СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Луи Анри Буссенар
«С Красным Крестом (Les Exploits d'une ambulanciere. Voyages et aventures de mademoiselle Friquette). 2 часть.»

"С Красным Крестом (Les Exploits d'une ambulanciere. Voyages et aventures de mademoiselle Friquette). 2 часть."

Старик и молодая девушка обменялись последним рукопожатием, и Фрикетта вернулась в своем военном костюме в паланкин. Она велела нести себя к Южным воротам. Запрещение выходить из города еще не было отменено и соблюдалось строго: никто не мог выйти из Сеула. Но королевский знак помог Фрикетте преодолеть все трудности.

Конечно, король без зонта могуществен, но зонт без короля не менее того.

Итак, Фрикетта, благодаря драгоценному значку, пользовалась всевозможными преимуществами.

Она приказывала чиновникам, распоряжалась солдатами, требовала себе носильщиков. И всюду на ее пути народ преклонял колени.

Таким образом без дальнейших приключений и чрезвычайно быстро она добралась до Чемульпо, который находился во власти японцев. Она была спасена.

ГЛАВА XI

Изумление. - Опять зонтик. - Назначение фетиша. - Перед Порт-Артуром. - Битва. - Новые успехи японцев. - Капитуляция. - Газеты из Франции. - Война на Мадагаскаре. - Телеграмма. - Отъезд.

Прибытие мадемуазель Фрикетты в подобном костюме не прошло незамеченным и обратило на себя внимание некоторых японцев. Сначала ее приняли за настоящего офицера, а присутствие зонтика заставляло предполагать, что она прислана с каким-нибудь поручением от Ли-Хуна. Так как низшие офицеры не знали по-французски, то ее отвели к генералу, отправлявшемуся на военном корабле в Порт-Артур.

Генерал говорил свободно по-французски, так как пробыл два года вольнослушателем в военной Сен-Сирской школе. Здесь недоразумение объяснилось. Узнав, кто была молодая девушка, генерал очень любезно предложил ей свои услуги и спросил, чем может быть ей полезен.

- Мне хотелось бы отправиться в Порт-Артур и снова приняться за свои занятия фельдшерицы и корреспондентки.

- Это нетрудно исполнить. Корабль отходит завтра с войсками; я буду очень рад принять вас пассажиркой.

- Благодарю от души. А пока позвольте мне поискать в городе костюм, более соответствующий моей национальности, моему занятию и полу.

- Это как вам будет угодно, - улыбаясь, отвечал генерал. - Я только напомню вам, что в Чемульпо много всякого сброду; вы - моя гостья, поэтому я отвечаю за вашу безопасность и дам вам конвой из нескольких солдат.

Очень довольная этим приемом, Фрикетта поблагодарила, откланялась и отправилась за покупками все еще с знаменитым зонтом, который уже начал надоедать ей.

А между тем ему суждено было еще раз оказать ей услугу. Видя, что Фрикетту сопровождает конвой из японских солдат, купцы делали кислую мину и не торопились показывать свои товары. Но появление зонта производило магическое действие. В одну минуту магазины открывались, и проворные руки перевертывали вверх дном витрины и полки.

Появились груды белья, полились волны кружев, раскрылись тюки обуви, и перед молодой девушкой образовалась целая выставка китайских платьев с оригинальными грациозными рисунками.

Не имея времени рыться в этом богатстве, Фрикетта велела уложить все самое необходимое в сундучок из пахучего, негниющего камфорного дерева, где никогда не заводится моль.

Затем она хотела расплатиться, но - о удивление! - купцы с бесконечными любезностями и выразительными жестами отказывались от золота, серебра, меди - от всего. Фрикетта поняла: с восточной бесцеремонностью король смотрит на все, что нравится ему, как на свою собственность. Требовать уплаты считается оскорблением его величества, которое влечет за собой смертную казнь.

Между тем молодую девушку все более и более смущала эмблема королевской власти, ставшая теперь бесполезной. Фрикетта подумала было вернуть зонтик королю, но в конце концов решила оставить его у себя.

Она обернула его в шелковую бумагу, тщательно уложила в нарочно выбранный по его величине ящик и отправила на борт корабля вместе со своим сундуком из камфорного дерева.

Генерал очень любезно отдал в ее распоряжение офицерскую каюту, где она могла, наконец, снять свое военное одеяние и одеться в женское платье. Здесь опять зонтик стеснил ее. На военных судах место отводится скупо. Каюта, немногим больше телефонной будочки, была так заставлена, что в ней нельзя было пошевельнуться.

- И куда мне девать этот проклятый зонтик! - воскликнула Фрикетта, потеряв терпение.

Подумав минуту, она весело ударила себя по лбу и начала смеяться:

- Придумала!.. Придумала!.. Богатая мысль!

Она попросила дать ей кисть с тушью и написала большими буквами на крышке ящика:

Господину редактору журнала

"Journal des voyages"

Париж

Потом, взяв лист белой бумаги, она начертила кистью следующие слова:

"Милостивый государь, господин редактор!

Посылаю вам зонт корейского короля, вещь не совсем обыкновенную, попавшуюся мне в руки во время путешествия. Мне кажется, он будет очень красив, как декорация, в конторе вашего журнала.

Готовая к услугам Фрикетта".

Затем она спросила у генерала, возьмет ли на себя японское почтовое ведомство пересылку во Францию письма и посылки*.

* К сожалению, эта посылка не дошла по назначению. - Примеч. автора.

- Конечно, - отвечал генерал. - Каждую неделю от нас почта ходит в Японию, а оттуда пароходы перевозят ее в Европу.

Успокоенная, Фрикетта окончательно устроилась и стала терпеливо ждать отъезда.

На рассвете следующего дня крейсер снялся с якоря и менее чем через восемнадцать часов достиг Порт-Артура.

Сказать, что крейсер достиг Порт-Артура, значит выразиться не совсем точно, так как в то время город был во власти китайцев и к нему не было доступа ни с какой стороны.

Весь он был окружен фортами, редутами, блиндажами, откуда постоянно стреляли из пушек. Облака порохового дыма носились над искусными сооружениями, как и над морем, откуда доносилась громкая канонада.

Было 31 января. Японцы одержали новую победу. Железное кольцо, охватывавшее несчастный город, суживалось все больше и больше.

На следующий день артиллерийская дуэль началась в два часа утра и окончилась в девять разрушением половины китайских батарей и фортов. Флот принял деятельное участие в атаке, и Фрикетта с борта крейсера могла следить за всем.

Пока фельдшерица уступила место репортерше. Во флоте не оказалось ни одного раненого или убитого, и сражение скорее походило на военный маневр.

Было заключено трехдневное перемирие, и затем, 3 февраля, борьба снова возобновилась с неслыханным ожесточением. Японцы бомбардировали город и суда, стоявшие на рейде. Напрасно китайцы затопили в проливе джонки, чтобы преградить доступ японским броненосцам. Флот спустил шлюпки, команда которых устранила все препятствия.

Фрикетте хотелось поехать с этими моряками, так бесстрашно шедшими на приступ, но женщине не место было среди этих отчаянных воинов. Фрикетта поняла и покорилась.

В этот день стоял пятнадцатиградусный мороз, и в душе Фрикетта, пожалуй, была довольна, что ей пришлось остаться в хорошо прогретой паром каюте.

4 февраля японский флот и батареи начали бомбардировать китайский флот и заперли его в гавани. Ночью японцы проникли в этот порт и подложили торпеды под три крейсера, одно транспортное судно и один броненосец.

7 числа последние укрепления были взяты японцами. В тот же день одиннадцать китайских миноносцев сделали отчаянную попытку среди белого дня прорваться через пролив. Только трем удалось спастись, остальные, выброшенные на берег, были взяты пехотой.

Это был конец! 9 - 11 числа остатки китайского флота, по которому была открыта ожесточенная канонада, пошли ко дну. Порт-Артур, лишенный всяких средств к защите с суши и с моря, сдался 12 февраля. Надо сказать, к чести китайцев, что адмирал Тинг и корабельные капитаны предпочли самоубийство позору поражения.

В то время как сухопутные войска продолжали смелое, безостановочное наступление, флот целую неделю простоял перед Порт-Артуром.

21 февраля пришла европейская почта. Можно себе представить, с какой жадностью Фрикетта набросилась на газеты, принесшие ей новости из Франции. Уже три месяца она оттуда ничего не получала. Одна маленькая заметка в "Последних новостях" одного из номеров "Temps" заставила ее вскочить.

ФРАНЦИЯ ОБЪЯВИЛА ВОЙНУ МАДАГАСКАРУ.

Фрикетта отыскала следующий номер и в лихорадочном возбуждении прочла подробное объявление войны. Фрикетта читала и останавливалась, вся поглощенная мыслью о скором открытии военных действий.

Оказалось, номер газеты вышел два с половиной месяца тому назад.

"Итак, нашим солдатикам опять предстоит сражаться... Снова будут жертвы... снова польются материнские слезы... снова будут страдать и погибать молодые люди. Зато с другой стороны слава... Мадагаскар! Лишь бы это не был второй Тонкин - могила для наших солдат!"

Фрикетта читала номер за номером.

- Стало быть, война уже началась! - вдруг воскликнула она.

"Ночью 13 декабря войска высадились в Таматаве. Бомбардировка... Высадка. Трехцветное знамя развевается над фортом".

- Что же я-то, Фрикетта, француженка, патриотка, сижу здесь и смотрю, как желтокожие истребляют друг друга!.. Там я могла бы быть очень полезна... Надо ехать и как можно скорее - сейчас же.

Не теряя времени, она попросила узнать, может ли генерал принять ее немедленно по важному делу. Пять минут спустя она была у доблестного офицера, имя которого теперь знаменито во всем мире.

Генерал с двумя секретарями разбирал пачку газет. Серьезный, почти торжественный вид Фрикетты поразил его.

- Генерал, - сказала она без всякого вступления, - можете ли вы ко всем одолжениям, которые вы уже оказали мне, прибавить еще одно?

- Я сделаю все, что в моей власти.

- Позвольте мне поехать с первой оказией в Японию.

- Вы покидаете нас?

- У меня есть на то серьезные мотивы... Вы знаете, я горячая патриотка. Мне надо как можно скорее вернуться во Францию.

- Понимаю... война на Мадагаскаре?.. Я разделяю ваше мнение: ваша родина нуждается теперь в дельных, преданных людях. Отправляйтесь. Как ни грустно нам расставаться с вами, но мы поможем вам.

- Благодарю вас; я всегда буду с признательностью помнить ваше одолжение.

- Мы должны быть благодарны вам за услуги, оказанные нашим раненым... Но время не терпит... я по вашим глазам вижу, как вам хочется уехать. Через два дня транспорт больных и раненых отправляется в Хиросиму... Я сейчас распоряжусь, чтоб вам на борту оставили самое лучшее место.

- Еще раз благодарю... А как вы думаете, можно мне будет без риска сойти на землю?

- Право, не знаю; побежденные еще сильно возбуждены... Можно узнать причину вашего желания?

- Мне хотелось бы дать телеграмму своим. Ведь между Порт-Артуром и Европой есть телеграфное сообщение?

- Да, есть даже несколько линий, но самое надежное и быстрое сообщение идет через Владивосток и Сибирь. Напишите телеграмму здесь, и вам нечего беспокоиться: я сам отправлю ее.

Очарованная такой любезностью, молодая девушка взяла лист бумаги и быстро написала:

"Здорова. Уезжаю из Японии на Мадагаскар. Целую всех.

Фрикетта

Роберу. Предместье Сент-Антуан, N X. Париж".

Верный своему обещанию, японский генерал отправил Фрикетту 23 февраля в Хиросиму, куда она прибыла 27.

В тот же вечер Фрикетта села на поезд, который и доставил ее в Кобе, а потом в Киото. После двенадцатичасовой остановки она уже летела прямо в Йокогаму, где и была через двадцать часов.

О времени отхода пароходов Фрикетта узнала только в комфортабельной гостинице, где остановилась. Она с радостью узнала, что пароход общества "Messagerie Maritime" "Эрнест Симон" уходит 8 марта, следовательно, ей нужно было подождать всего одну неделю.

Наконец, после лихорадочного ожидания, доходившего почти до отчаяния, настало 8 марта. Легко взбежала Фрикетта по лестнице великолепного корабля, и сильно забилось ее сердце при виде развевающегося французского флага. Да, этот корабль был для нее уголком ее далекой родины. И когда раздался пушечный выстрел, сигнал отхода, молодая француженка зарыдала, чувствуя в себе непреодолимую потребность посвятить всю свою жизнь служению великой родине.

