда мы вышли на улицу.

- Поедем интервьюировать лорда Хольдхёрста, кабинет-министра и будущего премьера Англии.

Нам посчастливилось застать лорда Хольдхёрста в его помещении на Доунингь-Стрит. Холмс послал свою визитную карточку, и нас сейчас же приняли. Государственный деятель принял нас со свойственной ему старомодной вежливостью и усадил нас на роскошные кресла, стоявшие по бокам камина. Стоя между нами на ковре, лорд Хольдхёрст, высокий, тонкий, с резко очерченным, задумчивым лицом, с кудрявыми, преждевременно поседевшими волосами, казался олицетворением не часто встречающего типа истого благородного вельможи.

- Ваша фамилия очень знакома мне, м-р Холмс,- улыбаясь, проговорил он.- И, конечно, я не сомневаюсь насчет цели вашего посещения. Только один случай, происшедший в здешнем министерстве, мог привлечь ваше внимание. Можно узнать, чьи интересы вы представляете?

- Интересы м-ра Перси Фельпса,- ответил Холмс.

- Ах, моего несчастного племянника! Вы понимаете, что именно вследствие нашего родства мне труднее защитить его, чем любого посторонняго. Боюсь, что этот случай очень дурно огразится на его карьере.

- Но если документ будет найден?

- Тогда, конечно, дело другое.

- Мке хотелось бы предложить вам несколько вопросов, лорд Хольдхёрст.

- Буду счастлив дать вам все сведения, какие только могу.

- Наставления относительно переписки документа вы давали в этой комнате?

- Да.

- Следовательно, вряд ли кто мог подслушать вас?

- И речи не может быть об этом.

- Говорили ли вы кому-нибудь, что намереваетесь отдать переписать договор?

- Никому.

- Вы уверены в этом?

- Совершенно уверен.

- Ну, если вы ничего не говорили о документе и м-р Фельпс также не говорил, а кроме вас никто не знал об этом, то присутствие вора в комнате является случайным. Он просто воспользовался подвернувшимся ему счастливым случаем.

Лорд Хольдхёрст улыбнулся.

- Тут уже кончается предел моих знаний,- сказал он.

Холмс задумался на одно мгновение.

- Есть один очень важный пункт, о котором я хочу поговорить с вами,- сказал он.- Насколько я знаю, вы опасались очень серьезных последствий в том случае, если бы договор стал известен?

Тень пробежала по выразительному лицу министра.

- Да, последствия могут быть очень серьезные.

- И они уже обнаружились?

- Нет еще.

- Если договор попадет во французское или русское посольство, вы, вероятно, узнаете об этом?

- Конечно,- ответил лорд Хольдхёрст, и на лице его выразилось неудовольствие.

- Так как с тех пор прошло уже почти десять недель и о бумаге ничего не слышно, то нельзя ли предположить, что, по какой-либо причине, она не попала ни в одно из посольств?

Лорд Хольдхёрст пожал плечами.

- Нельзя же предположить, м-р Холмс, чтобы вор украл договор только для того, чтоб вставить его в рамку и повесить на стену.

- Может-быть, он поджидает, кто даст высшую цену?

- Если подождет еще немного, то ничего не получит. Через несколько месяцев договор перестанет быть тайной.

- Это чрезвычайно важно,- сказал Ходмс,- Конечно, можно предположить внезапную болезнь вора...

- Например, воспаление мозга? - спросил министр, бросая проницателыний взгляд на своего собеседника.

- Я этого не говорю,- невозмутимо ответил Холмс.- Но мы отняли у вас слишком много дорогого времени, лорд Холъдхёрст, а потому позвольте проститься с вами.

- Полного успеха, кто бы ни был виновный,- сказал Хольдхёрст, провожая нас до дверей.

