СТИХИ и ПРОЗА на poesias.ru 

Георг Ф. Борн
«Грешница и кающаяся. 7 часть.»

"Грешница и кающаяся. 7 часть."

- Эти склонности не находят у нас почвы, мы учим детей скромности и покаянию.

Удивленная и раздосадованная, принцесса взглянула на своего кузена, дабы убедиться, слышал ли он признание начальницы, но Вольдемар смотрел в другую сторону - он только что обратил внимание на девочку-подростка, стоявшую босыми ногами на снегу и теревшую свои красные от холода ручонки.

Жозефина не замечала ни игуменьи, ни принца и, должно быть, сильно страдала от холода, потому что по замерзшему ее личику текли слезы.

- Взгляните-ка на этого бедного ребенка, дорогая кузина! - обратился принц к игуменье.

Та взглянула на Жозефину и ужаснулась.

- Как можно! - воскликнула она, гневно глядя на начальницу.- Почему дети ходят у вас в холод и снег без башмаков?

- Эта девочка несет заслуженное наказание, и благочестивая принцесса подтвердит его, если пройдет мимо, не обратив на нее внимания.

- В чем же она провинилась? - спросила игуменья.

Восклицание принца помешало начальнице ответить.

- Боже праведный, да ведь это наша маленькая Жозефина!

Начальница подумала, что ослышалась или чего-то недопоняла, но тут принцесса прямо по снегу направилась к колодцу.

- Бедное дитя! - воскликнула она.- Ее почти невозможно узнать, так она исхудала и побледнела!

Принц обогнал ее и первым подошел к девочке, и дрожащая от холода Жозефина узнала наконец своего благодетеля.

Обиды, холод, слезы - все было забыто.

С сияющим лицом кинулась она навстречу своему высокому покровителю.

- Это ужасно! - воскликнула Шарлотта.- Бедное дитя! Но скажите мне, милейшая, что заставило вас так сурово наказать эту бедную девочку?

Начальница высокопарно отвечала:

- От одной только мысли об этой заблудшей овце сердце мое обливается кровью. Представьте себе, ваше величество, она - воровка: за ее лифом нашли золотую монету, украденную ею на базаре.

Шарлотта была неприятно поражена, но в эту минуту подошел принц, держа за руку Жозефину.

Начальница широко раскрыла глаза при виде этого, но удивление ее еще больше усилилось, когда девочка, этот змееныш, произнесла:

- О благородный господин, скажите милостивой начальнице, что это вы мне подарили золотую монету, чтобы я могла себе купить новые краски.

Теперь пришло время начальнице задрожать от страха и тягостного предчувствия, на какое-то время она даже лишилась дара речи.

- Неслыханная жестокость! - воскликнул принц, не имея сил более сдерживать негодование.- Посмотрите, дорогая кузина, на этого несчастного ребенка!

- Вы... В самом ли деле ваше королевское высочество подарили девочке золотую монету? - заикаясь, пролепетала побледневшая и сразу вдруг ставшая жалкой лицемерная ханжа.- Господин церковный смотритель Шварц сказал мне...

- Да, это я подарил золотую монету милой девочке,- подтвердил Вольдемар, избегая глядеть на начальницу.- И это вы, якобы благочестивая женщина, заставили невинно страдать бедного безответного ребенка. Я вижу, что давно пора передать это благодетельное заведение, учрежденное для несчастных беспомощных созданий, в другие руки, настоящие христианские руки.

- Как ты дрожишь, милая Жозефина,- сокрушалась игуменья и, целуя девочку, кутала ее полой своего теплого бурнуса.- Бедное дитя, успокойся, я заберу тебя отсюда и увезу с собой.

- Я думаю, дорогая кузина, что нам с вами нет нужды знакомиться с результатами такого прекрасного воспитания,- проговорил Вольдемар с горечью.- Не трудитесь больше, госпожа начальница, и не утруждайте ваших питомцев насиловать свои голосовые связки. Это пение и эти молитвы ведут только к лицемерию, если они не сопряжены с душевной благодатью. Позвольте попросить вас, дорогая кузина, вернуться к нашему экипажу.

У начальницы дрожали и подгибались колени, она пыталась сказать что-нибудь в свое оправдание и не находила слов.

- Я считала вас матерью этих детей, для которых воспитательный дом заменяет отчий дом! - с упреком сказала Шарлотта.- Горе тем, которые забывают, что Бог есть любовь! Вспомните слова Иисуса Христа: "Не препятствуйте детям приходить ко Мне". Да, я сделала сегодня неприятное открытие.

- Не сердитесь так на начальницу, благородный господин! - вполголоса произнесла Жозефина, умоляюще взглянув на принца.- Видите, она вся дрожит.

- Ваше королевское высочество,- вымолвила наконец ханжа со смиренным поклоном,- поверьте, такого никогда больше не повторится. В нашем деле без строгости не обойтись, а молиться и каяться - наша святая обязанность. Попрошу вас ненадолго задержаться, мне еще надо отдать вам золотую монету...

- Купите на нее что-нибудь полезное для бедных детей,- сказал принц и обратился к Жозефине: - А краски мы все равно с тобой купим, и самые лучшие!

Игуменья и принц холодно кивнули начальнице, а Шарлотта заявила, что берет маленькую Жозефину к себе на воспитание.

Кастелянша переодела девочку в ее платье, вернула башмаки с чулками, и Жозефина, радостно простившись с учителями, наставницами, мальчиками и девочками, с сияющим лицом уселась в экипаж между принцем и принцессой.

У начальницы от испуга и волнения сделались сильные головные боли, и на следующий день она никого не велела принимать.

Чтобы успокоить читателя, заметим, что управление воспитательным домом недолго оставалось в руках этой ханжи и ее приспешников. Пришли новые люди, обращавшие одинаковое внимание и на нравственное, и на физическое развитие несчастных созданий, для которых волею судьбы, воспитательный дом стал отчим домом.

XIII. ИСПОВЕДЬ СТРАДАЛИЦЫ

Вернемся теперь к Эбергарду и Маргарите.

Уже светало, когда князь с дочерью на руках выбрался из монастыря и, проехав через лес, в глубине которого еще таился мрак, остановился на опушке.

Его сопровождали Мартин, Сандок и плененный барон Шлеве. Что касается монаха Антонио, то он воспользовался суматохой и незаметно исчез, растворился в ночи.

Барон Шлеве был вне себя от гнева и досады. Мало того, что он оказался в руках своих заклятых врагов; пленница монастыря кармелиток, которая должна была навеки исчезнуть в потайном каменном подземелье, оказалась на свободе. Правда, она без сознания, очень истощена и ослаблена болезнью, и есть надежда, что князю не удастся спасти ее...

Изворотливый ум барона искал способы освободиться, но тщетно - Сандок стерег каждое его движение зоркими глазами аргуса. Боялся Шлеве и мести князя Монте-Веро, но Эбергард в эти минуты меньше всего думал о злодее бароне.

На земле, на разостланном плаще лежала его возлюбленная дочь, его Маргарита, которую он столько лет искал. Она была без сознания и дышала так слабо, как новорожденный младенец; бледное лицо ее, до предела изможденное, выражало глубокую скорбь и все-таки было прекрасно. Длинные темные ресницы оттеняли закрытые глаза, белокурые волосы рассыпались по плечам; до крайности изношенное платье свидетельствовало о нищете, которую она должна была терпеть.

Князь горестно склонился над ней и не мог вымолвить ни слова...

Мартин побежал в лес, где находился ручеек, принес свежей воды и смочил ею лоб и губы Маргариты.

Эбергард, не хотел просить помощи в монастыре, боясь, чтобы там не влили в лекарство какого-нибудь яда. Лечение придется отложить до возвращения в Париж, а пока что рассчитывать надо только на свои силы и на Божий промысел.

Мартин снова отправился в лес за водой, на этот раз он прихватил с собой кружку, а князь все всматривался в бледное и бесконечно родное лицо дочери. Все страдания, которые довелось ей испытать, наложили свой отпечаток, но чем больше всматривался Эбергард - с радостью и горем, страхом и надеждой,- тем явственней находил на лице дочери следы раскаяния.

- Бедная, бедная моя девочка! - шептал он.- Ты искупила свой невольный грех перед Богом и людьми, Бог простил тебя и даровал тебе свободу, а я, твой отец, тем более прощаю тебя, дитя мое! Что бы ни случилось в дальнейшем, о чем бы ты мне ни поведала, клянусь, ты не услышишь от меня ни слова упрека, не увидишь ни одного недовольного взгляда. Только бы спасти тебе жизнь, только бы увезти с собой в далекую благодатную страну!

А пока что тебе надо собрать остатки сил и перенести неудобства путешествия в Париж. Я на руках понес бы тебя туда! Все лучшие врачи Франции соберутся у твоей постели и с Божьей помощью поставят тебя на ноги. Я буду беречь и охранять тебя, я приложу все силы, чтобы сделать тебя счастливой! Лишь бы только небо смилостивилось надо мной и даровало мне дочь, которую я столько искал, не мертвой, а живой!

Маргарита, девочка моя! Впереди у нас только светлая, безбедная жизнь! Нас ждет Монте-Веро, поспешим туда! Там тебя будут приветствовать радостными песнями, дорогу твою усыплют цветами, там, на благодатной земле, под щедрым южным солнцем, окончательно выздоровеют и душа твоя, и тело...

Появился Мартин с водой. Любящий отец снова смочил лоб и губы страдалицы, и - о радость; - она открыла глаза.

Взгляд ее был мутен, вряд ли она понимала, где находится и кто с ней, но главное - она возвращалась к жизни!

- Маргарита, дочь моя! - воскликнул Эбергард, стоя перед ней на коленях.- Взгляни на меня, это я, твой отец! После всех страданий я наконец нашел тебя и открываю тебе свои объятья, чтобы навсегда избавить от бедствий и нужды!

На глаза старого благородного Мартина навернулись слезы, и он деликатно отвернулся.

Маргарита как будто услышала и поняла князя, Она протянула к нему руки, на устах ее появилась слабая улыбка радости; она поднесла руку отца к своим губам, чтобы запечатлеть на ней первый поцелуй благодарности за свое спасение.

Говорить она не могла, так велики были ее волнение и слабость, но взгляд ее, хотя и тусклый, выражал все, что наполняло и волновало это исстрадавшееся сердце.

Эбергард наклонился и поцеловал ее в лоб; затем поднес к ее губам кружку с водой; она сделала несколько глотков и бессильно откинулась назад.

Князь попросил тогда Мартина налить в воду вина, и этот живительный напиток благотворно подействовал на больную; она поблагодарила взглядом и попросила налить еще.

Потом она снова закрыла глаза и то ли заснула, то ли впала в беспамятство, но, судя по всему, ее преследовали кошмары, потому что она тяжело дышала, стонала, из глаз ее текли слезы.

Эбергард смотрел на нее сострадая, но и с радостью и облегчением: в нем крепла уверенность, что дочь удастся спасти.

Старый Мартин приблизился и стал рядом. Он имел на это право не только как слуга, но и как надежный спутник, который разделял с князем все опасности и все его горести.

- Даст Бог, все будет хорошо, господин Эбергард! - проговорил он взволнованно.- Ваша благородная дочь... госпожа, я хочу сказать...

- Мартин,- поправил его князь,- для тебя я остаюсь господином Эбергардом, а дочь мою, если, конечно, она выздоровеет, ты будешь называть фрейлейн Маргарита.

- Благородная фрейлейн очень слаба и бледна; я поскачу в Бургос и привезу оттуда экипаж, но только получше и попрочней того, на котором мы приехали. Нельзя терять ни минуты! Чем раньше мы вернемся в Париж, тем будет лучше. А там уже предоставим слово докторам. Это истинное счастье, что мы нашли, наконец, благородную фрейлейн!

- Да, Мартин, мы с тобой долго ее искали!

- Черт возьми! Господин Эбергард, кажется, мы с вами опять готовы заплакать. За десять лет я не испытал столько, сколько за эти десять минут. Если бы все зависело от меня, я давно нашел бы благородную фрейлейн и мы бы уже много лет жили-поживали в Монте-Веро.

- Имей терпение, старина, всему свое время. Могу лишь сознаться, что теперь, когда я отыскал свою дочь, я вполне разделяю твое желание поскорей возвратиться в Монте-Веро.

- А пока, господин Эбергард, я поспешу в Бургос и привезу самый удобный экипаж. Уже совсем рассвело и городские ворота открылись.

- Хорошо, отправляйся, Мартин. Мне бы хотелось побыстрей достигнуть границы.

Честный кормчий вскочил на оседланную лошадь и вскоре скрылся из виду.

Маргарита покоилась на разостланных плащах, Эбергард по-прежнему сидел рядом. Внезапно взор его упал на барона, томящегося под бдительным оком Сандока.

На радостях князь хотел уже отпустить этого злодея на свободу, но вовремя спохватился, что лучше держать его в плену до тех пор, пока Маргарита не будет находиться в удобном экипаже.

Думая пристыдить и исправить негодяя своим великодушием, он невольно следовал велению сердца, готового всегда прощать всякую обиду.

Дочь его теперь на свободе, и нет никакой надобности преследовать своих врагов. Самый опасный из них находится в его власти, но, к вящей досаде Сандока, князь не хотел воспользоваться этим преимуществом.

Когда через несколько часов Мартин возвратился в удобном экипаже, Эбергард, бережно уложив на сиденье Маргариту, велел негру освободить барона. Шлеве молча принял это неожиданное избавление, а Сандок не на шутку рассердился на князя, но, конечно, не подал виду. Мартин тоже неодобрительно покачал головой, но возражать не посмел; он видел, что господин его счастлив, обретя дочь, и торопится в Париж, а задерживать далее Шлеве означало лишь подвергать себя неудобствам. Кроме того господин Эбергард намеревается как можно скорее выехать в Монте-Веро, и тогда господин барон сможет делать все, что ему заблагорассудится.

Путешествие до границы было трудным. Маргарита пришла в себя и взор ее прояснился, но дорожные неудобства причиняли ей такие страдания, что путешественники вынуждены были каждую ночь останавливаться и только днем наверстывали упущенное.

Эбергард ни на минуту не отлучался от дочери.

Видно было, что душа ее испытала ужасные потрясения; порой казалось, что она даже лишилась рассудка. Она бредила, и сердце отца обливалось кровью.

Среди прочих видений одно особенно терзало ее воображение.

- Видите?! - вскрикивала она с закрытыми глазами, и дыхание ее прерывалось.- Видите... они мертвые... оба мертвые... я их убила! Они умерли в снегу!... О горе! Только одного из них я могу согреть на своей груди... другого уже нет... отдайте мне его! Сжальтесь надо мной, его украли. Верните мне его, иначе я умру от горя!... Они преследуют меня... видите, вот идут солдаты? Они меня ищут, потому что я... в зимнюю ночь... убила своего ребенка! О ужас! Дальше, дальше... что за пытка!... Дитя мое... моя дитя!...

- Маргарита,- увещевал Эбергард несчастную страдалицу,- приди в себя, дочь моя, с тобой рядом твой отец, он заботливо охраняет тебя!

- Да-да... это отлично! - говорила она со вздохом.- Это очень хорошо, охраняйте меня.- И тут же - новый бред: - Ты можешь не охранять меня, они и тебя погубят! Они нашли моего ребенка... на дороге... мертвого... замерзшего зимней ночью... Они меня ищут... Вот он передо мной, мой ангелочек, бледный и мертвый...

Эбергард не мог не признаться себе, что в этих картинках должна быть большая доля правды, и он содрогнулся...

Но вдруг он вспомнил клятву, данную им Маргарите после ее спасения, и воскликнул:

- Дочь моя, повторяю: что бы ни случилось, ты не услышишь от меня ни слова упрека, не увидишь ни одного косого взгляда! Движимый любовью, я наставлю тебя на истинный путь и постараюсь все примирить, все искупить!

И, тем не менее, слова, произносимые Маргаритой в бреду, были ужасны. Если ее бред хотя бы частично основывался на действительных событиях, то о примирении не могло быть и речи, и жизнь его и дочери погрузится в вечный мрак и горе.

Тяжелы были часы, проводимые благородным и великодушным князем около своей страдалицы-дочери. Он чувствовал, что поздно, слишком поздно нашел ее.

Но вместе с горем возрастала и любовь его. Он решил взять на себя все страдания дочери, только бы спасти ее.

Когда они достигли французской границы и сели в вагон, Эбергард почувствовал, что главная опасность здоровью дочери миновала. До Парижа поезд домчал в считанные часы.

Прибыв в свой особняк на улице Риволи, князь прежде всего позаботился о том, чтобы дать Маргарите полный покой. Призванные им доктора в один голос утверждали, что болезнь его дочери - следствие сильных душевных переживаний, и дали надежду на скорое выздоровление.

Эбергард очень рад был увидеть маленького Иоганна; мальчик сильно соскучился по нему.

Под руководством хороших врачей Иоганн стал говорить понятнее, и не вызывало никаких сомнений, что, развившись умственно и телесно, он доставит князю много приятных часов общения с собой.

Тринадцатилетний мальчик с большим вниманием слушал рассказы Сандока о том, как "масса Эбергард" вызволял свою дочь из страшной подземной камеры, и попросил разрешения ухаживать за больной. Трогательно было видеть, как мальчик на цыпочках подходил к ней и подавал питье.

Эбергард еще больше полюбил его за это и уделял ему много внимания.

Прошло несколько месяцев, и Маргарита, наконец, поправилась настолько, что вполне могла уже осознать свое нынешнее счастливое состояние. Однако пережитые страдания не стерлись из ее памяти.

Она была глубоко удручена, чувствовала неодолимую потребность высказаться, и для нее большим благом была возможность рассказывать отцу историю своей жизни.

Она ничего не скрывала, в порыве саморазоблачения открыла ему всю свою душу, и Эбергард, сколько мог, утешал и ободрял ее. Но когда Маргарита поведала, сколько горя причинил ей принц Вольдемар, князем овладела глубокая грусть и он закрыл лицо руками. Он подумал, что над его семьей тяготеет злой рок и прошлому дочери не будет искупления!

Рассказала Маргарита и о своем ночном бегстве, о том, как безжалостный Шлеве вытолкал ее с веранды.

- Я лишилась рассудка от отчаянья,- рассказывала она.- В этом ужасном положении я совершила страшный поступок... в полубреду бросила своих детей... а ночь была морозная... и я сама лишилась чувств. Когда я пришла в себя и вспомнила, что произошло, то поспешила к тому месту, где оставила детей, но нашла только одного ребенка. В отчаянье я бросилась на поиски, но все напрасно, моего мальчика мне не суждено было найти... Я с жаром прижала к сердцу маленькое существо, оставшееся у меня. Это Бог оказал свою милость мне, грешнице, возвратив девочку...

- Несчастная страдалица! - прошептал Эбергард, потрясенный рассказом дочери о своей жизни, которая могла сложиться совсем иначе и протекать спокой но и безмятежно.- Где же оставила ты второго ребенка, которого возвратил тебе Бог?

- Окруженная опасностями, преследуемая врагами, всеми покинутая и беспомощная, с борьбой отняв девочку у диких зверей, готовых разорвать ее и меня, я отдала ее в воспитательный дом...

- В воспитательный дом?! - воскликнул Эбергард.- О горе, так она потеряна для нас! Как можно среди такого множества детей найти ту, которая принадлежит нам?

