СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Артур Конан Дойль
«Долина ужаса. 02 (Шерлок Холмс) - ШЕРЛОК ХОЛМС И МАКДОНАЛД»

"Долина ужаса. 02 (Шерлок Холмс) - ШЕРЛОК ХОЛМС И МАКДОНАЛД"

Это был один из тех драматических моментов, которые составляли для моего друга главный смысл жизни. Было бы преувеличением сказать, что он выглядел потрясенным. В его характере не было и тени черствости, но, конечно, нервы его были закалены постоянно напряженной работой. Его душевные движения в такие минуты как бы дремали, но зато интеллектуальная восприимчивость повышалась до предела. В данном случае на его лице не было заметно и следа того ужаса, который испытал я после слов Макдоналда, скорее оно выражало интерес, с каким химик наблюдает причудливое скопление кристаллов на дне колбочки.

- Замечательно! - промолвил он после некоторой паузы. -

Замечательно!

- Вы, кажется, не удивлены этим известием?

- Заинтересован, мистер Мак. Почему я должен быть удивлен? Я получил сообщение, что одному лицу грозит опасность.

Спустя час я узнаю, что замысел осуществлен и что это лицо убито. Я заинтересован, это верно, но ничуть не удивлен.

Холмс рассказал инспектору о шифрованном письме и найденном к нему ключе. Макдоналд сидел за столом, опершись подбородком на обе руки, и слушал с напряженным вниманием.

- Я хотел ехать в Бирлстоун сегодня же утром и зашел просить вас сопутствовать мне. Но из вашего сообщения следует, что мы можем более успешно действовать в Лондоне.

- Едва ли так, мистер Мак, - заметил Холмс.

- Взвесьте все, мистер Холмс, - возразил инспектор. -

День или два все газеты будут сплошь заполнены бирлстоунской тайной. Но что за тайна, если в Лондоне находится человек, который сумел заранее предсказать преступление? Остается только захватить этого человека, и все будет выяснено.

- Несомненно, мистер Мак. Но каким образом вы предполагаете захватить этого Порлока, как он себя называет?

Макдоналд осмотрел с обоих сторон письмо, полученное Холмсом.

- Штемпель поставлен в Кембервиле. Этот факт не может помочь нам. Имя, вы считаете, вымышленное. Тоже, конечно, не слишком благоприятное обстоятельство. Вы говорите, что посылали ему деньги?

- Два раза.

- Куда именно?

- В Кембервилское почтовое отделение чеками одного из банков.

- И вы ни разу не поинтересовались, кто приходил за ними?

- Нет.

Инспектор был явно озадачен.

- Почему же?

- Потому что я всегда исполняю свое слово. После первого же письма я обещал, что не буду разыскивать его.

- Вы думаете, что он только пешка и что за ним стоит какая-то более значительная личность?

- Я не думаю, я знаю это.

- Этот профессор, о котором я слышал от вас?

- Именно.

- Не скрою от вас, мистер Холмс, у нас в Скотленд-Ярде считают, что вы зря имеете зуб на этого профессора. Я собрал кое-какие сведения о нем: у него репутация почтенного ученого и талантливого человека.

- Я рад, что вы признаете его талантливость.

- После того как мне стало известно ваше отношение к нему, я счел необходимым повидать его. Со своим благородным лицом, с седыми волосами и какой-то особенно торжественной манерой держаться у него вид настоящего министра. Когда он при прощании положил мне руку на плечо, это выглядело так, словно отец благословляет сына, отпуская его в жестокий свет.

Холмс усмехнулся.

- Великолепен! - воскликнул он. - Положительно великолепен! Скажите мне, дорогой Макдоналд, эта приятная интимная беседа происходила в кабинете профессора?

- Да.

- Красивая комната, не правда ли?

- Очень красивая.

- Вы сидели у его письменного стола?

- Совершенно верно.

- Так что вы оказались против источника света, а его лицо было в тени?

- Это происходило вечером... Да, свет лампы был направлен в мою сторону.

- Этого следовало ожидать. Обратили вы внимание на картину за спиной профессора на стене?

- Да, конечно, я заметил картину: на ней изображена голова девушки, вполоборота.

- Это картина Жана Батиста Греза, знаменитого французского художника, жившего во второй половине восемнадцатого века.

Инспектор слушал совершенно безучастно.

- Не лучше ли нам... - начал он.

- Мы именно это и делаем, - прервал его Холмс. - Все, о чем я говорю, имеет прямое отношение к тому, что вы называете бирлстоунской тайной. Это можно даже назвать средоточием ее.

Макдоналд слегка улыбнулся.

- Вы мыслите чересчур быстро для меня, мистер Холмс. Вы отбрасываете одно или два звена в своих рассуждениях, а потому я не могу поспеть за вами. Что может быть общего между давно умершим художником и бирлстоунским делом?