- Прекрасный человек,- заметил Холмс, когда мы вышли на улицу.- Но трудно ему поддерживать свое положение с должным достоинством. Он далеко не богат. Вы, конечно, заметили, что на сапогах новые подметки? Ну, Ватсон, не стану вас больше отвлекать от вашей работы: сегодня я ничего не буду делать; подожду ответа на объявление насчет кэба. Но был бы очень благодарен вам, если бы вы поехали со мной завтра утром в Уокинг с тем же поездом, как сегодня.

На следующее утро я встретил его на станции, и мы вместе поехали в Уокинг. Он сказал мне, что не получил ответа на объявление и не узнал никаких новых данных. Выражение лица Холмса, когда он хотел, было невозмутимо, как у краснокожаго, и по его виду я не мог вывести заключения, доволен ли он положением дела, или нет, Как я помню, он разговаривал о системе измерений Бертильона и восторгался французским ученым.

Больного мы нашли, как и раньш, на попечении его усердной сиделки. На вид ему было гораздо лучше. Когда мы вошли, он встал с кушетки и свободно пошел навстречу нам.

- Что новаго? - торопливо спросил он.

- Как я и опасался, не могу сказать вам ничего верного,- отвегил Холмс. - Видел я и Форбса, и вашего дядюшку, и начал розыски по двум следам; может-быть, что-нибудь и выйдет из этого.

- Так вы не отчаиваетесь?

- Нисколько.

- Да благославит вас Бог за это!- вскрикнула мисс Гаррисон.- Не будем только терять надежды и терпения - и правда откроется.

- Мы можем вам рассказать больше, чем вы нам,- сказал Фельпс, садясь на кушетку.

- Я надеялся на это.

- Да, сегодня ночью с нами случилось происшествие, которое могло бы иметь весьма важные последствия,- проговорил Фельпс. Выражение лица его стало очень серьезным, и нечто похожее на страх мелькнуло в его глазах.- Знаете ли, я начинаю думать, что я бессознательно являюсь центром какого-то ужасного заговора, направлекного против моей жизни и чести.

- А! - вскрикнул Холмс.

- Это кажется невероятным, потому что, насколько я знаю, у меня нет врагов. Но после того, что произошло ночью, я не могу притти к иному заключению.

- Пожалуйста, расскажите мне все.

- Надо вам сказать, что в эту ночь я спал в первый раз со времени моей болезни один в комнате, без сиделки. Мне было настолько лучше, что я решил обойтись без нея, но оставил себе ночник. Около двух часов утра я заснул, но был внезапно разбужен наким-то легким шумом, как будто мышь грызла доску. Несколько времени я прислушивался к этому звуку. Звук становился все громче и громче, и, наконец, у окна послышался металлический лязг. Я поднялся на кровати в полном изумлении. Всякое сомнение исчезло. Кто-то просовывал инструмент в узкую щель между створками ставен и приподымал болт.

"Затем наступила пауза, длившаеся минут десять, Очевидно, кто-то прислушивался, не проснулся ли я от шума. Потом я услышал, как отворилось окно медленно, с тихим скрипом. Я не мог выдержать дольше, потому что нервы мои уж не те, что прежде, вскочил с кровати и распахнул ставни. У окна, на земле, притаился какой-то человек, Он исчез с быстротой молнии, так что я не мог рассмотреть его. На нем было что-то в роде плаща, которым он прикрывал нижнюю часть лица. В одном я только не сомневаюсь - это в том, что в руках у него было какое-то орудие, как-будто длинный нож. Я ясно видел блеск его, когда незнакомец бросился бежать".

- Это чрезвычайно интересно.- сказал Холмс. - Ну, что же вы сделали тогда?

- Будь я сильнее, я выскочил бы в открытое окно и бросился бы за ним. Но в настоящем моем состоянии я только позвонил и поднял на ноги весь дом. Это заняло несколько времени, так как звонок проведен в кухню, а вся прислуга спит наверху. Но на мой крик явился Джозеф и разбудил остальных. Джозеф и грум нашли следы на цветочной клумбе под окном, но последние дни погода стояла такая сухая, что они решили, что бесполезно искать продолжения следов на траве. Они сказали мне, что на деревянной изгороди вдоль дороги остались знаки, показывающие, что кто-то перелезал через нее, причем сломал верхушку одного из кольев. Я еще ничего не говорил местной полиции, потому что хотел раньше посоветоваться с вами.

