СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Артур Конан Дойль
«Долина ужаса. 11 (Шерлок Холмс) - ДОЛИНА УЖАСА»

"Долина ужаса. 11 (Шерлок Холмс) - ДОЛИНА УЖАСА"

На следующее утро Макмэрдо прежде всего вспомнил о своем вступлении в ложу. И неудивительно: рука у него распухла и воспалилась, сильно болела голова. Поздно позавтракав, он сел за письмо одному приятелю. Принесли свежий "Гералд". Внизу была напечатана заметка под названием "Преступление в редакции

"Гералда". Она вкратце сообщала о вечернем нападении и кончалась словами: "Дело передано полиции, однако вряд ли можно надеяться, что расследование приведет к каким-либо результатам.

Многочисленным друзьям Стейнджера мы сообщаем, что, хотя он был жестоко избит и получил несколько повреждений головы, жизнь его вне опасности".

Макмэрдо положил газету, его рука слегка дрожала, наверное, потому, что слишком много выпил вчера. Он стал закуривать трубку, когда в дверь комнаты постучалась и вошла хозяйка. Она передала ему записку, только что принесенную мальчиком-рассыльным. Макмэрдо сразу взглянул на подпись, но ее не было. Текст гласил: "Мне нужно поговорить с вами, но не у вас в доме. Мы можем встретиться у флагштока на Мельничном холме. Если вы придете туда сейчас, я сообщу кое-что важное и для вас и для меня".

Макмэрдо дважды перечитал эти строки, но они ничего не сказали ему о возможном их авторе. Поразмыслив, он все же решил пойти на встречу.

Мельничным холмом назывался небольшой запущенный парк в центре города. Летом его наполняли гуляющие, зимой же он был пуст и представлял собою унылое место. С вершины холма, на котором был разбит парк, открывался вид не только на город, но и на уходящую вниз извилистую долину, покрытую черным от копоти и угольной пыли снегом, и на лесистые горы. Макмэрдо пошел вверх по дорожке, обсаженной с обеих сторон елками, и наконец добрался до закрытого ресторана в середине парка. Рядом с рестораном виднелся пустой флагшток, а под ним стоял человек в пальто с поднятым воротником и в низко опущенной шляпе. Он повернулся на звук шагов, и Макмэрдо с удивлением узнал Морриса. В виде приветствия они обменялись сигналами ложи.

- Мне хотелось поговорить с вами, мистер Макмэрдо, -

сказал Моррис с неуверенностью. - Спасибо, что вы приняли мое приглашение.

- Почему вы не подписались?

- Необходима осторожность; в наше время не знаешь, кому можно доверять, а кому нет.

- Братьям по ложе следует доверять.

- Ну, не всегда, - с горячностью возразил Моррис. -

Все, что мы говорим, и даже все, что думаем, передают мистеру Макгинти.

- Послушайте, - с недовольством сказал Макмэрдо, - вам известно, что я только вчера клялся в верности мастеру. Вы хотите, чтобы я нарушил свою клятву?

- Плохи же у нас дела, если свободные граждане не смеют высказывать свои мысли, разговаривая с глазу на глаз.

Макмэрдо, пристально наблюдавший за собеседником, казалось, смягчился.

- Как вам известно, я здесь недавно и плохо знаю ваши обычаи. Не мне начинать говорить, мистер Моррис... Если вам нужно что-нибудь сказать, я вас слушаю.

- Чтобы передать все мистеру Макгинти?

- Успокойтесь. Лично я останусь верен ложе, говорю вам это прямо. Но я не выдаю то, что мне сказали по секрету. Но учтите, ни в чем, что противоречит интересам ложи, не ждите от меня помощи.

- Быть может, я отдам в ваши руки свою жизнь, говоря откровенно. Но вы все же новичок. Значит, совесть у вас еще не так заскорузла, как у других. Вот почему мне хотелось поговорить с вами.

- Что же вы хотите сообщить мне?

- Если вы меня выдадите, пусть ляжет на вас мое проклятие.

- Я сказал, что не выдам!

- Тогда ответьте: когда вы сделались членом ложи в Чикаго и произнесли обеты верности и милосердия, приходила вам на ум мысль, что это поведет вас к преступлениям?

