СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Артур Конан Дойль
«Знак четырех. 06 (Шерлок Холмс) - ШЕРЛОК ХОЛМС ДЕМОНСТРИРУЕТ СВОЙ МЕТОД»

"Знак четырех. 06 (Шерлок Холмс) - ШЕРЛОК ХОЛМС ДЕМОНСТРИРУЕТ СВОЙ МЕТОД"

- Итак, Уотсон, - сказал Шерлок Холмс, потирая руки. - В нашем распоряжении полчаса. Давайте как можно лучше используем это время. Как я уже вам сказал, дело мне вполне ясно. Но все-таки мы можем ошибиться, доверившись слишком очевидным фактам. Каким бы простым поначалу ни показался случай, он всегда может обернуться гораздо более сложным.

- Простым! - в изумлении воскликнул я.

- Конечно, - ответил Холмс с видом профессора, демонстрирующего ученикам интересного больного. - Пожалуйста, сядьте в тот угол, чтобы ваши следы не осложнили дело. А теперь за работу. Во-первых, как эти молодцы проникли сюда и как выбрались наружу? Дверь со вчерашнего вечера не отпиралась. Как насчет окна? - Он поднес к окну лампу, высказывая вслух свои соображения, но обращаясь скорее к себе, чем ко мне. - Окно заперто изнутри. Рамы очень прочные. Давайте откроем его. Рядом никакой водосточной трубы. Крыша недосягаема. И все-таки человек проник в комнату через окно. Прошлую ночь шел небольшой дождь. Видите, на подоконнике земля; отпечаток ботинка и еще один странный круглый отпечаток. А вот опять этот след. На этот раз на полу. А вот он уже на столе. Смотрите, Уотсон, картина вполне ясная.

Я стал рассматривать круглые бляшки земли на полу.

- Это след не от ноги, - сказал я.

- Поэтому он так и важен. Это отпечаток деревянного протеза. Видите, здесь на подоконнике след тяжелого, грубого башмака с широкой металлической подковой. А рядом круглый след деревяшки.

- Человек на деревянной ноге!

- Вот именно. Он здесь был не один. У него был очень способный и ловкий помощник. Вы могли бы, доктор, залезть по этой стене?

Я выглянул в открытое окно. Луна все еще ярко освещала эту часть дома. Мы были на высоте добрых шестидесяти футов от земли, и, насколько я мог видеть, нигде в кирпичной кладке не было ни трещины, ни выемки, куда можно было поставить ногу.

- Это абсолютно невозможно, - ответил я.

- Да, одному невозможно. Но предположим, в комнате находится ваш сообщник, который выбросил вам надежную веревку, вон ту, что валяется в углу, привязав один ее конец к торчащему в стене крюку. Ну тогда, если вы человек ловкий, то и с деревянной ногой вы, пожалуй, смогли бы забраться по этой стене. Потом вы спустились бы вниз, ваш друг втащил бы веревку наверх, отвязал от крюка, запер окно, на задвижку, а сам ушел из этой комнаты тем же путем, каким и вошел сюда. Деталь помельче, - продолжал Холмс, показывая на веревку, - хотя наш друг на деревяшке оказался отличным верхолазом, но он по профессии не моряк. Его руки не задубели от лазания по канатам. Моя лупа обнаружила в нескольких местах следы крови, особенно заметные на конце веревки. Значит, он спускался вниз так поспешно, что содрал кожу с рук.

- Очень хорошо, - сказал я, - но все дело не стало от этого ни на йоту понятнее. Кто этот таинственный помощник? Как он проник в эту комнату?

- Да, помощник, - повторил Холмс задумчиво. - Этот помощник -

личность примечательная. Благодаря ему дело приобретает совершенно исключительную окраску. Я думаю, что оно впишет новую страницу в историю преступлений в Англии. Подобные случаи бывали раньше, но только в Индии и еще, если память не изменяет мне, в Сенегамбии.

- Но как же все-таки он проник в эту комнату? - повторил я. - Дверь заперта, окна снаружи недоступны. Может быть, через трубу?

- Каминное отверстие слишком мало, - ответил Холмс. - Я уже проверил эту возможность.

- Но как же тогда?

- Вы просто не хотите применить мой метод, - сказал он, качая головой. - Сколько раз я говорил вам, отбросьте все невозможное, то, что останется, и будет ответом, каким бы невероятным он ни казался. Нам известно, что он не мог попасть в комнату ни через дверь, ни через окна, ни через дымовой ход. Мы знаем также, что он не мог спрятаться в комнате, поскольку в ней прятаться негде. Как же тогда он проник сюда?

- Через крышу! - воскликнул я.

- Без сомнения. Он мог проникнуть в эту комнату только через крышу.

Если вы будете добры посветить мне, мы продолжим наши поиски в тайнике, где был спрятан ларец с сокровищами.