Этот рассказ, казалось, произвел необычайное впечатление на Шерлока Холмса. Он встал со стула и в неописуемом волнении принялся ходить по комнате.

- Несчастие никогда не приходит одно,- сказал Фельпс, улыбаясь, хотя было ясно, что ночное происшествие несколько потрясло его.

- Да, достаточно-таки их выпало на вашу долю,- сказал Холмс.- Как вы думаете, могли бы вы пройтись со мной вокруг дома?

- О, да, мне бы хотелось выйти на солнце. Джозеф пойдет с нами.

- И я также,- сказала мисс Гаррисон.

- Извините,- сказал Холмс, покачивая головой,- но я попрошу вас остаться на вашем месте.

Молодая девушка села на стул с недовольным видом. Брат её присоединился к нам, и мы все вчетвером вышли из дома и, обогнув лужайку, подошли к окну комнаты молодого дипломата. Как он говорил, на цветочной клумбе виднелись следы ног, но они были очень неясны и безнадежно спутаны. Холмс нагнулся, рассматривая их, и через мгновение поднялся и пожал плечами.

- Вряд ли кто-нибудь мог бы вывести что-нибудь из этого,- сказал он. - Обойдем кругом всего дома, посмотрим, почему вор выбрал именно эту комнату. По-моему, большие окна гостиной и столовой должны бы скорее привлечь его внимание.

- Они виднее с дороги,- заметил м-р Джозеф Гаррисон.

- Ах, да, конечно. Он мог бы попробовать забраться через эту дверь. Куда она ведет?

- Это - задний ход, через который ходят торговцы. Понятно, эта дверь запирается на ночь.

- Бывали у вас когда-нибудь подобные покушения?

- Никогда,- ответил наш клиент.

- Есть у вас в доме серебро или какия-либо ценности, которые могли бы привлечь воров?

- Ничего ценнаго.

Холмс обошел кругом дома, засунув руки в карман, с непривычным для него небрежным видом.

- Между прочим,- сказал он, обращаясь к Джозефу Гаррисону,- я слышал, что вы нашли место, где вор перелез через забор. Пойдем, взглянем на него.

Молодой человек подвел нас к месту, где верхушка кола была расщеплена. Холмс, оторвав кусок, посмотрел критическим взглядом.

- Вы думаете, что этот кусок отломлен только вчера? По-моему, это случилось давно.

- Может-быть.

- Нет следов, которые указывали бы, что кто-нибудь перескочил на другую сторону. Здесь кажется, нам нечего делать. Пойдем в спальню и обсудим дело.

Перси Фельпс шел очень медленно, опираясь на руку своего будущего зятя. Холмс быстро прошел по лужайке, и мы с ним подошли к открытому окну раньше других.

- Мисс Гаррисон,- сказал Холмс многозначительным тоном,- вы должны оставаться здесь весь день. Оставайтесь во что бы то ни стало целый день там, где вы находитесь теперь. Это чрезвычайно важно.

- Конечно, я исполню ваше желание, м-р Холмс,- сказала удивленная девушка.

- Когда пойдете спать, заприте дверь снаружи и оставьте ключ у себя. Обещайте мне сделать это.

- А Перси?

- Он поедет с нами в Лондон.

- А я должна остаться здесь?

- Вы должны сделать это ради него. Вы можете быть полезной ему. Обещайте скорее!

Она утвердительно кивнула головой как раз в ту минуту, как остальные подошли к окну.

- Чего это ты киснешь там, Анни? - крикнул ей браг.- Выйди-ка на солнышко!