ЧАСТЬ 2

ГЛАВА I

Перед высадкой. - Что сулит будущее? - Не всегда легко делать добро. - Странное и грустное зрелище. - Наперекор здравому смыслу. - Мадам Гаскар и мадам Пюблик-Франсез. - Барка.

Пассажирский пароход "Ирравадди", выйдя из Марселя 10 апреля 1894 года, 1 мая находился у Маджунги.

Он ожидал посещения санитарной комиссии, бот с которой под желтым флагом уже отчалил от верфи.

Стоя на корме парохода, три женщины разговаривали, смотря с любопытством и некоторой грустью на бухту, берег, белые домики и кусты, которые заволакивал серый дым.

Две из них, в наряде монахинь, принадлежали к числу тех скромных тружениц, которые покидают родину с горячей верой в сердце и несут страждущим надежду, облегчение, жизнь.

На третьей был удобный, довольно изящный дорожный костюм, а голову защищала каска, какие носят в колониях, из-под нее выглядывало молодое хорошенькое личико.

- Повторяю вам еще раз, - говорила старшая из монахинь мягким голосом, - то, что вы задумали, будет нелегко выполнить; вы встретите массу затруднений.

- Но вспомните, сестра, - возражала весело девушка, - я имела дело и с тигром, и с кайманом, и с китайцами, и с огнем, и с водой, и тогакутосами... Не для того же я примчалась из Порт-Артура в Джибути, где проскучала целых две недели, чтобы позорно вернуться во Францию. Здесь много людей нуждаются в помощи, а ваш пример внушает желание жертвовать собой.

- Я не сомневаюсь в вашем мужестве и искреннем желании, мадемуазель Фрикетта, но здесь вы не в Корее.

- К счастью! Этот трехцветный флаг пробуждает воспоминание о родине и заставляет меня дрожать от радости, что я скоро могу ступить на землю, принадлежащую Франции.

- И вы не спрашиваете, как вас там примут?

- Как того заслуживает самая скромная, но вместе с тем преданная дочь Франции.

- Мне не хотелось бы охлаждать ваш энтузиазм, но я почти вдвое старше вас и обладаю большей опытностью. Вы мне симпатичны... Я скажу вам правду. Никто не имеет права бросаться в самую схватку, работать, не боясь огня и заразы, если это право не будет признано за ним правительственным органом во Франции. Страна в осадном положении, и в ней действуют исключительно военные правила. Дадут ли вам место согласно с вашим желанием?

- Мои притязания невелики.

- Но будут ли и они удовлетворены? Во всяком случае, помните одно: вы всегда встретите у нас радушный прием и поддержку.

Тронутая такой добротой, молодая девушка отвечала:

- Я благодарю вас за сочувствие, за доброе слово, за ваше радушное приглашение. Когда я почувствую, что устала гоняться за нуждающимися в помощи, что силы оставляют меня, я приду к вам просить покровительства. Пока до свидания. Храни вас Господь!

- Благослови вас Боже!

Свидетельство о том, что на борте нет заразных болезней, было выдано, и "Ирравадди" мог высадить своих пассажиров. В числе прочих и мадемуазель Фрикетта готовилась покинуть пароход.

Она спустилась к себе в каюту и взяла ручной багаж. Затем, простившись с капитаном, который дал ей письмо к одному из местных негоциантов, она храбро сошла с лестницы, думая про себя: "Кажется, не так-то легко попасть на землю. Ничего, авось проберусь!"

И она действительно пробралась и успела попасть в одну из, лодок, наполненных военными. Фрикетту приняли за жену одного из офицеров или чиновников и отвели ей лучшее место.

Сидя среди наваленных тюков, ящиков, свертков, она подъехала к берегу, где не знала как ступить в сутолоке негров, белых, погонщиков мулов, носильщиков и солдат, кричавших, бегавших, суетившихся, толкавшихся направо и налево...

На земле в невообразимом беспорядке были свалены самые разные предметы: ящики с сухарями рядом с кулями овса, куски сала возле одеял, соль, консервы, мука рядом со сбруей, рис, сахар, кофе под подковами и лопатами и так далее.

Все это образовало целые горы, которые обваливались, попадали под ноги людям, мулам, под колеса транспортных повозок, которые Фрикетта видела в первый раз.

Сухари высыпались из ящиков, овес - из кулей.

Сахар смешался с салом, соль - с кофе...

Фрикетта, видевшая образцовый порядок снабжения провиантом японской армии, не могла прийти в себя от удивления, делая сопоставление, вовсе не лестное для ее национального самолюбия.

Наконец она выбралась из этого лабиринта, переступив через гору овса, в который ее нога ушла по щиколотки, и отправилась в город.

Первая неудача: негоцианта, которому ее рекомендовал капитан "Ирравадди", не было в городе: он уехал на целый месяц!

Его конторщик тем не менее предложил Фрикетте помещение и стол: в колониях гостеприимство одинаково обязательно и для богатых, и для бедных.

Отсутствие хозяина было неприятно для Фрикетты, так как своим кредитом и положением он мог бы быть ей очень полезен.

Она поблагодарила конторщика и устроилась в отведенном ей помещении, а потом, взяв зонтик, отправилась побродить по городу и оглядеться.

Она пошла по так называемой "дороге" к знаменитому лагерю "манговых деревьев", находившемуся в шестистах метров от Маджунги. Дорога была загромождена знаменитыми транспортными повозками Лефебра, уходившими по ступицу в песок и завязавшими в нем.

Она с грустью и иронией смотрела на эти повозки, при сооружении которых руководствовались исключительно добрыми намерениями.

Что это собственно - лодки или повозки? И то, и другое - уверял строитель. Ни то, ни другое - утверждал опыт и здравый рассудок. Да эти повозки не прокатятся без остановки и пятидесяти сантиметров. Следовательно, сначала надо проложить дороги...

Но, увы! - ее удивление и негодование продолжались.

Не прошло и трех недель со времени прибытия экспедиционного корпуса, а уже была масса больных.

Она видела несчастных, бледных, согнувшихся, вяло бродивших солдат, которые уже сделались жертвами лихорадки. Усталость, солнце, вредные туманы - все это делало свое дело.

Госпитали наполнялись молодыми, едва сформировавшимися людьми, неспособными противостоять климату, и которых к тому же заставляли выполнять непосильные работы.

"Кто станет копать землю, откопает лихорадку", - говорит пословица, которая может быть применена ко всем тропическим странам. А землю все копали, вопреки всякому благоразумию. Да и как быть, ведь надо же было проложить дорогу для карет Лефебра. Ведь администрация запаслась ими в количестве пяти тысяч.

Но ходить было почти невозможно по этой проложенной дороге, песчаной и изрытой. Фрикетта взяла немного вправо и двигалась среди жидкого кустарника.

Жара была страшная, и молодая девушка, несмотря на всю свою привычку, обливалась потом. Солдаты, согнувшись под тяжелыми мешками, с трудом вытаскивали ноги из песка. Лица у всех были мокрые от пота.

"Но зачем же, - негодовала Фрикетта, - заставляют их работать днем, в самую жару. Да это сумасшествие!"

Время от времени кто-нибудь из них тяжело падал на песок. Двое товарищей убирали его с дороги, клали в кустарник и оставляли там, пока его не взваливали на носилки.

Тогда Фрикетта приближалась к солдату, которого поразил солнечный удар, расстегивала его куртку, растирала его, давала ему нюхать соль и защищала его своим зонтиком от солнечных лучей. Слезы выступали у нее от жалости и гнева, и, возмущенная, она шептала:

- О бедные французские матери! Вы до двадцати лет берегли ваших сыновей как зеницу ока, если б вы их видели теперь!

Солдат благодарно улыбался при виде девушки, которая с такой любовью исполняла долг милосердия.

Наконец Фрикетта достигла лагеря "манговых деревьев". Там находилось около трех тысяч человек, и только некоторые из них могли устроиться под навесами, большинство же оставались под палящими лучами солнца.

В это время Фрикетта заметила лошадей, подбиравших с аппетитом овес под соломенным навесом. Она посмотрела на людей, задыхавшихся на песке, и на лошадей, блаженствовавших в тени, и воскликнула:

- Как жаль, что на людей не распространяются правила общества покровительства животным!

Она обогнула лагерь, не желая туда проникать, но через десять минут остановилась, услыхав за деревьями звук голосов. Она подошла поближе, послушала и не могла не расхохотаться.

Кто-то объяснял гортанным, хриплым голосом с неподражаемым арабским акцентом:

- Хочешь я тебе объясню, что такое война. Две женщины, мадам Гаскар* и мадам Пюблик-Франсез**, повздорили между собой, и вот мадам Пюблик сказала своим солдатам: "Дайте-ка пинка мадам Гаскар!" Вот вам и война. И эта война погубит меня, Барку!

* Вместо - Мадагарскар. - Примеч. автора.

** Вместо - Republiqie Francaise. - То же.

При последних словах Фрикетта перестала смеяться. Она приблизилась к группе, состоявшей из двух кули* и одного конвойного. Первые два сидели на корточках, третий лежал, куря папиросу.

* Кули - чернорабочий.

При виде молодой девушки он отдал честь и бросил папиросу.

- Тебя зовут Барка? - спросила она.

- Да.

- Ты болен?

- Да, рана на ноге... лошак вырвал кусок мяса... не могу пошевелиться... я скоро умру...

- Почему ты не пошел к доктору?

- Я ходил, но он хотел отрезать ногу.

- Покажи-ка.

Он поднял свои широкие полотняные штаны до половины бедра и показал ужасную гангренозную рану темно-фиолетового цвета, кишащую червями. От нее шел отвратительный запах.

- Хочешь, я попробую тебя вылечить?

- А ты не будешь резать?

- Нет.

- Барка очень благодарит тебя.

Развернув свой сверток, Фрикетта вынула оттуда щипцы и твердой рукой, с замечательной ловкостью и бесконечной осторожностью, вытащила всю массу червей. Увидев кружку с водой, Фрикетта прибавила туда несколько капель карболовой кислоты и вымыла рану; потом сделала простую перевязку, крепко закрепив ее несколько раз бинтом.

- Если хочешь, Барка, то завтра я приду опять тебя перевязать.

- Благодарю, сестра.

- Я не сестра.

- Так ты значит тебиа (женщина-врач)?

- Да.

- Хорошо, хорошо.

- Значит, до завтра.

Вернувшись домой, Фрикетта с аппетитом поужинала, выспалась и поднялась с зарей.

Отодвинув циновку, которая служила ей занавесью и защитой от москитов, она увидела чье-то длинное, тощее тело, вытянувшееся под навесом.

Это был Барка, который, добравшись до жилища Фрикетты при помощи двух самодельных костылей, теперь в ожидании спал крепким сном.

ГЛАВА II

Хороший солдат всегда найдет, чем прокормиться. - Затруднения в главном штабе. - Еще пациент. - Фрикетта обзаводится хозяйством. - Окончательный отказ. - Отъезд.

Барки сон был чуткий, как у настоящего дикаря. Раскрыв глаза и узнав молодую девушку, он сел и отдал честь по-военному.

- Здравствуй, сида.

- Здравствуй, Барка. Что ты тут делаешь?

- Не хотел, чтобы ты шла туда, и пришел сам.

Фрикетта спустилась с крыльца, завязался разговор. Барка рассказал, кто он.

- Служил я в стрелках... был хороший солдат. Ординарцем у полковника был... меня отпустили; хороший аттестат дали и мундир оставили.

- А теперь что ты делаешь?

- Служил при обозе... отказали, потому что ранен; калека на службу не годен.

Это был высокий мужчина лет сорока, с орлиными чертами лица, блестящими глазами и острыми зубами, худой и смуглый, но сильный, энергичный и решительный.

Фрикетта сказала ему, какое впечатление он на нее произвел, и спросила:

- Чем ты станешь жить?

Он засмеялся и отвечал просто:

- Хороший солдат не пропадет... Барка найдет кофе, сухарей и глоток водки.

- Глоток водки? А закон пророка?

- Пророк остался в Алжире со своим законом.

- А, вот что... Ну, не теряй мужества, Барка.

Раненый поклонился и снова растянулся под верандой.

Фрикетта вернулась к себе, переоделась и ровно в девять часов отправилась в штаб.

Она передала дежурному свою карточку:

Мадемуазель ФРИКЕТТА.

Уполномоченная комитета французских дам.

Корреспондентка газеты "Globe".

После долгого утомительного ожидания ее принял простой писарь, маленький, сухенький, суетливый человечек, спросивший у Фрикетты, что ей надо.

- Я прошу позволить мне следовать за действующей армией в качестве добровольной фельдшерицы и корреспондентки различных газет и журналов.

Маленький человечек поправил пенсне, сделал вид, что на минуту задумался, и отвечал с важным видом:

- У вас есть разрешение?