В глазах Маргариты заблистали слезы. Она опустилась на колени перед отцом, назвавшим ее ребенка также и своим. Эти слова подействовали на нее лучше всяких лекарств.

- Принадлежит... нам? - повторила она дрожащим голосом и горячо поцеловала руку отца.

Эбергард привлек дочь к себе и поцеловал в лоб.

- Да, Маргарита, дитя мое! Все, что касается -тебя, отныне касается и меня. Я хочу делить с тобой и горе, и радость - все, что ниспошлет Бог; я готов на все, лишь бы осветить твою жизнь и дать мир и спокойствие твоему бедному сердцу.

- Твоя любовь поддерживает меня, отец! Я была грешницей, покинутой Богом, я поверила клятвам Вольдемара, я жаждала любви и думала найти ее в нем...

- И он обманул тебя?... Бедное дитя, не ты первая, не ты последняя.

- Нет, отец, прости ему, он не виноват.

- Как, ты просишь за него? Возможно ли это, Маргарита? Может быть, ты до сих пор любишь принца?

- Да, отец, я люблю его, потому что в том, что произошло со мной, он не виноват.

- Отринь эту любовь, дочь моя, забудь его! Это грешная любовь!

- Хорошо, отец. Кто в своей жизни столько выстрадал и перенес, как я, тот на пути к раскаянию может отринуть последнее, лучшее утешение... Что ж, теперь я и этого лишилась, везде пусто и темно! Будь по-твоему, отец, руководи мною, а я буду исполнять твои требования без ропота и возражений. Ты лучше всех знаешь, что нужно твоей бедной дочери. Мои уста никогда больше не произнесут имени этого человека, бывшего когда-то моим кумиром; я заставлю себя разлюбить его; это тяжелое испытание, отец, самое ужасное лишение, которое только в состоянии перенести человеческое сердце, но твоя воля будет исполнена.

- Я вижу в этом твое спасение,- проговорил князь, заключая Маргариту в свои объятия.

- Мое спасение, отец? Единственное благодеяние, которое можно мне оказать, это возвратить мне мою дорогую дочь, подкинутую мною в воспитательный дом. Ты назвал ее нашим ребенком - услади же горечь моей жизни, доверши свои благодеяния, найдя ее и возвратив мне. Тебе легко будет сделать это, потому что Бог отметил ее: на плече девочки отпечатаны пальцы злодея, в ту ужасную ночь столкнувшего меня с веранды.

- Я найду ее,- твердо сказал Эбергард.- А о другом ребенке ты ничего не знаешь?

- Нет, отец. Все мои розыски не имели успеха. Или он умер, или какой-нибудь сострадательный человек подобрал его на дороге. Бог правосуден! Явив однажды свою милость, он тут же строго наказал меня, лишив сына, и вся жизнь моя пройдет теперь в раскаянье. Руководимая тобой, я все перенесу и исполню! Но одного только ты не сможешь мне запретить, отец...

- Говори, Маргарита.

- Думать о Вольдемаре и молиться за него; это будет для меня благодеянием.

Эбергард был глубоко тронут столь сильной любовью.

- Я не могу тебе этого запретить, но надеюсь, что молитва поможет тебе забыть его! Ты не должна более видеть его. Это было бы новым несчастьем после всего, что случилось.

- Я, кажется, понимаю тебя, отец,- проговорила с грустью Маргарита,- я постараюсь перебороть себя, но поторопись найти мою дочь. Тогда Бог поможет мне и утешит меня.

- Я сделаю все, чтобы облегчить твое горе и даровать тебе спокойствие.

- Благодарю за все, отец! Поддержи меня своей любовью, научи переносить тяжелые минуты жизни! Ты указываешь путь к миру кающейся, и эта кающаяся - твоя дочь!

Князь Монте-Веро с истинно отцовской любовью прижал плачущую дочь к своему сердцу; он надеялся, что вскоре сможет увезти ее в заокеанскую страну, где она вполне выздоровеет душой и телом.

XIV. РОДИМОЕ ПЯТНО

Миновало еще несколько недель.

В Париже снег выпадал редко и зима проявляла себя лишь сильными ветрами и дождями. Но Берлин, куда отправился князь Монте-Веро, был весь в снегу, и морозы свирепствовали, как никогда.

Вокруг монастыря Гейлигштейн, находившегося в нескольких милях от столицы, простирались поля, укрытые снегом. Сам монастырь располагался у подножья горы, покрытой лесом. Его высокая колокольня виднелась издалека.

Летом, среди пышной зелени, монастырь радовал взоры и походил издали на богатый замок. Зимой же вид его мрачен и непривлекателен. Высокая стена из темного камня со всех сторон отделяла монашескую обитель от грешного мира.

Внутри монастыря возвышалась старая кирпичная церковь, а перед ней лежал огромный камень, благодаря которому монастырь и получил свое название. С этим камнем была связана легенда, переходившая из уст в уста. На камне, имевшем овальную форму, отчетливо виднелся отпечаток лошадиного копыта и рядом три прямоугольные впадины величиной с игральную карту.

Предание гласит что во времена распространения христианства некий благочестивый странник пришел к тому месту, где стоит теперь монастырь, и построил себе келью, чтобы поселиться здесь и просвещать язычников.

Однажды к нему наведался сатана, дабы заманить его в свои сети. Зная, что этот человек, когда-то светский, питал в прошлом страсть к игре, сатана подвел его к камню, положил на него карты и золото и предложил благочестивому сыграть с ним в карты. Но, по словам предания, странник перекрестился и стал читать молитву. Тогда разгневанный сатана бросил ему три карты, которые впечатались в камень так легко, как будто он был из воска.

Благочестивый странник поспешил в свою келью за распятием и показал его злому врагу. Сатана вскочил на камень, где отпечаталось его копыто, и исчез.

С тех пор камень этот стал привлекать внимание, слух о нем распространялся все дальше и дальше, и благочестивый странник, сумевший противостоять соблазнам дьявола, обратил к Богу многих неверующих.

На камне до сих пор видны эти примечательные отпечатки, а на месте кельи странника стоит теперь монастырь, получивший название Гейлигштейн - "Святой камень".

Не будем подтверждать или опровергать старинную легенду, заметим лишь, что в этом монастыре под покровительством благородной и добросердечной принцессы Шарлотты спасали свою душу многие благочестивые монахини.

Однажды в воскресенье к воротам монастыря подъехала карета, запряженная четверкой рысаков. Слуга соскочил с козел и, держа в руках шляпу, отворил дверцы кареты. Из нее вышел князь Монте-Веро.

Лицо его окаймляла светлая бородка, пока еще даже без намека на седину, несмотря на то, что он пережил немало испытаний. Величественная фигура его сохранила былую осанку, он все еще оставался красивым, сильным и стройным мужчиной. Он сделал знак лакею, чтобы тот надел шляпу: князь не любил церемоний.

Твердыми шагами подошел он к воротам. Старый мрачный монастырь высился перед ним, но существовала большая разница между этой обителью, освещенной добросердечием игуменьи, принцессы Шарлотты, и зловещим монастырем кармелиток, где в каменном подземелье томилась обреченная на смерть его дочь...

Эбергард позвонил у решетчатой двери, тотчас же появился брат-привратник. Он увидел богатый экипаж и незнакомого светского господина в дорогой собольей шубе и спросил тихим голосом:

- Что привело вас сюда?

- Доложите высокой игуменье, благочестивый брат, что ее желает видеть князь Монте-Веро.

- Соблаговолите подождать немного, благородный господин,- с поклоном ответил привратник и поспешил в монастырь.

Он скоро возвратился и гостеприимно распахнул калитку.

- Добро пожаловать, благочестивая мать-игуменья ждет вас.

Двор монастыря был обширен, по краям росли старые деревья с раскидистыми ветвями, теперь голыми. Чисто выметенная от снега дорожка вела от ворот в стене к стрельчатому входу, такому же, как и окна в монастыре.

Ранняя обедня давно уже кончилась, и монахини разошлись по своим кельям.

Указывая князю дорогу, привратник пояснил:

- В настоящее время года посетители у нас редки.

- Летом здесь, должно быть, очень оживленно? - спросил Эбергард.

- Да, благородный господин, летом здесь благодать. Впрочем, мы и зимой не чувствуем себя заброшенными с тех пор, как нами руководит благочестивая игуменья.

- Вы давно здесь в монастыре? - спросил Эбергард.

- Скоро тридцать лет, благородный господин.

- И сколько же вам лет?

- Скоро минет семьдесят! Я попал сюда в тринадцатом году, после того, как моя правая рука была совсем раздроблена; позже мне отняли ее.

- Оттого-то вы отворяете левой,- заметил наблюдательный Эбергард.- Под рясой не видно, что у вас нет руки.

- Работать я больше не мог,- словоохотливо рассказывал привратник,- и когда умерла с горя моя мать, а следом и отец, я поступил в этот монастырь, еще не будучи постриженным... Да благословит Пресвятая Богородица нашу милостивую игуменью! С тех пор, как она здесь, нам грех роптать на свою судьбу.

- Вы достойный служитель, благочестивый брат! Примите от меня небольшое вознаграждение за ваши прежние доблести.

С этими словами Эбергард опустил в руку привратника горсть золотых монет.

- Благодарю вас, благородный господин, за ваше великодушие. Но зачем мне деньги, у меня здесь есть все, что нужно.

- Я вижу, вы дали обет нищенства,- проговорил Эбергард.- Простите мне мою недогадливость.

- Позвольте, благородный господин, опустить ваше богатое подаяние в эту железную кружку.

- Конечно, делайте с ним, что хотите. Для кого собираются деньги?

- Для бедных жителей окрестных деревень.

Эбергард с радостью мог убедиться, что этот монастырь достойно выполнял свое истинное предназначение.

Он пожал руку старому монаху и вслед за ним поднялся по лестнице.

Наверху показалась игуменья и двинулась к нему навстречу.

Привратник удалился.

Эбергард поклонился принцессе Шарлотте. Оба были взволнованы этой встречей и не произнесли ни слова.

Игуменья протянула князю руку и повела в свою приемную. Нельзя было сказать, что здесь живет принцесса. Покинув мир со всем его блеском и роскошью, Шарлотта стала вести жизнь суровую и простую.

Она избегала глядеть на князя. Душа ее только начала успокаиваться, и этот неожиданный визит разбередил старые раны. Она до сих пор любила Эбергарда и никогда не переставала его любить, разлука с ним принесла ей много горя. Но теперь ее чувство, глубокое и потаенное, видоизменилось - она любила Эбергарда как верного надежного друга, который может ободрить ее в трудную минуту и подкрепить советом и помощью.

- Простите мне, благочестивая женщина,- сказал Эбергард взволнованным, проникающим в самое сердце голосом,- что еще раз нарушаю ваш покой; когда мы с вами простились навеки, я никак не думал, что нам суждено снова встретиться.

- Я понимаю вас, Эбергард, вы охотно избежали бы этой встречи. Но я счастлива, что мне пришлось еще раз увидеться и поговорить с человеком, которого я теперь вполне поняла. Примите мой искренний привет!

- Ваша доброта действует благотворно, Шарлотта.

- Вы страдаете, Эбергард, я это вижу. Скажите, что с вами случилось? - воскликнула игуменья.

- Я вам все расскажу, и вы поймете,- отвечал Эбергард.- Да, я пережил тяжелые часы.

- Голос ваш дрожит. Ваше дитя... ваша дочь?...

- Она нашлась, Шарлотта, она жива!

- О, благодарю тебя, Создатель, за это известие.

- Она жива, но...

- Говорите же, я должна все знать!

- Никогда больше не будет она счастлива, никогда душе ее не знать покоя!

- О Боже! Говоря так, вы выносите приговор и своей душе и судьбе.

- Мой удел - утешать и поддерживать несчастную. Она разбита душевно и истощена телесно; бесчисленные страдания исчерпали ее силы, и теперь единственное ее желание, главное в жизни,- это найти ребенка, которого она в минуту отчаянья отдала в воспитательный дом, чтобы избавить от преследований.

На лицо Шарлотты набежала тень, она чувствовала, как князю тяжело говорить об этом.

Эбергард между тем продолжал:

- Но самое ужасное в ее судьбе, самое страшное ее наказание в том, что второе существо, произведенное ею на свет одновременно с первым, брошенное в минуту умопомрачения, исчезло бесследно.

Шарлотту потрясло это известие; она всплеснула руками и проговорила:

- Вам приходится, мой друг, переносить и это тяжелое испытание!

- Моя дочь,- продолжал Эбергард,- томится теперь желанием видеть своего ребенка. Я поспешил сюда, чтобы забрать девочку из воспитательного дома, и что же я узнаю...

- Я догадываюсь... Жозефина?

- Вы и принц Вольдемар взяли ее под свое покровительство?

- О, это было внушение свыше, Эбергард! Эта девочка здесь... Я воспитываю ее с такой любовью, какой раньше и не предполагала. Но позвольте задать вам вопрос, простительный близкому другу, каковым я себя считаю... Кто тот бесчестный человек, который соблазнил беспомощную девушку и сделал ее игрушкой своих страстей? Говорите, Эбергард! Вы уклоняетесь от прямого ответа?

- Не заставляйте меня говорить, Шарлотта! Маргарита доверила мне свою тайну, пусть она останется в глубине моего сердца. Все случившееся так ужасно, что я не должен был тревожить вас подобным образом. Помолитесь за мою бедную страждущую дочь.

- Помогая вашей дочери пережить ее горе, вы должны также простить тем, кто так страшно согрешил против нее,- сказала игуменья, протягивая князю руку.- В вас столько великодушия и благородства, что в моих глазах вы олицетворяете идеал человека. Не препятствуйте мне высказать все, что наполняет мое сердце, это для меня благодетельно. Если на земле кто-нибудь в состоянии ободрить несчастную, так это вы, Эбергард. Я буду молиться за Маргариту, за вашу кающуюся дочь, бесчисленными страданиями искупившую свою вину. Пресвятая Богородица смилуется над нею. А принцу я скажу, что Жозефина, эта прелестная девочка, вырванная из воспитательного дома, принадлежит вам, что я отдала ее в ваш дом и тем облегчила горе несчастной матери.

- Не сердитесь на меня, Шарлотта, если я попрошу вас ничего не говорить принцу о моем посещении; не спрашивайте у меня также причину этой просьбы, которая, может быть, покажется вам странной; я желал бы, чтобы принц не знал, в чьи руки попала Жозефина.

Благородная принцесса, внимавшая словам Эбергарда, не посмела высказать ужасной догадки, вызванной в ней просьбой князя, лишь закрыла руками побледневшее лицо.

- Ваше желание будет исполнено, Эбергард! - проговорила она после долгой и тягостной паузы.- А вы наверняка знаете, что Жозефина именно та девочка, которую вы хотите возвратить несчастной матери?

- У нее есть родимое пятно, Шарлотта. Бог словно бы хотел оказать милость страдалице, дав ей возможность узнать свою дочь между тысячами детей. Происхождение этого знака так ужасно, что я весь горю возмущением против человека, позволившего себе такую бессердечную жестокость. На плече у девочки, которую я ищу, запечатлены следы пальцев этого проклятого человека, четыре красных пятна.

- Это она, Эбергард, больше нет сомнений! Подойдите сюда, я покажу вам этого ангелочка.

Шарлотта тихо подошла к боковой двери и осторожно приоткрыла ее.

Князь увидел маленькую Жозефину, сидящую за столом у окна.

Игуменья была права, называя прелестную девочку ангелочком.

Белокурые волосы природными волнами ниспадали на плечи Жозефины; она не замечала приоткрытой двери, ее голубые, исполненные невинности глаза были обращены на лист бумаги, лежащий перед ней.

Эбергард увидел, что она рисовала. С сияющим лицом наводила она цвета, ящик с красками составлял сейчас все ее счастье.

Шарлотта приложила палец к губам и указала Эбергарду взглядом на прилежную художницу, будто хотела сказать:

"Посмотри на нее, благородный человек, посмотри на ребенка Маргариты и возрадуйся! Этот ангелочек, эта милая невинная девочка и есть та, которую ты ищешь и которую хочешь возвратить ее матери!"

Князь Монте-Веро долго смотрел на маленькую Жозефину, а та и не подозревала, что за ней наблюдают.

Но вот она подняла глаза и увидела игуменью и чужого господина, пристально смотревшего на нее. Но она не испугалась, а только застенчиво улыбнулась и смущенно потупилась.

Эбергард почувствовал, что это милое существо с темно-голубыми глазами и нежным здоровым румянцем на щеках доставит ему немало радости.

Шарлотта ввела князя в теплую уютную комнату, где сидела Жозефина. Девочка встала и вежливо поклонилась вошедшим.

- Ты опять занималась рисованием, художница моя,- ласково проговорила Шарлотта и погладила девочку по головке.- Посмотрите, Эбергард, какой у нее талант! Эта девочка просто поразила меня и принца, когда мы впервые увидели ее на благотворительном базаре, где она продавала свои картинки в помощь погорельцам.

Князь подошел к столу и взял лист бумаги. Нарисованная на нем степная роза была так, естественна, что Эбергард был поражен.

- Очень хорошо, милое дитя,- с улыбкой сказал он,- роза просто как живая.

- Но рисование не мешает ей заниматься и более полезным делом,- добавила игуменья, любовно глядя на девочку.

- Под вашим руководством она могла научиться только хорошему; благодарю вас, Шарлотта, за все доброе, что вы сделали для этого ребенка; вы сделали это для меня!

- Ваши слова радуют меня и ободряют, теперь мне будет легче расстаться с девочкой, очень ко мне привязавшейся. Да-да, милая Жозефина, мы должны расстаться.

- О, это ужасно! - воскликнула девочка и, горячо поцеловав игуменью, тихо спросила: - Разве этот чужой господин имеет право нас разлучать?

Шарлотта грустно улыбнулась на вопрос ребенка.

- Этот господин, Жозефина, мой лучший и благороднейший друг; он хочет возвратить тебя твоей матери.

- Моей матери? - переспросила девочка.- Но вы были для меня матерью!

- Прекрасные слова! - воскликнул Эбергард.- Они выражают все, что вы сделали для этого ребенка, Шарлотта.

- О, Жозефина так ласкова со мной, так благодарна! Но теперь, милое дитя, ты узнаешь свою настоящую мать. Пройдет какое-то время, и ты полюбишь ее так же, как и меня.

Девочка заплакала...

Эбергард был растроган этой сценой.

- Твоя мать грустит и страдает без тебя! - уговаривала девочку Шарлотта.- Неужели ты не хочешь утешить ее? Я ведь только заменяла тебе ее. Спроси господина Эбергарда, который нарочно приехал издалека, чтобы взять тебя с собой.

- Хорошо, я поеду, но и вы должны поехать со мной,- проговорила девочка, заливаясь слезами.

- Ах ты, милое доброе дитя! - воскликнула Шарлотта и поцеловала Жозефину в голову.

- Мне будет тяжело увозить ее от вас,- проникновенно сказал Эбергард.

- И для меня будет нелегко расстаться с моей милой Жозефиной,- растроганно сказала Шарлотта,- но я не вправе задерживать ее здесь после того, что узнала о ней. В моем лице, милое дитя, ты всегда найдешь верного любящего друга и советчика. Да благословит и сохранит тебя Пресвятая Матерь Божья!

Шарлотта крепко прижала девочку к груди, потом отстранила от себя и перекрестила.