Холмс поднялся по стремянке к потолку, ухватился обеими руками за балку и, подтянувшись, влез в отверстие. Затем, высунув лицо, - он, видимо, распластался там, - протянул руку, взял у меня лампу и держал ее, пока я поднимался следом.

Чердак, на котором мы очутились, был десяти футов в длину и шести в ширину. Полом служили потолочные балки и тонкий слой дранки со штукатуркой, так что ступать с балки на балку надо было с осторожностью.

Крыша была двускатная, заканчивалась коньком. Потолком чердака служила, по всей вероятности, внутренняя сторона крыши. Пол покрывал толстый слой пыли, скопившийся за многие годы. Кроме пыли, на чердаке ничего не было.

- Вот, пожалуйста, - сказал Шерлок Холмс, кладя руку на покатую стену. - Это слуховое окно ведет наружу. Откройте его и очутитесь прямо на крыше, а крыша, к счастью, пологая. Именно этим путем Номер Первый и проник в комнату. Давайте посмотрим, не оставил ли он каких-нибудь следов.

Холмс опустил лампу к полу, и я второй раз за сегодняшний вечер увидел на его лице удивленное и озадаченное выражение. Проследив его взгляд, я почувствовал, как мороз продирает меня по коже: на полу было множество отпечатков босых ног - четких, хорошо заметных, но эти следы были чуть не в половину меньше следов взрослого человека.

- Холмс, - прошептал я, - выходит, что это страшное дело сделал ребенок!

Самообладание уже вернулось к Холмсу.

- Я было, признаться, оказался в тупике. Память подвела. А ведь дело-то простое. Я должен был с самого начала догадаться, какие будут следы. Ну что ж, здесь больше делать нечего. Идемте вниз.

- Но что это за следы? - спросил я, сгорая от любопытства.

- Дорогой Уотсон, проанализируйте факты, - сказал он с легким раздражением. - Вы знаете мой метод. Примените его, будет интересно сравнить результаты.

- Нет, я ничего не понимаю, - отвечал я.

- Скоро все поймете, - рассеянно бросил Холмс. - Я думаю, что ничего интересного здесь больше нет. И все-таки я проверю еще раз.

Быстрым движением он вынул из кармана лупу и сантиметр и, приблизив свой острый тонкий нос к самой обшивке, стал внимательно изучать каждый миллиметр. Его глаза, блестящие, глубоко посаженные, напоминали мне глаза хищной птицы. Так быстры, неслышны и вкрадчивы были его движения, точь-в-точь как у ищейки, взявшей след, что я вдруг подумал, каким бы страшным преступником он мог бы быть, если бы направил свой талант и свою энергию не в защиту закона, а против него.

Осматривая чердак, он все время что-то шептал себе под нос и вдруг радостно вскрикнул.

- Вот уж, можно сказать, повезло, - сказал он. - Это сэкономит нам много времени и трудов. Номер Первый имел неосторожность вступить в креозот. Видите, с правой стороны этой вязкой, вонючей лужи отпечатался краешек маленькой ноги. Бутыль с креозотом, по-видимому, треснула, и жидкость потекла.

- Ну и что?

- А то, что теперь мы его очень быстро поймаем. Есть собака, которая по следу, пахнущему креозотом, пойдет хоть на край света. Если обычная ищейка будет держать след до самых границ графства, как вы думаете, куда может уйти специально натренированная собака? Обычная пропорциональная зависимость, неизвестный член которой равен... Стоп! Я слышу, на место прибыли полномочные представители закона.

Внизу послышались тяжелые шаги и громкие голоса, сильно хлопнула входная дверь.

- Пока они еще не пришли, - сказал Холмс, - коснитесь ладонью руки и ноги этого бедняги. Что вы чувствуете?

- Мускулы затвердели, как дерево, - ответил я.

- Вот именно. Они сведены сильнейшей судорогой. Это не простое трупное окоченение. На какую мысль наводит вас эта гиппократовская, или, как любили писать старые писатели, сардоническая улыбка и это окостенение?

- Смерть наступила в результате действия какого-то сильного алкалоида растительного происхождения, - отвечал я, - наподобие стрихнина, вызывающего столбняк.

- Это первое, о чем я подумал, когда увидел это перекошенное лицо.

Войдя в комнату, я сразу же стал искать, чем был введен яд. И, как помните, обнаружил шип, который едва наколол кожу. Обратите внимание, что шип поразил ту часть головы, которая обращена к отверстию в потолке, если сидеть прямо на этом стуле. А теперь давайте осмотрим самый шип.

Я осторожно взял шил и поднес к фонарю. Он был длинный, острый и черный, у самого острия блестел засохший подтек какой-то густой жидкости.

Тупой конец имел овальную форму и носил следы ножа.

- Это от дерева, растущего в Англии?