- Да ведь именно за ним я и пришла сюда.

- Я спрашиваю о разрешении от министра.

- Я приехала из Японии или, вернее, из Кореи, где присутствовала при нескольких стычках и имела случай применить свои медицинские познания.

- Вы женщина-врач?

- Нет, просто фельдшерица, - отвечала Фрикетта, которой начинал надоедать этот сухой, подробный, почти дерзкий допрос.

- Вы могли бы повидаться с заведующим санитарным отрядом и справиться у него, не нуждается ли он в помощниках.

"Это очень мило", - подумала молодая девушка, видевшая накануне, до чего госпитали уже переполнены больными и сколько страдающих не находит в них места.

Она отвечала храбро:

- Хорошо, справлюсь. А в качестве корреспондентки могу я следовать за армией?

- Невозможно!

- Но ведь дозволено же это корреспондентам разных газет. Есть даже один художник.

- Эти господа получили специальное разрешение от министра. Это дает им официальное положение среди нас и право на паек для них лично, для их прислуги и их лошадей.

- Но мне кажется, главнокомандующий может принимать кого хочет в свою армию, и его представитель, начальник штаба, имеет то же право.

- Есть правила, ограничивающие это право.

- Я повидаюсь с главнокомандующим.

- Он в санитарной колонии Носси-Комба.

- А начальник штаба?

- Он в Моровайе...

- В таком случае...

- В настоящую минуту мы не можем ничего сделать для вас, сударыня.

- В таком случае я обойдусь без официальных лиц. Я сама позабочусь о себе и стану рассказывать то, что увижу, и буду помогать тем, кто страдает, а в них недостатка не будет. Надеюсь, что мне дозволено будет на свой риск и свою ответственность следовать за армией. Не обязанная никому ничем, я сохраню полную независимость.

- Но ваша безопасность... продовольствие... средства передвижения?.. А если вы заболеете?

- Очень вам благодарна за вашу заботу обо мне, - отвечала Фрикетта иронически, - но я решила следовать за армией. Честь имею кланяться!

Фрикетта вернулась домой взбешенная.

"Хорошее начало, нечего сказать, - подумала она. - Сестра милосердия была права; видно, она хорошо знакома с официальным миром!"

У Фрикетты явилась было мысль телеграфировать в Париж, прося разрешения, с которым так носился писарь; но она вспомнила, что телеграф находится в ведении того же штаба, и ее телеграмму могут не принять или задержать на целые месяцы.

Затем она подумала, что мобилизация непременно затянется и ее положение со временем может измениться.

- Всегда дождется тот, кто умеет ждать, - говорила она, шагая из угла в угол по своей комнате. - Подожду!

Несколько дней прошло без всяких инцидентов.

Фрикетта узнала, что войска без труда взяли укрепление Моровайе, и она, как патриотка, радовалась этому первому успеху.

Но если пули не опустошали ряды французских солдат, то нельзя сказать того же о климате. Солдаты, по большей части слишком молодые, гибли от солнца, лихорадки, от усталости и истощения. Число выбывших из строя увеличивалось с каждым днем, и роты таяли.

Между тем пациент Фрикетты, Барка, начал поправляться. Ужасная рана, нанесенная мулом, начинала заживать; но надо отдать должное молодой девушке, она приложила всю свою опытность, все свое старание в уходе за больным.

Он важно расхаживал на костылях, питался тем, что ему тайком, ночью, приносили товарищи, и относился к тэбии (женщине-врачу) с благодарностью, переходившей в обожание.

Через десять дней он исчез на целые сутки. Молодая девушка, уже привыкшая к нему, думала с грустью:

"Следовало бы ему дождаться полного выздоровления".

На следующее утро она увидела его верхом на странном, невиданном животном. Представьте себе большого быка или, скорее, остов быка, покрытый вытертой, высохшей, продырявленной, как решето, кожей. У него был только один рог, другой оказался сломанным у самого основания; ноги были все в крови, желтоватые глаза еле смотрели.

Фрикетта сразу узнала зебу, похожего на европейского быка, с той разницей, что у зебу на спине громадный горб, придающий животному странный вид.

Горб того зебу, на котором приехал Барка, висел, как пустая волынка.

Несмотря на это ужасное состояние, взгляд у животного был кроткий и добрый.

Когда первое удивление прошло, Фрикетта воскликнула:

- Барка, на что тебе понадобилось это бедное животное?

Барка слез не торопясь, поклонился и отвечал, что из этого зебу выйдет прекрасная вьючная скотина, лучше мула и лучше лошади, он повезет провиант и все вещи "тэбии".

- Только, - заключил кабил, - тебе надо его перевязать и вылечить.

- Да я же не ветеринар.

- Ты же вылечила Барку.

На такое категорическое заявление Фрикетта не нашлась, что возразить.

Зебу не только умирал от истощения, лопатки его представляли одну сплошную рану. Фрикетта начала чистить ее.

Дело было долгое, трудное. На него ушло около часа, и когда все гнойники были вычищены, Фрикетта сама обливалась потом.

Она обмыла рану карболовым раствором и ничем ее не прикрыла, уверенная, что выздоровление пойдет само собой.

Барка с восторгом смотрел на бедное животное, которое принялось лизать руки Фрикетты.

Кабил одобрительно качал головой и говорил своим гортанным голосом:

- Будет тебе хороший слуга.

Затем он рассказал, каким образом ему досталось это животное. Чувствуя себя почти здоровым, Барка отправился ночью навестить своих товарищей, обозных. Не обошлось без выпивки. Перед тем обозные прогнали от себя одного зебу, уже не способного к службе и слишком худого и больного, чтобы его можно было съесть. Побродив немного, животное чутьем нашло след одного обозного, друга Барки, и появилось внезапно среди пирующих.

Сметливый Барка подумал, что тэбия может вылечить зебу и впоследствии воспользоваться его услугами.

Он подманил несчастного зебу сухарями, которые тот с жадностью съел, и, сев на него верхом, вернулся в город.

Когда Фрикетта кончила осмотр быка, кабил привязал его к веранде, а сам поместился возле него в своем любимом тенистом местечке.

Все это он делал просто, естественно, нисколько не стесняясь, что заставляло служащих замечать:

- Странные знакомые у этой мадемуазель Фрикетты!

При наступлении ночи Барка уводил своего зебу на берег моря, где оставлял его среди разбросанного провианта и бык наедался до отвалу рисом, ячменем и овсом. Утром кабил приводил его назад с раздутым брюхом и опять привязывал у веранды.

Фрикетта обмывала раны животного, ласкала его и с каждым днем замечала очевидное улучшение. Она назвала его Горбуном, и он уже начинал откликаться на эту кличку. Он заметно поправился: взгляд его оживился, бока округлились от мяса и жира, кожа лоснилась, и горб уже не свешивался, как колпак на ухо нормандского парня.

И Барка и бык были почти здоровы, и Фрикетта гордилась своим успехом.

К несчастью, в штабе дела не подвигались. Маленький человечек и его сослуживцы не могли простить Фрикетте ее мужественную решимость откинуть старые предрассудки.

- Женщина в армии!.. Какая несообразность!.. Да еще если женщина заявляет претензию занимать высшие должности... Это просто смеху подобно!

Но так как у молодой парижанки могли быть знакомства и связи в главном штабе, то навели справки, с тем чтобы воспользоваться ее услугами... может быть, впоследствии... если они понадобятся.

Кроме того, мадемуазель Фрикетта заявила, что она причастна к прессе, а, как известно, для многих людей боязнь гласности является очень сдерживающим влиянием...

Но Фрикетте надоело долго ждать; она простилась со служащими в канцелярии, где ее так гостеприимно приняли, и в одно прекрасное утро исчезла вместе со своим кабилом и зебу.

ГЛАВА III

Барка запасается провиантом. - Ординарец. - Багаж. - Мешок Барки. - Дорога. - Первая остановка. - В лагере Амбохитромби. - Радушный прием. - Мелкие подарки выздоравливающим. - Букет. - В путь!

Обыкновенно привязываются к людям не после услуг, полученных от них, а после оказанных им одолжений. Но если Фрикетта служила подтверждением второй части афоризма, Барка опровергал первую его часть.

С самого начала он проявлял к "тэбии" безграничную благодарность, превратившую его в раба Фрикетты. Старый африканский солдат неутомимо отыскивал все, что могло быть приятно или полезно молодой девушке.

Привязанность делает людей изобретательными. Барка ловко выведал кое-что у дежурных солдат в штабе и узнал, что его благодетельнице отказывают в разрешении сопровождать действующую армию.

Недолго размышляя, кабил сказал себе:

- Я обязан жизнью тэбии, и моя жизнь принадлежит ей. Чтобы доказать ей свою благодарность, я, Барка, старый алжирский служака, видавший виды, проведу ее всюду... хоть в самое пекло... и дальше, если понадобится... А для этого, прежде всего, следует вылечиться.

В одно прекрасное утро Барка без всяких предисловий спросил у Фрикетты:

- Скажи, сида, когда выздоровею, возьмешь меня в денщики?

- Ты предложил мне это, не подумав хорошенько. Мне скорее нужна была бы горничная.

Барка живо возразил:

- Когда я служил ординарцем у полковника, я служил ему хорошо... и у полковницы ординарцем был: чистил башмаки, натирал пол, вытряхивал юбки, накидки, водил детей гулять, стряпал, когда кухарка уходила...

В глазах его светилась такая мольба, что Фрикетта сдалась и объявила со своей обычной решительностью:

- Согласна, беру тебя к себе в денщики.

- Хорошо делаешь, сида... будешь мною довольна... увидишь!

Счастливый тем, что он окончательно поступил на службу к Фрикетте и поглощенный мыслью сделаться её проводником, слугою и покровителем, Барка прежде всего позаботился о средстве передвижения для своей госпожи и нашел зебу, который превратился в прекрасное вьючное животное. Потом кабил, ничего никому не говоря, принялся за заготовку провианта. Каждую ночь, выводя зебу на берег моря "пастись", он без церемонии выбирал из наваленных в беспорядке предметов те, которые казались ему подходящими, клал их в мешок, взваливал на спину зебу и привозил свою добычу под веранду.

Таким образом у него образовался целый склад, где было всего понемногу. Фрикетта дала ему денег, чтобы он купил себе предметы первой необходимости, и спрашивала его иногда:

- Сколько ты заплатил за это?

- Недорого.

- А за это?

- И за это дал совсем дешево.

Он "нашел" также топорик, парусину для палатки, ведро, котелок, целый набор походной кухни - в том числе кофейную мельницу, несколько оловянных тарелок и так далее.

Затем Барка уже действительно купил двухстволку, саблю, похожую на мексиканскую секиру, удобную для прокладывания дороги в чаще; для зебу он приобрел седло, а для себя с Фрикеттой - два небольших офицерских погребца.

Все приобретенные вещи Барка уложил так, чтобы они занимали как можно меньше места. Старый солдат, привыкший к передвижениям, умел уложить огромное количество вещей в крошечном помещении, и притом так, что они были у него всегда под рукой.

Мешок его внутри был набит до невозможности, а снаружи блестело, как луна, перетянутое ремнем большое блюдо. Сверху была привязана аккуратно свернутая парусина для палатки; две пики, прикрепленные с двух сторон, поддерживали аккуратно сложенные одеяла и запасное платье. На самом же верху красовались котелок, весь полный различной мелочи, чайник и еще разная посуда.

Все это громоздилось одно над другим, но держалось крепко.

Зебу, навьюченный большими и малыми вещами, походил на осла странствующего старьевщика. Виднелись только голова да хвост, все остальное скрывалось за массой вьюков, над которыми возвышалась мадемуазель Фрикетта, удобно восседавшая в седле.

Сначала Фрикетта опасалась, что Барка не в состоянии будет идти с такой тяжестью, но кабил громко расхохотался и стал поспешно ходить гимнастическим шагом.

- При необходимости я и тебя бы еще нес! - заметил он в заключение.

Успокоенная насчет выносливости своего проводника, Фрикетта слегка тронула ремень, продетый в ноздри зебу:

- Ну, горбун, в путь-дорогу.

Зебу закачал головой, тряхнул горбом и медленно тронулся.

Мадемуазель Фрикетта могла отправиться в Моровайо по реке и морю, дороге более удобной и короткой, чем сухопутная. Но в таком случае пришлось бы оставить зебу, этого доброго горбуна, которого Фрикетта уже успела полюбить.

Кроме того, Барка хорошо знал сухопутную дорогу, так как не раз хаживал по ней, и считал для себя вопросом чести провести по ней свою тебию без приключений.

Наше трио, выйдя из европейского квартала Маджунги, миновало несколько хижин туземцев, прошло мимо "лагеря мангов" и вступило в местность, поросшую редким кустарником.