- Когда ты будешь рядом с той, что дала тебе жизнь, когда глаза твои будут встречать любящий материнский взор, а нежные ручонки - обнимать материнскую шею, вспомни тогда обо мне, своей Шарлотте, которая никогда тебя не забудет и всегда будет молиться за тебя Господу.

Жозефина все плакала. Она никак не могла себе представить, что лишается покровительства той, которая так заботилась о ней все эти месяцы.

- Утешься, дитя! - сказал Эбергард, протягивая руку плачущей девочке.- Мы оба желаем тебе добра! Неужели любящая тебя тетя Шарлотта отпустила бы тебя, не будь на то очень серьезной причины? Твоя мать призывает тебя к себе!

- Да, вы правы,- с трудом совладав со слезами, проговорила Жозефина.- Я исполню ваше приказание, благородный господин.

- Не называй меня так, это звучит слишком казенно,- с улыбкой сказал Эбергард.

- Жозефина, а ведь господин Эбергард - твой дедушка! - заметила Шарлотта.- Но лучше будет, если ты станешь называть его "дядя Эбергард". А теперь я тебя укутаю, чтобы ты не простудилась, и уложу твой ящик с красками и твои книги. А картинки можно оставить себе?

Жозефина утвердительно кивнула, новый приступ слез помешал ей говорить.

Душа ее разрывалась на две половины. Ей хотелось видеть свою настоящую, родную мать, ее влекло к ней новое сильное чувство, которого она еще никогда не испытывала.

С другой стороны, она очень любила Шарлотту, сильно и глубоко была к ней привязана, и вот теперь, через несколько минут, они должны навеки расстаться.

Эбергард мысленно уже дал себе слово никогда больше не встречаться с принцессой, чтобы не искушать ее и себя.

Шарлотте было тяжелее всех: ей предстояло расстаться и с Эбергардом, и с Жозефиной.

Но она научилась отказывать себе во всем; в утешение ей осталось сознание того, что Маргарита наконец обретет дочь, а Жозефина - настоящую мать.

С какой заботой укутала она девочку, с каким старанием укладывала ее вещи! Потом еще раз обняла Жозефину, горячо поцеловала, перекрестила и попросила не забывать ее и любить.

Эбергард простился с великодушной женщиной, и они вышли из здания монастыря. Князь взял девочку на руки, чтобы она не простудилась, ступая по расчищенной от снега дорожке.

Знал бы он, что всего лишь несколько месяцев назад Жозефина ходила по снегу босиком и в рубище!...

Шарлотта проводила их до ворот и в последний раз простилась с ними. На глазах Жозефины снова показались слезы. Эбергард усадил ее в экипаж.

Слуга затворил дверцы кареты, сел на козлы. Лошади тронули и вскачь понеслись по направлению к столице.

К вечеру они были в Берлине. Карета остановилась перед дворцом князя Монте-Веро на Марштальской улице.

Жозефину ожидала здесь улыбчивая горничная и уютная комната.

До отъезда в Париж Эбергард намеревался навестить своего друга Ульриха, с которым он сдружился, не зная еще, какими тесными узами соединит их природа.

Ульрих, когда-то сильный и на вид здоровый мужчина, стал последнее время хворать и поехал на юг, чтобы провести там зиму.

Доктор Вильгельми, разысканный Эбергардом, рассказал ему, что болезнь легких, которая в последние годы заметно обострилась, по всей вероятности, сведет Ульриха в могилу. Это известие очень опечалило князя, приехавшего с надеждой увезти с собой своего друга.

Настал день отъезда.

Эбергард уже переоделся в дорожное платье, экипаж, который должен был отвезти его, Жозефину и прислугу на вокзал, уже стоял у ворот, как вдруг подъехала карета принца Вольдемара...

Неужели, несмотря на просьбу князя и принятые меры предосторожности он все-таки узнал то, что должно было быть навеки от него сокрыто?

Каким образом напал он на след?

Князь Монте-Веро не желал видеть Вольдемара.

Хотя он и был глубоко тронут рассказом Маргариты о своей жизни и признаниями в любви к принцу, он не мог заставить себя встретиться с человеком, который так ужасно согрешил против горячо любимой им дочери.

Его прием вряд ли обрадовал бы Вольдемара.

Князь Монте-Веро не принял принца Вольдемара.

Вскоре отъезжающие уже сидели в вагоне поезда. Впереди был Париж, где в особняке на улице Риволи томилась ожиданием Маргарита.

Радостный день предстоял ей.

Эбергард подвел к ней Жозефину. Маргарита тотчас спустила платье с плеча девочки и увидела родимое пятно.

С радостным криком прижала она к сердцу обретенную дочь, а растроганный Эбергард издали любовался этой счастливой встречей.

Луч радости осветил особняк на улице Риволи, но новые тучи скоро должны были вновь омрачить жизнь обитателей этого дома.

Возникли новые сложные вопросы.

Где второе дитя, живо ли оно?

Действительно ли принц Вольдемар узнал, что любимая им женщина - дочь князя Монте-Веро?

Знает ли он, что Маргарита жива?

XV. ЭШАФОТ НА ПЛОЩАДИ ЛА-РОКЕТ

Каждая крупная столица имеет свои увеселительные заведения и городские парки, но каждая из них имеет также и свои тюрьмы, и крепости, и места казни.

В немецком государстве, где смертная казнь значительно усовершенствовалась, преступники подвергаются ей в стенах тюрем, дабы не развивать у толпы вредных инстинктов.

Во Франции же, в Париже, эти кровавые зрелища до сих пор происходят публично, на площади Ла-Рокет, и собирают огромные толпы народа.

Казни парижским палачам не в новинку.

Должность эта упрочилась во время революций и состояла теперь только в том, чтобы прижимать планку у гильотины и тем самым освобождать нож.

Таким образом, цивилизация преобразовала весь процесс казни.

Палачи прежних столетий были, как правило, изгоями общества. Нынешний же палач - не только достаточно образованный человек, но кроме своей кровавой должности исполняет еще и гражданскую службу.

Разница эта произошла оттого, что прежде, когда голову отрубали вручную, все зависело от искусства палача так направить удар, чтобы перерубить шею с одного раза. Гильотина же не знает промахов, палач должен только положить голову преступника в лунку, остальное исполнит машина.

Теперь расскажем, как устанавливается эшафот на площади Ла-Рокет.

С вечера накануне казни площадь оцепляют часовые, чтобы любопытные не мешали работе. Палач со своими помощниками приезжает в прекрасной карете, способной вызвать зависть почти у каждого почтенного буржуа.

За ними следует запряженная парой лошадей повозка со всеми принадлежностями для эшафота. Мастер и рабочие приезжают в извозчичьих экипажах.

Когда все окажутся в сборе, начинается зловещая и тайная работа, которую не должны слышать и видеть даже живущие по соседству.

Прежде всего работники вкапывают в землю четыре толстых столба, поддерживающих весь эшафот; затем, вкопав между ними несколько маленьких столбиков и уложив поперечины, они прибивают к ним доски, обагренные кровью не одного казненного. Это помост, к нему пристраиваются ступени; доски и ступени покрываются черным сукном. Эшафот готов. Сверху на него устанавливается старая темно-красная машина, называемая гильотиной. Она состоит из двух высоких толстых брусьев, внизу соединенных собственно плахой, а вверху перекладиной; сооружение это напоминает грубо сделанную раму, стоящую строго отвесно на короткой своей стороне.

В обоих брусьях проделаны пазы; по ним падает нож, очень тяжелый, широкий и острый, формой своей напоминающий прямоугольник с одной скошенной стороной, остро заточенной; ею и перерубается шея. Деревянным засовом нож крепится в пазу и у верхней поперечины почти незаметен.

Палач нажимает на планку, та отодвигает засов, нож падает на плаху и разом отделяет голову от шеи.

Голова падает в корзину; палач поднимает ее за волосы и показывает толпе, а работники тем временем уже подставили под эшафот сосуды, куда стекает кровь казненного.

Площадь Ла-Рокет, где воздвигается эшафот, просторна и может вместить тысяч двадцать зрителей.

Народ собирается с раннего утра, чтобы занять место поудобней, а к моменту казни все окна, балконы и крыши домов заняты любопытными...

Эшафот, подобный тому, о котором мы рассказывали, воздвигался на площади Ла-Рокет в ночь накануне прибытия в Париж Эбергарда и Жозефины. Предназначался он... для Фукса.

Этот хитрый, ловкий и опытный преступник попал, наконец, в руки правосудия, и история его наделала много шума.

Рыжему Эде удалось скрыться, и это обстоятельство вселяло в Фукса надежду, что товарищ освободит его.

Теперь узнаем, каким образом захватили Фукса.

Беглые каторжники убили, как мы помним, двух путешественников, чтобы завладеть их платьями. Родственнику одного из убитых, некоему Люсьену Авантье, удалось разыскать их могилы, он настоял, чтобы трупы погребенных были освидетельствованы, и пришел к выводу, что то были трупы не каторжников, а путешественников.

Полиция держала это открытие в тайне; преступники, несомненно осевшие в Париже, не должны были знать, что их разыскивают, тем более что со времени их побега прошло уже несколько лет.

Люсьен Авантье, молодой решительный француз, поклялся, что не успокоится до тех пор, пока не разыщет подлых убийц.

Префект, к которому он обратился за содействием, обнадежил его, сказав, что преступников наверняка удастся найти, потому что они почувствовали себя в полной безопасности и, осмелев, перестали принимать меры предосторожности.

Внешность преступников была известна, как и то, что живут они по паспортам убитых путешественников. Стали перелистывать все книги, куда записывались приезжие. Люсьен был неутомим и пообещал щедрое вознаграждение чиновникам, производящим следствие, если они нападут на верный след.

Розыск этот производился в то время, когда Эбергард отправился в Бургос за Маргаритой.

Работа, предпринятая отважным молодым французом и полицейскими чиновниками, была трудоемка и кропотлива. Несколько раз находили они в записях имена убитых с указанием адреса. И каждый раз, входя в означенный дом, чтобы арестовать преступников, они уходили ни с чем: оказывалось, что интересующие их лица съехали неизвестно куда.

Наконец полицейские застигли в одном подозрительном доме пожилого человека с рыжей с проседью бородой и второго, помоложе; они устроили там дикую оргию с развратными женщинами. Когда они стали сопротивляться полиции, их силой потащили в Мазас.

Но там выяснилось, что задержанные - вовсе другие люди, хотя тоже преступники. Их тотчас же отправили в тюрьму.

После долгих розысков Люсьен узнал, что возле монастыря Святого Антония, в той части города, которая пользуется дурной славой, часто можно видеть двух человек. По всей вероятности, это злоумышленники, говорила работница, натолкнувшая Люсьена на этот след, потому что они появляются там только поздним вечером или ночью.

Много подобных сообщений выводили молодого француза на ложный след, но он был неутомим и проверял каждое.

Он попросил описать ему наружность двух таинственных посетителей монастыря; описание это вполне соответствовало приметам беглых каторжников, сообщенным ему в полиции.

По словам работницы, один из них (Фукс) пожилой, небольшого роста, волосы и борода с проседью, глаза злые и беспокойные, а говорит по-французски и по-немецки.

Товарищ его (Рыжий Эде) моложе; он худощав и внешностью вовсе не напоминает преступника. Бороды он не носит, волосы его разделены пробором посреди головы, как у всех парижских франтов, ногти длинные и ухоженные.

Оба хорошо, даже изысканно одеты и своим поведением не вызывают никаких подозрений, кроме таинственных ночных посещений монастыря, где, как утверждает молва, творятся темные дела.

Когда Люсьен Авантье сообщил эти сведения полицейским чиновникам, ответом ему были гримасы неудовольствия: слежка за монастырем представлялась делом очень непростым.

Не нашел он поддержки и у префекта.

- Вторгаться в монастырь мы не можем,- дружески объяснял он.- Полиции не дано такого права.

- Но если в монастыре скрываются преступники? - воскликнул Люсьен.

- Даже в этом случае мы не можем нарушить святость и спокойствие обители, поверьте мне, сударь. Императрица - покровительница всех монастырей, и если...

- А, теперь я понимаю! Но в таком случае мы можем окружить монастырь, и если вы дадите мне несколько человек, мы сделаем это сегодня же вечером.

- Я дам вам людей, но прошу вас - никаких попыток проникнуть в монастырь; мне не хотелось бы иметь из-за вас неприятности.

- Обещаю вам, господин префект, что покой святой обители мы не нарушим.

- Хорошо, я вам верю. Сегодня вечером вы найдете близ улицы Святого Антония десять полицейских. Мы не меньше вашего заинтересованы в поимке этих опасных преступников, поэтому, господин Авантье, вполне можете рассчитывать на нашу помощь.

Молодой француз вышел от префекта исполненный надежды и с нетерпением принялся ожидать вечера.

Когда стемнело, он вооружился револьвером и отправился в квартал Святого Антония.

Но напрасно ждал он полицейских, их не было. Авантье подумал, не сбегать ли за ними в участок, но это было рискованно: преступники могли заподозрить неладное и скрыться.

Решив полагаться только на свои силы, Люсьен отправился поближе к монастырю и стал караулить ворота и прилегающую часть улицы.

Смелый юноша ждал не напрасно; около полуночи он увидел две фигуры, закутанные в плащи.

Люсьен был один, но, несмотря на это, он преградил дорогу этим двум людям, спешившим по направлению к монастырю.

- Фукс! - воскликнул он громко и решительно.- Господин Ренар!

Это действительно были Фукс и Эдуард.

Они опешили от неожиданности, подумав, что встретили кого-нибудь из знакомых.

Увидев постороннего человека, преступники бросились бежать. Люсьен погнался за ними, призывая на помощь. Рыжий Эде свернул в одну сторону, Фукс - в другую. Люсьен стал преследовать Фукса.

Увидев, что его настигают, Фукс выхватил кинжал. В ответ Люсьен направил на него револьвер.

В это время откуда ни возьмись появились полицейские, и Фукс тотчас был окружен.

Силы были слишком неравны, и Фукс счел за благо сдаться. При этом он заявил с насмешливой улыбкой:

- Только без рук, господа, терпеть не могу насилия.

С этими словами Фукс сделал знак стоявшему на углу извозчику, бросил ему пятифранковую монету и в сопровождении полицейских уселся в экипаж.

Люсьен Авантье следовал за ними на другом извозчике и был счастлив от сознания того, что, по крайней мере, один из двух опасных преступников не избегнет теперь наказания.

В полицейском участке чиновники убедились, что задержанный - действительно Фукс, или "господин Ренар".

XVI. ЗАКЛЮЧЕННЫЙ ТЮРЬМЫ ЛА-РОКЕТ

Фукса повезли в Мазас, временную тюрьму, и через несколько недель судьба его была решена. Несмотря на то, что он свалил всю вину на Эдуарда, участие его в преступлениях было настолько очевидно, что его приговорили к смертной казни.

Между тем Рыжий Эде не терял времени. Перебрав все возможные средства, чтобы спасти своего товарища, он решил искать помощи в Ангулемском дворце. С величайшей осторожностью пробрался он туда и обратился к Леоне и Шлеве с просьбой помешать исполнению приговора.

Расчет его был точен. В Ангулемском дворце бывают сильные мира сего, люди влиятельные и знатные. Кроме того мстительный барон не упустит возможности спасти Фукса от гильотины и тем самым обрести в его лице надежного исполнителя своих коварных замыслов.

Чтобы убедить барона, Эде употребил все свое красноречие, ибо дело предстояло не только трудное, но и рискованное: смертный приговор был уже представлен на утверждение императору.

Барон знал, что Наполеон с уважением относился к решениям окружного суда и никогда не пользовался своим влиянием, чтобы добиться их пересмотра.

Между тем, промедление было воистину смерти подобно. Как только император утверждал приговор своей подписью, преступника тотчас же перевозили в тюрьму Ла-Рокет и вскоре предавали казни.

Думая о том, как помочь Фуксу, барон вспомнил человека, который мог бы оказать большую помощь в этом деле, несмотря на то, что услугами его он до сих пор пренебрегал; это был господин д'Эпервье, начальник тюрьмы Ла-Рокет.

Господин д'Эпервье был частым посетителем Ангулемского дворца и ревностным поклонником графини Понинской, которую он называл богиней греховной красоты и прелести.

Начальник тюрьмы вел широкий образ жизни, что позволяло думать о нем, как о человеке богатом и влиятельном, а частые визиты в Ангулемский дворец свидетельствовали о его смелости.

После недолгих размышлений Шлеве решил, что господин д'Эпервье - как раз тот человек, который может спасти Фукса от гильотины. В свою очередь, Фукс был как раз тем человеком, который поможет ему, барону Шлеве, свести счеты с князем Монте-Веро. Фукс уже не раз доказывал ему свою преданность.

Тем временем Фукс был перевезен в закрытой арестантской карете из Мазаса в Ла-Рокет. Это было равносильно объявлению смертной казни, назначенной через два дня.

Это обстоятельство неприятно поразило Фукса. Если из Мазаса бежать было невозможно, то из тюрьмы Ла-Рокет - тем более.

Однако, когда его ввели в камеру на первом этаже, он первым делом измерил толщину стены, проверил прочность решетки на маленьком оконце и осмотрел крепкую железную дверь с небольшим отверстием внизу, через которое ему подавали пищу, сравнительно вкусную и питательную.

С мрачным юмором он заметил себе, что его хотят откормить для последнего шествия, чтобы было кого казнить и чтобы не оскорбить взоры парижан, предавая смерти полумертвеца.

Впрочем, ему было вовсе не до смеха, когда он, обследовав свою камеру, выглянул в зарешеченное оконце и увидел усиленный караул в тюремном дворе. Бежать отсюда было невозможно.

Да, бежать из тюрьмы Ла-Рокет невозможно, но для Фукса не было ничего невозможного. И даже здесь, в тесной камере, откуда только один выход - на эшафот, он все-таки не терял надежды силой или же хитростью, но спастись.

Итак, он составил план: при первой возможности, когда надзиратель вечером войдет в его камеру, наброситься на него и задушить, а потом переодеться в его платье и, обманув охрану, выбраться за ворота. В случае неудачи терять ему было нечего...

Но тут неожиданные обстоятельства заставили его отказаться от своего плана.

Это произошло вечером того дня, когда его перевели в Ла-Рокет. В коридоре он услышал громкие голоса, один из которых показался ему хорошо знакомым. Фукс саркастически усмехнулся. Высокие покровители, которых он не выдал на суде, не забыли о нем; барон Шлеве, которого он мог бы сильно скомпрометировать, но не сделал этого, пришел его ободрить и утешить.

Заскрежетал ключ в замке тюремной двери, и она отворилась.

Надзиратель отошел к противоположной стороне коридора, а в дверях, рядом с господином начальником тюрьмы, показался барон Шлеве.

Добрый, благочестивый, сострадательный друг отыскал в тюрьме несчастного узника! На такую жертву был способен только один человек - благородный барон Шлеве!

Начальник тюрьмы вежливо откланялся - он сделал исключение барону, позволив ему повидаться с приговоренным к смерти, и теперь удаляется, чтобы не мешать их свиданию.

Фукс церемонно поклонился барону, не побрезговавшему навестить его.

- Простите, господин барон, что не могу предложить вам кресло,- с усмешкой сказал он.- Париж называют столицей цивилизованного мира, но я нахожу, что он очень отстал по части комфорта.