- Одна известная картина Греза недавно на аукционе у Порта-лиса была оценена в миллион двести тысяч франков.

Лицо инспектора сразу выразило живейший интерес.

- Я хочу напомнить вам, - продолжал Холмс, - что размеры жалованья профессора Мориарти можно узнать крайне легко: он получает семьсот фунтов в год.

- В таком случае как же он мог приобрести...

- Вот именно: как он мог?

- Продолжайте, пожалуйста, мистер Холмс. Меня это чрезвычайно заинтересовало. Любопытнейшая история!

- А как же насчет Бирлстоуна? - спросил Холмс, улыбаясь.

- У нас еще есть время, - ответил инспектор, взглянув на часы. - У ваших дверей меня ждет кэб, в двадцать минут он доставит нас на вокзал Виктории. Но относительно этой картины... Вы, мистер Холмс, кажется, однажды говорили мне, что никогда не бывали у профессора Мориарти?

- Да, никогда.

- Каким же образом вы знакомы с его квартирой и обстановкой?

- А это другое дело. Я три раза посетил его квартиру без приглашений, два раза под разными предлогами ожидал его и уходил до его возвращения. А третий раз... Ну, об этом визите я не буду распространяться перед официальным представителем сыскной полиции. Скажу только, что в этот раз я позволил себе просмотреть его бумаги. Результаты получились совершенно неожиданные!

- Вы обнаружили что-нибудь компрометирующее?

- Совершенно ничего. Это-то и поразило меня. Впрочем, есть одна вещь, о которой вы теперь знаете, - картина. Следует полагать, что он очень богатый человек. Но как он приобрел свое богатство? Он не женат. Его младший брат служит начальником железнодорожной станции где-то на западе Англии. Кафедра дает ему семьсот фунтов в год. И тем не менее у него имеется подлинный Грез.

- Вы думаете, его богатство создается незаконными путями?

- Конечно. Но я имею и другие основания для подобного вывода: десятки тончайших нитей извилистыми путями ведут к центру паутины, где скрывается это с виду бездеятельное, но ядовитое существо. Я упомянул о Грезе только потому, что вы видели его сами.

- Признаюсь, все рассказанное вами крайне интересно. Но укажите на что-нибудь поопределеннее. В чем его следует обвинять: в подлогах, в изготовлении фальшивых денег, в убийствах? Откуда у него берутся деньги?

- Читали вы когда-либо о Джонатане Уайлде?

- Имя как будто знакомое. Из какого-нибудь романа, не правда ли? Я, признаться, недолюбливаю сыщиков из романов: герои совершают подвиги, но никогда не рассказывается, как именно они их совершают. Чистый вымысел, мало похожий на действительность.

- Джонатан Уайлд - это не сыщик и не герой романа. Это выдающийся преступник, живший в прошлом столетии.

- В таком случае мне до него нет дела. Меня интересует только современная жизнь, я человек практичный.

- Мистер Мак, в жизни решительно все повторяется, даже профессор Мориарти. Джонатан Уайлд был как бы невидимой пружиной, тайной силой лондонских преступников, которым он ссужал за пятнадцать комиссионных процентов с добычи свой ум и организаторский талант. Старое колесо поворачивается, и спицы возвращаются на прежние места. Все, что мы видим, когда-то уже было и снова будет. Я расскажу вам кое-что еще о Мориарти.

- Пожалуйста.

- У меня был случай узнать, кто служит первым звеном в созданной им цепи, на одном конце которой находится человек с направленным в дурную сторону умом, а на другом - сотня жалких мелких жуликов и шулеров. Что касается средней части этой цепи, то ее вы можете заполнить, без боязни ошибиться, едва ли не всеми видами уголовных преступлений. Начальник его штаба, стоящий также поодаль, вне всяких подозрений, столь же недоступен карающей руке закона. Это полковник Себастьян Моран.

Как вы думаете, сколько он ему платит?

- Затрудняюсь что-либо сказать.

- Шесть тысяч фунтов в год. Это оценка ума, сделанная, как видите, в духе американских дельцов. Сумма эта превышает оклад премьер-министра. Такая подробность дает вам представление о доходах Мориарти и масштабах, которыми он оперирует. Теперь другой момент. Я счел важным поинтересоваться несколькими последними чеками Мориарти. Самыми обыкновенными и невинными чеками, которыми он оплачивает свои счета по хозяйству. Они оказались выданными на шесть различных банков.

Что вы скажете об этом?

- Странно, конечно. А какой вывод делаете вы?

- Тот вывод, что он стремится избежать лишних разговоров о своем богатстве. Ни один человек не должен знать, сколько в действительности у него денег. Наверняка у него не менее двадцати счетов в различных банках. Большая часть из них размещена, надо полагать, за границей, скорее всего в Германском или Лионском банках.