- Нет, благодарю, Джозеф. У меня немного болит голова, а здесь в комнате так прохладно и хорошо.

- Что вы предполагаете делать теперь, м-р Холмс? - спросил Перси Фельпс.

- Видите, занимаясь этим второстепенным делом, нам не следует упускать из виду главное. Вы могли бы очень помочь мне, поехав со мной в Лондон.

- Сейчас?

- Как можно скорее. Скажем, через час.

- Я чувствую себя достаточно сильным для этого, если бы я мог действительно быть полезным.

- Вы как нельзя более.

- Может-быть, вы желаете, чтобы я остался там на ночь?

- Я только-что хотел предложить это вам.

- Значит, если мой ночной приятель снова навестит меня, то увидит, что птичка улетела. Мы все в ваших руках, м-р Холмс, и вы должны говорить нам, что мы должны делать. Может-быть, вы желаете, чтобы Джозеф поехал с нами и присматривал за мной?

- О, нет! Мой друг Ватсон - медик, как вам известно; он и присмотрит за вами. Если позволите, мы позавтракаем здесь, а потом отправимся все трое в город.

Его предложение было принято. Мисс Гаррисон, согласно совету Холмса, отказалась выйти из спальни. Я не понимал маневров моего приятеля. Может-быть, он просто хотел удержать барышню от свидания с Фельпсом. Молодой человек, обрадованный сознанием выздоровления и возможностью действовать, завтракал с нами в сголовой. Холмс приготовил нам еще сюрприз: он проводил нас на станцию, посадил в вагон и затем спокойно объявил, что не намерен уезжать из Уокинга.

- Тут есть два - три пунктика, которые мне хотелось бы выяснить до отъезда,- сказал он.- Ваше отсутствие, м-р Фельпс, облегчит до известной степени это дело. Ватсон, будьте добры, когда приедете в Лондон, отправляйтесь прямо в улицу Бэкер с нашим приятелем и оставайтесь с ним, пока я не приеду. Вы - старые товарищи по школе, и вам есть о чем поговорить. М-ра Фельпса вы можете поместить в спальне; я буду дома к завтраку, так как есть поезд, который приходит в Ватерлоо в восемь часов.

- А как же насчет расследований в Лондоне? - заметил Фельпс.

- Мы можем завтра заняться этим. Я полагаю, что в настоящее время мое присутствие полезнее здесь.

- Скажите там, в Брайэрбрэ, что я надеюсь вернуться завтра к вечеру,- крикнул Фельпс, когда поезд двинулся от платформы.

- Вряд ли я попаду в Брайэрбрэ,- ответил Холмс и весело махнул рукой, когда мы отъехали от станции.

Фельпс и я много говорили об этом неожиданном поступке Холмса, но ничего не могли придумать.

- Я полагаю, что он хочет узнать что-нибудь насчет вчерашнего нападения. Что касается меня, то я не верю, чтобы это был простой вор.

- Что же вы думаете?

- Даю вам слово - можете, если хотите, приписат это расстройству нервов - но мне кажется, что кругом меня идет серьезная политическая интрига, и, по вполне непонятной для меня причине, заговорщики умышляют против моей жизни. Это звучит чрезвычайно высокопарно и нелепо, но обратите внимание на факты! Зачем вору пытаться пробраться в спальню да еще с длинным ножем в руках?

- Вы уверены, что это не было долото?

- О, нет, это был нож. Я ясно видел, как сверкнуло лезвеё.

- Но с чего станут так яростно преследовать вас?

- Ах! в этом-то и вопрос.

- Ну, если Холмс думает то же самое, то, может-быть, этим и можно объяснить его действия. Если ваше предположение верно, то, поймав того, кто покушался на вас ночью, он может легко найти и похитителя морского договора. Глупо же предполагать, что у вас два врага, один из которых обворовывает вас, а другой угрожает вашей жизни.

- Но м-р Холмс сказал, что он не возвратится в Брайэрбрэ.