- Разумеется, нет. Так вот, Уотсон, имея в своем распоряжении столько фактов, вы должны прийти к правильному заключению. А вот и представители регулярных частей; вспомогательные силы должны уступить им место.

Шаги были слышны все громче, наконец, они зазвучали прямо за дверью, и в комнату вошел, тяжело ступая, грузный, большой мужчина в сером. У него было красной, мясистое лицо, с которого хитро поглядывали на нас из-под припухших, одутловатых век маленькие блестящие глазки. За ним вошел инспектор полиции в мундире и следом все еще не переставший дрожать Таддеуш Шолто.

- Ну и дельце! - воскликнул вошедший глухим, хриплым голосом. -

Хорошенькое дельце! Кто это здесь? Почему в доме людей, как в садке кроликов?..

- Вы, должно быть, помните меня, мистер Этелни Джонс? - спокойно проговорил Холмс.

- Ясное дело, помню, - прохрипел в ответ тот. - Вы мистер Холмс, Шерлок Холмс, теоретик. Я никогда не забуду, как вы поучали нас, объясняя, куда девались бишопгейтские бриллианты. Справедливость требует заметить, что вы показали нам верный путь, но теперь-то уж вы можете признать, что в тот раз вам помог просто счастливый случай.

- Мне помогла в тот раз простая логика.

- Ну будет, будет. Никогда не стыдитесь правды. Так что же здесь произошло? Скверное дело! Скверное! Факты, к счастью, налицо, так что всякие там теории ни к чему. К счастью, я как раз оказался в Норвуде, по поводу другого дела. И вдруг эта смерть в Пондишери-Лодж. Как вы думаете, отчего она наступила?

- Теории здесь ни к чему, - сухо заметил Холмс.

- Конечно, конечно. Но мы ведь не отрицаем, что вы иногда удивительно попадаете в точку. Господи помилуй! Дверь, как я понимаю, заперта. Хм, хм... Исчезли драгоценности стоимостью в полмиллиона. А как насчет окна?

- Тоже на запоре, но на подоконнике есть следы.

- Отлично, отлично, но если оно заперто, то следы не имеют никакого отношения к делу. Это подсказывает здравый смысл. Человек может умереть от удара. Да, но ведь исчезли драгоценности. Ага! У меня есть версия. Иногда и на меня находят озарения. Пожалуйста, отойдите в сторону, сержант, и вы, мистер Шолто. Ваш друг может остаться, где стоит. Что вы об этом думаете, Холмс? Шолто, как он сам признался, был вчера весь вечер со своим братом.

С братом случился удар, после чего Шолто ушел и унес с собой все драгоценности. Ну, что скажете?

- После чего мертвый хозяин очень предусмотрительно встал и заперся изнутри.

- Гм, гм! В этом слабое место моей версии. Призовем на помощь здравый смысл. Этот Таддеуш Шолто пришел к брату. Завязалась ссора. Это нам известно. Брат мертв, драгоценности исчезли - это тоже известно. Никто не видел брата после ухода Таддеуша. Постель его не тронута. Таддеуш явно пребывает в большом смятении. Как вы видите, я плету сеть вокруг Таддеуша.

И сеть затягивается.

- Но вам еще неизвестны все факты, - заметил Холмс. - Видите этот шип; у меня есть все основания полагать, что он отравлен. Его нашли вонзенным в голову убитого. Там остался след. На столе лежала вот эта записка, прочтите ее. Рядом было вот это странное оружие с наконечником из камня. Как ваша версия объясняет эти факты?

- Замечательно объясняет, - напыщенно ответил жирный детектив. - Дом полон индийских редкостей. И Таддеуш принес эту штуку сюда. А если шип был отравлен, то ему было проще простого использовать его как орудие убийства.

Эта записка - ловкий трюк для отвода глаз. Одно только неясно - каким путем он вышел отсюда? Ага, в потолке отверстие! Разумеется, через него.

С неожиданной для его тучности ловкостью он полез вверх по лестнице и нырнул в отверстие. В ту же минуту мы услыхали его торжествующий голос. Он кричал, что с чердака на крышу ведет слуховое окно.

- Он, пожалуй, найдет там еще что-нибудь, - проговорил Холмс, пожав плечами. - Иногда в нем как будто заметны проблески разума. Il n'y a pas des sots si incommodes que ceux qui ont de l'esprit(3).

- Вот видите! - сказал Этелни Джонс, спускаясь по лестнице. - Факты надежнее всякой теории. Моя версия подтверждается полностью. На чердаке есть дверь на крышу. И она даже приоткрыта.

- Это я ее открыл.

- В самом деле? Так, значит, вы тоже ее видели?

Джонс был явно обескуражен, услыхав слова Холмса.

- Неважно, кто первый ее заметил, - сказал он примирительно, - важно то, что теперь ясно, как он выбрался отсюда. Инспектор!