- Смотря что называть преступлением.

- Смотря что! - воскликнул Моррис гневно. - Мало вы видели наших дел, если можете назвать их как-нибудь иначе. Ну а прошлой ночью, когда старого человека, который мог быть вашим отцом, избили до полусмерти, - что это было, по-вашему?

- Некоторые сказали бы, что это война, - спокойно ответил Макмэрдо, - а на войне - как на войне: все сводят счеты как могут.

- Вы все-таки ответьте на мой вопрос: думали вы о чем-либо подобном, когда вступали в чикагскую ложу?

- Должен признаться, нет.

- Так было и со мной, когда я вступил в орден в Филадельфии. К сожалению, дела мои там расстроились, и в один проклятый Богом час я услышал о Вермиссе. Я приехал сюда для поправки своих дел. Боже, подумать только... Со мной приехали жена и трое детей. На рыночной площади я открыл магазин, и дела пошли отлично. Потом я вступил в местную ложу - так же, как вы вчера. Я сразу очутился во власти злодея и запутался в сети преступлений. Что мне оставалось делать? Я не могу отсюда уехать, так как все состояние мое вложено в магазин. Если я откажусь от братства, то буду тут же убит, и один Бог ведает, как поступят с моей женой и детьми. О, это ужасно! - Моррис закрыл лицо руками.

Макмэрдо пожал плечами.

- Вы слишком сердобольны для всех этих дел.

- Во мне не умерла совесть, но они превратили меня в преступника. Особенно запомнился один случай. Однажды мне дали поручение. Если бы я отказался, меня постигла бы смерть...

Воспоминание о случившемся будет вечно преследовать меня. Милях в двадцати от города стоял уединенный дом, вон там, у гор...

Мне приказали караулить двери, поручить мне самое дело они не решились. Остальные вошли в комнату, и, когда снова появились из дверей, их руки были в крови... Мы собирались уйти, когда позади нас в доме закричал ребенок. Я чуть не потерял сознание от ужаса, но мне надо было улыбаться, иначе в следующий раз они вышли бы с окровавленными руками из моего дома и мой маленький Фрэд кричал бы так же... По приказу я сделался палачом... Я верующий католик, но патер не захотел и говорить со мной, узнав, что я Чистильщик... Меня отлучили от церкви... Мне ясно, что вы идете по той же дороге, и я спрашиваю вас: готовы ли вы сделаться хладнокровным убийцей?.. Или мы все же можем каким-нибудь способом остановить все это?

- Что вы хотите делать? - резко спросил Макмэрдо. -

Ведь не донести же?

- Боже сохрани, - ответил Моррис. - Одна мысль об этом стоила бы мне жизни.

- Ну что ж, - сказал Макмэрдо, - лично мне вы кажетесь просто слабохарактерным человеком. К тому же вы придаете всему этому слишком много значения.

- Слишком много! Поживите здесь дольше, тогда узнаете!

Посмотрите в долину, какую тень бросают на нее клубы дыма?

Поверьте, тень преступлений куда мрачнее. Мы живем в Долине ужаса. С заката до утренней зари сердца мирных жителей трепещут от страха. Скоро, молодой человек, вы сами убедитесь в этом.

- Поживем - увидим, - беспечно сказал Макмэрдо. -

Придет время, и я скажу вам, что думаю по этому поводу. А теперь мне ясно только одно: вы не годитесь для жизни в долине и чем скорее продадите свою лавочку за любую цену и уедете отсюда, тем лучше. Я не забуду, что вы сказали. Надеюсь, вы говорили с добрыми намерениями. Прощайте.

- Погодите, - остановил его Моррис. - Нас могли заметить вместе, и кто знает, не пожелают ли они узнать, о чем мы разговаривали.

- С вашей стороны предусмотрительно подумать об этом.

- Скажем, я предлагал вам место у меня в магазине.

- А я отказался. Ну что ж, договорились. Прощайте, брат Моррис, и желаю, чтобы в будущем вам жилось легче.