Шлеве рассмеялся; ему понравилось, что Фукс сохранил способность шутить, даже будучи приговоренным к смерти.

- Ничего, мой милый Фукс, мы можем разговаривать и стоя... Мне очень грустно видеть вас здесь, так как я уверен, что вы невиновны.

- Вы вольны так думать, господин барон, и я тоже так считаю, но на суде мне не хватило доказательств.

- Мне ужасно грустно, что вашей голове угрожает опасность,- продолжал Шлеве, понизив голос и подойдя ближе,- вы были тем человеком, на которого можно положиться.

- Был и остаюсь им, господин барон, даю вам слово.

- К сожалению, когда вас арестовали, я находился в Испании, возникли срочные дела в Бургосском монастыре, и не было никакой возможности своевременно вмешаться в вашу судьбу; а теперь приговор уже подписан и дела ваши плохи.

- Хуже некуда, барон!

- Боюсь, что спасти вас уже не удастся. Слишком поздно!

- Спасти приговоренного к смерти никогда не поздно, дорогой барон, пока наши головы не лежат на плахе.

Барон закашлялся: слово "наши" применительно к нему неприятно резануло слух.

- Вы очень благородно поступили в отношении некоторых людей,- продолжал Шлеве,- и эти люди желают что-нибудь сделать для вашего спасения.

- В таком случае, им надо поторопиться.

- Вы уже ознакомились с обстановкой?

- Я всегда начинаю с этого.

- Ну так вот, эти люди готовы помочь вам, если они и в дальнейшем могут рассчитывать на ваше молчание и вашу благодарность... Кстати, вы знаете, что князь Монте-Веро нашел свою дочь?

- Это новость для меня. Однако, везет этому человеку! Скажите графине Понинской, дорогой барон, что через три дня этому везению придет конец... После того, конечно, как мне удастся вырваться из этой проклятой западни.

- Всемилостивейшая владетельница Ангулемского дворца может ли, во всяком случае, рассчитывать на вас? - спросил Шлеве.

- Всегда и везде, господин барон! Разве Фукс хоть когда-нибудь подводил?

- До сих пор вам не очень везло.

- Вы говорите о Рио и о пожаре? Но ведь дело мастера боится, дорогой барон!

- Вы, однако, шутник, Фукс!

- Почему бы и не пошутить в двух шагах от эшафота. Так что если вы собираетесь мне помочь, то приступайте к делу немедленно.

- Я пришел вас утешить, но...

- Если вы не можете предложить мне ничего более существенного, то я сам сумею себя спасти.

- Предоставьте это мне, Фукс; завтра ночью вы будете на свободе.

- Завтра ночью - это слишком поздно. Вы, должно быть, знаете, что в ночь перед казнью к приговоренному приставляют двух сторожей и священника; думаю, господин барон, что завтрашняя ночь может оказаться последней в моей жизни.

- Сторожа со свечами и вином придут к вам только в полночь, а вместе с ними и судья, чтобы огласить вам приговор. Потом явится священник. Но ни надзиратели, ни судья, ни священник вас уже не застанут: в одиннадцать часов вы будете на свободе.

- Это очень рискованно: вдруг вы меня бросите в последнюю минуту?

- Тогда графиня Понинская лишится вашей помощи.

- Да, но я лишусь головы; мне-то она дороже!

- Раньше не получится, милейший Фукс. Я не чародей и провести вас сквозь тюремные стены не могу.

- Что ж, придется рискнуть,- блеснул глазами Фукс.- Передайте графине, что я буду с надеждой ждать своего вызволения. Скажите ей, что в этот раз я более успешно докажу ей свою благодарность, и через три дня в особняке на улице Риволи безутешный князь будет оплакивать дорогого ему покойника.

- Хорошо, милый Фукс, я так и передам. А потом вы, без сомнения, из Гавра отплывете в Америку?

- Вы угадали мои намерения, барон! Только не через Гавр, я выберу дорогу получше.

- Это ваше дело,- удовлетворенно кивнул Шлеве.- Договор заключен! Теперь все зависит от начальника тюрьмы; я направляюсь к нему сию минуту, от него вы узнаете все остальное.

- Тысяча благодарностей, барон!

- Не спите, Фукс, чтобы и во сне не проболтаться о том, что мы с вами решили. Значит, через три дня в особняке на улице Риволи будет покойник?

- Наверняка, дорогой барон.

Заскрежетал ключ в замке, и барон громко сказал:

- Да ниспошлет вам Господь свою милость!

Разговор был окончен.

Господин д'Эпервье лично отворил дверь - неслыханная благосклонность! Но, чтобы не испортить своих рук, он надел кожаные перчатки.

Барон двинулся к нему навстречу.

Господин начальник предоставил надзирателю запереть дверь и провел дорогого гостя в свой служебный кабинет, а оттуда они направились домой к господину д'Эпервье - он жил совсем рядом с тюрьмой.

Разговаривая о холодной осени и о последних скачках, они дошли до роскошной квартиры господина д'Эпервье.

Канделябры уже горели в зале, куда начальник тюрьмы провел своего гостя.

Он попросил его сесть в обитое бархатом кресло.

Лакей принес отличную мадеру и дорогие кубки.

Казалось, господин д'Эпервье задался целью оказать барону самый изысканный прием.

Когда оба господина, познакомившиеся, как мы уже знаем, в Ангулемском дворце, остались вдвоем, разговор зашел об удивительных увеселениях, доставляемых своим гостям графиней Понинской.

- Эта женщина просто чародейка! - заявил д'Эпервье с таким восторгом, что барон не мог более сомневаться в его любви к Леоне.

- Она так же хороша, как и умна и недоступна,- подтвердил он.

- Недоступна,- повторил д'Эпервье. - Должно быть, вы правы, барон. Кстати, вы давно знакомы с графиней?

- Я имею честь уже несколько лет пользоваться ее доверием. Это несчастная женщина, преследуемая судьбой.

- Кто бы мог подумать! Она всегда так весела и безмятежна.

- Это обманчивое впечатление.

- В чем же причина ее несчастий?

- О, это семейная тайна!

- Графиня - красивейшая и благороднейшая изо всех виденных мною женщин! - с воодушевлением воскликнул д'Эпервье и наполнил кубок барона в надежде, что тот предоставит ему возможность увидеть вблизи первую красавицу Парижа.- Выпьем за здоровье этой прелестной женщины, барон!

- С удовольствием! - охотно согласился Шлеве.- Между прочим, мое сегодняшнее посещение имеет прямое отношение к этой тайне.

- Имеет отношение к этой тайне? - с удивлением переспросил начальник тюрьмы.- Этот приговоренный к смерти...

- ...с которым я по вашей милости разговаривал,- продолжил Шлеве.

- Этот Фукс и прекраснейшая и благороднейшая дама...

- ...таинственно связаны между собой,- закончил Шлеве.- Не расспрашивайте меня более, господин д'Эпервье, прошу вас, я не распоряжаюсь чужими тайнами. Могу лишь заверить вас, что графиня всем пожертвует, лишь бы приговор не был приведен в исполнение.

- Я в высшей степени поражен. Но Боже мой, почти в каждом семействе случаются какие-нибудь несчастья. Вспомните маркиза Шартра, брат которого был сослан на вечное поселение в Кайен; вспомните сына графа Монтебло, бежавшего в Австралию...

- Ему удалось бежать? - подхватил Шлеве, стараясь повернуть разговор в нужном ему направлении.

- Он хотел избежать позора,- пояснил д'Эпервье.

- Граф, должно быть, горячо благодарил Создателя и тех доброхотов, которые способствовали его бегству. Каким образом ему удалось бежать?

- Пять или шесть лет назад это было еще возможно...

- Вы хотите сказать, что теперь другое дело? - многозначительно спросил Шлеве.

- Правительство обязало тюремные власти принять все меры предосторожности.

- Я вынужден буду дать весьма грустный ответ графине Понинской,- сказал Шлеве и встал, не скрывая своего неудовольствия.

- О достойный барон, не сочтите за труд передать прелестной графине, что для нее я на все готов! - с прежним воодушевлением произнес начальник тюрьмы.

Лицо Шлеве приняло свойственное ему дьявольское выражение, соединявшее в себе и высокомерие, и злость, и насмешку.

- Графиня Понинская пропускает пустые слова мимо ушей и вознаграждает своей милостью только дела.

Начальник тюрьмы Ла-Рокет задумался над словами барона, а Шлеве пристально смотрел на него.

Вдруг д'Эпервье схватил его за руку.

- Скажите мне прямо, что я должен сделать для прекрасной графини, чей образ не покидает меня ни во сне, ни наяву,- быстро проговорил он голосом, полным страсти.

- Говорите тише, господин д'Эпервье,- предупредил его Шлеве,- у нас тут зашла речь о таких вещах...

- ...из-за которых я могу лишиться головы! Вы правы, господин барон, но все-таки скажите, что желает графиня Понинская?

- Между нами говоря, милый господин д'Эпервье удовлетворить ее желание нелегко, но вам, я думаю, это удастся. Графиня желает, чтобы заключенный в Ла-Рокет человек избежал мучительных сцен, предстоящих ему в эту и следующую ночи.

Д'Эпервье, ни слова не говоря, взял барона под руку и повел в свой кабинет. Там он показал ему сверток лежавший на столе, и сказал:

- Вот приказ о приведении в исполнение смертного приговора Фуксу. Он должен быть казнен через два дня. Вся ответственность лежит на мне, господин барон. Вы понимаете, что это значит?

- Заключенный у вас в тюрьме под надежной охраной, не так ли?

- Да, это так.

- Завтра в полночь ему огласят приговор и приставят двух сторожей, если я не ошибаюсь?

- Да.

- Вы доверяете своим надзирателям?

- Вполне.

- Вот видите, все складывается как нельзя лучше. Заключенный находится под строгой охраной надежных, проверенных надзирателей. Не можете же вы, господин д'Эпервье, сами его караулить! Да от вас никто этого и не требует. Поэтому, если вдруг заключенный совершит побег, отвечать будут те, кто нес непосредственную охрану. Вы же в это время будете находиться в Ангулемском дворце, в обществе очаровательной графини, тет-а-тет...

- Тет-а-тет с графиней? - возбужденно воскликнул д'Эпервье,- я не ослышался?

- Я вам это обещаю, если только вы поможете осужденному избежать казни.

- Перед каким трудным выбором вы меня поставили...

- Решайте, милый д'Эпервье, и решайтесь. У вас есть редкая возможность завтра в одиннадцать вечера быть свидетелем того, как прекраснейшая из женщин будет давать наставления балетным танцовщицам и мраморным дамам (Так называли в Париже девушек, исполнявших живые картины, придуманные Леоной) в своем будуаре, куда никто и никогда не допускается. Вы будете присутствовать при этом зрелище, в то время как заключенный, переодетый в какой-нибудь другой наряд, выйдет из тюрьмы.

- Это невозможно, его узнают!

- Предоставьте это мне, милый господин д'Эпервье! Но прежде ответьте мне на два вопроса: во-первых, имеете ли вы вторые ключи от камер заключенных?

- У меня есть ключи от всех камер.

- Отлично! Одолжите мне один из них - от камеры Фукса - до завтрашнего полудня. И второе: кто, кроме надзирателя, войдет завтра вечером к заключенному?

- Никто не имеет права к нему входить.

- Подумайте хорошенько, господин д'Эпервье. Не может ли к нему войти завтра, скажем, помощник палача?

- Вы правы, помощник палача может войти к нему. Ваша предусмотрительность просто поражает меня, господин барон,- отвечал начальник тюрьмы в сильном волнении.

- Помощник палача? Отлично! Если до завтрашнего полудня вы дадите мне ключ, чего никто, даже моя тень, не узнает, то от вас в дальнейшем потребуется только одно: сесть в экипаж, который в десять часов вечера будет ждать вас у ворот.

- Вы... вы страшный человек, барон! - прошептал д'Эпервье, чувствуя себя побежденным.- Вы демон-искуситель!

Шлеве торжествующе рассмеялся.

- Мы с вами хорошо понимаем друг друга, любезный господин д'Эпервье. Для того, чтобы увидеть близко прекрасную женщину, можно прибегнуть и к услугам дьявола. Я жду вас завтра в начале одиннадцатого вечера у входа в Ангулемский дворец. Итак, по рукам!

Господин д'Эпервье вложил свою пухлую ладонь в сухощавую руку барона Шлеве.

Ну, а теперь позвольте ключ, друг мой! - напомнил барон.

На лице д'Эпервье отразилась внутренняя борьба. Он понимал, что, отдав барону ключ, сам становится соучастником преступления, и пути назад уже не будет.

Видя его колебания, Шлеве постарался помочь ему сделать выбор.

- Вам будет позволено любоваться графиней так долго и на таком расстоянии, какое вам будет угодно.

- Хорошо, хорошо; когда же вы возвратите мне ключ?

- Завтра в полдень я сам принесу его вам.

- Вы понимаете, господин барон, чем я рискую?

- Будьте совершенно спокойны, господин д'Эпервье; если я берусь за дело, то можете положиться на меня.

- Что ж,- помедлив, сказал начальник тюрьмы,- в таком случае нам придется вернуться в мой служебный кабинет.

Шлеве молча кивнул. Морщинистое лицо его выражало торжество.

Привратник, удивленный столь поздним визитом начальства, с готовностью отпер ворота и впустил их. Д'Эпервье снова провел барона в свой кабинет и, попросив обождать, скрылся в соседней комнате.

Через несколько минут д'Эпервье вернулся; в руке у него был довольно большой заржавленный ключ.

Сорвав с него номерок, он отдал его барону.

- Благодарю вас за вашу любезность, господин д'Эпервье,- с усмешкой сказал барон,- вы не будете в ней раскаиваться! Завтра в полдень я еще раз вас побеспокою, чтобы вернуть вам ключ и просить вас в последний раз посетить Ла-Рокет и проститься с заключенным.

- Это невозможно ни под каким видом: вы сами себя выдадите.

- Разве в последний день к приговоренному не пускают родственников проститься?

- Родственников - да, но больше никого.

- В таком случае я завтра представлюсь вам как брат узника и в вашем присутствии прощусь с ним.

- Это весьма дерзкий и смелый план!

- Вы и тут ничем не рискуете, господин д'Эпервье, потому что если все откроется, то вы просто окажетесь жертвой обмана, за который никак не можете нести ответственность.

- Хорошо, я ничего не знаю и знать не хочу; все предоставляется вам, барон.

"Только не посещение Ангулемского дворца",- подумал про себя Шлеве.

- Прощайте, господин д'Эпервье. В десять часов вас будет ждать экипаж.

Барон еще раз пожал пухлую руку начальнику тюрьмы как вновь приобретенному другу и вышел из комнаты.

Было поздно; один взгляд, брошенный в коридор темницы, убедил барона, что она не так уж сильно охраняется: негромко переговариваясь, два надзирателя бродили взад-вперед по коридору, где находились камеры заключенных.

Внизу жил сторож, без разрешения никого не впускавший в здание тюрьмы и не выпускавший из него. По приказанию начальника он с готовностью отпер тяжелую дверь.

Барон вышел во двор, где так же ходили часовые; двое часовых стояло у ворот и с внутренней стороны.

Привратник отпер их, и только тогда барон оказался на свободе.

XVII. СУСАННА В ВАННЕ

Следующий день выдался пасмурным, небо было покрыто облаками, моросил дождь со снегом, лишь увеличивая грязь на улицах Парижа.

Еще с вечера Шлеве отправил надежного слугу к слесарю, живущему в одном из боковых переулков, и приказал к утру изготовить точную копию ключа. Ни слесарь, ни лакей не знали, какую дверь должен отпирать этот ключ, но утром заказ был готов.

Получив ключ и отослав лакея, чтобы незаметно уйти из дому, барон переоделся в простое платье мещанина; парик, которого он никогда не носил, совершенно изменил его лицо, слегка загримированное; облачение завершили широкополая шляпа и темный плащ, закутавшись в который барон вышел из дому.

Никто из самых близких знакомых и друзей не узнал бы в этом наряде гордого поверенного графини Понинской.

Кроме того было еще так рано, что все друзья и знакомые барона просто-напросто спали; кому могла прийти в голову мысль отправиться куда-то пешком в такую погоду?

Поливаемый дождем, Шлеве торопливо шагал к окраине Парижа; он пересек несколько площадей, перешел на другой берег Сены и наконец оказался у цели.

Перед ним на отшибе стоял большой дом, позади которого начинался пустырь. То было жилище парижского палача.

Хотя занятие его и не считалось уже бесчестным, водить знакомство с палачом избегали все. В прежние времена палач не имел права жить в центре города, теперь на это не обращали внимания. За пустырем тянулись другие кварталы, хотя и окраинные.

Шлеве вошел в приоткрытые ворота и увидел во дворе человека, занятого у небольшой, странного вида повозки. Вымоченное дождем дерево, из которого была сделана повозка, казалось черным. Верх повозки был откинут, человек с засученными рукавами, которые позволяли видеть его мускулистые руки, мыл повозку внутри. Это был фургон для перевозки заключенных к месту казни, и, судя по всему, предназначался он для Фукса, а человек с мускулистыми руками являлся помощником палача.

Шлеве отряхнул мокрый плащ и позвал:

- Эй, любезный друг!

Человек с голыми руками обернулся и, увидев Шлеве, сказал:

- Любезный друг? Вы первый меня так называете. Что вам угодно?

Шлеве подошел поближе, но на него так пахнуло из фургона, что он тут же отпрянул.

Помощник палача гулко рассмеялся; его черные волосы взлохматились от работы, он был одет в непромокаемую рубаху и панталоны, красный кант на которых указывал на его былую принадлежность к военной службе.

- Я бы очень хотел переговорить с вами с глазу на глаз,- сказал Шлеве с любезной миной, хотя на душе у него кошки скребли.

- Говорите, мне некогда,- отвечал помощник палача, продолжая мыть фургон.

- Мы здесь промокнем.

- Мы и без того уже промокли. Ну так что у вас за дело ко мне?

- Я хочу просить вас об одном одолжении - разумеется, за определенную плату.

Услышав о деньгах, человек с голыми руками сделался покладистей.

- Пойдемте под арку,- сказал он,- там не так мочит.

Шлеве, дабы подтвердить свое обещание, побренчал кошельком.

Помощник палача слез с повозки и, подойдя к барону, которого до этой минуты не знал, но начинал все более и более уважать, провел его под арку ворот.

- Дело, видите ли, просто в моем желании пошутить. Приятель дает завтра маскарад, и я хотел бы прийти туда в вашем костюме.

Помощник палача рассмеялся тем же грубым смехом.

- Вы, видать, решили напугать всех женщин?

- Что-то в этом роде. Во всяком случае, мне нужен точно такой костюм, какой вы надеваете перед казнью.

- До завтра? Это не так-то просто.

- Я думаю, что он не так уж сложен, а?

- Ничего сложного; но, может быть, вы желаете взглянуть?

- Вы очень добры, но не смогли бы вы одолжить ваше платье до завтра, чтобы портной мог взять его за образец.

- Нет, оно мне понадобится сегодня вечером; в Ла-Рокет поступил один смертник, и мы будем строить ему трон.

- Ну, если так, тогда и смотреть не стоит,- сказал Шлеве,- потому что описать словами ваш костюм довольно трудно.

- Вовсе нет, он очень прост: красная рубаха, черные панталоны и высокие сапоги - вот и все.

- Ваше платье еще новое?