- Да, сэр! - Голос из коридора.

- Пригласи сюда мистера Шолто. Мистер Шолто, мой долг, предупредить вас, что все ваши слова могут быть обращены против вас. Я арестую вас именем королевы как лицо, причастное к смерти вашего брата.

- Ну вот! Я говорил вам! - воскликнул плачущим голосом маленький человечек, протягивая к нам руки.

- Не расстраивайтесь, мистер Шолто, - сказал Холмс. - Я думаю, что сумею снять с вас это обвинение.

- Не обещайте слишком много, мистер Теоретик, не обещайте! -

воскликнул детектив. - Это может оказаться не таким простым делом.

- Я не только сниму с мистера Шолто обвинение, мистер Джонс, но я еще и сделаю вам подарок: назову имя и приметы одного из двоих людей, которые были в этой комнате прошлой ночью. У меня есть все основания утверждать, что его имя Джонатан Смолл. Он почти неграмотный, невысокого роста, подвижный, у него нет правой ноги, он ходит на стоптанной внутрь деревяшке. Левая его нога обута в грубый, с квадратным носом башмак на железной подковке. Это бывший каторжник, лет ему около сорока, он очень загорелый. Вот несколько примет, которые могут помочь вам, тем более, что на этой веревке имеется кровь: он вчера ночью ободрал здесь ладони.

Другой...

- Ах, есть и другой, - насмешливо проговорил Этелни Джонс, но было заметно, что уверенность, с какой Холмс описывал преступника, произвела на него впечатление.

- Это довольно любопытная личность, - сказал Холмс, поворачиваясь на пятках. - Я надеюсь, что очень скоро передам эту парочку в ваши руки.

Уотсон, мне надо сказать вам несколько слов.

Он вывел меня на площадку лестницы.

- Неожиданный поворот событий, - сказал он, - заставил нас забыть о первоначальной цели нашего путешествия.

- Я тоже как раз об этом подумал, - ответил я. - Нельзя, чтобы мисс Морстен дольше находилась в этом злосчастном доме.

- Нельзя. Вы должны отвезти ее домой. Она живет у миссис Сесил Форрестер в Лоуэр-Камберуэлле. Это не так далеко отсюда. Если вы решите вернуться, я вас здесь подожду. Но, может быть, вы очень устали?

- Нисколько. Я не смогу уснуть, пока эта фантастическая история не станет для меня более или менее ясной. Я не раз попадал в чрезвычайно сложные и острые ситуации, но, должен признаться, сегодняшнее нагромождение этих поистине невероятных происшествий вывело меня из равновесия. Но раз уж я оказался в самой гуще событий, я останусь с вами до конца.

- Ваше присутствие мне будет очень необходимо, - сказал Холмс. - Мы поведем это дело самостоятельно. И пусть Джонс тешит себя своими фантазиями. Когда вы отвезете мисс Морстен, поезжайте, пожалуйста, в Ламбет, улица Пинчин-лейн, 3. Это на самом берегу. В третьем доме по правую руку живет чучельник по имени Шерман, он набивает чучела птиц. В его окне вы увидите ласку, держащую крольчонка. Разбудите Шермана, передайте от меня привет и скажите ему, что мне немедленно нужен Тоби.

Возьмите Тоби и привезите его сюда.

- Это собака?

- Да, забавный такой пес, не чистокровный, но с поразительным нюхом.

Я предпочитаю воспользоваться помощью Тоби, чем всеми сыскными силами Лондона.

- Я привезу его вам, - ответил я. - Обратно я вернусь около трех, если найду свежую лошадь.

- А я, - сказал Холмс, - попробую узнать что-нибудь у миссис Берстон и слуги-индуса, который, как сказал мистер Таддеуш, спит в чулане на чердаке. Затем я примусь за изучение методов великого мистера Джонса и послушаю его иронические и малоделикатные замечания, "Wir sind gewohnt, class die Menschen verhonen was sie nicht verstehen"(4). Гете, как всегда, глубок и краток.

Артур Конан Дойль - Знак четырех. 06 (Шерлок Холмс) - ШЕРЛОК ХОЛМС ДЕМОНСТРИРУЕТ СВОЙ МЕТОД, читать текст

См. также Артур Конан Дойль (Arthur Ignatius Conan Doyle) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Знак четырех. 07 (Шерлок Холмс) - ЭПИЗОД С БОЧКОЙ
Полицейские приехали в двух кэбах, одним я воспользовался, чтобы отвез...

Знак четырех. 08 (Шерлок Холмс) - НЕРЕГУЛЯРНЫЕ ПОЛИЦЕЙСКИЕ ЧАСТИ С БЕЙКЕР-СТРИТ
- Что же теперь делать? - воскликнул я. - Тоби потерял свою непогрешим...