Горбун шел бодро, мерно покачивая Фрикетту на своем горбу, а Барка, согнувшись под своим мешком, шагал рядом, с ружьем на перевязи, с палкой в руке, насвистывая марш.

Обогнув холм Рова, они удалились от гавани, направляясь к северо-востоку, и скоро увидели прекрасные манговые и хлопчатниковые деревья Мадагаскара.

По дороге попалось несколько арабских могил - простых четырехугольников, сложенных из камня, с невысокими башенками на углах. Барка отдал по военному честь этим усыпальницам.

Фрикетта видела издали город с его белыми домиками, живописно выглядывавшими из зеленых деревьев, а дальше безбрежный голубой океан, сливавшийся с небом.

Вид был, действительно, прелестный, и молодая девушка осталась очень довольна первым переходом.

Барка, не сентиментальный от природы, указал Фрикетте на необозримую зеленую равнину, на окраине которой сверкало устье Бетси-бока.

После короткого отдыха путники продолжали идти по каменистой дороге, перерезанной известковыми скалами.

Через три часа дорога привела в опустевшее селение, состоявшее из десятка полуразвалившихся хижин, обитатели которых бежали.

- Это - Ампаршингидро, - сказал Барка. - Мы остановимся здесь и закусим.

Фрикетта легко спрыгнула на землю; Барка отстегнул свой мешок и первым делом накосил своей саблей травы для горбуна.

Пообедав сухарем и куском тушеного мяса и отдохнув еще часок, компания весело отправилась в путь. Четыре часа спустя путешественники прибыли в Амбохитромби, где предполагалась более продолжительная остановка.

Барка, совершенно окрепший после болезни, был бодр, как будто и не совершил подобного перехода, горбун держал себя так, как будто его водили погулять; но Фрикетта изнемогала от усталости.

Амбохитромби - нечто вроде укрепленного лагеря, обширный прямоугольник длиною более пятисот метров, окруженный со всех сторон глубокими рвами. Он был занят выздоравливающими, оставленными под надзором офицера.

Вид Фрикетты, едущей на быке и охраняемой её живописным стражем, вызвал всеобщее изумление.

Бледные, истощенные солдаты медленно подходили, выражая жестами изумление и детское любопытство.

Барка с апломбом старого служаки, обращающегося к новобранцам, сказал громко и отрывисто:

- Мы хотим видеть начальника.

Офицер подошел к Фрикетте и с вежливым поклоном предложил свои услуги.

Молодая девушка объяснила ему, кто она такая, и в конце заявила, что в качестве уполномоченной от комитета французских дам она привезла кое-какие лакомства выздоравливающим.

Еще в Сингапуре ей пришла в голову мысль известить по телеграфу комитет о своем отъезде в Мадагаскар и просить об официальном назначении ее уполномоченной.

Она также просила отправить ей с первым пароходом, отходящим в Джибути, вещи, которые она могла бы раздавать выздоравливающим от имени французских дам.

Члены комитета выразили свое согласие, и посылка была отправлена на "Ирравадди" - том самом пароходе, на котором Фрикетта приехала из Джибути в Маджунгу.

В первой наскоро собранной посылке вещей было немного. Но в скором времени Фрикетта ожидала груз более значительный, который, как она надеялась, ей удастся отправить с войском до того пункта, где она сама будет находиться.

Несмотря на усталость, молодая девушка не захотела отложить раздачу, при известии о которой исхудалые лица засветились радостью. Существование этих бедных солдатиков, не вынесших убийственного мадагаскарского климата, было совсем не веселое. Как далеко остались позади все эти овации, официальные речи, букеты и восторженные крики, которыми провожали отъезжающих!

Теперь во Франции уже начинали убеждаться, что кампания не будет простой военной прогулкой; и если численность неприятеля незначительна, то климат гораздо страшнее даже большой, хорошо дисциплинированной и прекрасно вооруженной армии.

На месте опасения были еще больше, когда увидели, как ряды таяли с каждым днем под влиянием солнца и лихорадочных миазмов, хотя не произошло ни одной битвы и не обнаружилось еще эпидемии или какой-либо острой болезни.

Этим молодым людям, истощенным физически и упавшим духом, Фрикетта являлась олицетворением Франции, к которой все стремились, уже потеряв надежду когда-нибудь увидеть ее, и все с радостью хватались за маленькие подарки, которые девушка стала приветливо раздавать. Эти подарки состояли из хорошего табака, книжек папиросной бумаги, лепешек с лимонным соком, шоколада и разных лакомств, различных безделушек.

- Кстати, - внезапно спросила Фрикетта, - у вас есть хина? Вы принимаете каждый день и без лихорадки... предохранительную дозу?

- Нет, мы не совсем благоразумны и забываем эту предосторожность... очень уже невкусно это лекарство.

- Что делать, зато полезно. Хина - главное лекарство против господствующих здесь болезней, и употребление ее делает чудеса. Господин офицер, обещайте мне, что сами будете принимать и своих солдат заставите глотать спасительное средство. Прошу вас от своего имени и приказываю от имени далеких матерей, сестер, жен... Согласны?

- Даю вам слово, - отвечал тронутый офицер.

- Я надеюсь на вас.

Между тем Барка развьючил зебу, сложил багаж под навесом, вычистил животное, развел огонь и принялся за кухонные приготовления с быстротой, восхитившей солдат.

Офицер предоставил в распоряжение Фрикетты довольно удобный шалаш, и Барка устроил там постель для молодой девушки. Постель эта была незатейлива, но чрезвычайно удобна. Она состояла из простого одеяла, пропитанного каучуком с одной стороны и снабженного на всех четырех углах карманчиками, подбитыми парусиной. В землю вколачивают четыре колышка и на каждый из них надевают по кармашку. Получается натянутая рама, на которой можно удобно лежать, не боясь сырой земли. Такая постель проста, легка и занимает места не больше дорожного плаща.

Фрикетта с аппетитом съела вареного риса с тушеной говядиной, выпила чашку кофе, показавшегося ей превосходным, поласкала своего зебу, пожелала покойной ночи Барке, растянулась на своей раме и уснула как ребенок.

Она проспала около десяти часов и проснулась, когда было уже совершенно светло. Зебу оказался уже навьюченным и оседланным; кофе дымился в стаканчиках, а рис белел как снег в большой чашке.

Фрикетта вмиг оделась, поспешно позавтракала и собралась немедленно отправиться в путь. На дороге выстроились все выздоравливающие, собравшиеся, чтобы проститься с ней.

Молодой матрос, почти ребенок, немногим старше Фрикетты, вышел вперед с большим букетом, который подал ей, говоря:

- Позвольте предложить вам эти цветы от имени моих товарищей в знак нашей глубокой и искренней благодарности. Вы явились к нам как ангел утешения и надежды. Благодарим вас от имени наших матерей, сестер и всех, кого мы любим.

Фрикетта взяла букет и отвечала голосом, дрожавшим от волнения:

- Господа, я сделала очень простую вещь и не заслуживаю ваших похвал. Я не больше как уполномоченная комитета французских дам, которые не забывают вас. Им вы должны быть благодарны. Я только простая француженка, страстно любящая свое отечество. До свидания, желаю вам поскорее увидать свою родину.

Солдатики сняли фуражки. Фрикетта еще раз ласково улыбнулась, сделала рукой прощальный знак и выехала из лагеря.

ГЛАВА IV

Отдых. - Переправа через реку. - Находчивость Барки. - Повозки Лефебра. - Моровайо. - Дом мадемуазель Фрикетты. - Печальное положение французских солдат. - Сломанная нога. - Успешное лечение. - Визит военного врача. - Сестра милосердия.

Дорога, начиная от Амбохитромби, идет по открытой местности, поросшей кустами, и приводит к маленькому селению Амбатикали. В нем было с десяток хижин, также покинутых обитателями при вступлении французов. Фрикетта доехала до него в два часа. Отдохнув с полчаса, путники отправились по дороге в Мэварано, куда прибыли через полтора часа.

В Мэварано встретилось несколько туземцев. Видя, что никто не обижает их, они остались, быть может для того, чтобы шпионить. Когда Фрикетта попросила у них молока и свежих припасов, они отказали. Барка взял в одну руку свою палку, в другую несколько блестящих безделушек и сделал палкой такой внушительный жест, что Фрикетте немедленно подали все необходимое.

После двухчасовой остановки маленький караван направился в Миадану, куда прибыл после утомительного четырехчасового перехода. Это было селение в шестьдесят домов; дорога к нему ведет по обширной равнине, где в изобилии растут прекрасные мадагаскарские латании, придающие пейзажу такой своеобразный вид.

Барка разбил палатку довольно далеко от селения, и Фрикетта, еще более утомленная, чем накануне, наскоро поужинав, уснула крепким сном, не раздумывая о том, что она одна среди - дикарей и вполне во власти людей, не знающих никаких нравственных законов.

До Моровайо оставалось не больше двенадцати километров, и Фрикетта надеялась отдохнуть там денек-другой.

- Как, уже отдохнуть! - воскликнет читатель.

Да, отдохнуть: подобные переезды по открытой равнине, под палящими лучами солнца, необыкновенно трудны и утомительны.

Европеец, привыкший переезжать огромные пространства по железной дороге или в удобном экипаже по хорошему пути, почти не в состоянии представить себе, как труден может быть переезд в пятнадцать-двадцать километров. При невыносимой жаре пот вас истощает, жажда мучит, насекомые не дают покоя.

Дорога еле-еле намечена; она идет то под гору, то извивается между скал, пропастей, илистых ручьев и колючего кустарника; животное, на котором вы едете, постоянно спотыкается, скользит, падает и с трудом подвигается вперед. Прибавьте к этому неудобное положение путешественника, сидящего на вьючном седле и принужденного каждую минуту заботиться о сохранении равновесия.

На Мадагаскаре, правда, существует еще способ передвижения более оригинальный и менее утомительный. Путешественник садится в кресло, двое сильных мужчин, профессиональных носильщиков, берутся за жерди, кладут их на плечи и пускаются бегом. Это почти тот же паланкин. Но найти такой экипаж не всегда возможно, и он стоит дорого.

Таким образом мадемуазель Фрикетте пришлось пока довольствоваться своим зебу, терпеливым горбуном, олицетворением кротости и выносливости.

Часа через полтора после выступления из Миаданы путешественники подошли к реке, через которую надо было перебраться. Река эта, под названием Андранолава, была метров двенадцать в ширину при двух с половиной метрах глубины. В обычное время на реке можно найти пирогу, которая за маленькое вознаграждение перевезет пассажиров с одного берега на другой; но местные лодочники также бежали перед французскими войсками, и Фрикетта, ее денщик и зебу очутились таким образом в весьма затруднительном положении.

Сделали остановку; молодая девушка сошла на землю, между тем как Барка принялся раздумывать. Он не потратил на это много времени: скоро в уме его сложился оригинальный и практический план.

Неподалеку лежали на берегу несколько повозок Лефебра, брошенных обозными, так как главную тяжесть при перевозке составляли сами эти повозки.

Кабил обратил свое внимание на одну из повозок, стоявшую ближе всего к реке и беспомощно вытянувшую к небу свои оглобли, будто умоляющие о пощаде руки.

Зная, что эти повозки можно употреблять как лодки, Барка снял оси с колесами и получил таким образом решетчатый ящик с металлическим дном. Потом вытащил из мешка клубок бечевки и привязал один конец к ящику. Затем кабил спустил в воду металлический ящик и убедился, что он довольно устойчиво держится на воде. После этого, держа в зубах конец веревки, он переплыл через реку и закричал Фрикетте.

- Сида, становись в ящик!

Фрикетта поняла и повиновалась. Когда она стала в импровизированной лодке, Барка начал тянуть за бечевку. Через две минуты молодая девушка была уже на другом берегу.

Зебу намеревался последовать за ними, не обращая внимания на свой вьюк, но Барка, крикнув на него, поспешно поплыл назад. Сложив часть вещей на паром, он снова пустился вплавь, и так повторил два раза, пока не перевез всех вещей.

Последняя переправа совершилась в обществе верного зебу, который, радуясь неожиданному случаю, выкупался как следует. Набарахтавшись досыта, он вышел из воды, отряхнулся и начал валяться у ног Фрикетты и Барки.

- Хорошо, горбун, хорошо! - говорил, смеясь, кабил, с которого тоже вода стекала ручьями.

После непродолжительного переезда перед путниками открылся вид на Мороваио.

- Да это город!.. Настоящий город! - воскликнула Фрикетта.

Прибытие мадемуазель Фрикетты в Мороваио не прошло незамеченным. Солдаты тотчас угадали в ней покровительницу, друга.