- Я уже давно знаю его и знаю, что он ничего не делает без основательного повода,- сказал я, и наш разговор перешел на другие предметы.

Денек выдался тяжелый. Фельпс был еще слаб после продолжительной болезни, раздражителен и нервен вследствие перенесенных им потрясений. Напрасно я старался заинтересовать его Афганистаном, Индией, специальными вопросами,- всем, что только могло бы отвлечь от его мыслей. Он постоянно возвращался к утерянному договору, выказывал свое удивление, свои предположения о том, что делает Холмс, какие шаги предпринимает лорд Хольдхёрст, какие новости мы получим утром. К вечеру волнение его достигло высшего напряжения.

- Вы безусловно доверяете Холмсу? - спросил он.

- Я был свидетелем многих замечательных дел, в которых он принимал участие.

- Но ему никогда не удавалось освещать мрак, подобный тому, который царит в данном случае?

- О, мне известно, что он разрешал вопросы потруднее вашего.

- Но не такого важного значения?

- Не знаю. Насколько мне известно, ему были поручены весьма важные дела трех царствующих домов Европы.

- Вы хорошо его знаете, Ватсон? Он так непроницаем, что я положительно не понимаю его. Как вы думаете, есть у него надежда на успех?

- Он ничего не говорил.

- Это дурной знак.

- Напротив, я заметил, что он всегда говорит, если не напал на след. В противоположном случае и когда он еще не вполне уверен в верности своих предположений, он бывает очень молчалив. Ну, мой друг, нервничанием делу не пособишь, поэтому ложитесь-ка спать, чтобы завтра встать свежим и готовым ко всему, что может ожидать вас.

Наконец, мне удалось уговорить его последовать моему совету, хотя, судя по его возбужденному виду, я не надеялся, что он будет спать. Волнение его заразило и меня, и я метался полночи, раздумывано странной тайне и придумывая сотни объяснений, одно невозможнее другого Зачем Холмс остался в Уокинге? Почему он просил мисс Гаррисон остаться целый день в комнате больного? Почему он не сказал обитателям Брайэрбрэ, что намеревается остаться там? Я напрасно ломал голову, стараясь найти объяснения этих фактов, пока, наконец, не заснул.

Я проснулся в семь часов и тотчас же пошел в комнату Фельпса. Он был страшно бледен и измучен бессонной ночью. Первым его вопросом было, приехал ли Холмс.

- Он будет здесь в обещанное время, ни минуты раньше или позже,- сказал я.

И слова мои оказзлись справедливыми, так как тотчас после восьми часов к подъезду быстро подкатила карета, и из неё вышел наш друг. Стоя у окна, мы увидели, что левая рука у него подвязана, а лицо бледно и сердито. Он пошел в подъезд, но прошло несколько времени, прежде чем он поднялся на верх.

- У него такой вид, как будто он потерпел неудачу! - вскрикнул Фельпс.

Я принужден был сознаться, что он прав.

- В конце концов, следует предположить, что разгадка тайны каходится в городе,- сказал я.

Фельпс тяжело вздохнул.

- Не знаю почему, но я так надеялся на его возвращение,- сказал он.- Но ведь вчера рука у него не была подвязана? Что же случилось с ним.

- Вы не ранены, Холмс? - спросил я, когда мой друг вошел в комнату.

- Пустая царапина... благодаря собственной моей неловкости,- ответил он, раскланиваясь с нами.- Ваше дело, м-р Фельпс, действительно, одно из самых темных, которые мне приходилось распутывать.

- Я боялся, что оно окажется выше ваших сил.

- Замечательно интересный случай.

- Повязка указывает на какия-то приключения,- заметил я.- Не расскажете ли вы нам, что случилось с вами?

- После завтрака, мой милый Ватсон. Вспомните, что сегодня утром я дышал воздухом Сёррея на протяжении тридцати миль. Вероятно, нет ответа на мое объявление о No кэба? Ну, что же, нельзя ожидать удачи во всем.