Макдоналд слушал очень внимательно, но шотландская практичность заставила его прервать моего друга.

- Согласитесь, мистер Холмс, вы несколько отвлеклись.

Пока нам известно только, что имеется какая-то связь между профессором и преступлением в Бирлстоуне. Такой вывод вы делаете из предупреждения, полученного вами от некоего Порлока.

Какие еще предположения можем мы сделать?

- Мы можем высказать несколько догадок о мотивах преступления. Вам следует знать, что Мориарти держит своих подопечных прямо-таки в железных тисках. Введенная им дисциплина ужасна. Единственное наказание в его кодексе -

смерть! Это дает основание прежде всего предположить, что убитый Дуглас изменил своему начальнику и понес наказание.

Когда о нем станет известно остальным, то страх смерти еще сильнее укрепит дисциплину. Ожидающая Дугласа судьба была известна заранее одному из второстепенных членов шайки, и он сообщил об этом мне.

- Это одно предположение...

- Другое - что это одна из обычных махинаций Мориарти.

Был там грабеж?

- Я не слыхал об этом.

- Если был, то это говорит против первой гипотезы и в пользу второй. Мориарти мог быть привлечен к делу обещанием доли в добыче или руководить им за плату наличными. И то и другое одинаково возможно. Но как бы там ни было, ответы на все вопросы мы должны искать в Бирлстоуне.

- В таком случае - едем в Бирлстоун! - согласился Макдоналд и встал со стула. - Черт возьми! Уже поздно, господа, поэтому на сборы у вас всего несколько минут.

Холмс и я встали и начали одеваться.

- Мистер Мак, в дороге вы расскажете нам обо всех известных вам деталях...

Сведения оказались довольно скудными, но все же выяснилось, что ожидавшее нас дело было исключительным.

Выслушивая сухие и с виду незначительные подробности, Холмс оживился и время от времени потирал руки, похрустывая тонкими пальцами. Месяцы бездеятельности остались позади, и теперь наконец его замечательным способностям нашлось достойное применение. Холмс совершенно преобразился: глаза его блестели, и все тонкое, нервное лицо как бы озарилось внутренним светом, С напряженным вниманием слушал он краткий рассказ Макдоналда о том, что нас ожидало. Письменное сообщение о происшедшем было получено инспектором с первым утренним поездом. Местный полицейский офицер Уайт Мейсон - его личный друг; этим объясняется, что Макдоналд получил извещение скорее, чем это обычно происходит, когда кого-либо из Скотленд-Ярда вызывают в провинцию.

"Дорогой инспектор Макдоналд, - гласило письмо Мейсона,

- официальное приглашение Вы получите в отдельном конверте. Я пишу Вам частным образом. Телеграфируйте мне, с каким поездом Вы можете приехать в Бирлстоун, и я встречу Вас сам или, если буду занят, поручу кому-нибудь. Случай очень странный.

Приезжайте, пожалуйста, не теряя ни минуты. Постарайтесь, если удастся, привезти мистера Холмса, он найдет здесь немало интересного. Можно подумать, что вся картина рассчитана на театральный эффект, если бы в центре ее не лежал убитый человек. Даю Вам слово: чрезвычайно странный случай".

- Ваш приятель, кажется, не глуп, - заметил Холмс.

- Да, сэр, насколько я могу судить, Уайт Мейсон очень деловой человек.

- Хорошо, что еще можете вы сказать?

- Ничего. Подробности он расскажет нам при встрече.

- Как же вы узнали имя Дугласа и то, что он убит зверским образом?

- Об этом говорилось в официальном сообщении. В нем не упоминается слово "зверский". Это - неофициальный термин. Там названо имя Джона Дугласа. Указано, что причина смерти -

ранение в голову и что орудие убийства - охотничье двуствольное ружье. Сообщается также и время преступления: вскоре после полуночи. Далее добавлено, что пока никто не арестован. В заключение сказано, что случай незаурядный и что вся обстановка дает возможность делать самые различные предположения. Это решительно все, мистер Холмс, что у нас пока есть.

- В таком случае, мистер Мак, с вашего позволения, мы на этом остановимся. Мне хочется подумать.

Артур Конан Дойль - Долина ужаса. 02 (Шерлок Холмс) - ШЕРЛОК ХОЛМС И МАКДОНАЛД, читать текст

См. также Артур Конан Дойль (Arthur Ignatius Conan Doyle) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Долина ужаса. 03 (Шерлок Холмс) - БИРЛСТОУНСКАЯ ДРАМА
Наконец у меня появилась возможность описать события, разыгравшиеся в ...

Долина ужаса. 04 (Шерлок Холмс) - ПОТЕМКИ
По срочному вызову сержанта Уилсона в три часа ночи прибыл в легком кэ...