- Совсем новое,- отвечал помощник палача.

- Я дал бы вам сорок франков, если бы вы одолжили мне его до завтра.

- Сорок франков? - воскликнул работник.- Черт возьми, это было бы неплохо.

- И мне это выгодней,- сказал барон.- Портному я заплатил бы шестьдесят, а вам дам только сорок и вдобавок получу подлинный костюм.

- Да,- заверил помощник палача,- это так.

- Скажите, а платья ваших товарищей и ваше одинаковы?

- Конечно, все костюмы совершенно одинаковы, и потому мне кажется, что ваше дело можно уладить.

- Если так, то я сейчас же дам вам сорок франков.

- А я дам вам свой костюм, а на вечер займу такой же у Германа, так как иначе меня не пустят в тюрьму. Ну, а ночью, при постройке эшафота, там уже будет все равно, красная или белая на мне рубаха - ночью все кошки серы.

- Хорошо,- сказал барон,- но вы должны молчать об этом, потому что мне будет очень неприятно, если на празднике узнают, что я надел ваше настоящее платье.

- Не беспокойтесь, никто ничего не узнает,- ответил помощник палача и быстро зашагал через двор.

Барон с радостным нетерпением провожал его взглядом; все шло как нельзя лучше, теперь он сможет быть к полудню в Ла-Рокет, как и обещал.

Помощник палача скоро вернулся с пакетом в руках; он развернул его перед Шлеве, чтобы показать, за что тот платит деньги.

Там была темно-красная рубаха с вышитым на груди серебряным топором, черные бархатные панталоны и соединенные с ними блестящие сапоги.

- Возьмите сорок франков,- сказал барон, протягивая две монеты.- Мы в расчете?

- А вы вернете мне мои вещи?

- Конечно! Но может случиться, что мне разорвут рубаху или обольют вином панталоны.

- Ага, если так, то с вас восемьдесят франков,- воскликнул помощник палача,- чтобы я в случае чего мог заказать себе новое платье. Я не знал, что вы собираетесь в кабак.

Барону ничего не оставалось, как достать еще две монеты.

- Вот вам восемьдесят франков - видите, четыре двадцати франковые монеты. Теперь вы удовлетворены?

- Некоторым образом... Но... если вещи вам больше не понадобятся, вы принесете их назад? За одолжение и пользование этим платьем восемьдесят франков - не так уж много!

Шлеве отлично видел, что помощник палача хочет содрать с него как можно больше, но он был рад, что вещи, посредством которых он собирался спасти заключенного в Ла-Рокет, находятся у него, и с готовностью подтвердил, что после маскарада костюм будет сразу же возвращен владельцу.

- Теперь, чтобы я поточней мог войти в образ, сообщите мне, пожалуйста, некоторые подробности. В котором часу вы пойдете вечером к приговоренному?

- Около одиннадцати.

- А когда начнете строить эшафот?

- Около десяти.

- Когда же гильотина скажет свое слово?

- Завтра в семь часов утра дело будет сделано.

- Хотелось бы посмотреть на это занятное зрелище. Казнен будет знаменитый Фукс, бежавший с каторги?

- Да, он! Я думаю, нам придется немало с ним повозиться.

- Его товарищ бежал, как я слышал?

- Да, к сожалению,- сказал помощник палача,- а то мы получили бы не по пяти франков на человека, а вдвое больше.

- Видели вы когда-нибудь Фукса?

- Нет, но сегодня в одиннадцать часов я успею им вдоволь налюбоваться.

- Поосторожней с ним!

- Вы думаете, он может что-нибудь мне сделать?

- С такими людьми шутки плохи.

- Стоит ему только пошевелить рукой, я зарублю его топором, как бешеную собаку.

- Но таким образом вы избавите его от публичного наказания.

- Мне что за дело; он будет в таком случае не первым, кого мы потащим на эшафот мертвым.

- С вами так интересно болтать, что я никак не могу заставить себя уйти. Но... спасибо!

- Желаю вам повеселиться на маскараде!

- А я вам желаю повеселиться на казни; у всякого свой праздник.

Помощник палача рассмеялся, а Шлеве, спрятав пакет под плащ, кивнул ему и удалился.

Предстояла еще одна трудность. Тюремный сторож ни под каким видом не должен был заметить пакета. Поэтому барон завернул в один дом, чтобы как следует скрыть предназначенные для Фукса вещи.

Красную рубаху ему удалось свернуть таким образом, что она вошла в карман плаща, но что делать с панталонами и сапогами? Ничего не придумав, Шлеве решил положиться на свое везение и, укрепив на себе то и другое как можно незаметнее, закутался в широкий плащ.

Пасмурная дождливая погода благоприятствовала его замыслу. Состроив грустную мину, он миновал Пер-Лашез и вышел на улицу Ла-Рокет. Чем ближе подходил он к лобному месту, тем печальней становилось его лицо - барон входил в роль.

Наконец он увидел перед собой площадь и мрачные тюремные здания.

Мы забыли упомянуть, что возле больших тюремных ворот торчало пять железных стоек, вкопанных в землю и служащих для укрепления эшафота; но их не употребляли, потому что они находились слишком близко у стены, а эшафот возводили в стороне, на деревянных столбах.

Барон, погруженный в свои мысли, зацепился за одну из стоек и чуть не упал.

Осмотревшись, он увидел, что заставило его споткнуться, и, саркастически усмехнувшись, пробормотал:

- Однако, было бы большим несчастьем, если бы и я здесь пал.

Когда он подошел к тюремным воротам, часы пробили двенадцать. Господин д'Эпервье, надо думать, места себе не находил, ожидая ключа.

Шлеве позвонил, стараясь держаться скромно и боязливо, как по обыкновению ведут себя родственники, навещающие приговоренных преступников. Он даже сумел прослезиться.

Сторож, звеня ключами, подошел к двери и отворил ее. Барона он не мог узнать, потому что накануне впускал и выпускал его в темноте и не разглядел лица; кроме того барон, как мы уже знаем, до неузнаваемости изменил свою внешность.

- Я хотел бы видеть господина обер-инспектора,- произнес Шлеве голосом, в котором звучало неподдельное горе.

- Это невозможно!

- О, умоляю вас: попросите его принять меня и выслушать только несколько слов; я брат заключенного в Ла-Рокет.

Словосочетанием "заключенный в Ла-Рокет" обозначался приговоренный к смерти, и сторож понял его.

- Вы брат Фукса? В таком случае войдите.

- Да, самый несчастный из всех братьев на свете!

- Покажите свои бумаги,- сказал сторож и, заперев за вошедшим тяжелую дверь, внимательно посмотрел на него.

Часовые мерно шагали взад-вперед неподалеку от того места, где барон Шлеве вед свой разговор с привратником.

- Бумаги?... Добрый господин, я не взял их с собой, скажите это господину обер-инспектору.

- Не пустит,- отрезал сторож и, поколебавшись, добавил: - Но все же пойдемте со мной.

- Я вижу, вы сжалились надо мной, да вознаградит вас за это Матерь Божья,- бормотал Шлеве, следуя за сторожем по тюремному двору, окруженному со всех сторон стенами из красного кирпича. Больше всего он боялся, что кто-нибудь из тюремщиков заметит, что он прячет под плащом какую-то ношу.

Наконец они достигли двери, ведущей внутрь тюрьмы. Сторож отпер ее. Часовой окинул барона пристальным взглядом, тот быстро проскользнул в коридор.

- Замолвите за меня словечко, - жалобно попросил он сторожа. - Мне так тяжело, так жаль брата!

- Нашли, кого жалеть! - бросил на ходу сторож.

- Что поделаешь, я не могу отвечать за его поступки, хотя сам в своей жизни мухи не обидел...

- Постойте здесь,- сказал сторож и направился в кабинет начальника тюрьмы.

Шлеве чувствовал неуверенность, даже робость, но усилием воли взял себя в руки. Фукса необходимо освободить любой ценой, потому что через три дня после этого особняк на улице Риволи должна посетить смерть.

Господин д'Эпервье вышел в коридор. Он уставился на закутанного в широкий плащ барона и с трудом узнал его.

- Подойдите ближе! - приказал он.

Привратник удалился, и Шлеве поспешно вошел в кабинет начальника тюрьмы.

- Слава Богу,- проворчал он, когда д'Эпервье запер за ним дверь.- Ну, теперь все в порядке!

- Так это в самом деле вы, господин барон?

- Комедия с переодеваниями, мой милый господин д'Эпервье. Вот ключ, благодарю вас. Теперь позвольте мне проститься с заключенным.

Начальник тюрьмы торопливо привязал к ключу прежний номер и с облегчением сказал:

- Я сегодня всю ночь не спал.

- Охотно верю вам, милейший! И со мной было бы то же самое, если бы мне предстояло такое зрелище, каким вы будете наслаждаться сегодня вечером.

- Боюсь, что вся эта история выйдет мне боком. Своими кровавыми злодеяниями Фукс привлек внимание всего двора, и сам император выразил удовлетворение по поводу поимки этого опасного преступника.

- Все это бабьи сказки, милый д'Эпервье! У императора достаточно забот и помимо Фукса! Повторяю вам, что к предстоящему происшествию вы будете совершенно непричастны.

- И все-таки это может стоить мне головы.

- Видеть Леону и затем умереть - не вы ли об этом мечтали, достойнейший господин начальник? - с дьявольской улыбкой спросил Шлеве.- Не вы ли говорили, что нет наслаждения выше этого?

- Пойдемте, господин барон.

- Известно ли Фуксу содержание приговора?

- Нет, он узнает его только сегодня вечером, в одиннадцать часов.

- Когда наше свидание закончится, из камеры меня выпустите вы?

- Это моя обязанность.

- Но при самом свидании не будете присутствовать?

- Это не входит в мои обязанности.

- Отлично! Вы как начальник тюрьмы не будете нести никакой ответственности.

- Вы полны сострадания, господин барон!

- И самоотверженности, добавьте. Да-да, мой милый господин д'Эпервье, и все это - во имя человеколюбия.

Начальник тюрьмы принужденно усмехнулся; он отлично понимал, что, спасая Фукса, Шлеве преследует какие-то свои, далеко идущие цели.

Оба они вышли в коридор, где, переговариваясь, стояло несколько тюремщиков.

Те вытянулись и отдали честь, когда господин обер-инспектор вместе с посетителем прошел мимо.

- Гирль,- позвал д'Эпервье одного из них,- отворите камеру заключенного Фукса. Брат пришел проститься с ним.

Все трое двинулись по коридору. Сторож остановился у одной из дверей, отпер замок и отворил ее.

- Можете войти,- сказал обер-инспектор, обращаясь к Шлеве.- Вам дается для свидания десять минут.

- О Боже,- со вздохом проговорил Шлеве, притворяясь сильно взволнованным,- я не переживу завтрашнего дня.

- Будьте мужественны, милейший, вы ведь не виноваты в злой судьбе, постигшей вашего брата,- произнес д'Эпервье, подталкивая Шлеве к двери.

Надзиратель Гирль запер за ним тяжелый замок. Обер-инспектор принялся ходить взад-вперед по коридору.

Тюремщики удалились.

Фукс увидел незнакомого человека, закутанного в плащ, и, приняв его за священника, не двинулся с места.

- Не утруждайте себя понапрасну, благочестивый господин,- сказал не признающий Бога преступник,- со мной вы лишь потеряете зря время.

- Фукс,- проговорил шепотом Шлеве,- я играю роль вашего брата - пошумите немного.

Седобородый преступник тихо засмеялся и издал несколько восклицаний, которые можно было принять за выражение горести при последнем тягостном свидании.

- Это вы, господин барон...

- Я выполняю свое обещание спасти вас, но только в том случае, если вы сдержите свое.

- Я человек слова. Если через три дня мое обещание не будет исполнено, можете снова передать меня в руки властей.

- А исполнив обещанное, вы уедете В Америку?

- Тотчас же, господин барон, я отправлюсь в Мексику, где, должно быть, найду себе дело, так же как уезжающие туда французы и испанцы.

- Ну так слушайте внимательно,- сказал барон.- Я все подготовил, остальное за вами. От вас потребуется точность, осторожность и, главное, смелость.

- В смелости, кажется, до сих пор у Фукса не было недостатка.

- Сегодня вечером, в одиннадцать часов, к вам должен явиться помощник палача, чтобы осмотреть вашу шею. Затем вскоре придут судья, духовник, двое сторожей с вином и будут находиться при вас неотлучно.

- Ага, они явно торопятся!

- В десять часов для вас начнут возводить эшафот.

- Не стоит труда...

- Вы должны выйти из камеры перед одиннадцатью часами и непременно до того, как к вам явится помощник палача.

- Не беспокойтесь, я буду следить за временем.

- Из этой камеры вы должны выйти именно в облике помощника палача.

- Это мне нравится,- с улыбкой заметил Фукс,- такие приключения мне по вкусу.

- Вот вам красная рубаха.

- У вас, наверное, было много возни с этим, господин барон.

- Да, вы мой вечный должник. Спрячьте рубаху, вот вам еще панталоны и сапоги, а вот,- тут Шлеве невольно понизил голос,- вот ключ от вашей камеры. Постарайтесь воспользоваться им, когда никого не будет поблизости. Главное для вас - пройти коридор, а там уже не составит труда покинуть тюремное здание и пересечь двор.

- Привратник, пожалуй, удивится, что красная фигура выходит, а он никого не впускал.

- В таком случае скажете, что вы вошли через другой ход, с улицы Ла-Рокет, а теперь выходите через большие ворота, потому что вам нужно на площадь, где строится эшафот.

- Отлично, господин барон, теперь я все понял, В одиннадцать часов судья, священник и прочие господа найдут гнездышко опустевшим.

- Обер-инспектор д'Эпервье в десять часов выйдет через дверь на улицу Ла-Рокет. В случае чего, скажете, что это он впустил вас. Теперь вы все знаете.

- Да, господин барон. Благодарю вас!

- Помните о своем долге. Десять минут прошли, я слышу, как Гирль бренчит ключами. Спрячьте вещи!

Сложив весь костюм вместе, Фукс ловко сунул его под соломенный матрац.

Затем оба негодяя состроили такие выражения, будто с горечью расставались навеки.

Надзиратель Гирль отворил дверь, и барон вернулся в коридор, где его ожидал д'Эпервье. Они прошли рядом до самого кабинета, здесь Шлеве раскланялся и еще раз шепнул:

- В десять часов, у двери на улицу Ла-Рокет.

Вместе с надзирателем Гирлем он спустился по лестнице и вышел, не возбудив ни малейшего подозрения.

Когда барон ступил на площадь, мокрую от дождя и снега, на лице его играла торжествующая улыбка - ему пришлось приложить немало усилий, но жертвы не напрасны и обещают блистательный успех всего предприятия.

Он поспешно зашагал по грязным улицам к своему дому, чтобы там переодеться и как ни в чем не бывало отправиться в Ангулемский дворец. Он тщательно вымылся, потому что близкое общение с заключенным и прикосновения к одежде палача внушали ему отвращение.

Под вечер он отправился у Булонский лес. Сады и дачи, сам парк в густом осеннем тумане производили грустное впечатление. С деревьев и кустов облетела листва, газоны пожелтели, беседки были обнажены и неприветливы.

Но барон ничего не замечал. Погрузившись в мягкие подушки своей кареты, подняв воротник богатого плаща, он размышлял о последствиях предстоящей ночи. Он чувствовал, что цель достигнута.

Карета остановилась. Хотя в этот вечер у графини Понинской не было приема, из дворца выбежало много слуг в дорогих ливреях, чтобы отворить дверцы кареты и оказать достойный прием барону, который имел постоянный доступ к графине и экипаж которого они узнали.

Шлеве вышел из кареты и приказал кучеру приехать за ним в одиннадцатом часу.

Он вошел в ярко освещенный вестибюль и велел слугам проводить его до будуара графини. Того самого будуара, где незадолго до этого негр подслушивал его разговор с графиней.

Леона отдыхала, полулежа на диване, а Франсуаза читала ей стихи из миниатюрного томика с золоченым обрезом.

На ней было темное бархатное платье; роскошные черные волосы зачесаны вверх, как у древних римлянок, и скреплены на затылке золотой пряжкой так, что несколько локонов свободно падали на обнаженную шею.

Полное лицо, темные живые глаза, маленький пурпурный рот - ничто не говорило о том, что обладательница всего этого уже не молода. Она была обворожительнее, чем когда-либо.

Пышность ее бюста, ослепительная белизна и нежность кожи, блеск глаз придавали ей столько обаяния, что Леону справедливо называли царицей всех праздников, которые она устраивала у себя во дворце.

Здесь бывали женщины и моложе ее, и красивее, но графиня производила какое-то магическое, колдовское впечатление.

Когда ей доложили о бароне, она встала.

Франсуаза вышла, дружески поклонившись барону, этому старому греховоднику, расточавшему иногда свои ласки и горничной, когда госпожи ее не бывало дома.

Леона расправила белой рукой роскошные складки бархатного платья, слегка примятого на диване, и сказала с приветливой улыбкой:

- А, дорогой барон, вы принесли мне новости? Но и я имею кое-что сообщить вам.

Шлеве поклонился и поцеловал ее красивую руку.

- Буду счастлив выслушать вас, графиня, я весь внимание.

- Хорошо, сядемте, барон! Вы знаете, что князь Монте-Веро благополучно привез сюда свою дочь?

- Никто не может знать это лучше меня, графиня.

- Но вы не знаете, что он также нашел и привез сюда ребенка этой женщины и принца Вольдемара?

- Ребенка?... У вас хорошие шпионы, графиня, об этом я не знал.

- Теперь вы можете понять, что счастье, поселившееся в особняке на улице Риволи, переполняет всех его обитателей.

- Стоит вам только мигнуть, и этому счастью будет положен конец.

- Знаете ли, дорогой барон,- сказала Леона, играя золотой цепочкой своей лорнетки,- какой я задумала план? Хочу заманить Маргариту в Ангулем.

- Не думаю, чтобы это было легко осуществить.

- Даже если принц Вольдемар окажется здесь?

- Князь не допустит этого.

- Маргарита придет сюда, если ей втайне передадут от имени принца, что он желает ее видеть; я знаю женское сердце.

- Не сомневаюсь в ваших знаниях, графиня, но сомневаюсь в успехе, так как принца здесь нет, да он бы и не пришел в Ангулемский дворец.

- С помощью хитрости можно заставить поверить чему угодно. Удивляюсь вашему неверию, барон, от вас я такого не ожидала.

- Опыт сделал меня в последнее время недоверчивым, графиня! Князь охраняет свою дочь, и она не явится на ваше или мое приглашение, даже если бы принц Вольдемар оказался здесь.

- Было бы очень глупо, если бы мы назвали себя, барон! Но если удастся хитростью завлечь сюда принца и заставить его вызвать Маргариту, я твердо уверена, что она явится несмотря ни на что, потому что страстно любит принца.

- Можно попробовать, графиня,- сказал Шлеве, вставая,- но тогда мой план никуда не годится.

- О, я вижу, вы недовольны, барон! Я вовсе этого не хотела. Ваш план, без сомнения, лучше?

- Если не лучше, графиня, то, по крайней мере, не хуже. Если вам угодно, через три дня в особняке на улице Риволи будет покойник.

- Покойник? Так ли я вас поняла?

- Это слова Фукса.

- Заключенного в Ла-Рокет?

- Который нас не выдал на суде,- прибавил Шлеве тихим, но выразительным голосом.