Стол был уже накрыт, и только-что я собрался позвонить, как м-сс Гёдзон принесла чай и кофе. Через несколько минут она вернулась с закрытыми блюдечками. и мы все уселись у стола: Холмс страшно голодный, я - полный любопытства, Фельпс в глубочайшем унынии.

- М-сс Гёдзон оказалась на высоте обстоятельств,- сказал Холмс, снимая покрышку с блюда, на котором лежали тушеные цыплята.- Ея стряпня несколько однообразна, но она, как шотландка, умеет приготовить подходящий завтрак. Что там у вас, Ватсон?

- Ветчина и яйца, - ответил я.

- Хорошо. А вы что покушаете, м-р Фельпс? Цыпленка, яиц? Положить вам или вы сами возьмете?

- Благодарю вас, я не могу есть,- сказал Фельпс.

- Ну, полноте! Попробуйте-ка блюдо, которое перед вами.

- Благодарю вас; право не могу.

- Надеюсь, что, по крайней мере, вы не откажетесь положить мне,- сказал Холмс, лукаво подмигивая.

Фельпс поднял крышку, громко вскрикнул и устремил неподвижный взор в одну точку. Лицо его стало бледнее блюда, на которое он смотрел. По средине блюда, наискось, лежал сверток голубовато-серой бумаги. Фельпс схватил его, прочел, пожирая глазами, и, как бешенный, пустился скакать по комнате, прижимая бумагу к груди и взвизгивая от восторга. Потом он бросился в кресло в полном изнеможении, так что нам пришлось дать ему водки, чтобы предотвратить обморок,

- Ну, ну,- успокоительно сказал Холмс, поглаживая его по плечу.- Нехорошо было с моей стороны так поразить вас, но Ватсон вам скажет, что я люблю драматические положения.

Фельпс схватил его руку и поцеловал.

- Да благословит вас Бог! - вскрикнул он.- Вы спасли мою честь.

- Ну, знаете, ведь и моя была задета, - возразил Холмс. - Уверяю вас, что мне так же невыносимо было бы не добиться успеха в деле, как вам не исполнить данного вам поручения!

Фельпс запрятал драгоценный документ в самый глубокий карман сюртука.

- У меня не хватает духа прервать ваш завтрак, а между тем я умираю от нетерпения узнать, где и как вы достали договор.

Шерлок Холмс проглотил чашку кофе и занялся яичницей с ветчиной. Потом он встал, зажег трубку и уселся в свое кресло.

- Разскажу вам, что я сделал сначала и что случилось потом,- сказал он,- Разставшись с вами на станции, я сделал восхитительную прогулку по очаровательной местности Сёррея и дошел до хорошенькой деревушки Райплей, где напился чаю в гостинице, наполнил свою фляжку и запасся сандвичами. Я остался там до вечера, а потом отправился в Уокинг и как раз после заката солнца очутился ка большой дороге у Брайэрбрэ. Я подождал, пока на дороге не стало народу - да, кажется, и вообще эта дорога не очень многолюдна - и перелез через забор в парк.

- Но ведь, наверно, калитка была отперта?- заметил Фельпс.

- Да, но у меня особые вкусы в подобных случаях. Я выбрал место, где стоят три сосны, и под их защитой перелез через забор так, что никто не мог увидеть меня. Перебравшись на другую сторону, я пополз от куста к кусту - доказательством чего может служить плачевное состояние моих брюк, пока не дополз до группы рододендронов как раз против окна вашей спальни; тут я присел на корточки и стал ждать. Шторы в вашей комнате не были опущены, и я мог видеть мисс Гаррисон, сидевшую у стола за чтением. Было четверть одиннадцатого, когда она захлопнула книгу, закрыла ставни и вышла из комнаты. Я слышал, как она затворила дверь и повернула ключ в замке.

- Ключ? - спросил Фельпс.