Моровайо - один из самых оживленных городов на западном берегу Мадагаскара. В нем насчитывается до четырех тысяч жителей - почти столько же, сколько в Маджунге. Город протянулся с юго-востока на северо-запад широкой аллеей, по обеим сторонам которой расположены дома.

Есть каменные палаты, построенные богатыми индусскими и арабскими купцами, попадаются мазанки из лозы и глины, занятые туземцами, и, наконец, скромные тростниковые хижины, где ютятся многочисленные рабы - малгаши и негры.

Во время приезда Фрикетты город и его окрестности были переполнены французскими войсками, медленно двигавшимися на юг к Тананариве - месту своего назначения, куда им суждено было прибыть Бог весть когда и Бог знает после, каких испытаний.

Вопреки всяким ожиданиям Фрикетта нашла себе квартиру - простую хижину в конце аллеи, недалеко от ручейка, называемого Тсимахаяс. Этой находкой молодая девушка была обязана своему проводнику. Тот заявил, что он лично не нуждается ни в какой кровле, кроме небесного свода. Зебу остался вполне доволен своим местом возле столба, где он мог валяться сколько душе угодно.

Итак, мадемуазель Фрикетта поселилась на некоторое время в Моровайо.

Как и повсюду на этой проклятой земле, в городе было много больных. Люди крепкие и совершенно здоровые после некоторого пребывания в стране начинали чувствовать недомогание, упадок сил, аппетит пропадал, появлялся изнурительный пот, быстрая худоба и смертельная бледность. В таком состоянии всякая случайная болезнь, сама по себе не опасная, становилась смертельной.

Сердце Фрикетты обливалось кровью при виде этих ослабевших, исхудалых, апатичных людей, похожих на привидения.

Правильной врачебной помощи почти не было. В лекарствах чувствовался такой недостаток, что медикам приходилось обращаться за помощью в аптеки судов, стоявших на рейде, и даже у ветеринаров брать лекарства, предназначенные для мулов. Было над чем призадуматься, и Фрикетта послала по этому поводу статью в свою газету. Но она не могла ограничиться словами и принялась за дело с энергией и самоотвержением.

Однажды она верхом на своем зебу отправилась в сопровождении Барки километров за двадцать.

Один молодой солдатик упал так неудачно, что сломал себе ногу. Беднягу собирались взвалить на повозку и отвезти в Моровайо.

Фрикетта предложила свои услуги. С помощью капрала и Барки, годного на все руки, она живо изготовила простой и остроумный аппарат. Бинтами ей послужили жилки пальмовых листьев, компрессами - прессованные листья, нитками - древесные волокна.

Затем со свойственной ей решительностью она спросила себя:

- Не попытаться ли вправить ногу?

Она со своими помощниками сделала операцию вполне удачно. Раненый почувствовал облегчение и рассыпался в благодарностях.

Фрикетта быстро наложила повязку и, очень довольная своим успехом, пожелала сопровождать солдата до города, где оставила его только у дверей госпиталя.

Главный доктор, осмотрев больного, был поражен остроумием повязки и еще больше результатом операции.

- Да это превосходно!.. Тут нечего и делать.

Он захотел увидеть Фрикетту, справился, где она живет, и отправился к ней с визитом.

Барка, покуривавший трубочку, увидев офицера, опрометью бросился в дом, крича:

- Сида!.. Сам главный изволит идти.

Фрикетта, конечно, удивилась, но не растерялась. Она вежливо и с достоинством приняла гостя, рассказала ему свою историю и выразила желание быть полезной.

Доктор слушал с изумлением и восторгом этот рассказ. Видя, какую пользу могла бы принести эта энергичная девушка, да еще с такими знаниями, сказал:

- К моему великому сожалению, я не могу предложить вам должность, соответствующую вашим заслугам.

- Но во всяком случае у вас найдется для меня дело?

- Да, я вас приму под свою личную ответственность.

- Возьмите меня сиделкой, большего я не прошу!

- Эта обязанность трудная, по временам отталкивающая... Многие находят ее унизительной.

- Величие цели облагораживает ее... К тому же мы, женщины, не находим дело унизительным, когда можем служить ближним. Я слыхала, что во время войны знатные дамы и женщины из народа стояли рядом у изголовья больных.

- Да, это могу подтвердить и я, поседевший на службе. И вы уже доказали, что достойны своих предшественниц. Когда вам будет угодно вступить в должность?

- Чем скорее, тем лучше... Завтра... Сегодня вечером.

- Итак, завтра. Вам, конечно, будет выдаваться паек, а что касается жалованья...

- К счастью, я не нуждаюсь в деньгах... При случае репортерша кормит фельдшерицу.

- У вас на все готов ответ, - заметил доктор, восхищенный таким веселым нравом девушки.

Фрикетта сказала:

- Я оставлю за собой хижину, где сложу свой багаж и помещу денщика, а также мою скотинку.

- Вы говорите, денщика?

- Да, кабила, которого я приютила и вылечила... и зебу, которого выходила. Это были мои первые два пациента.

- Прекрасно... Итак, до завтра... Очень счастлив, что обстоятельства дали мне возможность познакомиться с вами и оценить вас.

- А мне позвольте поблагодарить вас за честь, которую вы оказываете мне своим доверием.

Доктор откланялся, между тем как Барка, прижавшись к наружной стене, вытаращив глаза и вытянувшись, как палка, отдал ему честь по-военному.

Когда врач скрылся из виду, кабил поделился со своей покровительницей следующим выводом:

- Ты лучшая тебия, чем все доктора армии.

- Почему ты так думаешь?

- Они все режут... вечно потрошат.

- Этот, может быть, не режет...

- Ну вот!.. У того, который хотел мне отрезать ногу, было только две нашивки... у этого четыре... стало быть и резать он должен в четыре раза больше.

ГЛАВА V

В госпитале. - Ангел-утешитель. - Отъезд. - Конвой. - Дорога в Амбато. - Капрал. - Встреча со знакомым. - Опять повозки Лефебра. - Остановка. - Прибытие. - Что еще?

Со следующего утра Фрикетта начала исполнять свои обязанности при военном госпитале в Моровайо.

Здесь находилось более трехсот больных; служебный персонал был малочисленным. Рассчитывали на простую военную прогулку, а на самом деле французские солдаты встретили в климате страшного врага.

Сиделки совершенно выбивались из сил и сами заболевали. Доктора показывали пример самоотверженного служения ближним и не жалели ни времени, ни трудов. Больные ухаживали друг за другом.

Появление Фрикетты повлияло прежде всего на душевное состояние больных. Она явилась с помощью и утешением от имени французских женщин, доказывая тем, что там, на далекой родине, не забыли этих бедолаг.

У Фрикетты для каждого находилось ободрительное и утешительное слово. Она пыталась возбудить ослабевшую волю, говоря о чести знамени, о родине, о долге, о семье, и большею частью успевала победить смертельную апатию - характерный признак заболеваний в тропических странах.

Постоянно на ногах, внимательная ко всякому стону, ко всякому вздоху, молодая девушка обходила палаты, подходя легким неслышным шагом, исполняя умно и ловко докторские предписания.

Ничто не утомляло, не выводило ее из терпения. Больные, в свою очередь, относились к мадемуазель Фрикетте с уважением, переходившим в обожание.

Как необыкновенно догадлива была новая сестра милосердия в своих заботах! Если она видела, например, что один солдат страдает сильнее других тоской по родине, она немедленно начинала говорить с ним о его семье, превращалась в добровольного секретаря и писала к родственникам успокоительное письмо.

Другой, неисправимый курильщик, сгорал нетерпением закурить, но не смел нарушить правила. Фрикетта приносила табаку, бумаги, спичек, помогала неловко свернуть папиросу и убегала, говоря: "Смотри же, только одну-единственную!"

Один, почти мальчик, страшно боялся смерти и поделился своим страхом с Фрикеттой. Она, приняв притворно-веселый вид, уверяла больного, что он совершенно здоров.

Фрикетта, казалось, никогда не отдыхала, не спала, не ела. Одним словом, она превратилась в ангела-хранителя этого госпиталя.

Доктора искренне восхищались ею и не скупились на похвалы, постоянно уговаривая ее беречь свои силы. Но она никого не слушалась и не давала себе отдыха, оставаясь по-прежнему веселой и улыбающейся.

Так прошел целый месяц. Работы еще прибавилось, так как по мере увеличения числа войск, двигавшихся внутрь страны, росло и число больных.

Однажды утром главный доктор госпиталя попросил Фрикетту к себе и сказал ей грустным тоном:

- Мадемуазель Фрикетта, нам надо расстаться.

Фрикетта побледнела и проговорила:

- Что случилось?.. А мои бедные больные? Чем я могла провиниться?

Доктор прервал ее:

- У вас будут, к несчастью, другие, и еще более серьезные.

- Как это?

- Наши войска в двадцати пяти милях отсюда, в Мэватанане - укреплении, недавно занятом ими.

- Понимаю... Есть убитые... раненые?

- Нет, это сильное укрепление было занято без единого выстрела, раненых у нас нет.

- Прекрасно!

- Но несмотря на это у нас тысяча двести больных. В полку, лишившемся, как вам известно, своего полковника, половина солдат выбыла из строя. В Амбато, на половине пути в Мэватанану, устроен временный госпиталь, и в нем недостает медицинского персонала. Мой сослуживец сообщает мне, что положение дел ужасное, и просит меня о помощи. Вот почему, несмотря на все мое нежелание расстаться с вами, я думаю послать вас туда.

- Вам пришла прекрасная мысль! - воскликнула Фрикетта, и глаза ее засветились.

- Вы обладаете физической выносливостью и нравственной стойкостью, которым могли бы позавидовать многие мужчины. Поэтому я поступаю с вами как с мужчиной - по-военному.

- Благодарю вас.

- Вы отправитесь сегодня же и остановитесь в Амбато, где вас ждет встреча, какой вы достойны.

У Фрикетты не хватило духу идти прощаться со своими больными. Она попросила доктора сказать им, что уезжает по приказанию, и больше не заходила в палаты, боясь разрыдаться.

Для своего путешествия она выбрала дорогу сухим путем, более длинную и утомительную, но зато более живописную и интересную для туристки.

Барка, очень довольный предстоящим передвижением, оседлал горбуна, совершенно выздоровевшего и разжиревшего до неузнаваемости.

Молодая девушка была счастлива. Получив официальное назначение сестрой милосердия в действующей армии, она достигла того, к чему стремилась.

Теперь за ней было признано право жертвовать собою ради несчастных, число которых день ото дня увеличивалось.

Главный доктор, кроме того, снабдил ее аттестатом, где в самых лестных выражениях отзывался о ее самоотвержении, уме и знаниях. Он выхлопотал для нее повозку, мула, проводника и шестерых конвойных под начальством капрала.

Конвой состоял из молодых людей, вернувшихся из санитарной колонии в Носси-Комба и стремившихся принять участие в борьбе.

Отряд выступил ранним утром. Переправившись на пароме через Моровайо, он вышел на обширную равнину, засеянную рисом. В дождливое время путь по этой равнине очень затруднителен. К счастью, время года было сухое. Но существовали другие затруднения. На полях стояло много луж, вынуждавших отряд отклоняться от прямого пути. В других местах путь преграждали широкие трещины в земле.

Люди и животные еще кое-как выкарабкивались, но несчастные повозки Лефебра являлись настоящей мукой. Это был мертвый груз, который приходилось тащить, толкать, нести на себе!

Барка, видевший все в розовом свете, уверял, что дальше дорога будет превосходной.

При других обстоятельствах Фрикетта просто бросила бы неудобный экипаж, но она велела конвойным сложить туда их мешки и ни за что не согласилась бы снова взвалить на солдатиков эту тяжесть. Они же, веселые, как школьники, вырвавшиеся на свободу, пели и поднимали на смех злополучную повозку. Капрал, молоденький, разбитной малый, с выговором парижанина, сочинял на эту тему куплеты, слушая которые, Фрикетта помирала со смеху. Она выразила свое одобрение импровизатору, он же, несколько смущенный комплиментом, в котором слышалась легкая ирония, отвечал:

- Вы очень добры, мадемуазель Фрикетта. Каждый делает, что может.

- Вы знаете меня?

- Скорее узнаю теперь... по фамилии на багаже. Мы с вами земляки, оба родились в одном и том же предместье.

- Не может быть!

- Совершенно верно. Отец мой - часовщик на углу... знаете - против госпиталя св. Антония... Пэпен, добряк Пэпен, как его называл Рифлар.

- Ах, в самом деле!.. Какая странная встреча! Вы, вероятно, волонтер.

- Конечно. Я служил в двухсотом и попросился сюда... захотелось проехаться.