- И вы доверяете этому человеку?

- Вполне, графиня!

- Но ведь он уже приговорен?

- Приговорен, но не казнен пока.

- Если я не ошибаюсь, казнь его назначена на завтра?

- Совершенно верно, но она не состоится.

- Вы просто колдун! Расскажите мне все.

- Я все сказал, графиня. Казни не будет, если вы того захотите.

- Так моя власть выше императорской? - спросила Леона не без гордости.

- В этом нет ничего удивительного, графиня. Я думаю, вам лучше известно ваше могущество, распространившееся по всей стране. Мои жалкие слова не могут описать его!

- Да, вы правы; однако, вернемся к делу. Ваш план заинтересовал меня; что я могу сделать для заключенного в Ла-Рокет?

- Он будет спасен, графиня, если вы позволите господину д'Эпервье полюбоваться вами сегодня вечером, когда вы будете давать наставления мраморным дамам.

- Однако, дерзкое желание у начальника тюрьмы; я занята репетицией "Купающейся Сусанны"; господин д'Эпервье сможет увидеть эту картину, когда будет дано представление в моем театре.

- Он предпочел бы видеть в этой картине прекраснейшую из женщин.

- Каковы будут последствия, если я соглашусь?

- Заключенный в Ла-Рокет выйдет на свободу, а спустя три дня будет покойник в...

- Довольно! - перебила Леона с сияющим лицом.- Ну, а если этот Фукс не сдержит своего слова?

- Тогда через четыре дня он будет опять в тюрьме.

- Я вижу, у вас все продумано.

- Все продумано, и я на все готов, графиня, но последнее слово за вами; иногда ваши мысли и желания кажутся мне непостижимыми.

- Хорошо, господин д'Эпервье может прийти, но я не хочу его видеть.

- Благодарю вас за ваше согласие, графиня! Ваше пожелание для меня равносильно приказу.

Барон встал, лицо его выражало полнейшее удовлетворение.

- Но я думаю,- сказала с усмешкой графиня,- что вы уже опоздали с моим ответом; спешите, часы бьют десять, через несколько минут я отправлюсь в зимний сад, а к полуночи репетиция будет закончена.

- Я знаю это, графиня. Господин д'Эпервье в эту минуту уже направляется в карете к вам во дворец, а заключенный Ла-Рокет готовится выйти из тюрьмы,- произнес Шлеве с самодовольным видом.

- Не хотите ли вы сказать также, что в особняке на улице Риволи готовятся читать предсмертную молитву? Вы меня положительно удивляете, барон.

- А мне остается только благодарить вас за то, что вы одобрили мой план.

- Он хорош, как мне кажется.

- Будем надеяться... По моим расчетам, он должен удасться. Честь имею кланяться вашей милости!

Леона усмехнулась с холодной иронией.

- Через три дня надеюсь услышать от вас доброе известие,- сказала она, делая ему на прощание знак рукой.

- Я поспешу сообщить вам результат, графиня; надеюсь, он вас вполне удовлетворит.

Барон учтиво поклонился владелице Ангулемского дворца и вышел из будуара.

Леона спустилась в мраморную купальню и оттуда направилась в теплый, ярко освещенный зимний сад, а Шлеве заторопился к выходу, чтобы встретить начальника тюрьмы.

Погода стала еще хуже, снег так и валил, поднялась метель, и барону не хотелось второй раз за день промокнуть. Поэтому он остался в вестибюле и оттуда смотрел в парк. Его не оставляло беспокойство - вдруг д'Эпервье изменил свое решение. Но вот послышался шум приближающегося экипажа, и Шлеве вздохнул с облегчением: здесь все в порядке, остальное зависит от Фукса.

Тем не менее беспокойство не оставляло его. Вдруг побег не удастся? Тогда новые упреки и новые опасности, угрожающие лично ему, барону Шлеве.

Через несколько часов он все узнает: Фукс обещал после побега, тщательно закутавшись в плащ, прийти в дом барона и рассказать обстоятельства своего освобождения.

В эту минуту на аллее, ведущей ко дворцу, показался экипаж. Он остановился у подъезда, лакей спрыгнул с козел и отворил дверцы. Из кареты важно вылез господин д'Эпервье.

Изобразив на своем морщинистом лице радость, Шлеве поспешил навстречу.

- Примите мое сердечное приветствие, дорогой господин д'Эпервье!

Взяв начальника тюрьмы под руку, Шлеве повел его наверх по мраморной лестнице.

- Я ужасно волнуюсь,- тихо сказал д'Эпервье.

Шлеве рассмеялся в душе.

- Какие пустяки, дорогой мой! Все будет хорошо. Скажите мне вот что: вы перед отъездом впустили в тюрьму помощника палача?

- Боже упаси, я ничего об этом не знаю!

- Вы его впустили, и он вошел. А раз вошел, то должен и выйти, не так ли? - спросил барон, многозначительно подмигивая.

- Так ли я вас понял?...- пробормотал начальник тюрьмы.- Вы хотите сказать, что заключенный выйдет из тюрьмы под видом помощника палача?

- Угадали, дорогой д'Эпервье, и он, вероятно, уже приступил к делу, пока мы здесь с вами разговариваем.

- Откуда же он взял одежду помощника палача?

- Я подарил сегодня.

- Меня поражает ваша смелость, барон.

- Имея такого союзника, как вы, бояться нечего.

- Но я беспокоюсь за завтрашний день.

- Нечего беспокоиться, господин д'Эпервье! Или вы хотите сказать, что боитесь своего пробуждения завтра, после испытанного сегодня вечером сладостного потрясения? Могу вас понять, но не бойтесь его. Оно явится источником новых наслаждений, потому что воздержанность пробуждает новые желания...

Оба господина дошли до коридора, ведущего в зимний сад, который находился на первом этаже дворца и примыкал к покоям графини.

Это была оранжерея, устроенная с необычайным искусством и своим великолепием и естественностью превосходящая самую смелую фантазию; истинное произведение искусства, перенявшее от природы все ее красоты.

Вдоль стеклянных стен росли апельсиновые деревья и пальмы, между ними кое-где устроены были цветущие беседки среди зарослей сирени и жасмина; местами искусственные гроты, сложенные из дикого камня, таили в себе источники кристально-чистой воды, которая в виде журчащих ручейков стекала в беломраморные бассейны. Роскошная зелень деревьев и кустарников освещалась сверху мягким матовым светом. Аллеи были украшены статуями и фонтанами, а тропические растения и цветы довершали сходство этого зимнего сада с висячими садами в гаремах восточных владык.

В конце этого восхитительного зала располагалась небольшая круглая сцена, также окруженная густой зеленью. Здесь графиня проводила репетиции. Эта часть зимнего сада мало кому была доступна. Но для барона и господина д'Эпервье сделано исключение.

Позади беседок находился скрытый проход, в котором всегда царил таинственный полумрак. Оттуда можно было наблюдать за сценой, самому оставаясь невидимым.

Зеленый ковер делал шаги совершенно бесшумными. Барон и д'Эпервье пробирались к сцене, навстречу плыл аромат цветов и доносилось журчание воды.

Между деревьями там и сям мелькали "мраморные дамы".

Внезапно барон потащил своего спутника к одному из скрытых отверстий в глубине коридора.

Сквозь листву виден был просторный грот, обрамленный темной зеленью; у задней стены его возлежал на высоком пьедестале; лев, извергающий из открытой пасти струю воды. И лев, и роскошная ваза, куда падала вода, были из чистого белого мрамора.

Рядом с пьедесталом стояла скамейка, обтянутая красным бархатом.

На этой скамейке сидела графиня Леона Понинская в белом плаще, а рядом стояла прекрасная ее ученица, с которой графиня собиралась репетировать живую картину "Купающаяся Сусанна"; картина эта должна была вскорости представляться в театральной зале.

Для нее уже строились там декорации, в точности повторяющие этот живописный уголок зимнего сада.

Графиня была уверена, что эту картину ожидает шумный успех у зрителей, и для верности решила сама представить купающуюся Сусанну.

На голову Леоны был накинут золототканный платок, из-под которого на плечи падали волнистые темные волосы.

Она сбросила с себя белый плащ и перекинула его на руку таким образом, что он красивыми складками ниспадал на край мраморного бассейна, над которым сидела графиня, опустив одну ногу так, будто она собиралась ступить в воду, сверкающую от брызг фонтана, извергаемого львиной пастью.

Пышная грудь и роскошная фигура Леоны были облачены в белое трико, цветом своим подобное мрамору и делавшее ее похожей на живую статую. Свободную руку, изящную, прекрасной формы, она протянула вперед, под струю чистой хрустальной воды.

Вся картина походила на совершеннейшую античную мраморную группу, украшавшую какой-нибудь парк,- с той лишь разницей, что она превосходила собой творения самых искусных скульпторов.

Да, восхитительна была сильная, зрелая и вместе с тем грациозная фигура Леоны!...

Серые глаза Шлеве сощурились от блаженства, и он так был увлечен созерцанием, что забыл о своем спутнике и не видел, какое впечатление производило это зрелище на него.

Вдруг он почувствовал, что господин д'Эпервье задрожал всем телом в каком-то безумном экстазе и рванулся через живую зеленую стену к манящему гроту, чтобы обнять ослепительную статую, представшую перед ним во всем своем великолепии. Ему уже недостаточно было только созерцать ее, он терял рассудок...

Шлеве оттащил его назад.

- Вы в своем уме? - гневным шепотом спросил он.- Я обещал показать вам прекраснейшую из женщин, вы видели ее, успокойтесь теперь!

- Это дьявольский обман... я хочу чувствовать ее!

- Безумец! Она ведь не подозревает, что мы подсматриваем.

- Пусть хоть смерть потом, но я пойду к ней. Пустите меня!

- Вы все видели, теперь пойдемте отсюда,- прошептал барон, силой оттаскивая обезумевшего от страсти начальника тюрьмы от смотрового оконца.

- Вы безжалостны, барон!

- Ровно настолько, насколько должен быть безжалостным. Пойдемте!

- Так позвольте мне, по крайней мере, еще раз взглянуть на прекраснейшую женщину!...

Шлеве не мог не уступить этой просьбе, может быть, потому, что и сам недостаточно насладился обворожительным зрелищем.

Они вернулись к смотровому отверстию и еще раз увидели живую мраморную статую. Но в этот раз зрелище продолжалось недолго.

Графиня показала своей ученице, как принять пластическую позу, и набросила на плечи белый плащ.

Барон потащил за собой господина д'Эпервье. С минуты на минуту дома у него должен был появиться Фукс, чтобы подтвердить свой побег, поэтому барон торопился.

Было около одиннадцати часов, когда они, раскланявшись друг с другом, разошлись по своим экипажам.

Господин д'Эпервье поехал на улицу Ла-Рокет, а барон Шлеве - в свой особняк.

Первым делом Шлеве осведомился у камердинера, не спрашивал ли его кто-нибудь. Ответ был отрицательный.

Шлеве забеспокоился. Пробило полночь, а Фукс так и не появился. Беспокойство барона все возрастало. Он не ложился спать, сидел и ждал.

XVIII. ПОБЕГ

Вернемся к заключенному в тюрьму Ла-Рокет.

Не первый раз жизнь Фукса подвергалась опасности, но до сих пор вера в свою счастливую звезду не изменяла ему, и всякий раз удавалось избежать смерти. В этот раз помощь запоздала настолько, что он уже и не ждал ее, и все-таки она пришла.

Визит барона чрезвычайно обрадовал и успокоил его. Теперь он спасен! Барон, с которым он привык обращаться, как с товарищем, невзирая на камергерский титул, снабдил его всем необходимым для побега, а смелость и хладнокровие никогда еще ему не изменяли. Что ж, да здравствует барон!

Никто и не подозревал, что Фуксу был известен не только приговор, но и вся процедура его исполнения.

Фукс отлично знал, что в десять часов вечера для него начнут возводить эшафот, а около одиннадцати придет палач или его помощник, дабы освидетельствовать приговоренного.

После этого вместе с судьей, который огласит приговор, в камеру к нему явятся священник и два тюремщика. Священник будет находиться с ним до последней минуты, чтобы утешить его, принять покаяние и отпустить грехи, а тюремщики должны следить, чтобы он не наложил на себя руки и тем самым не избегнул бы наказания. Кроме того они принесут с собой свечи, вино и молитвенник.

При мысли об этих визитерах на потрепанном лице Фукса появилась низкая коварная усмешка.

"Эти черные господа очень удивятся, когда найдут гнездо пустым,- подумал он.- Представляю, как они кинутся меня искать! Постараюсь их позабавить и самому позабавиться... Но вот бьют часы!"

Фукс считал удары.

"Восемь,- пробормотал он,- только восемь. Еще целых два часа надо провести в этом проклятом каземате.

Эй, Фукс, что было бы с тобой, если бы добрый сострадательный барон не протянул тебе руку помощи? Я думаю, тебе было бы несдобровать. С этой машиной, которую придумал человеколюбивый доктор Гильотин и сам на себе испробовал, шутки плохи! Завтра ровно в семь часов ты отправился бы в тот мир, откуда нет возврата и куда ты один раз уже заглянул (разве не может так выразиться тот, чья голова чуть не лежала на плахе). Пятьдесят один год избегал ты этой участи и хорошо понял, как неприятно умирать насильственной смертью. Но увы, все мы эгоисты и не всегда готовы перенести то, что делаем другим.

Как много людей радуется, что я одной ногой стою уже на эшафоте. Их столько, что и не сочтешь!

Первый из них - это князь Монте-Веро, но у него есть основания радоваться, и я не в обиде на него за это. Когда я выйду отсюда, то первым делом сверну голову его любимцу...

Далее, моей смерти обрадуются полицейские чиновники, потому что избавятся от человека, причинившего им столько забот и писанины,- о, я это хорошо знаю, сам когда-то был канцеляристом!

Их тоже можно понять - приходится либо умирать с голоду, либо самим воровать и брать взятки; попробуй-ка прокормить семью на жалованье пятнадцать талеров в месяц, при этом прилично одеваться и платить налоги! Они и шагу не могут ступить без особого соизволения начальства, только голодать им дозволяется в любое время!

Ну, кто еще? Палач будет рад моей смерти, но и ему я прощаю, так как казни составляют его единственный доход.

Тюремщик Гирль, вероятно, тоже будет доволен, что избавится от столь беспокойного арестанта,- он не очень-то мне доверяет и правильно делает! Кто знает, остался бы он в живых сегодня вечером, если бы не помощь барона...

А сколько любопытных рады будут увидеть преступника на гильотине! Может быть, кое-кто из зрителей и сам когда-нибудь познакомится с ней, но уже не вырвется из ее объятий.

Но все вы, ждущие моей смерти, будете обмануты, ожидание и радость ваши напрасны, последний час господина Фукса еще не настал!

Девять часов. Сейчас, должно быть, Гирль отдаст мне свой последний визит..."

Этими словами Фукс завершил свой внутренний монолог.

Послышались тяжелые шаги, кто-то подошел к двери камеры. Фукс уселся на соломенное ложе, под которым хранился маскарадный наряд. В камере было темно, прежде в это время всегда уже горел фонарь. Однако в эту ночь его должны заменить восковые свечи.

Лязгнул замок, дверь отворилась, и вошел Гирль, дюжий и угрюмый тюремщик. В одной руке он держал фонарь, в другой - связку ключей.

Сколько раз наносил Гирль последние визиты заключенным в Ла-Рокет!

- Ну, Гирль! - воскликнул Фукс, в то время как тюремщик тщательно подметал углы камеры,- как там мои дела?

- Ничего не знаю,- буркнул тот.

- Я хотел бы проститься с вами.

- Это вы всегда успеете. Встаньте, я приведу в порядок вашу постель.

"Вот это уже лишнее,- подумал Фукс,- знал бы он, что там лежит!..."

Вслух он приветливо сказал:

- Полно, не беспокойтесь, я сам приберу свою солому.

Гирль сегодня, в последний свой визит, казался добрее, чем обычно. Он пожал плечами, отошел от постели и принялся мыть старый стол, стоявший посредине.

- Вы останетесь здесь на ночь? - спросил Фукс.

- Нет, после десяти часов я свободен на целые сутки.

- Прощайте, Гирль! - Фукс протянул надзирателю руку.- Вы ужасно сердитый и ворчливый, но я не сержусь на вас.

Гирль недоверчиво следил за каждым движением заключенного.

- Желаю вам побыстрей свести счеты с жизнью,- угрюмо сказал он.- Я думаю, она стала уже тяготить вас.

- Это как сказать,- неопределенно произнес Фукс.

- У вас есть какое-нибудь желание? - спросил Гирль, ставая фонарь на стол.

- Нет, благодарю вас,- спокойно отвечал Фукс, сидя на своей соломенной подстилке с таким выражением, будто он находился в трактире и хозяин спрашивал, чего он еще желает.

- Да пребудет с вами милость Божия,- пробормотал Гирль и вышел.

Лязгнул двойной замок, послышались удаляющиеся шаги. Фукс встал с постели, на цыпочках подошел к двери и прислушался. Скоро пробьет десять, и Гирля сменит другой надзиратель.

Фукс приподнял четырехугольную форточку в двери и выглянул в коридор, слабо освещенный газовыми горелками. Отверстие было слишком маленькое, чтобы он мог просунуть голову, а ему хотелось взглянуть, сколько сторожей находится на другом конце коридора, там, где начиналась лестница, ведущая к привратнику, и где коридор упирался в апартаменты начальника тюрьмы.

Он замер, прислушиваясь. На том конце коридора о чем-то тихо переговаривалось несколько человек. Вдруг послышался голос господина д'Эпервье: он собирался уезжать и приказывал надзирателям принести из его кабинета бутылки, стаканы, свечи - все, что по закону полагалось приговоренному, чтобы скрасить его последнюю ночь.

Фукс злорадно засмеялся: тюремщики усердно заботились о нем.

- Молодцы, ребята,- прошептал он,- стаканчик вина мне очень был бы кстати, но вы слишком дорого берете за него, через час я раздобуду гораздо дешевле.

Фукс быстро переоделся в красную рубаху и панталоны с сапогами; сапоги оказались немного велики, но это ничего не значило. Помощник палача не забыл положить с другими вещами и свою широкополую шляпу.

Фукс надел ее и надвинул на лицо.

Но оставалась еще одна деталь, которая могла легко его выдать, а именно - рыжая борода.

Но для такого опытного и находчивого преступника, как Фукс, подобное затруднение представлялось сущим пустяком. Он раскрыл фонарь, смочил пальцы в масле, вымазал их в печке сажей и этой жирной краской принялся натирать бороду, очень скоро ставшую совершенно черной.

Он зажал в кулаке ключ и обратился в слух, но звуки шагов в коридоре никак не стихали.

Было уже около десяти часов.

Но Фукс хотел еще подшутить над господином, который придет к нему в одиннадцать часов.

Соломой из матраца он набил снятые брюки и рубаху таким образом, что получилось чучело. Он уложил его на постель, из шейного платка соорудил подобие головы и, пристроив к туловищу, подсунул под нее подушку.

Если бы кто-нибудь вошел или взглянул в отверстие двери, то мог бы принять это чучело за него самого.

До сих пор все шло отлично, теперь бы еще посчастливилось выйти неузнанным из тюрьмы.