- Да, я просил мисс Гаррисон запереть дверь снаружи и взять с собой ключ, когда она пойдет спать. Она строго выполнила все мои указания, и без её участия договор не лежал бы у вас в кармане. Итак, она ушла, огни в доме потухли, а я продолжал сидеть, скорчившись, под рододендронами.

"Ночь была чудная, но ждать было очень скучно. Правда, в этом ожидании было своего рода возбуждение, напоминавшее то, которое охватывает охотника, когда он лежит у ручья, подстерегая крупную дичь. Однако время тянулось очень медленно почти также медленно, как в ту ночь, когда мы с вами, Ватсон, сидели в ночной тьме, ища разрешения тайны "пестрой ленты". Церковные часы в Уокинге отбивали каждую четверть, а мне, по временам, казалось, что они совсем остановились. Наконец, около двух часов ночи, я услышал тихий звук открываемого засова и скрип ключа. Мгновение спустя, отворилась боковая дверь, и при свете луны я увидел м-ра Джозефа Гаррисона, выходящего из дома".

- Джозефа! - вскрикнул Фельпс.

- Он был без шляпы, но на плече у него был накинут черный плащ, которым он мог мгновенно закрыть себе лицо, в случае нужды. Он крался в тени вдоль стены. Дойдя до окна вашей комнаты, он всунул длинный нож в щель между рамами и отодвинул задвижку. Открыв окно и просунув нож между ставнями, он отпер и их. Из моей засады я отлично видел внутренность комнаты и каждое движение м-ра Гаррисона. Он зажег две свечи на камине и потом приподнял угол ковра у двери. Он наклонился и вынул кусок из паркета; такие куски обыкновенно оставляются для того, чтоб можно было добраться до соединения газовых труб. Эта доска, конечно, прикрывала то место, откуда идет газовая труба, снабжающая газом кухню, находящуюся внизу. Из потайного местечка он вынул вот этот сверток бумаг, задвинул доску, прикрыл ее ковром, затушил свечи и попал прямо в мои объятия, так как я поджидал его за окном. Ну, мистер Джозеф оказался опаснее, чем я думал. Он бросился на меня с ножом, и мне пришлость два раза повалить его на земле, причем он порезал мне руку, прежде чем я справился с ним. Страшно было выражение единственного глаза, которым он мог видеть по окончании борьбы, но он выслушал мои доводы и отдал бумаги. Получив их, я отпустил его, а сегодня утром телеграфиро вал Форбсу все подробности. Если ему удастся поймать пташку, тем лучше! Но если, как я сильно подозреваю, он найдет гнездышко опустевшим, тем лучше для правительства. Мне кажется, что как лорду Хольдхёрсту, так и м-ру Перси Фельпсу было бы приятно, если бы это дело не дошло до суда.

- Боже мой! - с трудом проговорил наш клиент.- Неужели вы хотите сказать, что в продолжение этих долгих мучительных десяти недель украденные бумаги были в той же комнате, где я?

- Да.

- Джозеф! Джозеф, негодяй и вор!

- Гм! Боюсь, что Джозеф гораздо хуже и опаснее, чем можно было бы судить по его внешнему виду. Из того, что я слышал от него сегодня утром, я вывел заключение, что он много потерял на бирже и готов на все на свете, чтобы поправить свое состояние. Так как он страшный эгоист, то и не задумался пожертвовать счастьем своей сестры и вашей репутацией, когда ему представился удобный случай поправить свои дела.

Перси Фельпс откинулся на спинку стула.

- У меня кружится голова,- сказал он.- Ваши слова ошеломили меня.