Новая авария повозки прервала этот разговор. Пришлось впрячь мула, приподнять кузов, и только через полчаса удалось ее вывезти из грязи, где она завязла.

Наконец, у Андрусты, куда прибыли около одиннадцати часов, началась хорошая дорога, которую уже давно обещал Барка. Андруста - жалкая деревушка из нескольких десятков полуразвалившихся хижин, покинутых жителями, но занятых маленьким караулом из французских солдат. Они жили здесь на военном положении, удерживая за французами позицию и охраняя дорогу от весьма возможного нападения вернувшихся говасов.

Капрал Пэпен, стремившийся отличиться и получить нашивки сержанта, не хотел останавливаться здесь; Фрикетта же, чувствуя себя утомленной после пятичасовой тряски, колебалась. Солдаты тоже высказались за отдых.

Таким образом решено было сделать привал. Фрикетта обошла всех больных, находившихся в Андрусте, прописала кое-какие лекарства, перевязала несколько ран и раздала некоторые подарки, которые были приняты с благодарностью.

На следующее утро отряд снова весело двинулся в путь. Дорога шла по травянистой равнине, где из ровной почвы, по которой повозка катилась как по утрамбованной дороге, поднимались высокие латании.

Скоро отряд достиг Махатомбоки, переправившись через которую, уже пошел прямо к Амбато, куда и прибыл часа через полтора.

Амбато вовсе не похож на город; это беспорядочно разбросанные двадцать пять хижин на берегу Бетсибока. Здесь был устроен временный лазарет для больных, оставляемых двигавшейся вперед действующей армией. Этот лазарет, снабженный всем необходимым, был рассчитан на триста человек. Теперь их было пятьсот, и смертность была ужасная.

Не медля ни минуты, Фрикетта явилась к дежурному офицеру, получившему уже известие о ее прибытии и ожидавшему ее.

Фрикетта думала в тот же день приняться за работу, но доктор сообщил ей новость, которая нарушила все ее планы и совершенно изменила условия ее пребывания на Мадагаскаре.

ГЛАВА VI

По реке. - В Сюбербиевилле. - Бедные больные! - Все поголовно заражены. - Благодарность. - Барка поступает в больничные служители. - Наргилэ. - 14 июля. - Умирающий.

- Cтало быть, я должна отправиться немедленно? - спросила Фрикетта у главного доктора.

- Да.

- Следовательно, вы уже не нуждаетесь в моих услугах?

- Напротив; но здесь мы, по крайней мере, устроились, у нас есть помещение, кое-какое белье, лекарства и доктора... Там же, в Меватанане или, скорее, в Сюбербиевилле, нет ничего... а скопление больных неслыханное; все надо вновь устраивать... решительно все! А люди, между тем, мрут.

- Это ужасно!

- Хуже, чем вы можете себе представить... Впрочем, сами увидите. Там больше тысячи больных, и на всех только четыре доктора и шесть служителей.

- В таком случае я отправлюсь немедленно.

- Канонерка "Усердный" перевезет вас и самый необходимый вам багаж в Меватанану; остальные же вещи вам доставят после. До свидания, и тысячу раз благодарю вас от имени всех нас и от имени больных.

Простившись с доктором, опечаленная Фрикетта пошла к Барке, ожидавшему ее с горбуном. Она рассказала ему все и приказала идти в Меватанану или Сюбербиевилль.

- Хорошо... хорошо, - сказал кабил, - я знаю всю страну, как свой карман, и найду тебя... О горбуне позабочусь... и о себе тоже.

- Хорошо; полагаюсь на тебя. До свидания!

- До свидания, сида... хорошего пути!

Мадемуазель Фрикетту, снабженную официальным свидетельством, приняли на канонерке очень радушно.

На рассвете следующего дня она прибыла в Манганоро и оттуда продолжала уже свой путь по суше до Сюбербиевилля, куда приехала через двое суток после отъезда из Амбато.

Сюбербиевилль - это местечко, возникшее возле золотых россыпей, принадлежащих одному богатому французу, Сюбербие, поселившемуся на Мадагаскаре, и, как говорят, не чуждому причин, вызвавших объявление войны.

Главный доктор госпиталя в Амбато ничего не преувеличил. Там царствовала полнейшая неурядица, и санитарное состояние было ужасное.

Для несчастных больных наскоро устроили помещение, но какое помещение! Они лежали там вповалку в ожидании первой помощи, которой при всем желании слишком малочисленный медицинский персонал не мог оказать им.

Фрикетта спешила туда, где страдания были наиболее сильны, отчаяние наиболее велико. На импровизированных койках, расположенных в несколько этажей, лежали несчастные больные в страшной грязи. Паразиты покрывали кабилов, не переменявших платья с самого отъезда из Алжира. Большинство, пораженное дизентерией, лежало среди нечистот, издававших страшное зловоние.

В сопровождении людей, изъявивших желание помогать ей и носивших за ней сосуды с карболовым раствором, Фрикетта перебегала от одной койки к другой, обмывала раны, обмывала и обчищала исхудавших больных.

Какая отталкивающая и неблагодарная работа! Сколько надо было силы воли, чтобы преодолеть отвращение!

Но зато какая радость доставить этим несчастным первую помощь в виде чистоты, которой так жаждет каждый больной и которая часто является средством, помогающим исцелению.

Такая помощь, подаваемая молодой девушкой с тонким профилем и нежным цветом лица, всегда забывавшей себя ради них, вызывала умиление у этих полудиких людей. На грубых, зверских черных лицах появлялась улыбка, переходившая в рыдание; непокорные слезы навертывались на глаза, которые никогда не плакали, и медленно стекали по морщинистым щекам, как капли росы по кускам лавы.

Эти люди - все магометане, у которых женщина не пользуется никаким уважением, не могли прийти в себя от удивления при виде такой грации и молодости, соединенных с такой энергией, таким знанием и самопожертвованием.

Фрикетта стала в их глазах существом особенным, высшим, добрым гением, одно присутствие которого производило чудеса. Она делала с больными, что хотела: вселяла в них бодрость одним взглядом или улыбкой, оживляла их волю, что часто у больных, упавших духом, влечет за собой неожиданное выздоровление.

Порядок и чистота мало-помалу наводились, оживала надежда. Менее слабые больные предлагали свои услуги Фрикетте для ухода за товарищами.

Барка, совершив путешествие сухим путем, нашел Фрикетту. На все руки мастер, старый солдат превратился в добровольного фельдшера и ухаживал за больными.

Иногда при этом происходили комические сцены.

Хотя инструмент, излюбленный мольеровскими докторами, уже значительно усовершенствован, но употребление его осталось все то же, и Барка достиг в его применении замечательной ловкости. Инструмент с гибкой трубкой и костяным наконечником казался ему очень похожим на наргилэ. Он так и называл его.

- Эй, товарищ, выкури трубочку! - обращался Барка к больному, которому было предписано это средство.

Товарищ сопротивлялся, не понимая, в чем дело.

Барка убеждал, настаивал и, наконец, торжествовал.

- Доктор приказал... тебия велит... Ну, кури наргилэ.

Все смеялись, и веселый хохот прокатывался по койкам, заставляя на минуту забыть неумолимую болезнь.

Удивительно то, что в этой зараженной среде Фрикетта была постоянно здорова. Она ела на ходу, почти не спала и при этом не чувствовала ни болезни, ни слабости.

Как часто женщины, нежный вид которых, по-видимому, делает их неспособными к перенесению таких трудов, оказываются гораздо выносливее мужчин при исполнении подобных неблагодарных обязанностей! Их энергия как бы обновляется при соприкосновении со страданием, их вера находит новую пищу в лишениях, и самоотречение еще больше возвышает их душу. И подобного самоотвержения хватает не на один час или один день, но на месяцы, на годы, на целую жизнь!

До самого национального праздника 14 июля жизнь Фрикетты в Сюбербиевилле прошла без всяких выдающихся событий. В этот день войскам была выдана тройная порция и был дан полный отдых. Вечером в городе было устроено шествие с факелами и разноцветными фонариками.

После нескольких часов веселье улеглось, но страдание не знало отдыха. Звук шагов мула заставил вздрогнуть Фрикетту, сидевшую на складном стуле. Она хорошо знала этот мерный шаг, возвещавший прибытие больного.

"Еще! - думала она. - Когда же Господь сжалится над ними!"

Двое служителей тотчас вышли и сняли с седла умирающего.

При виде молодой девушки грустная улыбка появилась на бледном исхудалом лице. Он поднял руку к козырьку и проговорил еле слышно:

- Здравствуйте... Это я, Пэпен... капрал... или скорее мой скелет... И не сержант я, а должно быть, кандидат на тот свет.

Мадемуазель Фрикетта с одинаковой заботой относилась ко всем своим больным. Она никому не отдавала предпочтения - несчастье равняло всех в ее глазах. Но когда она увидела капрала, ее будто ножом кольнуло в сердце. Для нее маленький капрал не был обыкновенным больным: это был товарищ, друг, земляк. Они вместе ходили в школу, иногда вместе гуляли. Семейства их поддерживали знакомство: отцы обменивались своими мечтами о славе, которую принесет война, матери - своими опасениями.

Мимолетная встреча молодых людей была радостной и трогательной.

Молодой, веселый, решительный солдат не похож был на тех, которые оставляют свои кости в чужой земле. Он казался одним из тех счастливцев, которые с насмешкой смотрят на болезнь и смерть и возвращаются отовсюду.

И вдруг теперь он оказался умирающим. Три дня тому назад он заболел дизентерией в острой форме, осложнившейся лихорадкой.

Теперь он мучился от ужасных болей, терзавших его внутренности, как раскаленным железом, и заставлявших его исхудалое лицо искажаться судорогой.

Он кусал простыню, чтобы не крикнуть, и бросал на девушку отчаянные, умоляющие взоры, будто хотел сказать ей: "Спасите меня!"

В ожидании доктора, которого она поспешно вызвала, Фрикетта дала больному сильную дозу опия. Затем она внимательно исследовала его.

ГЛАВА VII

Ужасная болезнь. - Отчаянные усилия. - Обманчивая надежда. - Страшные минуты. - Духовник. - Последняя воля. - Агония. - К знамени!.. Здесь!..

Совершенно изменившаяся физиономия солдатика выражала полный упадок сил и безнадежность. Сухой, почерневший, весь потрескавшийся язык судорожно подергивался, и на слизистой оболочке рта уже показались гангренозные пятна.

Фрикетта сразу увидела, что его состояние почти безнадежное.

Когда опий не произвел желанного действия, Фрикетта, пользовавшаяся самостоятельностью в выборе средств, решилась применить подкожное впрыскивание морфия. Больной почувствовал облегчение и впал в полузабытье.

Между тем прибыл главный врач. Он внимательно осмотрел больного, одобрил меры, принятые молодой девушкой, и грустно покачал головой. Когда он вышел, Фрикетта последовала за ним.

- Он может спастись только чудом, - отвечал доктор.

Фрикетта глубоко вздохнула и проговорила:

- Бедные родители... Он у них один... какое горе!

Доктор немедленно применил самое эффективное лечение при заболевании дизентерией: каломель, ипекакуану, строжайшую диету, тщательный присмотр.

Никто не щадил сил для ухода за бедным капралом - одним из самых тяжелых больных.

В первые дни ему стало несколько лучше, бедняга немного ободрился и повеселел. При виде этой веселости у молодой девушки сердце разрывалось на части. Он рассыпался перед ней в благодарностях:

- Какая вы добрая, Фрикетта! Вы ухаживаете за мной как мать... как родная сестра.

- Вы - француз и военный... Вы олицетворяете здесь родину, знамя которой защищаете.

- Да, я понимаю вас и восхищаюсь вами... Если я вылечусь, буду обязан только вам.

- Без сомнения, вы выздоровеете.

- А что скажут старики, когда я вернусь в наш домишко?.. Мамаша станет на вас молиться. Золотая она женщина. А папа Пепэн... всегда веселый добряк! Как сейчас вижу его, нагнувшегося со своим моноклем в глазу над часами, в которых он отыскивает соринку и при этом корчит гримаску... вот так... - Он мигал глазом, будто придерживая лупу, и смеялся... а по впалым щекам катились слезы.

Фрикетта слушала серьезно, растроганная этими воспоминаниями. Перед ней вставал уголок предместья. Она видела, как проезжали экипажи, трамваи, тяжелые повозки и ручные тележки, видела мелочные лавочки, на вывесках которых читала знакомые имена... кондитера, у которого покупала лакомства на мелочь, получаемую от матери в награду за хорошие успехи, видела журнальный киоск и в нем старуху-продавщицу, дававшую ей просматривать красивые картинки в журналах; наконец, она переносилась в мастерскую, где работает всегда задумчивый отец. Дальше ей представлялась мать, в сотый раз перечитывающая письма из Японии, из Джибути, из Мадагаскара и не отрывающая глаз от ее портрета, окруженного золотыми венками, полученными ею в награду в колледже. Ей казалось, что она слышит отца, который говорит:

- А что делает в эту минуту наша Фрикетта?.. Где-то наша дорогая девочка?