Фукс обладал качеством, незаменимым в рискованных предприятиях,- он всегда был уверен в успехе. Чувство страха было ему незнакомо, да и чего в данном случае бояться? Что могло быть хуже того, от чего он пытался спастись?

Если его узнают, то вернут в камеру, и утром он взойдет на эшафот. Если же удастся бежать, то ему открыты все дороги.

Но пора, однако!

Через отверстие в двери он следил за коридором, чтобы улучить минуту, когда там никого не будет, и выйти из камеры.

- Чертовы негодяи, шатаются взад-вперед,- пробормотал он сквозь зубы.

По коридору шли два тюремщика, Гирля среди них не было... Уже одиннадцатый час, нельзя терять времени. Незаметно дверь не открыть.

Он громко постучал и воскликнул, изменив голос:

- Эй, отоприте!

Тюремщики даже не взглянули в его сторону.

- Оглохли вы, что ли? - крикнул он громче.- Отоприте дверь!

Если в эту минуту явится настоящий помощник палача, он пропал!

Один из тюремщиков подошел.

- Кто там кричит? - грубо спросил он.

- Отоприте! Гирль впустил меня к приговоренному и снова запер дверь; я хочу выйти.

- Кто вы такой? - спросил надзиратель и заглянул в отверстие.- А, это вы,- сказал он, увидев помощника палача.- Сейчас я вам открою. Гирль не имеет права оставлять дверь незапертой. Он уже сменился и, видать, забыл предупредить меня о вашем приходе.

Звякая ключами, надзиратель отворил дверь.

- Проклятый хитрец! - пробормотал Фукс, выйдя в коридор и указывая на свой каземат.

- Вы скоро положите конец его хитростям,- осклабился надзиратель.

Фукс кивнул на прощание и, пройдя мимо второго тюремщика, спустился по лестнице. Сердце его учащенно билось.

Внезапно раздался сильный стук. Кто-то колотил во входную дверь.

Вдруг это настоящий помощник палача?!

Фукс остановился и сделал вид, что отряхивает панталоны. Привратник вышел из своего помещения и отворил дверь, ведущую во двор. Фукс из-под руки взглянул на вошедших и облегченно выпрямился - это были судья и священник.

- Черт возьми,- пробомортал он,- надо торопиться!

Твердыми шагами прошел он мимо черных фигур судьи и священника, пожелав им доброго вечера, и крикнул привратнику:

- Отворите!

Тот с удивлением оглядел человека в красной рубахе.

- Не иначе, вы пролезли через замочную скважину, а? - заметил он, смеясь.- Я вас не впускал.

- Меня впустил мой старый друг,- отвечал Фукс грубым голосом, в то время как священник и судья поднимались по лестнице.

- Я и говорю, что вы связаны с чертом! - продолжал шутить привратник.

- Не спорю,- отвечал Фукс,- но в данном случае все очень просто: меня впустил господин д'Эпервье через ворота, выходящие на улицу. Он вышел, а я вошел.

- Это другое дело,- сказал привратник.- Господин обер-инспектор может позволить себе подобные исключения.

И привратник спокойно отворил перед Фуксом тяжелую дверь, зная, что господин д'Эпервье действительно уехал в десять часов.

Фукс оказался во дворе. Оставалось преодолеть последнее препятствие.

Мерными шагами он пересек двор. Привратник отворил ему большие ворота, выходящие на площадь.

- Благодарю! - воскликнул Фукс. Он был на свободе.

Ничего не подозревающий привратник запер ворота.

Фукс радостно засмеялся, стоя на площади Ла-Рокет возле почти готового для него эшафота.

Шел дождь со снегом, и на расстоянии десяти шагов ничего нельзя было различить.

Вздохнув полной грудью, Фукс подошел к эшафоту. Подмостки для гильотины были уже построены, черное сукно, покрывающее эшафот, к утру должно было совсем промокнуть.

Палач, четверо его помощников и кучер в этот момент как раз переставляли с воза на помост тяжелую деревянную раму гильотины.

Фукс стоял в стороне и посмеивался, глядя на этот инструмент, вовсе не располагающий к смеху. Вдруг он увидел на ступеньках эшафота большой кусок мела, принесенный, вероятно, кем-нибудь из работников для разметки досок.

В голову Фукса пришла новая мысль; он взял мел и, выждав, когда наверху занялись укреплением гильотины, подошел к ступеням и сделал на черном сукне какую-то надпись большими буквами в том месте, где дождь не мог смыть ее.

Заканчивая писать, он услышал громкие крики, донесшиеся со стороны тюрьмы.

Шло к полуночи.

Шум на тюремном дворе усилился, зазвучал сигнал тревоги.

"Глупцы,- подумал Фукс,- они ищут меня в стенах тюрьмы, а я уже на свободе!"

В надежде, что беглеца схватят, эшафот не снимали до самого утра. А когда рассвело, толпы парижан смогли прочесть на черном сукне насмешливые, немного уже стертые слова:

"На этот раз вам нечего было смотреть. Прощайте, парижане! Фукс, заключенный в Ла-Рокет".

Можно представить себе, какую огласку получил этот дерзкий побег. Известие о нем дошло даже до императора. Лучшие сыщики Франции были подняты на ноги, но старания их ни к чему не привели. Фукс и его товарищ Рыжий Эде как сквозь землю провалились.

XIX. ЗАВЕЩАНИЕ СТАРОЙ УРСУЛЫ

В особняке на улице Риволи царило счастье, которое можно было сравнить с весенней лунной ночью.

Счастье это не согревало и не оживляло, как яркий солнечный луч, но оно было как бы первым лучом надежды, пробившимся сквозь долгую ночь.

И могло ли быть иначе?

Маргарита нашла своего отца и, как страждущая Магдалина, прильнула к его руке; он бережно вел ее по пути покорности и самоотвержения. Сердцем, исполненным любви, привлек он ее к себе, с отцовской заботливостью обратив ее сердце к Богу, и сам, полный надежды, старался и ее ободрить.

Часто, когда погода была хорошая, они вместе гуляли по аллеям парка, тогда как Иоганн и Жозефина были заняты своими детскими играми.

Эбергард ненавязчиво старался внушить своей дочери возвышенные мысли, а однажды подарил ей ладанку с тремя эмблемами: солнцем, крестом и черепом, чтобы в тихие ночные часы она, подобно ему самому, думала об их значении и в толковании этих символов черпала новые душевные силы.

Маргарита усматривала в благословении отца прощение от Бога.

Не думая о том, что она как дочь князя могла бы иметь другое прошлое, радостное детство и прекрасную молодость, не обвиняя того, кто причинил ей тяжелое горе, она крепла духовно и телесно среди мирной благодатной обстановки и благодаря неясным заботам, которыми окружил ее горячо любящий отец.

Маргарита благодарила Матерь Божию за милость, даровавшую ей и ее ребенку доброго, всепрощающего князя, ни единым взглядом или словом не упрекнувшего ее, дружески протянувшего ей руку помощи и окружившего вниманием и чуткостью.

Милость эта так трогала ее, что она думала о ней не иначе, как со слезами умиления.

Иногда, просыпаясь среди ночи, она подходила к высокому окну особняка, глядела на деревья в парке и вспоминала ту роковую ночь, когда она, беспомощная, бродила одна среди холода и вьюги.

Тихой молитвой поминала она покойного Вальтера, пожертвовавшего для нее всем, решительно всем, даже жизнью; не раз думала она и о пропавшем ребенке, брошенном ею на дороге к кладбищу Святого Павла.

Часто мысли ее переносились к возлюбленному Вольдемару, теперь, быть может, совсем забывшему ее. Но Маргарита все равно молилась за того, кто больше всех влил горечи в чашу ее жизни, молилась от всей души и со слезами на глазах. До сих пор она любила его всею силою своего израненного сердца.

Обливаясь горькими слезами, она говорила себе, что никогда больше не увидит его и нет никакой надежды когда-нибудь прильнуть в невыразимом блаженстве к его груди.

Последняя их встреча происходила в его дворце, на пороге их вечной разлуки, но не горечь вынесла она от этого свидания, а высокое ощущение блаженства. Замирая от счастья, внимала она тогда его словам, которым суждено было остаться для нее вечным утешением: он любит, любит ее так же горячо и преданно, как она его.

О сердце человеческое, претерпевшее столько страданий, какая малость способна тебя утешить!

Маргарита обмирала при воспоминаниях об этом блаженном часе и втайне, так втайне, что и сама не решалась в том признаться себе, надеялась когда-нибудь снова увидеться с принцем. Она не спрашивала себя, какие последствия может иметь эта новая встреча, гнала от себя неосуществимую эту надежду - и все-таки надеялась.

Если бы она знала, что Вольдемар так же горячо жаждет ее видеть, что он оплакивает ее как умершую, что стоит ей подать знак, и он, превозмогая все препятствия, примчится к ней на край света - если бы она все это знала, надежда ее обрела бы под собой почву...

Отойдя от окна, она тихо целовала в щечку свою спящую дочь и сама укладывалась в мягкую шелковистую постель, но тягостные воспоминания подстерегали ее и здесь. Она видела себя в лесу, зимней ночью, после того как ее, беспомощную и беззащитную, вытолкали на улицу; видела себя лежащей на постели из листвы в хижине лесника, который приютил ее из сострадания; вспоминала, как, скорчившись, сидела она на гнилой соломе в монастыре... А теперь она покоится на пуховых, обшитых кружевами подушках в доме князя, ее отца.

Тут же рядом спало ее нежное дитя, которого она вынуждена была отдать в воспитательный дом. Дитя это превратилось в очаровательную девочку, которая не могла не вызывать улыбку счастья у молодой матери. Но в улыбке этой крылась, однако же, и горечь: Маргарита вспоминала другого ребенка, навеки для нее утерянного. Тягостные мысли об этом пропавшем без вести младенце омрачали ее радость.

Но как бы там ни было, она от души благодарила небо за все ниспосланные ей милости и своего отца, который вернул ее к жизни.

Итак, в особняке на улице Риволи воцарились мир и счастье, чему Эбергард был рад больше всех. И ничто не подсказывало ему, что в этот светлый дом скоро придет беда...

Что касается верных слуг Мартина и Сандока, то они не очень-то доверяли внешнему спокойствию и охраняли особняк с удвоенным рвением. Это и послужило причиной того, что Фукс, как ни старался, не смог выполнить своего обещания.

- Отсрочить - не значит отменить,- заметил Шлеве в ответ на просьбу Фукса дать ему больше времени.

...Настал конец зимы. От снега и льда не осталось даже воспоминаний в Париже и его окрестностях.

В парке особняка Эбергарда трудились садовники. Князь намеревался остаться здесь со всем семейством на лето.

А затем - прощай, Франция! Корабль "Германия" стоял в доках города Нанта и должен был по первому сигналу отплыть в Бразилию.

Эбергард отказался от мысли найти второе дитя Маргариты; он счел его умершим, и дочь думала точно так же.

Однажды князь получил из императорского кабинета приглашение самого Наполеона - император изъявлял желание, чтобы Эбергард вместе со своим питомцем Иоганном приняли участие в последней охоте, назначенной через десять дней.

Все высокопоставленные лица, удостоившиеся приглашения, должны были в назначенный день собраться в загородном замке Сен-Клу и оттуда выехать на охоту.

Князь Монте-Веро только один раз появился при дворе Наполеона, он вообще избегал шумной светской жизни. Тем не менее, он не мог отказаться от этого приглашения, которым император оказывал князю особое внимание, включив в приглашение и его питомца.

Маленький Иоганн показал себя прирожденным наездником и на своем Исландце, маленькой красивой лошадке, выкидывал разные фокусы к большому удовольствию Жозефины. Он очень обрадовался возможности побывать на настоящей охоте и увидеть императора.

Для своих четырнадцати лет он был отлично развит физически. По случаю предстоящей охоты ему сшили охотничий костюм, и в этом наряде верхом на лошади и с небольшим ружьем за плечами он выглядел премило.

Под руководством Мартина он прилежно упражнялся в стрельбе, пока не достиг такой ловкости, что почти не давал промахов.

Радовало Эбергарда и то, что его питомец, делая быстрые успехи во всех науках, стал, вместе с тем, говорить так чисто, что трудно было поверить, будто он когда-то был немым.

Кроме того князь не мог нарадоваться искренней братской любви, которая возникла между Иоганном и Жозефиной. Они буквально не могли жить друг без друга; Жозефина с беспокойством спрашивала Эбергарда, долго ли они будут находиться на охоте, и когда узнала, что три-четыре дня, то заявила, что поедет вместе с ними.

- На придворных охотах не ездят в экипажах, а только верхом,- объяснил ей в ответ Иоганн.- Даже дамы, желающие принять участие в подобной охоте, надевают охотничьи костюмы и ездят верхом, а ты и держаться не умеешь на лошади.

- Да, ты прав,- с сожалением отвечала девочка.- Придется мне остаться дома и утешить себя тем, что ты важничаешь и хвастаешь своим умением. Но ничего, я попрошу берейтора, и он научит и меня ездить верхом, тогда мы вместе сможем совершать прогулки в Булонском лесу.

- Ишь, какие смелые у тебя мысли,- посмеивался Иоганн.- Но дядя Эбергард не позволит тебе этого, потому что девушке вовсе незачем объезжать лошадей.

Нечто подобное Эбергард говорил недавно, и теперь, заслышав, как Иоганн важно повторяет его слова, он переглянулся с Маргаритой и невольно рассмеялся.

- Ах, милый дедушка! - воскликнула Жозефина и подбежала к нему с раскрытыми объятьями.- Не правда ли, ты велишь берейтору научить меня ездить верхом?

Иоганн с улыбкой смотрел на князя в ожидании ответа.

- Будет видно,- ласково сказал Эбергард.- Во всяком случае, прежде тебе надо получить разрешение матери.

- Мамочка, милая, ты позволишь мне? Разве ты сама не умеешь сидеть в седле?

- Нет, девочка моя, не умею и думаю, что нам обеим следует этому учиться, и не столько для того, чтобы ездить в Булонский лес, сколько для верховых прогулок в окрестностях Монте-Веро, о котором твой дедушка столько мне рассказывал.

Эбергард в знак согласия кивнул, и Жозефина радостно захлопала в ладоши.

- Так мы будем вместе кататься в Монте-Веро? О, как я рада! А когда мы туда поедем?

- Очень скоро, милая Жозефина,- с улыбкой отвечал князь, а Маргарита не могла нарадоваться счастью дочери.

- И мы все поедем? - не унималась девочка.- Иоганн тоже?

- Конечно! Неужели ты думаешь, что мы оставим его здесь?

- О нет, нет! Если он останется, я тоже останусь! - воскликнула Жозефина и, обхватив юного охотника, прежде чем он успел опомниться, закружилась вместе с ним по лужайке.

Чтобы не утомлять охотничьих лошадей, Эбергард решил послать их вперед с Сандоком, а самим отправиться в карете.

Мартин с видом знатока проверил и пристрелял перед отъездом ружья князя и его питомца, тщательно их почистил и заботливо упаковал необходимые для охоты вещи.

Сандок выехал с лошадьми на два дня раньше господ, чтобы благородные животные могли отдохнуть перед охотой в конюшнях Сен-Клу.

Наконец настал день отъезда. Иоганн прыгал от счастья и нетерпения.

Элегантный охотничий костюм необычайно шел к его лицу и фигуре, и когда они вместе с князем спустились на веранду, чтобы попрощаться с Маргаритой и Жозефиной, его можно было принять за родного сына Эбергарда.

Не по возрасту рослый, он обещал со временем стать таким же высоким и красивым, как князь.

Эбергард поцеловал свою дочь и погрустневшую Жозефину, отдал распоряжения Мартину. Последнее было совершенно излишне, потому что честный кормчий всегда готов был не колеблясь отдать свою жизнь за хозяина и его близких.

- Не беспокойтесь, господин Эбергард,- заверил он,- когда Мартин за штурвалом, корабль плывет верным курсом.

Князь протянул руку старому моряку, перенесшему вместе с ним столько житейских бурь. Иоганн прощался с Маргаритой и Жозефиной. Он шутил, был возбужден и весел, он так радовался предстоящей охоте, а Жозефина... Жозефина плакала!

О чем грустила прелестная девочка, ведь Иоганн и ее дедушка должны были вернуться через несколько дней. Или у нее появилось предчувствие, что вернется только один из них?

Не потому ли ее так печалило расставание, особенно с Иоганном, верным товарищем ее детских игр?

Великолепный экипаж князя, запряженный двумя вороными конями чистейшей крови, ждал у подъезда особняка. Богато одетый кучер восседал на козлах, лакей в ливрее стоял у дверец кареты.

Сбруя лошадей, богатая, но не бросающаяся в глаза, отделана была чистым серебром.

Эбергард и Иоганн сошли с веранды и уселись в карету, лакей занял свое место на козлах.

Маргарита и Жозефина махали платками, Мартин держал свою морскую фуражку в руке. Карета выехала в ворота, свернула по улице и скоро скрылась из глаз. Мартин вернулся к своим повседневным делам, а мать с дочерью отправились в парк.

Они удивительно походили друг на друга.

Четырнадцатилетняя Жозефина, чьи светлые волосы локонами ниспадали на плечи, была гибка, прекрасно сложена и движениями своими неуловимо напоминала мать. А Маргарита выглядела точной копией известного изображения кающейся Магдалины - те же тонкие черты бледного лица, та же грусть и задумчивость во взоре; волосы ее, такие же светлые, как у дочери, были всегда гладко причесаны.

Черное платье ее с высоким воротом падало вниз широкими складками; ни одного украшения не было на дочери князя, ни одно кольцо не блестело на ее тонких белых пальцах; точно в трауре по близкому человеку, гуляла она по благоухающему парку, держа Жозефину под руку.

Прошлое никак не хотело отпускать ее и тяжелым камнем лежало у нее на сердце. Она не могла выбросить из памяти картины, постоянно встающие перед глазами. Она обрела отца и благодарила небо за эту милость; но какой же тайной окутано существование ее матери?

Она не решалась спрашивать об этом, а Эбергард считал преждевременным открывать ей эту тайну. Он понимал, что ей необходимо прежде побороть в себе душевные страдания, укрепить силу воли, научиться властвовать собой и лишь потом уже делить горе своего отца.

Чрезвычайно предан ей как дочери своего повелителя был Мартин. Он считал, что его почтительность должна хоть в какой-то мере сгладить те страдания и испытания, которые выпали на ее долю.

Иногда его заботливость выглядела несколько неуклюже и грубовато, но Маргарита чувствовала, какие добрые побуждения руководят старым моряком, и с благодарностью принимала доказательства его преданности. А он, глядя ей вслед, когда она прогуливалась с дочерью по парку в ореоле привычной грусти, сокрушенно покачивал головой и бормотал себе под нос:

- Бедняжка, она все еще не может найти покоя. Если бы мы были в Монте-Веро, ее не мучили бы разные воспоминания. Не приведи Господь, просто сердце сжимается, как подумаешь об этом. Там она забыла бы и принца, и свое тяжелое прошлое и нашла бы, чем занять мысли... С какой любовью смотрит она на дочь, ее улыбка при этом - как луч солнца на пасмурном небе. Да, надо отдать должное господину Эбергарду, он многого уже достиг и достигнет еще большего, только бы все было благополучно. Но внутренний голос говорит мне, что скоро объявится принц Вольдемар, и все закрутится снова. Глаза б мои его не видели! Черт побери, я тоже когда-то любил одну девушку, но она не смогла стать моей, и я покорился судьбе... Да, и я знавал любовь, но такого чувства, как у благородной дочери господина Эбергарда, не доводилось встречать... Молчи, Мартин, не твое это дело! Главное, чтобы принц не объявился, тогда с течением времени и она успокоится и все пойдет хорошо.