- Главное затруднение в вашем деле было изобилие данных,- начал Холмс своим наставительным тоном.- Все существенное скрывалось массой ненужных мелочей. Из всех представленных нам фактов нужно было выбрать только те, которые казались наиболее важными, и затем подобрать их по порядку так, чтобы возстановить, действительно, замечательную цель событий. Я стал подозревать Джозефа на основании того факта, что вы собирались ехать с ним домой вечером, и потому было естественно, чтобы он заехал за вами в министерство, хорошо известное ему. Когда я узнал, что кто-то пытался пробраться в спальню, в которой, кроме Джозефа, никто не мог скрыть ничего, я вспомнил, что вы рассказывали нам, как вы приехали с доктором и вытеснили Джозефа из спальни, и мои подозрения перешли в уверенность; тем более, что покушение было произведено в первую же ночь, когда не было сиделки, и ясно указывало на то, что человеку, пытавшемуся пробраться в спальню, были хорошо известны все домашния привычки.

- Как я был слеп!

- Факты вашего дела, насколько я мог установить их, следующие. Джозеф Гаррисон вошел в канцелярию через дверь, выходящую на Чарльз-Стрит, и, хорошо зная дорогу, вошел прямо в комнату, в которой вы занимаетесь, как только вышли оттуда. Видя, что там никого нет, он позвонил, и в эту минуту ему бросилась в глаза лежавшая на столе бумага. Он сразу увидел, что случай отдает ему в руки государственный документ чрезвычайной важности; в одно мгновение он сунул его в карман и ушел с ним. Если припомните, прошло несколько минут, прежде чем сонный курьер обратил ваше внимание на колокольчик, и этого времени было вполне достаточно, чтобы вор мог скрыться. С первым же поездом он уехал в Уокинг и, рассмотрев свою добычу и убедившись в её громадном значении, спрятал документ в вполне надежном месте, намереваясь вынуть его оттуда через день или два и отнести во французское посольство или в друиое место, где он мог бы получить хорошую цену за эту бумагу. Тут вы внезапно вернулись. Его тотчас же выселили из его комнаты, и с этого времени в ней было постоянно, по крайней мере, двое людей, которые мешали ему достать спрятанное сокровище. Было, действительно, отчего сойти с ума. Но, наконец, ему показалось, что представился удобный случай. Он попробовал пробраться в вашу комнату, но ваш чуткий сон помешал ему. Вы помните, что в этот вечер вы не приняли обычного лекарства?

- Да, помню.

- Я думаю, что он принял меры, чтобы усилить действие лекарства, и вполне рассчитывал, что вы будете без сознания. Я понял, что он повторит эту попытку, когда это можно будет сделать безопасно. Ваш отъезд явился для него желанным случаем. Я продержал мисс Гаррисон в комнате весь день для того, чтоб он не мог заподозреть нас. Потом, заставив его предположить, что путь свободен, стал караулить его, как уже описывал вам. Я уже знал, что бумаги находятся в комнате, но не хотел подымать ковра и пола, разыскивая их. Поэтому я допустил его вынуть их из тайника и, таким образом, избег безчисленных хлопот. Есть еще какой-нибудь пункт, который вы желали бы выяснить?

- Зачем он в первый раз пытался влезть в окно, когда мог войти в дверь? - спросил я.

- Ему пришлось бы пройти мимо семи спален. А из окна доступ был легкий. Желаете спросить еще что-нибудь?

- Ведь вы не думаете, что он хотел убить кого-нибудь? - спросил Фельпс. - Нож, вероятно, служил ему только для того, чтобы открыть окно?

- Может быть,- ответил Холмс, пожимая плечами,- Одно только могу сказать с уверенностью... м-р Джозеф Гаррисон джентльмен из тех, в руки которых я не хотел бы попасть.

Артур Конан Дойль - Морской договор (Шерлок Холмс)., читать текст

См. также Артур Конан Дойль (Arthur Ignatius Conan Doyle) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Москательщик на покое (Шерлок Холмс).
Перевод М. Кан В то утро Шерлок Холмс был настроен на философско-мелан...

Новое дело Шерлока Холмса (Шерлок Холмс).
Жизнь и суд: журнал. - 1917. - No 42 (октябрь). Перевод : З. Журавской...