А мать разговаривает с ее портретом, будто с нею самою:

- Дочка моя!.. Дорогая!.. Зачем ты нас бросила?

При этих воспоминаниях навертывались слезы, которые она поспешно вытирала.

Стон умирающего нарушил ее мечты и заставил ее возвратиться к действительности.

Целую неделю больному становилось то лучше, то хуже. Маленький солдатик не хотел умирать и энергично боролся с болезнью. Наступило 28 июля, день его рождения, когда ему должно было исполниться 22 года. Грустный это был день!

Утром у него сделалось такое кровотечение, что бедняга лишился чувств. Фрикетта думала, что все уже кончено. Будь больной во Франции, он мог еще выздороветь, но здесь, при его упадке сил, надежды не оставалось. Капрал пришел в себя после укола эфира и кофеина, и сам вдруг понял, что ему недолго осталось жить. Он собрал последние силы, пристально взглянул на Фрикетту, нагнувшуюся над его изголовьем, и проговорил уже слабеющим голосом:

- Мадемуазель Фрикетта... прощайте! Когда увидите их... отца... маму... моих дорогих... скажите им, что я умер храбро... Скажите, что моя последняя мысль была о них... Передайте им мои бумаги... мою солдатскую книжку; они увидят, что меня ни разу не оштрафовали: все листки чистые... Похороните меня с медальоном, который у меня на шее: в нем их портреты и портрет той... на которой я должен был жениться... по возвращении... Обещаете вы мне это?

- Клянусь, - отвечала Фрикетта, не видя ничего из-за слез.

- А вас, моего доброго ангела, благодарю за ваши заботы.

Священник, проходивший по палате, остановился недалеко от койки маленького капрала. Это был высокий, здоровый мужчина с длинной бородой, ласковый и добрый на вид.

Капрал обратился к нему:

- Здравствуйте, господин кюре... вы не лишний... Мне даже очень хочется... сказать вам пару слов... наедине... Вы позволите, мадемуазель Фрикетта?..

- Я к вашим услугам, - отвечал священник больному, ласково пожимая ему руки.

Фрикетта отошла. Разговор продолжался минут пять, и духовник позвал молодую девушку.

- Конец! - тихо, дрожащим голосом сказал священник.

Фрикетта подошла к койке. Маленький солдат умирал. Видел ли он? Слышал ли? Священник и сиделка, два его последних друга, сдерживаясь, ждали, пока не отлетит его душа. Губы его лепетали слова без связи, но проникнутые одной мыслью.

- Отец... мать... сын ваш уезжает... далеко... навсегда... Париж!.. товарищи!.. О мама!.. милая мама!.. Сжальтесь!.. Как я страдаю... Прощайте все, кто меня любил!

Вдали послышался звук трубы и рожков, игравших марш.

Маленький солдатик попытался приподняться. Он громко воскликнул:

- К знамени!.. Здесь!..

Затем он тяжело упал на постель и больше не шевельнулся.

Фрикетта и священник, опустившись на колени, молились, между тем как прочие больные крестились, говоря с уважением и ужасом:

- Еще один!

Окончив молитву, молодая девушка, бледная, как полотно, набожно закрыла глаза мертвому и сказала рыдая:

- Прощай, бедная, дорогая жертва долга... прощай!

С помощью Барки она тотчас же принялась обряжать умершего, взяла его бумаги и оставалась возле него, пока двое носильщиков не пришли за ним, чтобы перенести его в мертвецкую.

Другой умирающий ждал рядом, на земле, пока его положат на освободившуюся койку!

Фрикетта, затаив горе, вытерла слезы и продолжала, помогать остальным страдальцам.

ГЛАВА VIII

Похороны. - Процессия. - Венки. - Фрикетта и капитан распоряжаются похоронами. - Последнее прощание. - Необъяснимое распоряжение главнокомандующего. - Французским корреспондентам не дают идти дальше. - Счастливый немец. - Фрикетта собирается уехать.

Фрикетта сказала кабилу:

- Ну, Барка, как хочешь, найди мне досок на гроб. Я не хочу, чтобы капрала похоронили просто в мешке.

- Уж я найду, сида.

- Вот тебе деньги... купишь, где найдешь.

- Хорошо! Хорошо!.. Если не куплю - украду.

Смертность была так велика, что уже давно чувствовался недостаток в досках для гробов. Умерших хоронили, просто завернув в холщовый мешок. Предвиделось, что скоро некому станет рыть могилы!

Фрикетта и после смерти отнеслась с трогательным вниманием к своему скромному другу, заботясь об устройстве ему похорон по существующему обряду. Ей было тяжело представить себе, что его бедное тело положат прямо в землю и, быть может, оно станет добычей диких зверей.

Барка нашел несколько досок, забытых в одном из складов Сюбербие и служивших приспособлением при промывке золота. Он распилил их, обтесал и приспособил для печального назначения. Тело положили в гроб в присутствии Фрикетты, которая обложила весь гроб внутри густым слоем листьев латании. Затем Барка привинтил крышку и сказал, обтирая пот, градом катившийся с лица:

- Хороший был солдат!.. Хороший француз... Барка очень жалеет...

Похороны должны были состояться на рассвете. В назначенный час у мертвецкой собрались немногочисленные участники печального кортежа: капитан роты, в которой служил умерший, и Фрикетта, представлявшая семью его. Священник в облачении стоял у гроба, а солдат иностранного легиона - серьезный, бородатый гигант - нес кропило и чашу со святой водой.

На гробе лежал мундир капрала, его кепи и сабля-штык. Четверо темнокожих, прежде служивших носильщиками паланкинов, крепких молодцов с рубцами на плечах от шестов, подняли гроб. Полурота солдат в форме под начальством адъютанта должна была отдать последние воинские почести. За гробом четыре солдата несли четыре венка живых цветов: от офицеров роты, от товарищей, от больных и от Фрикетты.

То не были торжественные венки. Руки друзей сплели их из чудных тропических цветов, просто, без затей, в знак последнего выражения искреннего сожаления.

Процессию заключали шедшие за Фрикеттой и капитаном свободные в этот день офицеры в полной форме и депутации от различных частей войск, друзья покойного - все бледные, истощенные, едва державшиеся на ногах.

Священник медленно и торжественно прочел несколько молитв и сделал знак носильщикам. Те подняли носилки и направились к кладбищу.

Недалеко от госпиталя был выстроен крытый соломой домик с крестом на крыше - скромная часовенка, где священник каждый день служил обедню на деревянном столе, покрытом сукном и служившем алтарем. За несколько дней перед тем ее разрушило вихрем. Поэтому похоронная процессия не остановилась у часовни, но направилась прямо на кладбище, находившееся на ровном, открытом месте.

Хотя Сюбербиевилль сравнительно недавно сделался место стоянки войск, однако могил на кладбище было уже немало! Маленькие холмики были расположены симметрично двумя параллельными рядами среди высохшей травы, и над каждым возвышался деревянный крест, а на нем жестяная дощечка с именем, чином и возрастом похороненного.

Все холмики были еще свежие; дощечки еще не покрылись ржавчиной и цветы некоторых венков еще не завяли. Ясно было, что народу умирало много.

После битвы вид лежащих тел, упавших в позах, в которых они сражались, с выражением отчаяния или страдания на лицах, конечно, представляет тяжелое зрелище; но тут, по крайней мере, в воздухе еще стоит запах пороха, в крови еще сохранился некоторый жар, в душе - остаток гнева. Кладбище же мрачно, страшно, без величия, без слов; в нем нет ничего, что бы скрашивало безобразие смерти. Холмик над шестью футами земли, крест, имя, забытое на следующий день!

Носильщики ставят гроб на край могилы, где он сейчас исчезнет.

Священник поет, и его голос кажется необыкновенно слаб и сух среди этого простора, где не слышно ни малейшего звука. Рыдания подступают к горлу, слезы льются из глаз. Плачут об умершем, плачут о себе!

Гроб медленно спустили в могилу. Наступил самый тяжелый момент: через минуту тот, кто лежал в гробу, навеки скроется под землей! Все взоры прикованы к этим четырем доскам, заключающим бренные останки несчастного храбреца. Его черты еще раз воскресают с необыкновенною ясностью в памяти окружающих. Им как бы слышится его голос!.. Вспоминаются его привычные жесты!..

Все кончено.

Капитан поднялся и кашлянул, пытаясь скрыть свое волнение. Это был старый служака, поседевший на службе. Он был простым солдатом, знал людей, знал, что такое эти маленькие солдатики, и в глубине души любил их, несмотря на свою ворчливость.

Он не был красноречив, но на этот раз шероховатая оболочка разорвалась, и, обращаясь к присутствующим, он начал:

- Товарищи! Прощаясь с мертвыми останками капрала Пэпена, я как будто хороню одного из собственных своих детей. Не в первый раз смерть уносит одного из моих молодцов, но ни разу еще горесть моя не была так велика, потому что тот, кого мы хороним, был один из лучших. Храбрый, всегда покорный дисциплине, он вместе с тем отличался постоянной веселостью истинного парижанина. Все его сослуживцы будут помнить его участие к страдающим. И именно из-за того, что он ухаживал за больными товарищами, он и сам заразился смертельною болезнью. Прощай же, Пэпен, говорю тебе от имени твоих родных, прощай, наш капрал, - от имени твоих товарищей!

Подошел полковник, бросил горсть песку на гроб и, пожав руку Фрикетте и старому офицеру, медленно удалился. За ним и офицеры, и солдаты бросали в могилу по пригоршне земли.

Когда все присутствовавшие разошлись, Фрикетта вынула цветок из одного венка и положила его в конверт. Помолившись, она тоже пошла домой, говоря:

- Этот цветок я пошлю его матери.

Грустно вернулась она в госпиталь, но здесь, подавив свое горе, снова мужественно принялась за исполнение своих обязанностей.

Прошло несколько недель. Эвакуация больных совершалась правильно, так же как снабжение госпиталя всем необходимым.

Мадемуазель Фрикетта познакомилась с представителями французской прессы, и они оказали ей радушный прием.

Наступило 15 августа. Время шло; войска сгорали от нетерпения и между тем таяли от болезней. Главнокомандующему с каждым днем становилось яснее, что невозможно достигнуть Тананаривы со всей армией и обозом до наступления дождей.

Необходимо было поторопиться, чтобы не зазимовать при таких плачевных условиях. Тогда генерал решился на последнее средство: он организовал легкую колонну из самых здоровых людей, и, взяв с собой только самое необходимое, быстрым и решительным маршем направился в столицу острова.

Сборным местом этого отборного войска была назначена Андриба - пункт километрах в восьмидесяти от Сюбербиевилля. Оттуда генерал предполагал в двадцать дней достигнуть Тананаривы, центра экспедиции.

Корреспонденты французских газет, само собой разумеется, предполагали следовать за наступательной колонной, как делали это до сих пор с разрешения военного министра. Они намеревались продолжать свою трудную работу. Каково же было всеобщее разочарование, когда в последнюю минуту они получили письмо, в котором главнокомандующий извещал, что для дальнейшего движения вперед им придется подождать, пока армия не прибудет в Тананариву, когда дороги, по всей вероятности, будут открыты всем путешественникам.

Эта новость поразила людей, имевших полное право ожидать лучшего отношения к себе.

Когда Фрикетта узнала о запрещении корреспондентам следовать за колонной, она рассердилась и протестовала. Затем вдруг, именно по случаю запрещения, ею овладело неудержимое желание сделать то, что не было позволено. Сказалась всегдашняя страсть женщины к противоречию. Препятствия возбуждали ее желание. Lex irritat peccatum. Иначе Фрикетта не была бы женщиной. А она была ею до кончика своих розовых ноготков.

Кроме того, по правде сказать, она начинала немного скучать. Она оставалась такой же преданной слугой несчастных, которых становилось все больше и больше, но по своей природе она принадлежала к числу натур, которые не могут оставаться долго на одном месте.

Кроме того, она отлично знала, что у нее нигде не будет недостатка в возможности служить страждущим.

В качестве сестры милосердия она просила о разрешении, в котором было отказано представителям прессы. В своей наивности Фрикетта предполагала, что имеет право надеяться на снисхождение. Однако она ошиблась: ей прислали вежливый отказ.