Так рассуждал Мартин, направляясь к флигелю, занимаемому прислугой, а Маргарита и Жозефина тем временем дошли до ворот и хотели было повернуть назад, как вдруг внимание их привлекла маленькая согбенная женщина в таком странном наряде, что он невольно заставлял оборачиваться.

То была старая цыганка, всматривающаяся своими блестящими черными глазами в окна домов и ажурные решетки оград. На ней было широкое цветастое платье в оборках, на босых ногах сандалии. Накидка вроде испанской капы наброшена была на голову, из-под нее виднелся пестрый платок, надвинутый на лоб.

Костлявой рукой она придерживала у шеи накидку, а в другой руке держала жаровню.

- Сударыня, погодите! - вскричала она вдруг на ломаном французском языке, который Маргарита начала немного понимать с тех пор, как нашла Жозефину.- Постойте, прошу вас! Старая Цинна хочет предсказать вам ваше будущее!

С этими словами цыганка просунула сквозь решетку ограды худую руку, предлагая Маргарите дать ей свою, а жаровню поставила рядом с собой на мостовую.

Маргарита ласково покачала головой.

- Благодарю вас, бабушка. Жозефина, подай старушке милостыню.

Прелестная девочка вынула из своего маленького красивого кошелька монету и подала цыганке.

- О добрая барышня! - воскликнула старушка и поцеловала маленькую ручку Жозефины, прежде чем та успела ее отдернуть.- Но позвольте старой Цинне отблагодарить вас! Пожалуйте ручку, сударыня!

Она еще дальше просунула сквозь решетку грязную худую руку, на которой можно было рассмотреть каждую жилочку. Маргарите стало жаль ее, и она подала руку.

- Левую, сударыня, левую! - со странной усмешкой произнесла цыганка, не выпуская, однако, правой руки в надежде получить левую.

- Позволь бедной женщине предсказать нам будущее! - с детской непосредственностью попросила Жозефина.

Маргарита снисходительно улыбнулась и протянула левую руку. Старуха цепко схватила ее.

Влекомая любопытством, Жозефина подошла к самой решетке и всмотрелась в лицо цыганки, поразившее ее. Маленькое, желтое, как пергамент, оно было испещрено морщинами. Длинный тонкий нос загибался книзу и кончиком своим почти сходился с подбородком, а впалый рот, казалось, не сохранил ни единого зуба. Маленькие хитрые глазки выглядывали из глубоких грязных морщин, и накидка, не поддерживаемая более рукой, открывала длинную тощую шею. Вообще вся фигура ее несла на себе печать нужды и лишений.

- Ах, старая Цинна много видела и слышала,- бормотала она, в свою очередь вглядываясь в лицо Маргариты,- многим графам и князьям предсказывала она будущее, и все ее предсказания сбывались. Цинна даже предсказала судьбу королю Испании Франсиску, мужу королевы Изабеллы; когда маршал Серрано был еще новорожденным младенцем, Цинна видела корону в его руках, и так оно и будет, так и свершится!

Маргарита со все большим вниманием вслушивалась в речь старухи, и хотя верила далеко не каждому слову, зная способность цыганок врать и обманывать, тем не менее внимала ей с интересом.

Старуха умолкла и, прежде чем заглянуть в ее ладонь, обратила взор к небу и прошептала несколько слов - молитву или магическое заклинание; после этого она громко произнесла:

- Итак, милостивая госпожа, сейчас вы услышите все, что должно с вами произойти. Обращайте внимание на каждое слово старой Цинны, каждое ее слово - правда, которая непременно сбудется! Потом я и маленькой барышне предскажу ее будущее,- пообещала болтливая старуха.

Затем она повернула руку Маргариты ладонью вверх, перекрестила и стала всматриваться в ее линии.

Лицо цыганки выразило ужас, и она воскликнула:

- О бедная, бедная госпожа, сколько слез вами пролито за вашу недолгую жизнь, очень много слез! Но Боже мой, что же такое произошло, что бедная молодая дама перенесла такие страдания?... Знатная дама,- добавила она,- цыганка Цинна видит, что вы очень важная дама, потому что отец ваш богат и носит высокий титул!

Маргарита с изумлением слушала цыганку.

- Знатную даму,- продолжала Цинна,- любит инфант, и от этого последуют еще слезы. Знатная дама тоже любит инфанта, но он далеко отсюда, очень далеко. У вас двое детей! Знатная дама, должно быть, супруга инфанта и имеет двух детей - девочку и мальчика. Девочка - вот она,- и старуха посмотрела на Жозефину своими проницательными глазами.- А мальчик - о!...

Старуха замолчала, и на лице ее появилась скорбная гримаса. А Маргарита так была поражена ее словами, что лишилась дара речи.

- Ах, бедная знатная дама! - воскликнула она наконец.- Несчастный мальчик должен умереть очень скоро... Он умрет завтра, и много слез будет пролито здесь в палаццо!... Да, много линий, много перемен, очень много перемен - разнообразная и запутанная судьба! А вот здесь внизу линия... О, это хорошая линия, знатная дама будет счастлива - старая Цинна увидела, наконец, и самого инфанта!...

Маргарита с напряженным вниманием следила за речью цыганки и горестно воскликнула:

- Мальчик, мой мальчик! Разве он жив? Вы говорите, завтра он умрет? Боже мой, отчего же?

- Много врагов, много злых врагов, знатная донья. Завтра же откроется тайна относительно мальчика... О, старая Цинна все знает, старая Цинна видит будущее перед собой и каждому может сказать, что ему предстоит. Еще много слез, знатная донья, очень много слез! Линии на ладони разбросаны, а это предсказывает тяжелые минуты...

Маргарита в горестной задумчивости опустила руку, и цыганка схватила левую руку Жозефины.

- Вы - маленькая дочь инфанта,- заверила старуха, загадочно улыбаясь девочке.- Тоже было много слез, но в будущем они превратятся в жемчужины, в крупные красивые жемчужины. Молодой инфант явится через три дня с печальным известием... О, знатный инфант, сын королевы или императрицы будет со временем супругом этой маленькой инфанты! Много счастья, очень много счастья, но потом, в будущем, и далеко отсюда, под чужеземными кущами! Все, все уедут далеко, по ту сторону моря, очень далеко отсюда, и там будут счастливы. Маленькая дочь знатного инфанта увидит себя в окружении отца, матери и красивого супруга - но до этого еще много слез, очень много слез!

Маргарита наконец овладела собой, хотя слова цыганки произвели на нее большое впечатление, и, уводя от нее Жозефину, дала старухе в вознаграждение золотую монету.

- О, это слишком много!- воскликнула цыганка.- Ведь Цинна говорила только то, что показывало ей сочетание линий на руке!

- Оставьте это себе, - сказала Маргарита, - я дарю вам от всей души!

Цыганка поблагодарила ее по-испански и, подхватив свою жаровню, побрела дальше, зорко поглядывая по сторонам.

Следует заметить, что такие цыганки, перебравшиеся из Испании в Париж, вовсе не редкость и зарабатывают хорошие деньги в этом всемирно известном городе.

Предсказания старухи произвели на Маргариту тягостное впечатление. Слова ее были довольно бессвязны, но Маргарита уловила их главный смысл - оказывается, ей предстоят еще слезы, сколько же их будет в ее жизни?!

А мальчик, ее сын, брошенный ею в лесу? Неужели он остался жив и теперь ему угрожает смертельная опасность? Мысль эта угнетала ее больше всего. Старая цыганка сказала, что он неподалеку и должен завтра умереть. Где же он находится? Неужели его нельзя спасти?

Отослав Жозефину на веранду, Маргарита подбежала к решетке и окликнула цыганку, которая отошла уже довольно далеко.

- Сжальтесь надо мной! - умоляюще произнесла Маргарита.- Вы говорили о мальчике, моем сыне. Неужели он завтра должен умереть? Я должна найти его и спасти!

- Ах, напрасно, знатная донья, совершенно напрасно,- сказала цыганка,- но покажите мне еще раз руку, я погляжу, где точно кончается линия мальчика!

- Скажите мне, умоляю вас! - просила Маргарита, подавая ей снова левую руку.- Если вы сказали правду, я умру от страха и горя!

- Я все это очень хорошо понимаю, знатная донья, но помочь нельзя! То, что показывает линия на руке, должно свершиться, то, чего вы так боитесь, неизбежно произойдет.

- Но скажите, по крайней мере, где этот мальчик живет и почему он должен завтра умереть?

- У него есть злые враги, знатная донья; он умрет от злых врагов и неподалеку от вас, но знатная донья не сможет ни уберечь, ни спасти его! Уже отлиты пули, которыми он будет убит... Ему суждено умереть, знатная донья, и он умрет!...

- Это невозможно, вы лжете! - воскликнула Маргарита, с трудом сдерживая слезы.- Каким образом мое дитя может быть недалеко от меня?

- Я никогда никому не лгала, знатная донья. Все будет так, как я сказала. Старая Цинна умеет читать будущее.

- О Матерь Божья, помоги мне спасти моего мальчика! - в отчаянье воскликнула Маргарита, воздев руки к небу.

- Никакая молитва не поможет, знатная донья, ни молитва, ни попытки отыскать ребенка! Все, что предначертано судьбой, должно свершиться,- сказала старая цыганка, удаляясь от ограды.- Поберегите ваши слезы, много еще предстоит вам горя и несчастий, пока не засияет ясный луч счастья.

С этими словами старая Цинна растаяла в вечернем сумраке, а Маргарита закрыла лицо руками.

- Ты жив,- в отчаянье шептала она,- ты, которого я так жаждала увидеть, чтобы быть вполне счастливой. Ты, кого я, потеряв рассудок, бросила на произвол судьбы в ту страшную ночь, ты, оказывается, жив! Но я обрела тебя, неизвестного мне, только затем, чтобы снова лишиться? О, горе мне! Это ужасно, но это - справедливая кара Господня, я достойна этого горя!

Маргарита вытерла слезы и пошла к веранде, где Жозефина, тоже плача втихомолку, поджидала свою мать, чтобы вместе с ней отправиться после ужина в спальню.

У обеих было тяжело на душе, но ни мать, ни дочь не могли предчувствовать, каким тяжелым горем обернется для них предсказание старой цыганки.

Обе даже внутренне раскаивались, что дали ей руки для гадания.

Вскоре особняк князя Монте-Веро на улице Риволи погрузился в полный мрак, потушены были даже канделябры в покоях матери и дочери.

Глубокая тишина воцарилась и в парке, и в особняке, двери которого стараниями Мартина были накрепко заперты.

Юная Жозефина уснула, молясь за дедушку Эбергарда и дорогого ей Иоганна.

Маргарита же не спала; в глубокой задумчивости лежала она на шелковых подушках, сменивших, благодаря ее отцу, прежнюю постель из прелой соломы.

Слова старой цыганки все еще звучали в ее ушах, и она не могла успокоиться.

Наконец около полуночи ей удалось уснуть, но всю ночь ее тревожили тяжелые беспокойные сны.

Она видела себя в загородном дворце императора, вокруг нее чинно двигались разнаряженные гости, на ней самой был надет превосходный охотничий костюм.

Внезапно ее увидела императрица Евгения и подошла; она была очень ласкова с дочерью князя, даже подала ей руку и позволила ехать во время охоты рядом с собой.

Императрица была так хороша, что Маргарита не могла ею налюбоваться.

И вдруг появился ее заклятый враг, камергер принца Вольдемара! Он всегда приносил с собой несчастье, этот негодяй.

Маргарита побледнела, когда это чудовище подняло на нее свои злые серые глаза; она кинулась искать спасения и чуть не падала в обморок от страха.

Вдруг она оказалась наедине с ним; она бросилась бежать, он за ней; гонимая страхом, она побежала вниз по лестнице.

Он, прихрамывая, все гнался за ней.

Выбежав из дворца, она устремилась к ближайшему дереву, и началась погоня вокруг него.

Маргарита выбилась из сил, ноги отказывались служить ей, она хотела вскрикнуть, позвать на помощь, но и голос ей не повиновался, она словно онемела. Преследователь уже хватал ее за платье. Вдруг грянул выстрел, барон громко засмеялся, Маргарита упала, сраженная пулей... и проснулась.

Она вся была в испарине, крупные капли холодного пота падали со лба на шелковые подушки.

Все, что происходило во сне, явственно стояло у нее перед глазами, звук выстрела еще раздавался в ушах. Она вскочила на постели, беспомощно озираясь вокруг. Но в комнате никого не было, кроме мирно спящей Жозефины. Она хотела позвонить, но раздумала, не желая понапрасну будить прислугу; здравый смысл взял верх над испугом, причиненным дурным сном.

Вечером Мартин, осмотрев парк и особняк и найдя все в порядке, отправился в комнату, где спали прежде маленький Иоганн и старая Урсула.

Эта комната оставалась незанятой с той еще ночи, когда в ней бушевал пожар, жертвой которого пала таким ужасным образом старая няня мальчика.

Спальню эту, так же как и остальные комнаты особняка, поврежденные пожаром, тотчас отремонтировали и привели в прежний вид, но обитатели особняка все-таки ее избегали: она вселяла в них непонятный ужас.

Комнаты Маргариты находились в другом крыле этого большого роскошного особняка.

Мартин решил проводить в этой незанятой комнате те ночи, когда господин Эбергард находится в отлучке. Старого моряка успокаивала мысль, что он будет находиться внутри дома и охранять его. Он опасался, как бы злоумышленники, уже не раз покушавшиеся на жизнь и покой обитателей особняка, не воспользовались бы отсутствием князя для новых злодеяний. Это было тем более вероятно, что дошли слухи о том, что Фукс каким-то образом бежал из тюрьмы накануне казни и теперь находится на свободе.

- Черт побери,- бормотал он сквозь зубы,- будь я на месте господина Эбергарда, давно перестрелял бы этих злодеев! И все они должны погибнуть, иначе не видать нам покоя! И не только негодяй Фукс и Рыжий Эде, но и проклятый барон, подстрекающий их на все эти злодеяния; по правде сказать, и графиня тоже, но господин Эбергард и слышать об этом не хочет, он слишком добр и великодушен! Нет, будь я на его месте, этих трех негодяев давно бы нашли где-нибудь мертвыми! Но всему свое время, придет и их час, и мы еще сочтемся с ними за все! А этот злодей, который насмехается над императорской властью и совершает побег, чтобы продолжить свои кровавые дела? Не советую ему попадаться мне в руки! Не вздумайте, мазурики, сунуться сюда в одну из этих ночей, с Мартином шутки плохи! Живо сверну вам шею!

Мартин вдруг замолчал и стал прислушиваться, потом проговорил:

- Что это? Мне показалось, будто что-то зазвенело, как серебряная монета, когда я прошелся по комнате. Но откуда это позвякивание? Должно быть, от серебряных вещиц на столе.

Мартин подошел к окну и посмотрел в парк, но там царила полная тишина. Свеча на столе слабо освещала большую комнату с высокими портьерами и многочисленными картинами.

Мартин не был трусом, напротив, он принадлежал к числу людей, про которых говорят, что они самого черта не боятся; однако, как все моряки, он был не лишен суеверий.

Сандок, желавший всегда находиться подле князя и потому спавший в комнате, которая находилась наверху в коридоре, ведущем из одного конца здания в другой, рассказывал на днях Мартину, будто старая Урсула в виде привидения разгуливает по ночам в своей бывшей комнате.

- Негр, ты, никак, спятил,- отвечал ему тогда Мартин, - смотри, чтобы не дошло до нашего господина, он терпеть не может подобного вздора!

- О кормчий Мартин,- сказал негр вполголоса,- не быть Сандоку добрым христианином, если он говорит неправду про старую Урсулу!

- Ну и что же ты видел? - посмеиваясь, спросил Мартин.- Может, и мне явится привидение?

- Не приведи Господь! У Сандока волосы стали дыбом!

- Ты просто трус!

- Нет, я не трус, кормчий Мартин, и ты это знаешь! Сандок не боится ни львов, ни тигров, ни злых людей, но привидения вызывают у него ужас, и он ничего не может с этим поделать!

Мартин, как всякий суеверный человек, тоже побаивался привидений, но признаться в этом значило бы уронить себя в глазах негра; кроме того господин Эбергард ни в какие привидения не верил и считал их порождением больного воображения; короче говоря, старый моряк, чтобы показать свое превосходство над Сандоком, небрежно бросил:

- Так расскажи же все-таки, что ты видел?

- Я слышал стоны в той комнате, где сгорела старуха, и как только я обернулся, что-то проскользнуло мимо меня в темноте.

- И ты остановился посмотреть, что это было?

- Боже упаси! Разве кормчий Мартин не знает, что не только Сандок, но никто на свете не может справиться с привидениями. Привидение может вскочить человеку на плечи и там остаться!

- Ты городишь чепуху, негр!

- Нет, не чепуху! Разве кормчий Мартин не слышал о морских чудовищах, появление которых предвещает несчастье?

- Это совершенно другое дело, негр, на море не то еще случается,- с полной серьезностью произнес Мартин и добавил: - Но ничего, я найду способ проверить твои слова.

Случай очень скоро представился: господин Эбергард с Иоганном уехали на охоту, и Мартин решил на время их отсутствия коротать ночи в комнате старой Урсулы.

По примеру господина Эбергарда, Мартин положил в карман пистолет - привидение привидением, а оружие защитит его и от других непрошенных гостей.

Мартин храбрился и уговаривал себя, что никаких привидений не существует, но приближалась полночь, и ему стало не по себе.

Мертвая тишина кругом, мерцающий слабый свет свечи, мысли о сгоревшей заживо Урсуле, обугленный труп которой явственно стоял у него перед глазами - все это поневоле угнетало старого моряка и питало его страхи; кроме того в это время он обычно задавал храпака в своей комнаае во флигеле.

Он вынул пистолет из кармана и положил его на стол рядом со свечой; сделав это, он принялся ходить взад-вперед по комнате.

Погода портилась. Поднялся ветер, деревья в парке зашумели, из окна повеяло ночной свежестью.

- Шуми, шуми,- ворчал старый моряк, обращаясь к ветру.- Ты все равно меня отсюда не выгонишь; даже если старая Урсула в самом деле покажется, то и тогда Мартин не уйдет. Да и какое может быть у старухи ко мне дело? Я спокойно спрошу ее, зачем она тревожит людей и сама тревожится, вместо того чтобы мирно пребывать там, где положено, и с удовольствием окажу ей услугу, которая поможет старухе спокойно исчезнуть... Но что это такое? - прервал вдруг Мартин свой монолог и замер посреди комнаты, вновь услышав отчетливое позвякиванье - звук был такой, будто кто-то бренчал золотыми или серебряными монетами.- Что это может значить, откуда это позвякиванье?

Георг Ф. Борн - Грешница и кающаяся. 7 часть., читать текст

См. также Георг Ф. Борн (Georg Born) - Проза (рассказы, поэмы, романы ...) :

Грешница и кающаяся. 8 часть.
Мартин вернулся к тому месту, где бренчание доносилось наиболее отчетл...

Грешница и кающаяся. 9 часть.
- О, простите, великий масса, за ранний час, но необходима большая пос...