В тот же вечер Макмэрдо в задумчивости сидел у себя в гостиной возле печки и курил. Неожиданно дверь распахнулась и в комнату ввалился мастер ложи. Он сел против молодого человека и несколько секунд молча смотрел на него. Макмэрдо выдержал этот взгляд совершенно спокойно. Наконец Макгинти сказал:

- Я редко хожу в гости, брат Макмэрдо, так как посетители отнимают у меня слишком много времени. Тем не менее я решил навестить вас.

- Горжусь этим, - ответил Макмэрдо и поднялся с места, чтобы достать из буфета бутылку виски. - Не ожидал такой чести.

- Ну как рука?

Макмэрдо скривился.

- Дает о себе знать, но ничего: стоит помучиться.

- Да, - ответил Макгинти, - стоит для людей, преданных ложе и готовых работать на нее. О чем вы толковали с братом Моррисом на Мельничном холме?

Вопрос прозвучал неожиданно, но у Макмэрдо был наготове ответ.

- Моррис добрый парень. Ему показалось, что я нуждаюсь, и, желая мне помочь, он предложил мне место в своем магазине.

- И вы отказались?

- Ну, конечно. Я могу, не выходя из комнаты, заиметь за четыре часа больше, чем он дал бы мне за месяц.

- Верно. Но на вашем месте я не стал бы часто встречаться с Моррисом.

- Почему?

- Потому что я советую вам это. Для всех оказалось бы вполне достаточно моего слова.

- Может быть, но не для меня, - смело возразил Макмэрдо.

Глаза смуглого исполина гневно вспыхнули, однако в следующую секунду выражение его лица изменилось, и он громко засмеялся неискренним смехом.

- Я всегда говорил, что вы странная карта в игре. Ну, если вам нужны объяснения, извольте, я их вам дам. Разве Моррис не отзывался плохо о ложе?

- Нет.

- А обо мне?

- Тоже нет.

- Значит, он просто не доверяет вам. В душе же он неверный брат. Мы это знаем и ждем только случая наказать его.

В нашем загоне нет места для паршивой овцы. А если вы будете вести знакомство с неверным человеком, подозрение в неверности падет и на вас. Понятно?

- Я не могу подружиться с ним, потому что этот человек мне не нравится, - ответил Макмэрдо. - Что же до моей неверности, так заговори о ней не вы, а кто-нибудь другой, ему бы не пришлось произнести следующую фразу.

- Хорошо, сказано достаточно, - заметил Макгинти. - Я пришел, чтобы вовремя предупредить вас, что и сделал.

- Но как вы узнали о моем свидании с Моррисом?

Макгинти засмеялся.

- Я должен знать все, что происходит в городе, - сказал он, - и советую помнить, что я все знаю. Ну, мне пора, я только добавлю, что...

Но он не успел закончить прощальную фразу: дверь распахнулась, и настороженные лица трех полицейских заглянули внутрь. Макмэрдо вскочил и вытащил было револьвер, однако тут же снова спрятал его в карман, увидев наведенные на себя дула винтовок. Четвертый человек, тоже в мундире, вошел в комнату, и Макмэрдо узнал в нем капитана Мервина из Чикаго. Капитан подошел к нему и покачал головой.

- Я так и думал, что нам еще предстоит встретиться.

Одевайтесь и пошли.

- Вам придется за это ответить, - прогремел Макгинти. -

Как вы смеете врываться в частный дом и оскорблять честных людей?

- Это вас не касается, советник, - ответил Мервин. - Мы пришли не за вами, а вот за этим молодчиком, и вы обязаны помогать полиции исполнять ее долг.

- Он мой друг, и я отвечаю за него.

- Смотрите, мистер Макгинти, как бы вам не пришлось отвечать за собственные дела. Ну а этот Макмэрдо был негодяем еще до приезда в Вермиссу, негодяем он остался и теперь... А ну-ка давайте сюда револьвер, молодчик.

- Вот он, - хладнокровно сказал Макмэрдо. - Будь мы с вами с глазу на глаз, капитан Мервин, вы бы разговаривали иначе.

- Где приказ об аресте? - спросил Макгинти. - Ей-богу, пока в полиции служат такие господа, как вы, в Вермиссе будет все хуже. Вы нас оскорбили и ответите за это.