С этой минуты мысль нарушить запрещение не покидала ее. Фрикетта сказала себе, руководствуясь логикой женщины:

- В конце концов, я могу располагать собою по собственному усмотрению. Время мое принадлежит мне, и я могу распоряжаться им так же, как своей особой. Итак, я еду!

Барке были отданы соответствующие приказания. Кабил был очень рад снова вступить в свою прежнюю должность и объявить, что приготовления будут делом двух дней.

Барка набрал провизии, набил свой мешок, снова воздвиг башню из багажа, которую предназначал для себя. Вьюк растолстевшего и разжиревшего горбуна состоял из провианта, перевязочного материала и полной аптеки.

Фрикетта прибавила к своему костюму хороший револьвер, Барка снова взял свое ружье, и в одно прекрасное утро трио двинулось в путь.

Молодой девушке казалось, что ее денщик несколько небрежно отнесся к провизии. Но старый солдат, привыкнув к военным переходам, отвечал, что по дороге всегда можно достать сухарей и консервов.

Итак, они выступили беззаботно, не подозревая, какие передряги ждут их впереди.

ГЛАВА IX

Все идет хорошо. - Одни. - Остановка. - Опасения. - К оружию! - Нападение. - В плену. - Переводчик. - Методист и папист. - Фрикетта расправляется с тем, кто хотел ее ударить. - Барка предпочитает смерть от пули повешению.

Вначале все шло прекрасно. Неприятель, трусливый, плохо организованный, не имеющий хороших начальников и запуганный горстью храбрых солдат, бежал, даже не помышляя о каком бы то ни было сопротивлении. Этим только можно объяснить удачу чрезвычайно смелого замысла генерала Дюшена, которое при других обстоятельствах можно было назвать безумным.

Невольно содрогаешься, вспомнив, что летучая колонна была соединена с главным корпусом только незначительной нитью войска, и неприятель в любую минуту мог отрезать французам линию отступления и напасть на них с тыла.

Мадемуазель Фрикетта и ее спутник подвигались при относительной безопасности. Не торопясь, они достигли поста Тарасоатра. Гарнизон поста был сильный, так как это важный стратегический пункт, и наши путешественники провели ночь в удобных хижинах.

На следующий день, после благополучной переправы через две реки, они вступили в более гористую местность. Дорога шла по скалам, подъем и спуск с которых крайне утомителен.

Кроме того, жара стояла такая страшная, что даже Барка, несмотря на свою необычайную выносливость, изнемогал. Зебу, отвыкший от тяжелой работы и разленившийся в Сюбербиевилле, подвигался с трудом.

Достигнуть в один переход не только Молахи, большого укрепленного селения, охраняемого маленьким гарнизоном, но даже Амбиакети, незначительной деревушки на пути к нему, не представлялось никакой возможности.

Решили сделать привал. Барка однако несколько тревожился. Ему показалось, что задрапированные в белое фигуры прячутся за неровностями почвы, хотя он и не сказал ничего о них тебии, боясь встревожить ее, быть может, понапрасну.

В первый раз он подумал о своей беспомощности в случае возможного нападения шайки грабителей.

Барка разбил палатку на случай если польет дождь - чего, впрочем, трудно было ожидать, привязал зебу очень коротко, зарядил оба дула своей винтовки, вынул из ножен кинжал и принялся за стряпню.

Закусив с аппетитом и поговорив немного, Фрикетта, изнемогавшая от усталости, улеглась на каучуковой постели. Барка же, взволнованный, не мог сомкнуть глаз. Ему постоянно казалось, что он слышит шуршание травы, какой-то неясный шум, и он не мог уснуть. Добродушный горбун мирно пережевывал свою жвачку.

Среди ночи Барка, утомленный напряженным вниманием, задремал. Сколько времени продолжался этот сон - пять минут, полчаса? Его разбудили страшные крики. По привычке старого солдата, Барка вскочил и закричал во все горло:

- К оружию!

Он схватился за ружье, а Фрикетта, выскочив из палатки, в секунду очутилась возле него, держа револьвер в руке.

Действительно, произошло нападение, одно из тех нападений исподтишка, которые часто устраивают говасы, любящие действовать в темноте, когда их много и они думают, что неприятель для них не опасен. Они наступают плотной толпой, которую нетрудно разглядеть ночью. Сколько их? Двадцать, тридцать или больше.

Они устремляются на маленькую группу, которая мужественно ожидает их нападения, с дикими криками.

Барка прицелился и выстрелил раз за разом, будто в стаю ворон. Заряд крупной дроби попал в самую толпу. При вспышке пороха можно было рассмотреть, как несколько темных тел повалилось на землю, отчаянно махая руками.

Фрикетта, не испугавшись, последовала примеру кабила и тоже выстрелила в темную линию, которая через минуту уже окружала их.

Говасы знают, что араб и молодая девушка одни, до соседних постов слишком далеко. Они бросаются вперед.

В револьвере Фрикетты нет больше зарядов, Барка не успевает зарядить ружья. Старый солдат бесстрашно бросается к молодой девушке, защищая ее своим телом. Он схватил ружье за дуло, как палку. При первом ударе приклад разлетелся на куски, но один из черных упал с раздробленным черепом. В руках Барки осталось дуло.

Подобная защита не могла долго продолжаться. Упавшего врага заменили десять других. Один из них схватил Барку за ногу. Барка хотел оттолкнуть черное тело, потерял равновесие и упал. Его сейчас же облепили враги, цепляясь за его платье, за плечи.

Храбрый тюркос очутился в плену. Чувствуя себя не в силах сопротивляться, он в последний раз испустил гортанный крик и тихо проговорил:

- Твой слуга не мог сделать ничего больше... Прости его, сида.

Но и Фрикетта уже была лишена свободы, после отчаянной защиты ногами, руками и ногтями. Теперь ее держали за руки так, что она не могла пошевельнуться, меж тем как говасы обвивали веревкой Барку, отбивавшегося, брыкавшегося и кусавшегося.

Справившись с пленными, неприятель двинулся прочь, унося своих раненых и убитых. Фрикетту посадили на зебу, и четыре говаса пошли рядом с ней. Барку же, которому не доверяли, и не без причины, понесли на носилках.

Все это произошло в несколько минут. Ошеломленной Фрикетте не верилось, что она попала в руки жестоких врагов.

Всю ночь шли по ужасным дорогам. Наконец, прибыли к довольно большому селению, где появление говасов было встречено криками радости.

Фрикетту и Барку заперли в большую хижину, а зебу, сняв с него вьюк, привязали к столбу.

Занимался день. Фрикетта была свободна, то есть не связана. Но этим и ограничивалась ее свобода. Ей было запрещено выходить из хижины, двери которой охраняли свирепые негры. И молодая девушка, несмотря на свою испытанную храбрость, говорила с опасением:

- Что они сделают с нами?

Барка произнес слово, означающее у магометан судьбу:

- Мектуб! - Так суждено.

После этого он погрузился в презрительное молчание и ждал событий.

Всякая попытка к бегству была невозможной, только чудо могло их спасти.

Когда совершенно рассвело, толпа негров наполнила хижину, и один из них, кое-как коверкавший французский язык, грубо обратился с вопросом к пленникам.

Барка пожал плечами и отвернулся. У переводчика на шее висело медное распятие - или в качестве амулета, похищенного у христианина, или знак того, что он сам христианин.

При виде креста у Фрикетты мелькнул луч надежды, и она сказала:

- Ты спрашиваешь, кто я и что делаю в твоей стране. Я француженка и ухаживаю за больными и ранеными.

Человек перевел фразу и спросил дальше:

- Стало быть, ты наш враг?

- Ты христианин? - спросила молодая девушка, ловко уклоняясь от ответа.

- Да.

- Зачем же ты обижаешь меня, если я одной веры с тобой?

Переводчик вовсе не смутился.

- Ты совсем не той веры, что я, - отвечал он, - я христианин-протестант, ты христианка-папистка, француженка. Тебя надо убить.

Перед таким нелепым мнением Фрикетте только осталось пожать плечами. Этот жест, все презрительное значение которого негодяй понял, привел его в бешенство. Он приблизился к молодой девушке с поднятыми кулаками, крича:

- Проклятая француженка!.. Смеяться вздумала надо мной!.. Подожди!.. Увидишь!

Он хотел ударить Фрикетту по лицу. В ней вспыхнула вся ее энергия. Стены хижины состояли из крепких, жестких прутьев камыша, похожего на бамбук. Фрикетта вырвала одну из этих палок и, даже не думая, что это может стоить ей жизни, полоснула прутом по лицу негодяя.

Говас зарычал от бешенства и боли, но уже не смел ударить.

- Гадина! - проговорила Фрикетта. - Вздумал меня ударить! Вот тебе еще!

Удар за ударом сыпались по лицу негра, на котором выступила кровь. Чернокожий сначала завыл, потом затрясся.

Эта хрупкая и кроткая на вид женщина, по виду неспособная обижать кого бы то ни было, возмущенная насилием, защищалась, как мужчина. Негр похож на китайца: если вы станете уступать ему, он сделается дерзким; покажите ему палку, и он становится уступчивым.

Переводчик, получивший такой урок, отступил.

Фрикетта, держа прут в руке, смело смотрела на врагов, а Барка, восхищенный ее поступком, тихо шептал ей:

- Хорошо!.. Хорошо, сида!.. Ты такая храбрая, как моя полковница.

А Фрикетта, все еще взволнованная, говорила:

- Проповедуйте после этого равенство. Хорош этот черный брат!

По приказанию высокого старика, пораженного проказой, - по-видимому, начальника, - переводчик снова обратился к молодой девушке и ее спутнику.

Он сказал, что принадлежит к партизанскому отряду, ведущему войну на свой страх, подстерегающему отставших и больных, чтобы отнять у них имущество, а самих вешать. Старик прибавил с улыбкой, исказившей его лицо:

- И вас завтра повесят на большом манговом дереве... да, повесят вместе с другими... Увидите сегодня дерево и повешенных на нем французов!

Фрикетта содрогнулась при этих ужасных словах. Способ казни возмущал ее.

- Повесят! Меня!.. Увидим... А ты, Барка, дашь себя повесить?

Кабил указал на свои связанные веревками руки и ничего не сказал, а только фыркнул, как рассерженная кошка.

- Как только мы останемся одни, я разрежу твои веревки, и мы лучше умрем защищаясь, чем дадим себя повесить. Ведь так, Барка!

- Да, сида... Хорошо умереть от пули... скверно быть повешенным.

ГЛАВА X

Дерево повешенных. - Ужасный вид. - Барка в последний раз обедает. - Фрикетта намеревается лишить себя жизни. - Воспоминание. - Удачная мысль. - Призывается на помощь химия. - Странный свет. - Огненная группа. - Бегство.

Несмотря на весь свой страх, Барка и Фрикетта были очень голодны. Говасы, желая сохранить в них силы, чтобы вполне насладиться видом их мучений, дали им поесть.

Им принесли большое блюдо риса с вареной курицей. Фрикетта и ее денщик солидно подкрепились и принялись обсуждать план побега, который казался все более и более невероятным. Но Фрикетта и кабил никогда не отчаивались.

Время бежало быстро, как часы, отделяющие осужденного от роковой минуты. Пленники все думали и не находили выхода. О применении силы нечего было и думать. Малейшая попытка повлекла бы за собой немедленную смерть. Оставалась надежда на хитрость. Но какую хитрость можно было выдумать?

Около полудня, когда солнце палило немилосердно, за пленниками пришли. Человек пятьдесят черных разбойников окружили их и повели.

Фрикетта разрезала веревки Барки. Чернокожие не связали его снова, отлично понимая, что какое бы то ни было сопротивление невозможно.

Во главе толпы шло человек шесть музыкантов, раздиравших уши звуками своих варварских инструментов.

- Не особенно красив наш похоронный марш! - иронически заметила Фрикетта. - Право, для нас лишнее мучение.

Барка, между тем, бормотал:

- Ах, если б здесь был взвод моих старых товарищей.

Оба они шли твердой смелой поступью среди этой свирепой толпы, возбужденной мыслью о предстоящей казни.

Луи Анри Буссенар - С Красным Крестом (Les Exploits d'une ambulanciere. Voyages et aventures de mademoiselle Friquette). 2 часть., читать текст

См. также Луи Анри Буссенар (Louis Boussenard) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

С Красным Крестом (Les Exploits d'une ambulanciere. Voyages et aventures de mademoiselle Friquette). 3 часть.
Миновав ущелье, они вышли в долину и увидели громадное полузасохшее де...

Среди факиров (Les Etrangleurs du Bengale). 1 часть.
Перевод с французского М.Т.Блок. Роман ЧАСТЬ 1 ТУГИ-ДУШИТЕЛИ Глава I С...