- Исполняйте ваш долг, как вы его понимаете, советник, -

сказал Мервин, - а мы будем исполнять свой.

- В чем меня обвиняют? - спросил Макмэрдо.

- В том, что вы участвовали в нападении на редактора Стейнджера в помещении "Гералда". Можете радоваться, что вас не обвиняют в убийстве.

Макгинти грубо рассмеялся.

- Если дело в этом, то советую вам бросить его: Макмэрдо был в Доме союза и до полуночи играл в покер. Человек двенадцать свидетелей подтвердят мои слова.

- Все выяснится на суде. А пока пошли, Макмэрдо.

Отойдите, мистер Макгинти, в сторону: во время исполнения своих служебных обязанностей я сопротивления не допущу.

В голосе капитана прозвучала такая решительность, что Макмэрдо и Макгинти осталось только подчиниться. На прощание мастер успел шепнуть несколько слов арестованному.

- А как же?.. -он указал большим пальцем через плечо, и Макмэрдо понял, что он имеет в виду фальшивые доллары.

- Все в порядке, - шепотом ответил Макмэрдо: у него был тайник под полом в спальне.

- До свидания, - громко сказал Макгинти, пожимая ему руку. - Я поговорю с адвокатом Релаем и все издержки возьму на себя. Можете быть уверены: вас скоро освободят.

Капитан подозрительно посмотрел на них.

- Вы двое, - обратился он к полицейским, - сторожите арестованного и стреляйте, если он надумает бежать. А я обыщу дом.

Но обыск ничего не дал, и Макмэрдо повели в полицию.

Стемнело, дул резкий ветер, поэтому людей на улицах было мало.

Но встречавшиеся прохожие, ободренные темнотой и присутствием полиции, осыпали арестованного оскорблениями.

- Судите проклятого Чистильщика! - крикнул кто-то. -

Линчуйте его!

После короткого допроса Макмэрдо поместили в общую камеру.

Там он увидел Болдуина и других участников нападения.

Но длинная рука ложи дотянулась и сюда. Ночью какой-то полицейский вошел в камеру с охапкой соломы и вынул из нее две бутылки виски, еду и колоду карт. Арестованные провели ночь не скучно.

Утром стало ясно, что им действительно нечего опасаться. С одной стороны, свидетели нападения - метранпаж и наборщики -

признали, что освещение было слабое, а они волновались и потому не могут теперь клятвенно удостоверить личности нападавших; к тому же ловкий адвокат, приглашенный Макгинти, совсем их запутал. Пострадавший, который дал показания в больнице, помнил лишь, что первый ударивший его человек был с усами. Стейнджер, правда, добавил, что убежден в причастности к нападению Чистильщиков, потому что из всех окрестных жителей только они одни его ненавидят и он уже не раз получал от них угрожающие письма. Но, с другой стороны, шестеро граждан, в том числе и муниципальный советник Макгинти, заявили, что все обвиняемые в момент нападения играли в карты в Доме союза и ушли очень поздно. В результате обвиняемых отпустили, сказав им несколько слов, похожих на извинение, а капитану Мервину и всей полиции сделали замечание за неуместное усердие.

Когда огласили решение, в зале раздались крики одобрения.

Макмэрдо глянул и увидел много знакомых лиц. Братья ложи улыбались и махали шляпами. Остальные присутствующие, сжав губы и сдвинув брови, молча смотрели на оправданных, когда те выходили из суда. Только один рабочий с черной бородой крикнул им вслед:

- Проклятые убийцы!.. Мы все же засадим вас!

Артур Конан Дойль - Долина ужаса. 11 (Шерлок Холмс) - ДОЛИНА УЖАСА, читать текст

См. также Артур Конан Дойль (Arthur Ignatius Conan Doyle) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Долина ужаса. 12 (Шерлок Холмс) - САМЫЙ ТЕМНЫЙ ЧАС
Если что-либо и могло еще больше увеличить популярность Макмэрдо среди...

Долина ужаса. 13 (Шерлок Холмс) - ОПАСНОСТЬ
К весне Макмэрдо уже получил звание дьякона братства и стал одной из с...